Электронная книга

Посеявший бурю

Из серии: Пардус #9
4.65
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Евгений Гаглоев, 2018

© ООО «РОСМЭН», 2018

* * *

Глава первая
Ночная охота

И в полночь, и далеко за полночь Санкт-Эринбург продолжал жить полной жизнью, разве что движение транспорта на улицах становилось немного тише по сравнению с дневным временем. Серебристые башни небоскребов блестели в свете прожекторов и гигантских видео экранов, расположенных на огромной высоте. Над крышами зданий в темном небе плыла гигантская круглая луна, время от времени прячась за густые скопления черных туч. Стоял конец мая, и даже ночью было тепло.

Густой дым, валящий из высоких кирпичных труб заводов корпорации «Экстрополис», поднимался к тучам, порой окрашивая их в причудливый серо-зеленый цвет. Предприятия корпорации снова работали в прежнем режиме, несмотря на недавние полицейские проверки. Шумиха в прессе, связанная с «Экстрополисом», постепенно стихала, и даже шокирующая новость о гибели президента компании Эдуарда Кривоносова не стала самым важным событием недели. Каждый день в городе что-то происходило, и о громком скандале, связанном с корпорацией, стали забывать. Помнили о нем лишь работники правоохранительных органов да еще некоторые отдельно взятые персоны, жизнь которых была тесно связана с корпорацией, – те, кто работал в «Экстрополисе» либо пострадал от его деятельности, став жертвами чудовищных экспериментов. Многие затаились в тайных убежищах, ожидая дальнейшего развития событий. И все заинтересованные были уверены: очень скоро случится нечто такое, после чего город снова вспомнит о зловещей корпорации. События, пусть незаметно, уже набирали обороты. Кто-то ждал грядущих изменений со страхом и ощущением приближающейся беды, кто-то – с восторгом и предвкушением. На смену затишью шла буря, которая сметет все на своем пути.

Время едва перевалило за полночь, когда из гигантского здания вокзала вышла стройная, элегантная женщина лет тридцати в закрытом черном платье и небольшой черной шляпке. Она держала на руках маленького ребенка. Взглянув на циферблат гигантских настенных часов, женщина заторопилась к ближайшей станции метро, чтобы успеть до закрытия. Редкие прохожие невольно оглядывались на нее: казалось странным, что изысканно и дорого одетая дама, стуча высокими каблуками, направляется к станции метро, а не к машине с личным шофером. Бросалось в глаза и полное отсутствие багажа. Обычно люди, прибывающие на вокзал Санкт-Эринбурга из разных точек земного шара, выходили из поездов с сумками и чемоданами огромных размеров. Но женщина несла лишь ребенка, да еще висела у нее на плече небольшая черная сумочка. Холеное лицо дамы поражало своей бледностью, из-под шляпки выбивались угольно-черные локоны. Ребенок прятал лицо у нее на груди, она крепко прижимала его к себе обеими руками, не обращая внимания на происходящее вокруг. А обратить бы стоило.

Женщина не подозревала, что от самого здания вокзала за ней пристально следили. И сейчас метрах в пяти позади нее шагал молодой парень в грязной поношенной куртке. Его изможденное лицо было покрыто трехдневной щетиной, взгляд был прикован к сумочке дамы, небрежно болтавшейся на тонком ремешке. Легкая добыча, лишь руку протяни. Парень надеялся, что незнакомка свернет в какой-нибудь темный переулок, но она продолжала двигаться к метро. И тогда он, ускорив шаг, начал быстро сокращать расстояние.

Вскоре они спустились под землю. Незнакомка в черном двинулась по подземному переходу в сторону стеклянных дверей. Днем здесь было многолюдно, уличные торговцы продавали цветы, газеты и сувениры. Но к ночи переход опустел, все торговцы давно разошлись по домам.

Женщина с ребенком повернула за угол, молодой человек не отставал от нее ни на шаг. Странно, но она словно не замечала преследования, хотя звуки его шагов гулко отдавались под потолком. Погруженная в собственные мысли, она шла вперед, внимательно глядя под ноги. Стены переходов покрывали разноцветные граффити, на светящихся рекламных щитах пестрели объявления. Электронные часы над входом в метро показывали пятнадцать минут первого. До закрытия оставалось всего пятнадцать минут.

