Метро 2033: Обмануть судьбу

Текст
7
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 2
Призрачный свет

Гермоворота Волгоградского проспекта захлопнулись у них за спиной – отрезали путь назад. Сталкеры, уже облаченные в химзу и противогазы, постояли в молчании, оглядываясь. Было темно и тихо. Вот покатился со стуком камешек – крыса пробежала, или еще кто. Звук не страшный, привычный. «Если бы тут затаился кто-нибудь покрупнее, произвел бы больше шума», – попытался успокоить себя Крот. Следопыт сделал вперед шаг, другой, третий.

– Вот оно, – вырвалось у него.

Слабый отблеск света пробежал по стене, порождая тени, которые тут же словно бы начинали жить своей жизнью. Потом – тьма, и вновь блеснул свет.

– Это просто проводка барахлит, – неестественным голосом гулко сказал из-под маски Литвин.

– Угу, – чересчур быстро согласился Медный.

Спутница Следопыта молчала. То ли онемела со страху, то ли, наоборот, не поняла ничего.

Эти всполохи были даже красивы, и Крот несколько секунд любовался ими – а потом вдруг понял, что идти дальше ему не хочется. Ему пришлось сделать усилие, чтоб вспомнить, зачем он вообще здесь оказался. Он двинулся было вперед – но каждый шаг давался с трудом, словно приходилось преодолевать сопротивление ставшего вдруг плотным сгустившегося воздуха. Так и тянуло полежать, отдохнуть. С памятью творилось что-то странное – недавние впечатления совершенно забылись, зато всплывали какие-то смутные воспоминания детства, казавшиеся с такого расстояния милыми и яркими, словно обертки от конфет. Казалось, кто-то, включавший и выключавший свет, разглядывал эти безделушки вместе с ним – а потом отбрасывал за ненадобностью, и они навсегда пропадали в холодной тьме. Детский праздник в парке, поездка на машине с Колькой и его родителями, вылазка на Арбат тайком от мамы – не так уж много было этих цветных кусочков в мозаике его детства. И теперь кто-то стремился все забрать себе – а что ему останется? Наваливалась странная апатия – зачем сопротивляться, пусть забирают. А он словно постепенно погружался во тьму – еще немного, и его самого не останется в этом мире. Так вот она, аномалия, а в туннеле между Пролетаркой и Волгоградкой были просто перебои со светом, теперь он понял это. Но ведь проходил же здесь кто-то, значит, и они смогут?

– Вперед, – яростным шепотом приказал Следопыт и первым шагнул, за ним – девушка. Айрон начертил в воздухе какой-то знак и тоже устремился во тьму. Держась за стену, упрямо, хоть и медленно, переставлял ноги Федор. Литвин вдруг рухнул на колени, Крот, опомнившись, с трудом добрался до него, помог подняться. Сбоку послышалось шипение. Крот обернулся – лампочка, висевшая на истершемся проводе, слабо мерцала. В ее вспышках ему вновь почудились сигналы – предостережение, предсказание? «Умреш-ш-шь», – словно бы разобрал он в потусторонних звуках. Крот проследил взглядом провод и ничуть не удивился, когда тот внезапно оборвался. Лампочка, казалось, существовала сама по себе. Она завораживала, манила. Крот рассеянно следил за тенями, сплетающимися в странном танце.

Время замедлялось, становилось вязким, тягучим и, наконец, вовсе остановилось. Оглянулся Айрон – видно, тоже почувствовал что-то. Крот сделал над собой усилие, потянулся к оружию, хотел было покончить с мороком, выстрелить в чертову лампу, но испугался – кто знает, какие силы могут проснуться, да и мутанты местные, возможно, заинтересуются. Хотя они должны, по идее, бояться света, но могли и привыкнуть. Рука налилась свинцовой тяжестью и безвольно опустилась. А потом Крот почувствовал, что в нем образуется вакуум – черная пустота словно бы высасывала его, старалась растворить в себе. Треклятые тени вились перед глазами, не давали сосредоточиться. «Мама», – сказал чей-то слабый голос совсем рядом, и Крот попытался вспомнить мать, но лицо ее словно таяло в тумане. Крот слабо сопротивлялся черноте, чувствуя, что постепенно уступает ей, сдается – вот-вот, и она поглотит его, переварит.

