Электронная книга

Ничего святого

Читать фрагмент
Активировать промокод
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
play2
Слушать фрагмент
00:00
Ничего святого
Ничего святого. Фильма восьмая
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $6,00 $4,80
Ничего святого
Ничего святого. Фильма восьмая
Ничего святого. Фильма восьмая
Аудиокнига
Читает Сергей Чонишвили
$3,53
Подробнее
Аннотация от ЛитРес

Во время Первой мировой войны опытному немецкому шпиону Йозефу фон Теофельс-Зеппу предстоит выполнить сложное задание: организовать успешное покушение на убийство российского императора.

Сможет ли виртуозный русский контрразведчик противостоять ему? Как отразится на событиях наивность правителя, который даже не мог поверить в то, что его дальний родственник желает ему смерти?

Читать онлайн восьмую книгу серии «Смерть на брудершафт» знаменитого Бориса Акунина или скачать ее в удобном формате вы можете на ЛитРес уже сейчас.

Описание от издательства

Восьмая фильма «Ничего святого», рассказывает о покушении на жизнь российского императора.

Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 22 марта 2011
  • Дата написания: 2010
  • Объем: 160 стр.
  • ISBN: 978-5-17-071215-1, 978-5-271-32295-2
  • Правообладатель: Abecca Global Inc
  • Оглавление
Книга Бориса Акунина «Ничего святого» — скачать в fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.
Другие версии
Ничего святого. Фильма восьмая
Аудиокнига
Читает Сергей Чонишвили
$3,53
Книга входит в серию
«Смерть на брудершафт»
Младенец и черт
Мука разбитого сердца
Летающий слон
- 15%
С этой книгой читают:
Чёрный город
Борис Акунин
$3,35
Планета Вода (сборник)
Борис Акунин
$3,53
Сокол и Ласточка
Борис Акунин
$2,47
Весь мир театр
Борис Акунин
$3,35
Аристономия
Борис Акунин
$7,08
Шпионский роман
Борис Акунин
$2,47
Развернуть
Цитаты 11

Своим в России можно все, правила написаны для чужих. Потому и законы здесь не более, чем условность, удобная для сильных и досадная для слабых.

+14Elena_020407_LiveLib

"...Что ни случись, всё ему было смешно. Ничего на свете он не принимал всерьез. Даже когда убивал — хихикал. Люди так смешно умирают! Кто глаза выпучит, кто маму позовет, кто захрюкает, кто в штаны наложит. Ну не умора?..."(повесть ""Мария", Мария")

+2XAPOH_LiveLib

От выстрела сорок пятого калибра у шпиона снесло весь верх черепа. Стоявший сбоку Кузин вытер лицо, забрызганное мозгом и кровью, да только носом шмыгнул. Зато шпионка и новенький оба заорали, один пронзительней другого.

Некоторое время Романов стоял, глядя на мертвое тело, и прислушивался к себе. Не дрогнет ли внутри что-нибудь? Хоть бы что. Только секундомер работал: нужно было, чтобы баба из первого шока вышла, а в ступор впасть не успела, не то потом из нее черта с два что выжмешь.

Каких-нибудь полгода назад Алеша ни за что вот так, хладнокровно, в упор, не выстрелил бы в живого человека. Ведь его рожали, воспитывали, растили, и семья, возможно, есть, кто-то его, наверное, любит, кто-то ждет. Как это — взять и уничтожить целую вселенную? А запросто. Спустил курок, и одной вражеской вселенной стало меньше. Бородач знал, на что шел. Война — не забава.

+1ffuahnotna_LiveLib

Тот, кто выживает, получает шанс на реванш. Где-нибудь, когда-нибудь — неважно. Но мертвые отыграться за поражение не могут.

0ffuahnotna_LiveLib

Однако в жизни редко бывает, чтобы всё шло по плану.

0ffuahnotna_LiveLib
Лучший отзыв
l
26 марта 2011, 20:32lafemmod.ru

В декабре поклонники детективного жанра получили настоящий новогодний подарок

Вышла новая книга Бориса Акунина из серии «Смерть на брудершафт», а именно «фильма» седьмая ««Мария», Мария…» и «фильма» восьмая «Ничего святого».