Парень понял, что пора. Быстро оглядевшись по сторонам и убедившись, что вокруг – никого, молодой человек вытащил из кармана небольшой складной нож, уже предвкушая испуг своей будущей жертвы.

– Стой! – рявкнул он, бросаясь вперед.

Женщина вздрогнула и резко обернулась.

– Привет, красотка! – Блеск ножа отразился в ее черных глазах. – Отдавай сумку! И выворачивай карманы! Будешь себя хорошо вести, не трону тебя и твою малявку. – Довольный ее реакцией, грабитель помахал ножом у нее перед носом. – Угораздило же тебя притащиться в эту дыру в одиночку. Цыпочкам вроде тебя положено разъезжать на дорогих лимузинах!

– Положено, – немного подумав, кивнула женщина. – А в такие дыры, как ты выразился, мы приходим только по особым делам.

– Это по каким же? – опешил молодчик.

– Охотиться, – коротко ответила незнакомка.

Грабитель застыл, вытаращив на нее глаза. Случившаяся перемена слегка озадачила его – дамочка уже не выглядела напуганной. То есть совершенно.

– Пора, – шепнула вдруг женщина.

Ребенок на ее груди пошевелился и повернул головку к парню.

– Какого черта?! – пролепетал грабитель.

Он увидел желтое сморщенное лицо, которое никак не могло принадлежать младенцу, лысину, покрытую пигментными пятнами, и маленькие глазки, горящие лютой злобой.

Это был не ребенок! В следующее мгновение уродливый карлик, облаченный в строгий костюмчик из черного бархата, кинулся на грабителя. Утробно зарычав, он оскалил длинные клыки и впился когтями в плечи парня. Истошно завопив от страха, выронив нож, парень дернулся назад и со всей силы ударился затылком о гранитную стену.

От страха и неожиданности грабитель рухнул на спину, и карлик, яростно рыча, набросился на него. Женщина носком туфли оттолкнула нож подальше, затем с невозмутимым видом отступила на пару шагов, чтобы брызги крови не испортили ее дорогой костюм. Парень вопил и дергался от боли, пытаясь вырваться из крепкой хватки, но карлик хорошо знал свое дело. Вскоре вопли стихли, и жертва прекратила сопротивление. Когда незадачливый грабитель перестал шевелиться, женщина извлекла из сумочки белый носовой платок с затейливо вышитой монограммой в уголке – черной буквой «Б» – и протянула его своему низкорослому спутнику, который наконец оторвался от своего кровавого пиршества.

– Вы довольны, мсье Леонид? – холодно осведомилась она.

– Конечно, могло быть и получше, – хрипло проворчал карлик, вытирая окровавленные губы. – Взгляни на него. Какое-то бездомное отрепье… Не могла найти кого-нибудь поприличнее?

– Он сам нас нашел. К тому же этого типа точно никто не хватится, и расследование будет минимальным. Явно не самый ценный член общества.

– Это верно. Чтобы немного утолить голод, вполне сойдет. Ты хорошо справилась, Гелла.

– Как всегда, – едва заметно улыбнулась женщина.

– Знала бы ты, какое это наслаждение. Я будто снова наполнен жизнью. Мы определенно не прогадали.

– Скоро узнаю, – хмыкнула Гелла. – Раз эксперимент прошел так успешно… Скоро мы все станем такими.

– А теперь давай вернемся к машине. Мне не терпится встретиться с остальными членами семьи.

– Они ждут нас в штаб-квартире корпорации. Мы быстро доберемся.

Гелла снова взяла карлика на руки и прижала к груди. Со стороны все выглядело так, словно заботливая мамаша решила понести уставшего ребенка. Но старшим в этой паре был именно мсье Леонид, а Гелла всего лишь исполняла обязанности его секретарши и личного телохранителя.

Цокая каблуками, женщина направилась к выходу из подземного коридора. Брошенный грабителем нож остался в расползающейся на каменных плитах луже крови.

Глава вторая
Что случилось с Наташкой?

Летние школьные каникулы вещь замечательная. В том числе и потому, что можно ложиться спать, когда заблагорассудится. И родители ни капли не возражают, поскольку не придется чуть свет едва ли не пинками поднимать любимое чадо, чтобы оно не опоздало к началу уроков.