Рядом кто-то отчаянно матерился. Крот пытался найти какие-нибудь веские причины, чтобы сопротивляться, стремиться выжить, – и не находил. Матери давно нет, он один, никому ничего не должен и ни за кого не в ответе. И не нужен он никому. Темнота нашептывала, как сладко поддаться сну и спать, спать… Все равно уже ничего не осталось, лишь горстка выживших еще нарушает иногда тишину туннелей – но это ненадолго. Они скоро тоже сгинут, и будет здесь раздаваться лишь вой мутантов да шум ветра. Ветер… откуда тут ветер, в туннеле? Эта мысль показалась дельной, но сталкер не успел ее додумать, она моментально ускользнула. Крот понял, что пропадает, он искал в памяти хоть какое-нибудь воспоминание, за которое можно зацепиться, но не находил – все было окрашено серым. И вдруг перед глазами словно вспыхнуло пламя. Он увидел рыжие волосы, тонкое бледное лицо, развевающееся платье. И в душе стала разгораться спасительная злость. Он не сдастся так легко, не даст заманить себя в темноту.

Крот оглянулся – рядом Айрон разводил руками, словно стремясь поймать кого-то невидимого, Федор прижался к стене, что-то неразборчиво бормоча. Литвин стоял, пошатываясь. Крот чертыхнулся. Он надеялся, что хоть этот выдержит, но, похоже, их умника тоже скрутило не на шутку. Один Следопыт упрямо двигался вперед – и девушка, как ни странно, не отставала от него. Но создавалось впечатление, что они топчутся на месте.

– Идти надо, – сказал Крот Литвину.

– Ага, – вполне разумно отозвался Литвин, и Крот в первый момент почувствовал облегчение. Но тот продолжал:

– Конечно, помню этот фильм, там был еще истребитель вампиров, у которого потом обнаружилась дочь-самозванка. Но девушку-то он так и не сумел спасти. Т-с-с, вон они, видишь? Надо подпустить их поближе, чтоб стрелять наверняка.

Крот схватился за голову. Потом он увидел, что и Следопыт сидит на шпалах, пытаясь навести автомат на невидимого врага. А его дергает за рукав девчонка, пытаясь поднять.

– К бою! – орал Следопыт. – Фашисты не пройдут. Смерть Четвертому Рейху!

«Как бы он нас тут всех не перестрелял», – подумал Крот.

– Дядя Вася, нет тут никого, пошли, – умоляла девушка, каким-то чудом сохранившая присутствие духа.

– Молодец, держись, – крикнул Крот. Собственный голос показался ему слабым и неуверенным – тогда он выругался и схватил за плечо Айрона, тряхнул:

– Пошли! Не время киснуть! Нас еще красотки ждут!

Айрон как будто слегка пришел в себя, двинулся вперед, сперва пошатываясь, потом все более уверенно. Тогда Крот занялся Федором, который сначала вяло упирался, но потом позволил себя тащить. Следопыт поднялся сам, отмахиваясь от теней, словно от роя насекомых. Девушка, убедившись, что к командиру вернулся рассудок, поплелась за ним. Литвин, точно вдруг спохватившись, тоже устремился вперед. Морок вдруг словно развеялся сам по себе, оставив лишь тягостное воспоминание. Лампы кое-где еще слабо мерцали, но их вспышки были уже не опасны для людей.

Крот, оглядываясь, таща Федора, торопливо догнал остальных, тем более что шедший впереди Следопыт замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Сталкеры собрались вокруг него, разглядывая искореженные обломки гермоворот, словно вырванные рукой великана, остатки пулеметного гнезда, какие-то тряпки, сапог, покрытый вроде бы запекшейся кровью. Разбросанные мешки с песком свидетельствовали о тщетной попытке преградить путь внутрь неведомым силам.