Должна признаться, что хотя я и отношусь к поклонникам творчества Григория Шалвовича, однако к серии «Смерть на брудершафт» до недавнего времени относилась весьма прохладно. Мне очень понравились первые книги - «Младенец и черт» и «Мука разбитого сердца». Причем понравились именно своим стилем, на мой взгляд, идеально передающими дух той эпохи – начала ХХ века. А вот с последующими как-то не сложилось. «Странный человек» показался чуть-чуть смазанным, да и от «Гром победы, раздавайся!» как-то я тоже ожидала большего. Впрочем, это исключительно мое субъективное мнение.

Совсем другое дело новая книга – «Ничего святого». Признаюсь – читала, не отрываясь и забыв обо всех делах. Стиль, как всегда на высоте, иллюстрации (ой, простите, работа оператора) – выше всяких похвал. Но давайте обо всем по порядку.

Фильма седьмая ««Мария», Мария…» посвящена линкору «Императрица Мария». Те, кто в детстве внимательно читал «Кортик», наверняка помнят, о чем идет речь. Ну а тем, кто не знаком с этой морской историей, не буду портить удовольствие от чтения.

Фильма восьмая «Ничего святого» рассказывает о покушении на жизнь российского императора. Несмотря на то, что все мы знаем, что попытка эта закончилась неудачей, роман читается на одном дыхании, и ты с нетерпением ждешь, а что же будет дальше?

В этой книге мы снова встретимся с Зеппом фон Теофельсом - на этот раз он предлагает командованию план организации революции в России, но вместо этого получает не менее масштабное задание - убийство императора Николая II. Именно это, по замыслу германцев, выведет Россию из войны.

Слыханное ли дело – покушение на самого императора? Но, с другой стороны, нет человека - нет проблемы. Тем более, что уже и прецеденты были, за 20 лет не менее десятка политических убийств такого рода (все они описаны в романе и, надо сказать, весьма интересно). Но вот удастся ли Зеппу выполнить поставленную задачу или она обернется первым в его карьере поражением? Ведь и в русской контрразведке работают настоящие профессионалы. Вы уже догадались – речь идет об Алексее Романове, который из наивного студента превратился в настоящего аса, утратил идеализм и восторженность и приобрел некоторый цинизм и жесткость. В «фильме» восьмой нашего героя ждут новые испытания и утраты – но об этом вы и сами узнаете, прочитав роман «Ничего святого». А мне остается только одно – пожелать вам приятного вечера в обществе хорошей книги!

Пожаловаться+1Поделиться:
Оставить отзыв
Отзывы (7)
l
26 марта 2011, 20:26liveinternet.ru

В декабре Борис Акунин и издательство "АСТ" выпустили в свет новую книгу. Это продолжение серии "Роман - кино. Смерть на брудершафт".

В книге два новых романа, или, как это соответствует духу серии "два новых фильма". Уже седьмой и восьмой по счету.

"Фильма седьмая" - "Мария, Мария" и "фильма восьмая" - "Ничего святого".

Седьмой эпизод из серии рассказывает о гибели линкора "Императрица Мария". Это исторический факт и описывается он так:

"Утром 7 октября 1916 года на стоявшем в Северной бухте Севастополя линейном корабле «Императрица Мария» прогремел взрыв. Сначала матросы, находившиеся в носовой части линкора услышали шипение горящего пороха, а затем увидели дым и пламя, выбивавшиеся из амбразур башни. На корабле сыграли пожарную тревогу, матросы начали заливать водой подбашенное отделение. В 6.20 корабль потряс сильнейший взрыв. Столб пламени и дыма взметнулся на высоту 300 метров. Взрывом вырвало огромный участок палубы, снесло боевую рубку, мостик, носовую трубу и фок-мачту. В корпусе корабля позади башни образовался провал, из которого торчали куски искореженного металла, выбивались пламя и дым. Множество моряков было убито, тяжело ранено, обожжено и сброшено силой взрыва за борт. Перестали работать пожарные насосы, отключилось электроосвещение. Затем последовал еще ряд мелких взрывов.