Часы показывали полпервого ночи, а в квартире Легостаевых все еще сидели гости. Мама накрыла стол в гостиной, приготовила массу всего вкусного. Большую часть угощения уже съели, остались силы только на чай. Никита с набитым животом отвалился на спинку дивана и довольно закрыл глаза. Напротив сидел отец, Игорь Николаевич, рядом с ним расположилась Марина со своим мужем Андреем, затем – отец Андрея, Яков Сергеевич Чехлыстов. Семья собралась по поводу возвращения молодоженов из свадебного путешествия. Марина показывала родителям и свекру фотографии. Никита, развалившись на диване, краем уха слушал ее комментарии к снимкам, которые она листала на экране планшета.

– Это я пытаюсь залезть на слона. А вот тут падаю с него прямо на погонщика… Мы вместе с Андреем валимся в грязь. А вот испуганный слон разносит сувенирную лавку. Да, тот еще был переполох…

– Да уж, – мрачно добавил Андрей. – Долго потом пришлось с полицией объясняться.

Его отец громко рассмеялся, видимо представив эту картину.

Никита тоже ухмыльнулся. Временами его сестра бывала на редкость неуклюжей. А с каким завидным постоянством она влипала в различные неприятности! Даже жаль немного Андрея. Хотя тот ведь сам знал, на что идет. Перед свадьбой Марина поклялась ему больше никогда не заниматься журналистскими расследованиями разных странных дел. И пока она даже держала свое слово. Но Никита не сомневался, что надолго ее не хватит, хотя после покушения сестра стала гораздо спокойнее, видимо, осознав, насколько опасной может быть ее работа.

Спать Никите не хотелось вовсе, он предпочитал сидеть с родными и слушать неуемную болтовню сестры. В последнее время ему снились исключительно кошмары, поэтому он старался бодрствовать как можно дольше. Виной всему были недавние события, которые никак не шли у него из головы: появление мертвого колдуна Иллариона, которого он теперь часто слышал в самые неподходящие моменты. Стычка с Ингой Штерн, во время которой он едва не погиб. Та жуткая ночь в метро…

 

Никита до сих пор не мог поверить, что видел воскресшего Мебиуса. Может, все-таки померещилось? Но, с другой стороны, после истории с призраком колдуна, вселившимся в его тело, он уже ничему не удивлялся. К тому же кто-то ведь вынес его из метро. Но если это правда… Почему Мебиус ему помог? Ведь расстались они не слишком дружелюбно…

– Никита, – окликнул вдруг Яков Сергеевич. Парень встрепенулся, отвлекшись от своих размышлений. – Отец говорит, ты ищешь работу на лето? Могу предложить практику на своем предприятии. Рабочие руки нам не помешают.

Он владел небольшим заводом где-то в промзоне на берегу залива. Предприятие Чехлыстова производило сложные приборы для научных целей.

– Но я ничего не смыслю в электронике, – замотал головой Никита.

– На моем заводе работают не только инженеры и программисты. Есть грузчики, уборщики помещений, экспедиторы.

– Спасибо, но я уже нашел работу. Вожатым в летнем лагере.

– Правда? – удивилась Марина. – Впервые об этом слышу. Но это здорово, помню, я и сама когда-то работала вожатой. Те еще были веселые денечки.

– А ведь и правда, Никита говорил мне про лагерь! – спохватился Игорь Николаевич. – А у меня совсем из головы вылетело, вы уж извините, Яков Сергеевич. Но ты подумай над предложением, Никит. Может, захочешь поработать на заводе после окончания смены в лагере?

– Мы сейчас набираем практикантов, – сообщил Яков Сергеевич. – Кто знает, может, эта практика поможет им определиться с выбором будущей профессии. Сильно загружать молодежь не собираюсь.

– Я подумаю, – на всякий случай пообещал Никита.

Работать на заводе? Как-то он не задумывался об этом. Может, идея и неплохая, но в лагере все равно лучше – лето, берег лесного озера, друзья. И отсутствие родителей, что тоже немаловажно.

«Лагерь?! – вдруг зазвучало у него в голове. Никита вздрогнул от неожиданности. – Не думаю, что из этого что-то выйдет. Обряд Воплощения не за горами, Наследничек. Времени у тебя остается все меньше».