– Эх, сложили ребята буйны головы, – пробормотал Следопыт, отдавая дань мужеству неизвестных дозорных.

Еще несколько шагов – и сталкеры увидели над головой звезды в просветах туч. Им удалось добраться до открытого участка перегона, соединявшего Волгоградку и Текстили. Крот, сколько раз ни поднимался наверх, всегда боялся и ждал этого момента – когда над головой вместо низких сводов распахнется бескрайняя ширь, в которой можно утонуть. Он застыл на месте, привыкая, оглядываясь по сторонам. Оба новичка, судя по всему, тоже были ошарашены, растерянно крутили головами. Следопыт, держа автомат наизготовку, оглядывал толстые стены, огораживающие пути. Отряд находился во рву, по дну которого были проложены рельсы, тускло блестевшие в свете луны. На покатых склонах зеленела трава в рост человека, в которой то и дело что-то подозрительно шуршало. По правую руку возвышалась кирпичная будка с замурованным входом. Айрон подобрал камень, кинул вбок, и тут же какие-то мелкие зверьки – а может, огромные насекомые – кинулись врассыпную, и лишь качавшиеся стебли травы обозначали их продвижение. Крот показал ему кулак; сам он напряженно вглядывался вправо, туда, где впереди, как он помнил, находилось здание заброшенного завода. Пока ничего разглядеть не удавалось – мешала стена, в которой кое-где видны были проломы. Вполне возможно, их проделали те же твари, что населяли теперь ближайшие руины. Сталкеры настороженно оглядывались по сторонам еще несколько минут, но казалось, все было спокойно. Как договорились заранее – первым на этот раз шел Айрон, за ним – Следопыт, его спутница и Литвин, а замыкающим поставили Крота.

По ограждающим рельсы стенам змеились, переплетаясь, толстые провода, наверху виднелись обрывки колючей проволоки. За стенами буйно разрослись кусты, нависая над дорогой, местами их верхушки смыкались, а то и переплетались, и получался зеленый туннель, в котором тоже шла своя жизнь – гигантские слизни, не спеша, объедали зеленые листья. Дальше воздвиглась земляная насыпь, которую прорезал туннель, но короткий, длиной всего несколько метров, – наверху проходила в этом месте какая-то дорога. На выходе из туннеля перед путниками внезапно со стуком упал сверху на рельсы жук размером с тарелку. Насекомое лежало на спине, и ножки его слабо шевелились. Крот вздрогнул от омерзения, глядя на сгибавшиеся и разгибавшиеся черные конечности, слегка зазубренные, снабженные раздвоенными коготками на концах. Если бы он был без химзы, такая лапка, мимоходом задев, могла содрать полоску кожи. Сталкер увидел, как нервно шарахнулась спутница Следопыта, – совсем, видно, нервы сдали. Правда, Крот тут же устыдился своих мыслей, вспомнив мужественное поведение девушки в туннеле с взбесившимся электричеством, где все они потеряли голову.

 

Чуть впереди был виден еще один мостик, перекинутый через пути, – металлический, выкрашенный когда-то в серый цвет. Краска до сих пор почти не облупилась. Когда прошли под ним, дорога постепенно пошла вверх, и вскоре рельсы оказались уже практически вровень с улицей, проходившей параллельно путям. Справа, точно гнилой зуб, торчал массивный бетонный обломок. Кроту вдруг показалось, что за ним кто-то прячется, но сталкер решил, что это ему померещилось. Стена, огороженная колючей проволокой, стала ниже, и сталкеры уже различали здания по сторонам. Слева за стеной параллельно рельсам пролегало шоссе, забитое заржавевшими остовами машин. Там были и фуры, и легковушки, и троллейбусы. За ним угадывались в темноте очертания зданий. Самое ближнее имело очень странную форму – словно стеклянный куб, в котором спереди сделано квадратное углубление. Его рассекала надвое вертикальная стеклянная труба, опоясанная посередине кольцом, – ни дать, ни взять, гигантский градусник, торчащий в стеклянной подставке, какие Крот видел в лазарете. Рядом маячило здание, похожее на огромный стеклянный перевернутый основанием вверх конус-гриб, залихватски накренившийся на один бок. Кроту почудилось возле него какое-то движение – может, лунные лучи играли в стеклянных окнах. Заглядевшись, сталкер чуть не забыл об осторожности. Протяжный вой, раздавшийся совсем недалеко, мигом вернул его к действительности. Отряд заторопился.