Спустя 15 минут после начала пожара на линкор прибыл Колчак. Он отдали приказ подвести для тушения пожаров портовые суда и развернуть корабль. К 7 утра пожар стал стихать. Казалось, что «Императрица Мария» спасена. Но прогремел еще один взрыв, более мощный, чем предыдущие. Линкор стал быстро оседать носом и крениться на правый борт. Командующий флотом отдал приказ покинуть гибнущий корабль. Когда носовая часть и пушечные порты ушли под воду, линкор, потеряв остойчивость, опрокинулся и затонул. При взрывах и пожаре погибли инженер-механик, два кондуктора и 225 матросов.

Трагедия потрясла всю Россию. Выяснением причин гибели линкора занялась комиссия Морского министерства, которую возглавил бывший командир линкора «Петропавловск» адмирал Яковлев. Членом комиссии был и великий российский кораблестроитель, член Академии наук России Крылов. Комиссия изучила три версии гибели линкора: самовозгорание пороха, небрежность в обращении с огнем или порохом, злой умысел. Однако на корабле использовался качественный порох, случаев возгорания которого на флоте не было. Конструкция башен и пороховых погребов линкора исключала и возникновение пожара по неосторожности. Оставалось одно – теракт, тем более что накануне взрыва на «Императрице Марии» работали сотни мастеровых.

Среди матросов ходили слухи, что «взрыв был произведен злоумышленниками с целью не только уничтожить корабль, но и убить командующего Черноморским флотом, который своими действиями за последнее время, а особенно тем, что разбросал мины у Босфора, окончательно прекратил разбойничьи набеги турецко-германских крейсеров на побережье Черного моря…»

Однако ни Севастопольское жандармское управление, ни контрразведка Черноморского флота не смогли найти подтверждение этой версии.

В 1933 году уже советская контрразведка арестовала в Николаеве некоего Вермана – главу германской разведгруппы на судостроительных заводах. В ОГПУ Верман дал показания, что готовил диверсии на строящихся военных кораблях. Он также признался, что руководил разведсетью еще в период 1-й мировой войны. Агенты Вермана работали на ремонтирующихся судах в Севастополе. Накануне гибели линкора Верман был депортирован из России, а спустя 4 года награжден в Германии Железным крестом. Интересно, что приказ вывести из строя или уничтожить «Императрицу Марию» получал от немецкой разведки и агент «Шарль», на самом деле являвшийся сотрудником русской контрразведки. И все же прямых доказательств причастности германской агентуры к гибели линкора нет".

Ну а раз официальных версий у российского и советского следствия не было, то Борис Акунин и представил свою версию того, что произошло на линкоре.

И на страницах произведения, читатели в очередной раз встретятся с лучшими представителя Германской разведки, которые вновь переиграют российских контрразведчиков и осуществят задуманное. Впрочем, для этой серии книг такой финал не первый.

"Фильма восьмая" под названием "Ничего святого", то же рассказывает о происках немецкой разведки, которая покушается на самое святое, что было в России в начале 20 века - безвольного усатого царя. Но...., как мы знаем из истории, эта задумка немецких шпионов успехом не увенчалась.

Почему имеет смысл читать? Потому что качественная развлекательная литература не должна проходить мимо читателя. Акунин, как всегда, держит марку. Сюжет - достойный, идея - оригинальна, язык и изложение - такое, за которое миллионы и полюбили книги Акунина - и читать легко и стиль начала 20 века на страницах чувствуется.

Пожаловаться+2Поделиться:
w
26 марта 2011, 20:37week.izvestia.ru

Буду писать через раз: то для себя, то для публики

В книгу вошли две повести "Мария", Мария" и "Ничего святого". Сам автор определяет жанр произведений, вошедших в цикл "Смерть на брудершафт" (всего должно выйти 10 повестей), - "фильма". Понятно, что не последнюю роль в книге играют картинки Игоря Сакурова. Но кроме того, ориентация на кинематограф сказывается и на повествовательной манере произведений, рассказывающих о противостоянии немецкого шпиона Йозефа фон Теофельса и российского сыщика Алексея Романова. Письмо становится более динамичным, почти адаптированным под кинотитры (разумеется, насколько это позволяет уже привычная читателю акунинская интонация).