Никита похолодел. Родители ничего не заметили, увлеченные разговором с Яковом Сергеевичем. Стараясь сохранять невозмутимый вид, парень поднялся с дивана, обошел Марину и направился в свою комнату.

Илларион Черноруков у него в голове не унимался:

«Я уже дважды вселялся в твое тело, так что последний переход случится очень легко. Скоро я окончательно займу твое место».

«Хватит! – мысленно приказал Никита. – Я не слышу собственных мыслей. Убирайся из моей головы!!!»

«Я привык, что служат мне, и не собираюсь работать на кого-то. Пора изменить твою жизнь. Мою жизнь! Ты совсем спятил, мальчишка? В твоем распоряжении целый Пард оборотней, твоих послушных рабов. Ты волен делать все, что пожелаешь, и не оглядываться на других! А ты работать собрался…»

«Мне не нужны рабы…»

«Но они нужны мне! Как только состоится Воплощение, я устрою Парду веселую жизнь. За прошедшие столетия оборотни совершенно разболтались. Пора положить этому конец. Я снова сделаю стаю сильной».

«Уходи! – жестко повторил Никита. – Я не желаю слышать тебя в своей голове».

«Скоро это будет моя голова».

«Но пока этого не случилось, оставь меня в покое!»

«Хорошо, Наследник, – ехидно хмыкнул Илларион. – Времени у тебя осталось немного, так что пользуйся моментом».

И он действительно замолк, оставив после себя звенящую пустоту. Никита ощутил, как нечто тяжелое и холодное покинуло его тело, растворившись в воздухе. Волосы на затылке встали дыбом, но дышать сразу стало намного легче.

Поглощенный собственными ощущениями, Никита не сразу услышал телефонный звонок. Время было позднее, кому он мог понадобиться в такой час? Взглянув на дисплей, Никита увидел, что звонит Татьяна Пожарская.

– Я тебя не разбудила? – спросила она.

– К счастью, нет. Что-то случилось?

– У меня к тебе дело. – Голос Татьяны звучал крайне обеспокоенно. – Это касается Наташки… Помнишь ее?

– Конечно, – смутился Никита. – Это на нее я тогда напал… Но это был не я…

– Я понимаю… Ты сможешь сейчас выйти из дома? Происходит что-то ужасное.

– Конечно. Иду. Говори адрес.

– Я жду тебя во дворе. Прямо сейчас. – И Татьяна отключила связь.

Никита выглянул в окно. Действительно, неподалеку от подъезда стояла ее машина. Странно… Что могло произойти?

Он вернулся в гостиную, сказал, что ложится спать, и пожелал всем присутствующим спокойной ночи. Затем плотно прикрыл дверь своей комнаты, быстро сунул ноги в кроссовки и выбрался через окно. Кот Апельсин, растянувшийся на подоконнике, с завистью следил, как Никита прыгает с одной ветки дерева на другую, цепляясь когтями за шершавую кору. Вскоре парень уже стоял рядом с Татьяной, которая тут же вышла из машины.

– Что случилось? – поинтересовался Легостаев.

– По правде сказать, надеюсь, ты мне на это и ответишь. С Наташкой творится что-то неладное… И больше мне не к кому обратиться. Это как-то связано с оборотнями, а даже Таисия не разбирается в этом так, как ты.

– Я тоже не слишком большой специалист, – признался парень.

– Нужно, чтобы ты сам это увидел. Прокатимся?

– Ладно, – озадаченно ответил Никита.

Они сели в машину, и девушка завела двигатель. Вскоре они уже мчались по ночной улице, ярко освещенной фонарями.

– С ней что-то творится, и началось все вскоре после выхода из больницы, – сообщила Татьяна. – После того, как ты…

Она осеклась.

– Напал на нее, – удрученно кивнул Никита. – Я же говорил, что тогда не контролировал себя. Это был не я, а тот, кто сидел во мне… И все еще сидит.

– Наташку тогда здорово поранил этот… монстр. Ей даже несколько швов наложили, подержали пару дней, а затем отпустили домой. Мне казалось, она идет на поправку. Но теперь ей стало хуже.

– А что говорят врачи?