Крот обшаривал взглядом окрестности – вон и длинное здание завода показалось справа. Что-то похожее на большую обезьяну легко вскарабкалось по стене и исчезло в одном из окон. «Черт, – подумал он, – неужели заметят?» До него долетел странный крик, что-то среднее между воем и стоном. Отряд тут же остановился, руки потянулись к оружию.

– Не стрелять, – приглушенно скомандовал Айрон. – У них слух, говорят, отменный. Если набежит толпа красоток, нам уже никто не поможет.

И, помедлив, сказал:

– Вперед! Авось успеем.

Ночь была ветреной, шумела листва окружавших дорогу кустов – наверное, это сыграло им на руку. Их, кажется, пока не засекли. Оказалось, что открытый участок был вовсе не таким уж длинным, – и вскоре они вновь вошли под своды туннеля. Здесь было много мха и причудливых грибов, вокруг швыряли гигантские многоножки – жутковатые, но, по сути, безобидные существа. Довольно быстро они добрались до гермоворот, видимо отделяющих станцию от окружающего мира. Айрон посветил фонариком – сбоку на стене обнаружилась кнопка. Поколебавшись, он надавил изо всех сил. Потом принялся стучать, стараясь не производить сильного шума, но никто не отозвался: ворота были заперты, по-видимому, ими давно уже не пользовались. Поход был под угрозой – хоть обратно возвращайся.

– Точно, вспомнил, мне говорил один, что герму тут закрыли наглухо, – сообщил вдруг Следопыт.

– Не судьба была раньше сказать? – вызверился Крот, – как теперь быть-то? С той стороны вроде вход есть, но до него еще дойти надо.

Они вернулись к выходу из туннеля и стали оглядываться вокруг, стараясь понять, где здесь пролегают тропинки, проложенные людьми. Сталкер увидел у входа в туннель на облупившейся белой стене намалеванную черным стрелку, указывавшую налево, и решил, что это, возможно, указатель. Не мутанты же ее нарисовали?

– Господи! Неужели наверх лезть? – простонал он.

Оглядевшись, Крот обратил внимание на проржавевшую металлическую лестницу в два пролета, поднимавшуюся по стене, разделявшей туннели. Он же первым осторожно полез по ней вверх, с сомнением пробуя ногой ржавые ступеньки, – хоть высота и не так велика, а вниз загреметь не хочется. Два лестничных пролета, словно чудом, держались на стене – наверное, в свое время они были предназначены для ремонта коммуникаций. Остальные члены отряда стояли внизу, ждали.

Сталкер вскарабкался по лестнице, едва не грохнувшись вниз, лихо перекинул ногу через какую-то невысокую изгородь наверху, махнул рукой – мол, долез благополучно, и огляделся. Ну-ка, куда это мы попали? Вдаль уходили рельсы в несколько рядов, то сходясь, то расходясь. Ну да, здесь же еще железная дорога пролегает. А в метро-то где вход? Тем временем снизу показалась голова следующего – видно, внизу устали ждать. Это оказался Литвин. За ним ловко вскарабкалась спутница Следопыта, потом Федор, сам Следопыт и последним – Медный. Видно, его нарочно оставили под конец, чтобы остальные не пострадали, если бы лестница рухнула под его весом.

Крот поглядел вправо – там под путями проходил туннель. Наверняка можно было бы попасть на ту сторону более легким путем, если бы не треклятые красотки, которые мерещились ему уже чуть ли не за каждым кустом. Хотя в туннели лучше не соваться – мало ли, вдруг какой-нибудь мутант устроил там свое логово. Пауки, например, очень любят в таких местах гнездиться.