И еще один важный момент. Кажется, Борис Акунин вдохновлялся не только игровым кино начала прошлого века, но и кинохроникой. Во всяком случае такие ассоциации невольно возникают при знакомстве с повестями. Акунин как всегда историчен, то есть в основу каждого текста положен реальный исторический факт. Первая повесть "Мария", Мария" особенно показательна. Речь в ней идет о гибели российского линкора "Императрица Мария". За довольно короткий срок она успела доставить немало неприятностей немцам. Так, в июле 1916 года "Императрица Мария" обстреляла немецкий крейсер "Бреслау", который только чудом ушел от погони. А 7 (20) октября 1916 года на внутреннем рейде Севастополя произошла трагедия. Пожар в носовом погребе боезапаса, а затем серия мощных взрывов превратили "Императрицу Марию" в груду искореженного железа. В 7 часов 16 минут линкор, окруженный кольцом горящей нефти, перевернулся вверх килем и затонул.

Спустившиеся к нему водолазы долго слышали стуки моряков, оказавшихся заживо погребенными в заполненных воздухом отсеках корабля. Всего жертвами катастрофы стали более 200 членов экипажа (позднее еще около 100 моряков скончались от ожогов и ран). Предполагаемые причины взрыва - диверсия, небрежность экипажа или самовозгорание пороховых зарядов. Понятно, что Акунин не мог пройти мимо этого сюжета. Как не ухватиться за историю, которая, кажется, сама по себе красноречиво свидетельствует о деятельности немецкой разведки. И понятно, какой версии придерживается автор. Какое там самовозгорание!

Что касается второй повести "Ничего святого" - здесь в основе сюжета покушение на императора, крушение царского поезда. В этом событии тоже много непроясненного, то есть опять-таки для Бориса Акунина открываются широкие возможности домысливания и додумывания. Об истории я заговорил не случайно. Потому что детектив детективом, жанр жанром, а историческое знание само по себе.

Даже в этой книжке с картинками Борис Акунин остается верен себе. Он в отличие от многих современных писателей очень любит точность. Мой любимый пример связан с романом Акунина "Смерть Ахиллеса". Однажды, читая вполне серьезную историческую книжку о генерале Скобелеве, я обнаружил в библиографии, помещенной в этом издании, ссылку и на роман Акунина. Беллетристическое произведение, таким образом, приравнивалось к историческому исследованию. Редкий случай

н: Как соотносятся между собой проект "Жанры" и "Смерть на брудершафт"? Есть существенное различие?

акунин: Как ответил один бравый генерал Екатерине на вопрос, чем "единорог" отличается от обычной пушки: "Это, ваше величество, одно, а то, изволите ли видеть, совсем-совсем другое". Одно дело текст, другое - текст, неотъемлемой частью которого являются картинки.

н: Известно уже, какое историческое событие ляжет в основу финала цикла?

акунин: Да. Лето семнадцатого. Женский "Батальон смерти".

н: Предполагается ли экранизация?

акунин: Уже несколько раз возникали и разваливались экранизационные поползновения. Очень уж широкомасштабный проект, нужно много денег, а госфинансирование маловероятно из-за недостаточно проанонсированной патриотичности. Там же общий смысл: обе вы, дуры, дров наломали - и Германия, и Россия.

н: Насколько отличается круг общения Григория Чхартишвили и Бориса Акунина?

акунин: Личный? Никак не отличается. У меня нет шизофрении. Г.Ч. и Б.А. - это не раздвоение личности, а обозначение двух принципиально разных типов письма. Акунин пишет много и в первую очередь для публики; Чхартишвили пишет мало и главным образом для себя. В свое время я попытался объяснить это различие книгой "Кладбищенские истории".

н: Что значит "для себя" и что значит "для публики"? В чем существенное различие?