– Мы не показывали ее врачам. Они просто не поймут… А неприятности нам не нужны, как и огласка. Наташка – публичное лицо, наследница большой компании. Нельзя, чтобы о ее проблеме пронюхали репортеры.

– Видимо, что-то очень серьезное?

– Ты знаешь, я сама могу вылечить многое. Но тут даже моих способностей недостаточно. Я пыталась, но смогла лишь убрать ее ужасные шрамы. А с остальной чертовщиной мне не справиться.

Вскоре они подъехали к элитному многоквартирному дому, где Наташа Морозова жила с недавнего времени. Никита знал, что у нее есть большой особняк где-то за городом, но она не слишком любила там бывать из-за неприятных воспоминаний, связанных с мачехой, предпочитая жить в Санкт-Эринбурге.

Войдя в лифт, отделанный высокими зеркалами, Татьяна нажала кнопку девятого этажа. Дверь в квартиру подруги она отперла своим ключом. Когда Никита скинул кроссовки, девушка поманила его за собой в дальнюю комнату. Он лишь мельком увидел впечатляющих размеров жилище с просторной кухней и гигантской застекленной лоджией. На стенах висели картины, ноги утопали в мягких коврах. Никита с удовольствием осмотрелся бы внимательнее, но тут до него донесся приглушенный стон.

С первого взгляда Никита понял, что все очень плохо. Наташа лежала на широкой двуспальной кровати. Она быстро дышала, словно в сильной лихорадке. Бледное лицо покрывали крупные капли холодного пота. На ее лбу лежала мокрая тряпица, но, похоже, не от воды, а от пота. Простыни и пижама тоже казались влажными. Спальню заливал голубой лунный свет, проникающий через широкие окна.

– Что с ней? – испугался Никита.

– Это началось после ее возвращения, – ответила Татьяна. Она присела на край кровати и потянулась к шее Натальи, заклеенной несколькими заплатками белого пластыря. – Взгляни…

Татьяна оттянула край пластыря, и Никита испугался еще больше. Он увидел давно затянувшиеся следы от собственных зубов. Когда-то это были ужасные раны, стянутые аккуратными стежками, но теперь от них остались лишь едва заметные отметины.

Вокруг шрамов виднелась настоящая черная шерсть. Волоски пробивались сквозь кожу и окружали розовые рубцы.

Глава третья
Лунный свет

Легостаев в ужасе взглянул на Татьяну.

– Но я не знаю, что это, – пролепетал он. – Я никогда такого не видел!

– В самом деле? Черт… – не сдержалась Татьяна. – Что же нам теперь делать? Я думала, ты уже сталкивался с чем-то подобным.

– А можно, я приглашу сюда кого-нибудь из знакомых? – спросил Никита. – Та же Тесса может знать куда больше, чем я.

– Хуже уже не будет, – позволила Татьяна. – Позвони ей.

Никита вытащил из кармана мобильник и набрал номер Тессы. Он услышал лишь длинные гудки, девушка не отвечала. Немудрено, в такое время. Наверное, она давно спит. Но кого еще он мог попросить о помощи? Нужен тот, кто связан с оборотнями. Если не Тесса, тогда… лишь близнецы Клык и Коготь. Конечно, Никита не мог назвать их своими лучшими друзьями, но братья уже приходили ему на помощь и в принципе оказались неплохими парнями. Недолго думая Никита позвонил Когтю.

– Привет, Наследник! – тут же раздался в трубке веселый голос юного оборотня. – Чем обязан такой неожиданности?

– Привет… – Никита вдруг понял, что понятия не имеет, как парня зовут на самом деле. – Мне нужна ваша консультация, но Тесса не берет трубку. Возможно, ты сможешь мне помочь.

– Постараюсь, – осторожно ответил Коготь. – А что именно тебя интересует?

– В ночь, когда погибла Инга Штерн… Илларион Черноруков сидел во мне и управлял моим телом. Он тогда набросился на одну девушку… Чтобы восстановить свои силы.

– Я в курсе, – произнес парень. – Чужая кровь может излечить оборотня…

– Так вот эта девушка, ее зовут Наталья, сейчас очень больна. Высокий жар, озноб… А еще вокруг ран появилась черная шерсть…

– Ты уверен в этом? – изумился Коготь.