Слева, наоборот, шел крутой подъем, кусты, какие-то лестницы с перилами, вдоль которых лепились то ли сараи, то ли бывшие торговые палатки, – уже не отличить было одно от другого. Крот зацепился за колючую проволоку, досадливо выругался – понаставили, понимаешь, капканов на белого человека.

Наконец удалось вскарабкаться по склону, и Крот оказался на обочине широкого шоссе. Теперь укрытиями могли служить разве что заржавленные автомобильные остовы. Крот объяснил остальным, что надо двигаться короткими перебежками, и первый подал пример. Сначала вроде все шло нормально, но вдруг сбоку ему почудилось движение. Сталкер в панике вломился в открытую дверь ближайшего авто, рухнул на полусгнившие подушки и застыл, надеясь, что не заметят. Хотя надежда была слабая – большинство мутантов обладало отменным нюхом. «Только бы не красотки», – мысленно взмолился он.

Некоторое время ничего не происходило, тогда он осторожно повернул голову – и разглядел источник напугавшего его шума. Небольшое существо остервенело что-то грызло неподалеку, яростно ворча. Решив, что для него эта тварь особой опасности не представляет, Крот повернул голову в другую сторону. На соседнем сиденье он увидел мумию. Водитель сидел, навалившись на приборную доску. «Ведь совсем рядом с метро, – подумал почему-то Крот, – как же он не успел? Стало плохо по пути, и умер, чуть-чуть не добравшись до спасительного убежища? Или к тому времени герму уже закрыли, потому и остался здесь?»

Сталкер спохватился, вспомнив, что время идет. Он осторожно выглянул из своего укрытия, ища остальных. И совсем рядом увидел притаившегося Следопыта, а чуть поодаль – девушку. Обнаружился и Айрон, который метнулся вперед, к следующей легковушке. За ним тот же путь проделал Федор. Крот догнал их, а вскоре присоединились и Следопыт со спутницей. Крот разглядывал асфальт, ища какие-нибудь путевые знаки, но ничего не нашел и начал подозревать, что та стрелка на стене была намалевана для отвода глаз или вообще означала что-то другое. Впереди над дорогой нависал крытый мост-переход с одной стороны на другую.

Пока они раздумывали, что-то неуловимо изменилось вокруг. Крот огляделся – месяц все так же освещал развалины, но теперь они не выглядели такими уж мертвыми. Вот что-то зашевелилось неподалеку – трепещет на ветру куст или движется кто-то высокий, выше человеческого роста? Айрон, видно, тоже что-то почувствовал и беспокойно озирался по сторонам, лишь девушка стояла спокойно – кажется, она не понимала, чего все так засуетились, а может, наоборот, была в шоке. «Все-таки есть у бывалых сталкеров какое-то чутье, предупреждающее об опасности», – подумал Крот. Он занервничал – ему казалось, он уже отчетливо видел три темных силуэта выше человеческого роста, двигавшихся к ним как раз со стороны бывшего завода. А они все еще не могли сообразить, куда им теперь идти, чтобы попасть на станцию.

Айрон с Кротом устроили короткое совещание. Медный сказал, что по правую руку он видел палатки, где, судя по остаткам вывесок, когда-то торговали цветами, сувениркой и прочей дребеденью, а это – верный признак, что вход на станцию метро совсем рядом. И в общем, оказался прав, только они все равно еле-еле этот вход обнаружили – заветные двери почти затерялись в ряду других, ненужных, – каких-то бывших кафешек и киосков. Да еще когда сталкеры сунулись в одну из дверей, их встретили неприветливым рычанием – похоже, там устроила логово собака. Они пулей вылетели обратно – к счастью, преследовать их никто не стал.

Спустившись по ступенькам, они снова оказались перед гермоворотами, но теперь Крот воспрянул духом – видно было, что среди мусора проложена тропинка, что люди здесь ходят регулярно.

Сталкеры посовещались, затем Крот осторожно нажал на видневшуюся сбоку кнопку. В двери открылся глазок, и некоторое время кто-то рассматривал их с той стороны.