акунин: "Для себя" - значит без учета читательских ожиданий и/или порога читательского внимания. Литература "для публики", она же "массовая", - жанр очень вежливый. Ты вроде как рассказываешь собравшимся историю и обязан следить за лицами: не наскучил ли слушателям твой рассказ, да все ли можно в этой аудитории говорить, да не вертятся ли поблизости дети, и так далее. Вот что я имею в виду - и ничего другого. Разумеется, и когда я пишу "для себя", я тоже понимаю, что прочтут, - иначе не писал бы. Но здесь с меня спрос другой. Вот что я бормочу себе под нос, голоса при этом не повышаю. Не нравится - не подходите. Нынешний новый жанр блога очень к этому близок. Если не конструкционно, то эмиссионно.

Боб Дилан, кажется, сказал: приватность - такой товар, который можно продать только однажды (или как-то в этом смысле). Если б я был актером, политиком, певцом, шоуменом, деваться было бы некуда. У этих людей их лицо - часть товара, который они поставляют потребителям. С литератором, по счастью, дело обстоит не совсем так. Ты продаешь текст, а не свои сексапил, харизму и небесную красоту. Можно, конечно, подторговать и физиономией, светясь на глянцевых обложках и в ящике, это безусловно увеличит объем продаж. Но и плата будет велика. Я это очень хорошо понимал с самого начала. С харизмой опять же у меня не очень.

н: Роман-центон, роман-цитата подразумевал "компетентность" читателя. Насколько это совпадало с "обычаем" московских концептуалистов говорить цитатами, "кодовым" языком, когда цитата выступала знаком "причастности"?

акунин: Проект "Б.Акунин" - это совсем про другое. Меня с какого-то момента начала раздражать игра в интеллектуальную эксклюзивность, этакое вечное подмигивание и жонглирование словечками и цитатами "не для публики". Я от этого устал, я из этого вырос. Мне захотелось пробиться не к "своим", не к "причастным", а к людям, которых я не знаю и никогда не встречу. Массовая литература перестала быть для меня бранным термином. Почему, собственно, всё массовое непременно должно быть пошлым и безжизненным, подумал я. А если попробовать делать масскульт по-другому? Так, как нравится и интересно мне, а не кому-то там на телевидении или, не знаю, в агитпропном ведомстве.

н: Для кого писались романы об Эрасте Фандорине?

акунин: Они замышлялись для весьма неопределенной, сколь угодно широкой аудитории. В том и заключался интерес поставленной задачи: сочинить серию текстов для массового читателя, но при этом без игры на понижение. Как в анекдоте: что сами едим, то и ему даем.

Подопытным кроликом на первом этапе у меня была жена. Если ее что-то в тексте коробило - несвойственная мне манера выражаться или формулировать, - я немедленно вносил корректировки. Это, конечно, была сказка, но сказка для людей, во-первых, взрослых и, во-вторых, неглупых. Ну а дальше подключалась целая система дополнительных бонусов. Если человек хорошо начитан - вот тебе игра в аллюзии и центоны. Хорошо знает историю - вот тебе шутки и хулиганства на эту тему. Любишь, как я, Восток - получи. Кроме жены, в тайну был посвящен мой первый издатель Игорь Захаров. И всё, больше никто. Некоторым из числа знакомых я стал совать книжки, когда они уже начали выходить, но успехом еще не пользовались. Обычно не говорил, что автор - это я. Иначе читатель был бы вынужден говорить комплименты, а мне хотелось знать истинное впечатление. Ну и наслушался, конечно. Мало кому понравились все эти "Азазели" и "Турецкие гамбиты". Что неудивительно - все-таки в моем кругу общения преобладают люди, расположенные к более серьезному чтению.

н: Насколько был ожидаем успех романов фандоринского цикла? Почему он не мог стать "бесконечным"?

акунин: Перед тем как приступить к делу, я долго изучал ландшафт. Что-то такое высчитывал, рисовал графики (я вообще это люблю). Вся эта штука вначале затевалась как нечто абсолютно головное, математическое. Это уж потом я увлекся и стал отклоняться от первоначальной формулы. Не буду приводить свои выкладки, но вероятность полного успеха (то есть шестизначных тиражей) я оценил, кажется, в 20%, вероятность половинного (пятизначные тиражи) - в 40%. В сумме получилось 60, не так мало. Потом, правда, "Азазель" не смог распродать и десяти тысяч. Следующие три романа тоже зависли на жалких цифрах. К осени 99-го, на исходе второго года, я уж стал думать: Акела промахнулся.