– Я стою возле нее.

– Мне нужно взглянуть своими глазами. Говори адрес.

– Адрес? – Никита вопросительно взглянул на Татьяну.

Та продиктовала адрес, и он повторил его Когтю.

– Буду через полчаса, – пообещал юный оборотень. – А пока вот что… В небе сегодня полная луна. Вы ее видите?

– Конечно!

– Если она светит на девушку, задерните шторы.

Наталья снова издала глубокий стон. Никита подошел к окну и рывком задернул шторы, мгновенно погрузив комнату во мрак. Стоны сразу прекратились. Никита похолодел. Что-то ему это напомнило. Тем временем Татьяна зажгла в комнате свет.

– Больше ничего не предпринимайте, – сказал Коготь и отключил связь.

Никита и не собирался ничего предпринимать. Что он мог сделать? В полном ошеломлении он смотрел на затихшую Наталью, на черную шерсть, так похожую на ту, что пробивалась у него самого при каждом превращении.

Татьяна устало вздохнула, опустилась в мягкое кресло и подперла подбородок руками.

– Иногда мне кажется, что я скоро сойду с ума, – призналась она.

– Проблемы?

– Павел Васильевич недавно вернулся. Разумеется, узнал обо всем, что случилось в его квартире. Мне столько всего пришлось ему объяснять, стараясь при этом не сболтнуть лишнего о тебе.

– И он поверил?

– Или сделал вид, что его удовлетворили мои объяснения. Все-таки он главный прокурор города и вовсе не глуп. Мне кажется, он лишь притворился, что верит мне, но сам это дело так просто не оставит.

Никита прекрасно знал прокурора Воропаева. Очень умный и дотошный, он точно не успокоится, пока не выяснит правду. Инга Штерн держала Татьяну в плену в его квартире, а когда примчался Никита, они с Ингой здорово разгромили ее во время схватки. Весь пол был залит кровью… Воропаев обязательно докопается до правды.

– Все будет хорошо, – попытался успокоить подругу Никита, хотя и сам не особо в это верил.

– Столько всего свалилось в последнее время, – посетовала Татьяна. – Инга… Антон исчез… А теперь еще Наташа…

– Как исчез? – вскинул голову Никита.

– Прямо из больницы, представляешь! Его похитили, я уверена. Персонал больницы ничего не знает, я уже всех опросила. Никто из медсестер не видел, как он выходил из палаты. А самое странное – все записи с больничных камер слежения уничтожены. Эмма и Панкрат ведут следствие.

– Может, он решил сбежать и скрыться? С его способностями уничтожить видеозапись – плевое дело.

– С какой стати ему это делать?

– Я бы тоже удрал, если бы меня силой заставляли работать на полицию.

– Но ему нравилась эта работа. Мне ведь тоже нравится. Мы помогаем людям, ловим преступников. Тех, с кем обычные полицейские не могут справиться. Нет, здесь что-то другое. И у меня дурные предчувствия. Я говорила с Эммой… Незадолго до исчезновения Антон вел какое-то тайное расследование, но подробностей она пока мне не сообщила. Мне кажется, он нашел что-то, и ему просто закрыли рот. Или попытались сделать это. Ты можешь помочь мне найти его?

 

– Конечно… Сделаю все, что в моих силах.

– Я уже просто не знаю, к кому еще обратиться за помощью…

– А Таисия? – вспомнил о белой ведьме Никита. – Ты говорила, что она обладает способностями к тауматургии. Может, она подскажет что-нибудь?

– Я звонила ей, но номер недоступен. Видимо, она сменила телефон. Как раз собиралась завтра к ней съездить. Она сейчас живет где-то на берегу залива.

– Могу поехать с тобой, составлю компанию.