– Кто там? – наконец раздался откуда-то из-под потолка глухой голос.

– Свои.

– Свои все дома сидят, – наставительно сказал голос и, помолчав, добавил: – А чужие здесь не ходят.

– А стрелки для кого нарисовали? – не утерпев, поинтересовался Айрон. – Для мутантов?

– Мы – сталкеры, из метро, – крикнул Крот.

– Кто вас разберет. Ходят тут всякие, – апатично отозвался голос.

Айрон на всякий случай выставил перед собой сталкерские корочки, хотя сомневался, что сквозь глазок их можно разглядеть.

– Пустите нас, мужики, – крикнул Крот.

– А чего вы сюда явились? Чего вам у себя не сиделось? – поинтересовался голос.

– Да вы боитесь, что ли? Я не могу через дверь разговаривать. Честное слово, мы плохого не задумали. Хотите оставить нас тварям на съедение?

– Сколько вас? – апатично поинтересовался голос.

– Пятеро! – крикнул Крот и тут же сообразил, что впопыхах он кого-то забыл, кажется.

– Ладно, ща, подождите, – флегматично отозвался голос.

Минуты текли одна за другой, а они все стояли под дверью. Видимо, обладатель голоса ушел консультироваться с руководством – ему-то что, он-то был внутри, в безопасности, это они снаружи. Крот нервничал, озирался – ему мерещились человекообразные создания, подбиравшиеся к ним все ближе, укрываясь за ржавыми автомобилями.

Когда сталкеры уже почти потеряли надежду, ворота со скрипом отворилась.

– Входите по одному, медленно, – снова раздался голос свыше, – оружие складывайте у двери, потом вам его вернут. Первая дверь направо.

Они оказались в предбаннике. За правой дверью обнаружилась тесная душевая, выложенная кафелем. Когда сталкеры зашли туда, из ржавых леек, укрепленных на потолке, хлынула вода. Чахлые струи смывали радиоактивную пыль – по крайней мере, путешественникам хотелось на это надеяться. Пройдя, таким образом, хоть какую-то обработку, направились в следующую дверь – судя по всему, там была оборудована раздевалка – и принялись стягивать противогазы, химзу. В помещении клубился пар, и все же Крот заметил, что кого-то не хватает. Он окинул взглядом раздевалку – вот Айрон в вытянутой толстовке и штанах защитного цвета, с намечающимся уже брюшком, досадливо потирает ухо. Когда он стягивал противогаз, чуть не вырвал из уха серьгу. Вот Федор в выцветшей черной футболке и спортивных брюках. Вот девушка поправляет рыжие кудри, прежде спрятанные под бейсболкой, в глазах такое выражение, словно еще не отошла от пережитого ужаса. Крот невольно залюбовался ею. Но тут Айрон обернулся, увидел девчонку и присвистнул. Видно, его не сочли нужным посвятить в тайну, и он думал, что Следопыт взял очередного парнишку на стажировку.

Девушка тут же напряглась, напялила свой головной убор, оглянулась, встретилась взглядом с Кротом, досадливо поморщилась и отвернулась.

«Ладно, – подумал Крот, – просто больше не будем брать ее наверх, пусть на станции сидит. Вон как она от жука шарахнулась – а если попадется кто пострашнее жука, так и вовсе в обморок упадет. Какая же она худенькая, бледненькая – ну да на Красной Линии много таких, у них там вечно еды не хватает! Красавицей не назовешь, пожалуй, но лицо приятное, носик тонкий, аккуратный. Вот только рот широковат, пожалуй – как у лягушонка». Рыжие волосы что-то напомнили сталкеру… что-то давно забытое, но сейчас некогда было разбираться с этим.

Айрон фыркнул: «А у нас, оказывается, своя красотка есть». Девчонка вздрогнула.

– Да ладно тебе, – буркнул Крот, – ты что-то с теми красотками, наверху, знакомиться не спешил.