А что касается конечности-бесконечности, то фандоринский цикл еще не закончен. По плану я собираюсь написать еще два романа и сборник новелл. Примерно так было задумано с самого начала.

н: Кажется, что последние романы написаны с принципиально иной установкой? Когда появилось ощущение, если оно появилось, что читателю нужно все объяснять, его нужно воспитывать? А читатель - он остался тем же или изменился?

акунин: Моя установка не изменилась. Читателя я не воспитываю (если не считать "Детской книги", которая для детей), я делюсь с ним некоторыми своими мыслями и доморощенными открытиями, но безо всякого нажима и учительства. Я же говорил: к читателю я отношусь как к человеку взрослому, как к равному мне собеседнику. С какой стати я буду его воспитывать? Это как-то даже невежливо. В общем, установка не изменилась, но все же за эти годы переменилось очень многое. Во мне, как в авторе. В читательской аудитории. Не уверен, что мы движемся в одном и том же направлении. Но если придется выбирать, я, конечно, буду подыгрывать себе, а не читателям. Хотя это и не совсем по-акунински. А может, поступлю честнее: буду писать через раз: то для себя, то для публики. Мы в ответе за тех, кого приручаем.

н: А кстати, есть ощущение, что публика "приручена"?

акунин: Навсегда приручить публику невозможно. Она - как тигр на арене. Вроде прыгает в горящее кольцо и позволяет засунуть голову себе в пасть. Но спиной лучше не поворачиваться.

н: Когда вы почувствовали "груз популярности"? Это действительно "груз"? Успех - он радует или нет? Изменился ли круг общения, образ жизни, привычки, отношение к писательству?

акунин: Известным я стал не в одночасье, конечно. Но все равно быстро - в одномесячье. Допустим, в октябре 1999 года писателя Бориса Акунина еще никто не знал, а в декабре я уже только и делал, что вел переговоры с экранизаторами и иностранными издательствами. Ощущение было странное. Всё боялся, что сейчас проснусь. И продолжалось это изумление у меня довольно долго. Потом пришел в себя и выработал правила новой жизни. Правило первое: я продаю рукописи, но не свою частную жизнь. Правило второе: никакие соблазны не заставят меня писать то, что мне неинтересно. Правило третье: держать дистанцию с властями предержащими (в России писателю лобызаться с государством вредно). Правило четвертое: не стоять на месте, не тиражировать успех, двигаться дальше. Так и живу. Образ жизни и привычки у меня, конечно, изменились. Круг общения - в общем, нет. То есть прибавились какие-то новые приятные или интересные связи, но сохранились и старые.

Пожаловаться0Поделиться:
f
26 марта 2011, 20:31fantlab.ru

alex33:

Фильма восьмая. Более удачная. Есть противостояние старых «приятелей» Зеппа и Романова. На дворе 16-й год. Война измотала империи. Зепп решает задачу обезглавливания восточной империи.

Мнение о данном цикле я сформировал ещё при прочтении первых фильмов сериала. Нарочито лёгкое чтиво. Что-то среднее между приключенческой прозой, киносценарием и даже комиксом. Сюжет прост и динамичен. Персонажи чёткие. Слёзы кинематографичные. Рисунки схематичны и аутентичны тексту. Историческая основа – родная )

Читать не обязательно, но можно... я не пожалел...

Пожаловаться0Поделиться:
a
26 марта 2011, 20:30all-akunin.ru

Вот и свершилось! Вышла долгожданная новая книга Бориса Акунина из серии Смерть на брудершафт. «Мария», Мария..., Ничего святого, Акунин Борис, Смерть на брудершафт. Как и ранее, книга состоит из двух рассказов (Фильма седьмая и фильма восьмая). В одной из них идёт повествование об истории покушения на императора Российского, а другая фильма рассказывает нам о секретах таинственной гибели знаменитого линкора. Можно не сомневаться, что новая книга повторит успех своих предшественниц и сумеет порадовать читателя увлекательными сюжетами и непредсказуемыми событиями, которыми так полны все романы Бориса Акунина.

Пожаловаться0Поделиться:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»