– Было бы очень кстати. – Татьяна немного приободрилась. – Иногда мне кажется, что сейчас доверять я могу только тебе. И Эмме с Панкратом, разумеется. И Наташке… – Она взглянула на бесчувственную подругу. – А больше никому…

Вскоре раздался звонок домофона. Когда Татьяна открыла дверь, на пороге стояли двое. Никита сначала решил, что Коготь привел с собой брата, но тут же понял, что ошибся. Рядом с молодым оборотнем стоял высокий представительный мужчина средних лет в темном длинном плаще. Его густые черные волосы, в которых поблескивала седина, были зачесаны назад, открывая широкий смуглый лоб. Желто-зеленые, почти янтарные глаза выдавали в незнакомце представителя Парда пантер. Никита давно заметил, что практически у всех оборотней были черные волосы и желто-зеленые глаза. Если даже дети рождались с другим цветом глаз, вскоре их радужка становилась зеленой. Такова природа оборотней, и ничего с этим не поделаешь. На Когте были синие джинсы с дырками на коленях, черная майка, открывающая мускулистые загорелые плечи, и белые кроссовки. Его виски были коротко выбриты, длинная челка зачесана на затылок. Довольно осклабившись, он пожал Никите руку.

– Наследник? – нахмурился мужчина.

– Вы?! – удивилась Татьяна.

– Вы знакомы? – вскинул брови Никита.

– Это мой отец, – немного смущенно сообщил Коготь.

– Адвокат Багадиров, – добавила Татьяна.

Никита тут же вспомнил, как она о нем рассказывала. Отец близнецов занимал высокое место в иерархии Парда пантер.

– Можно просто Артур, – разрешил Багадиров. – Ну а теперь показывайте вашу больную.

Татьяна робко пригласила его в спальню Наташи.

– Я рассказал обо всем отцу, – сообщил Никите Коготь, шагая за Багадировым. – Мы сами мало знаем, но старейшины в курсе всего, что когда-либо происходило в Парде. Может, и подобный случай им знаком.

– А где твой брат?

– Да встречается с какой-то девицей, – отмахнулся парень. – Ему сейчас не до нас.

– Понятно, – насупился Никита. – Хоть у кого-то все хорошо.

Багадиров-старший взглянул на Наташу, лежавшую в почти бессознательном состоянии, затем приложил ладонь к ее лбу, приподнял повязку на шее. Его густые брови изумленно взметнулись вверх.

– И давно она в таком состоянии? – сдержанно спросил он.

– Уже пару дней, – ответила Татьяна.

– Это случилось после той ночи? В метро?

– Да, – кивнул Никита. – Но я тогда собой не владел… – снова добавил он на всякий случай.

– Уму непостижимо, – выдохнул адвокат. – Я никогда не видел ничего подобного…

– И вы тоже?! – расстроилась Татьяна.

– Но слышал, – закончил фразу Багадиров. – Из старинных легенд и сказок, которые рассказывали в нашем Парде.

– Вы знаете, что с ней?

– О да… Она превращается! – торжественно объявил адвокат.

– В смысле? – не понял Коготь.

– Такого не случалось уже несколько сотен лет… Она заражена. Становится оборотнем.

Никита лишился дара речи. Его худшие опасения подтвердились.

– Лунный свет, – пробормотал он. – Поэтому она стонала?

– Лунный свет – мощный катализатор, особенно во время полнолуния, – кивнул адвокат Багадиров. – Под луной даже самый матерый оборотень с трудом удерживает себя в руках. Точнее, в лапах.

– Что?! – побледнела Татьяна. – Но как… Как это остановить?!

– Это не остановить. Можно только смириться.

– Она – модель и очень богатая девушка, владелица гигантской компании. Ей вряд ли понравится то, что она превратится в дикую кошку!

– Мне же нравится, – хмыкнул Коготь. – И она тоже это оценит.

Багадиров уставился на застывшего Никиту.

– Она заразилась от твоего укуса. Понимаешь, что это значит? Что сила альфы уже в тебе! Что Илларион становится все сильнее, и Обряд Воплощения состоится совсем скоро. Твой укус дал ей новую жизнь. Подобного не случалось уже два столетия. Я должен немедленно сообщить об этом Парду! Все старейшины должны узнать.

– Погодите! А что делать с Наташкой? – обеспокоенно спросила Татьяна. – Что с ней будет дальше? Сколько еще продлится это состояние?

– Ничего делать не нужно. До окончания полнолуния еще пара дней. Скоро ее организм полностью перестроится, и все недуги пройдут. Даже эти отметины на шее исчезнут… Процесс трансформации настолько усиливает обмен веществ, что раны заживают сами собой.

– Хотите сказать, скоро она обернется пантерой?