– Их там слишком много, – фыркнул Айрон. – Кроме того, как я слышал, они чересчур жилистые – не в моем вкусе.

– Предупреждать надо было, – обернулся он к девушке. – Поход-то тяжелый намечается. Если б я знал, что Следопыт тебя с собой потащит, я б тогда лучше один пошел или с ним вон, – он кивнул на Крота. – У нас здесь, знаешь ли, не курсы кройки и шитья.

– А я вообще-то не скрывалась, – огрызнулась девчонка, обида будто добавила ей храбрости. – Если б ты спросил, кто я, сказала бы.

 

– Чего я должен был спрашивать? Проверить перед выходом, нет ли среди нас переодетой женщины? – возмутился Медный.

– Я не переодевалась нарочно! Может, мне надо было в юбке по туннелям ходить, чтоб за парня не приняли? – чуть не заплакала девчонка. – И вообще, я не с вами пошла, а с командиром.

Айрон, вздохнув, отечески положил руку строптивице на плечо, но та от неожиданности нервно шарахнулась от него.

– Не бойся меня, малышка, я не кусаюсь, – увещевал он. – Только мне кажется, зря тебя взяли с собой. Тебе нужно бы домой, к маме.

– Мама умерла. Спасибо, что напомнил, – сверкнула глазами рыженькая.

– Ну ладно, извини, не хотел обидеть, – развел руками Медный. – Но ты и возрастом не вышла, похоже. Ты не думай, я к женщинам в принципе неплохо отношусь, но каждый должен знать свое место. Я б лучше тебя обратно отправил, только куда ж теперь? Поздно. Хотя это не мое дело, пусть твой командир за тебя отвечает. Ты не первая и не последняя, кто рвется в бой. Я таких много повидал – и где они теперь, догадайся. Тех, кто уцелел, из кого и впрямь что-то получилось, по пальцам пересчитать можно. Да только я знаю, что отговаривать в таких случаях практически бесполезно. Разбирайтесь сами. На самом деле меня в данный момент больше интересует, где твой начальник. Где этот вождь апачей? Этот не наигравшийся в детстве в индейцев уникум?

Девчонка передернула худыми плечами, хотела поглубже нахлобучить бейсболку, но уронила ее на кафельный пол. Вспыхнула от досады. И тут же Федор, все это время молчавший, быстро поднял ее нехитрый головной убор и почтительно протянул девушке. Та просияла, поблагодарила улыбкой. «Ну и ну, вот Федя дает, – подумал Крот, – а впрочем, он прав, чего Медный накинулся на девчонку? Следопыт ее привел, он за нее и отвечает».

По имевшейся у него информации, девчонку хотели сплавить от глаз подальше. Как сказали Кроту, она была дочерью какого-то важного лица, да только не от законной жены. И теперь с ней возникли какие-то сложности. То ли сама она начала некстати проявлять характер, то ли какой-то неподходящий ухажер у нее появился. Но девушка пока невольно вызывала у сталкера симпатию – она не выглядела капризной и избалованной, скорее – затравленной и испуганной. Да и руки ее были в заусенцах и царапинах. Это вселяло надежду, что растут они у девчонки из нужного места.

Крот заглянул в душевую – Следопыт все еще стоял там, хотя вода уже еле капала. «Уходим», – гаркнул Крот так, что Следопыт вздрогнул от неожиданности. Пока он раздевался, Айрон ехидно бурчал, что, видно, на Красной Линии совсем плохо с водой, раз Следопыту так понравилось принимать душ на халяву. Впрочем, Крот решил, что Айрон просто старается скрыть нервозность от не особенно теплого приема. Следопыт, присоединившись к компании, сразу понял, что произошло, – заметил и смущение девушки, и возмущенную физиономию Айрона. Но ничего объяснять не стал, а разбираться с ним было уже некогда. Возможно, он нарочно задержался в душе, чтоб на нем не успели сорвать недовольство остальные. Крот подумал, что наверняка он и научил девчонку прятать лицо под козырьком бейсболки да помалкивать, пока не доберутся до места, – чтобы избежать лишних пересудов и нежелательного внимания. В общем-то, это был не первый случай, когда девушка путешествовала по метро под видом парня, но мало кого такие походы до добра доводили – Крот слышал несколько подобных историй.