– Долго же до тебя доходит, – усмехнулся Коготь. – Обернется. Не сразу, но научится превращаться полностью.

– А она будет себя контролировать? – спросил Никита.

– Хороший вопрос, – нахмурился Багадиров. – Зачастую молодые оборотни не контролируют себя. Это просто дикий, ненасытный зверь, хищник, внезапно вырвавшийся на волю. Думаю, будет лучше, если мы на время заберем ее… Пока процесс перерождения не прекратится.

– Куда заберете?! – разволновалась Татьяна.

– В особое место. Туда, где новоявленные оборотни не могут никому причинить вреда. Стальные решетки и обитые матрасами стены не дадут им навредить, в том числе и самим себе.

– Ну… Если это действительно необходимо… – пролепетала Татьяна.

– Конечно, если ты не хочешь остаться здесь наедине с разъяренной пантерой, – обернулся к ней адвокат. – Уверяю тебя, это будет уже не твоя подруга.

– Вам виднее, – подняла руки Татьяна. – Делайте, что сочтете нужным. Я предупрежу Наташиных коллег, что ей нездоровится. Думаю, неделю она вполне может отсутствовать.

– Я сделаю пару звонков, и мы заберем ее прямо сейчас, – пообещал Багадиров. – Приедут люди в белой униформе, с носилками, соседи ничего не заподозрят. Это лучше в первую очередь для нее, уж поверь.

– Я верю, – вздохнула Татьяна. – Ничего другого мне не остается. Но с ней точно все будет в порядке?

– Она станет пантерой… Не знаю, можно ли назвать это порядком. Ей предстоит многому научиться, изменить свою жизнь. А тебе, Никита, лучше сейчас поехать с нами.

– Зачем? – напрягся Никита.

– Ты ощущаешь происходящие с тобой перемены? Прямо сейчас, в этот самый момент?

– Я ничего не чувствую.

– Даже я чувствую, – признался Коготь. – У меня мурашки бегают по коже, хоть я и стою в паре метров от тебя. Это Сила. Энергия Парда.

– Сила Иллариона, – согласился Багадиров. – Он все ближе и скоро будет готов вернуться. Нам нужно поговорить об этом с Иоландой и старейшинами Парда.

– Хорошо, – сдался Никита. – А Татьяне с нами можно?

– Это вряд ли, – ответил отец Когтя. – Внутренние дела Парда посторонних не касаются. К тому же ее внешность… – Он окинул Таню критическим взглядом. – Не стоит нервировать оборотней. Все члены стаи знают, что кровожадная дочь Штерна погибла, но все равно ни к чему напоминать им о прошлых событиях.

– Я останусь дома, – отмахнулась Татьяна. – А с тобой мы позже созвонимся. Мне действительно понадобится твоя помощь в поисках Антона.

– Конечно, – согласился Никита.

Он и сам был напуган, растерян и не знал, как реагировать на происходящее. Если в том, что творится с Наташей, виноват он… Никита просто не знал, как ему искупить свою вину.

Артур Багадиров вызвал своих людей. Буквально несколько минут спустя на пороге появились двое мужчин и женщина с носилками, все были в белых халатах. Наталью, по-прежнему находящуюся в бессознательном состоянии, погрузили на носилки и осторожно вынесли из квартиры. Никита попрощался с Татьяной и отправился вслед за Багадировыми. Спустившись во двор, они сели в машину, ничем не отличающуюся от обычной кареты «скорой помощи».

– Так что там произошло в метро? – подсел поближе к Никите Коготь. – Расскажи, мы же ничего не знаем. В Парде ходит столько слухов! Как погибла Штерн? Это ты скинул ее под поезд?

– Вовсе нет! – тут же запротестовал Никита. – Я вообще плохо помню, что случилось… Я себя не контролировал, это Илларион сражался с ней тогда. А потом случилось нечто, чему я не могу найти объяснения. Мне показалось, я видел Мебиуса… Помните типа с металлическими руками? Но этого не может быть. Ведь он погиб.

С этой книгой читают:
Сердце дракона
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Верховная Мать Змей
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Армагеддон
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Отражение зла
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Пантеон
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Скорпион
Евгений Гаглоев
$2,43 $1,70
Развернуть
Другие книги автора:
Развернуть
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»