Они прошли в следующую дверь. За ней сталкеров встречала целая группа вооруженных мужчин. Крот внимательно разглядывал бледные худые лица – похоже было, что питаются здесь тоже впроголодь. Одеты были кто во что горазд – кто в старом пальто, кто в ватнике, кто даже в пуховике, несмотря на летнюю ночь. Правда, обувь у всех была относительно крепкой – добротные ботинки, у кого-то даже сапоги. А вот оружие тоже было самое разное – от старенького АКМ и пистолета Макарова до охотничьего ножа.

– Вот так встреча, – попытался Айрон разрядить обстановку. Это не помогло – лица мужчин оставались непроницаемыми.

– Вы кто такие? – спросил мужик с багровым лицом, нехорошо блестя глазами.

– Сталкеры мы.

– Ах, сталкеры, значит, – мужик ухитрился вложить в это слово массу оттенков, в том числе и презрительных. – Видал я таких сталкеров. Бандиты вы самые настоящие – уж я-то на них насмотрелся, меня не проведешь.

Крот оглянулся. Пожалуй, мужика можно было понять. Айрон со своими татуировками и стриженый Федор в кожанке и впрямь выглядели подозрительно.

– С нами – женщина, – процедил побледневший Литвин.

– Ну и чего? – отреагировал мужик. – Это для отвода глаз. У бандитов такие подруги бывают – еще хуже мужиков.

Айрон вытащил сталкерские корочки, но и это не помогло.

– Чего ты мне ксивой своей тычешь – бумажку тебе и я нарисую, какую хошь. Знаю я таких сталкеров, навидался. А вот поставлю вас щас к стенке – и поминай, как звали, – он поднял автомат. – Чего вы тут ходите? Чего вынюхиваете? Мы к вам не лезем – и вы не шляйтесь. Ходили уже такие – всех в цемент закатали.

– А ты меня не пугай, я пуганый, – зловеще процедил Айрон. – Храбрый ты – с безоружными воевать.

Путники переглянулись. Поход готов был окончиться, толком не начавшись. Литвин еще сильнее побледнел. У Следопыта заиграли желваки на щеках. Рыженькая, упрятавшая волосы под бейсболку, казалось, не дышала. И тогда Крот, у которого перед лицом опасности откуда-то взялось и спокойствие, и рассудительность, хладнокровно сказал мужику:

– Валяй, попробуй, поставь к стенке. Только не пеняйте потом на себя, если придет из большого метро уже целый отряд и сравняет вас с землей. Камня на камне не оставит от станции вашей.

Он конечно же блефовал – вряд ли кто-либо потрудится расследовать их исчезновение. Скорее решат, что сталкерам за риск и платят, и предоставят собственной судьбе. Но, видимо, слова его прозвучали вполне убедительно.

– Товарищ Москвин вам покажет, как красным сталкерам препятствия чинить, – подхватил побагровевший Следопыт.

– Ага, щас. Видали мы таких, – буркнул злобный мужик, но уже не так уверенно. Он обратил, наконец, внимание на фуражку с красной звездой. Да и упоминание товарища Москвина явно сделало свое дело – счел нужным вмешаться другой, до тех пор молчавший.

– Ладно, Сёма, полегче. Может, и правда сталкеры.

И, повернувшись к пришельцам, мирно сказал:

– Батька Семен у нас контуженный, оттого и нервный немного. Здесь знаете сколько всякой швали одно время шлялось – только успевай отбиваться. Теперь, когда мутанты завелись, уже никто особо не суется, они нас вроде как охраняют. Но старожилы прежние времена еще помнят.

– Хорошо же вы гостей встречаете, – все еще не мог успокоиться Айрон.

В сопровождении местных сталкеры вышли в туннель и довольно быстро, поднявшись по ступенькам, оказались в зале станции Текстильщики.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»