3 книги в месяц за 299 

Дети капитана ГрантаТекст

3
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Дети капитана Гранта
Дети капитана Гранта
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 358  286,40 
Дети капитана Гранта
Дети капитана Гранта
Аудиокнига
Читает Леонид Кареев
189 
Подробнее
Дети капитана Гранта
Аудиокнига
Читает Татьяна Телегина
229 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Дети капитана Гранта / Les Enfants du capitaine Grant | Верн Жюль
Дети капитана Гранта
Бумажная версия
212 
Подробнее
Дети капитана Гранта
Бумажная версия
231 
Подробнее
Дети капитана Гранта | Верн Жюль
Бумажная версия
349 
Подробнее
Дети капитана Гранта / Les Enfants du capitaine Grant | Верн Жюль
Бумажная версия
390 
Подробнее
Дети капитана Гранта | Верн Жюль
Бумажная версия
419 
Подробнее
Дети капитана Гранта
Бумажная версия
434 
Подробнее
Плавучий остров
Бумажная версия
599 
Подробнее
Дети капитана Гранта | Верн Жюль
Бумажная версия
609 
Подробнее
Дети капитана Гранта | Верн Жюль
Бумажная версия
664 
Подробнее
Дети капитана Гранта | Верн Жюль
Бумажная версия
825 
Подробнее
Дети капитана Гранта
Бумажная версия
2779 
Подробнее
Дети капитана Гранта
Дети капитана Гранта
Бесплатная электронная книга
Подробнее
Дети капитана Гранта
Электронная книга
261 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2016

Сайт издательства www.veche.ru

Жюль Верн

Библиография Жюля Верна

Книжные издания

[герои серий: *А – Айртон, *Б – Барбикен, *КН – Капитан Немо, *Р – Робур]

«Пять недель на воздушном шаре» (Cinq semaines en ballon, 1863)

«Путешествие к центру Земли» (Voyage au centre de la terre, 1864)

«С Земли на Луну» (De la Terre à la Lune, 1865)

«Путешествие и приключения капитана Гаттераса» (Les Aventures du capitaine Hatteras, 1866)

«Дети капитана Гранта» (Les Enfants du capitaine Grant, 1867–1868)

«Двадцать тысяч лье под водой» (Vingt mille lieues sous les mers, 1869–1870) *КН

«Вокруг Луны» (Autour de la Lune, 1870)

«Плавающий город» (Une Ville flottante, 1871)

«Приключения трех русских и трех англичан в Южной Африке» (Aventures de trois Russes et de trois Anglais dans l’Afrique australe, 1872)

«В стране мехов» (Le Pays des fourrures, 1873)

«Вокруг света в восемьдесят дней» (Le Tour du monde en quatre-vingts jours, 1873)

«Таинственный остров» (L’Île mystérieuse, 1874–1875) *А, *КН

«“Ченслер”. Дневник пассажира Ж.-P. Казаллона» (Le Chancellor. Journal du passager J.-R. Kazallon, 1875)

«Михаил Строгов» (Michel Strogoff, 1876)

«Гектор Сервадак» (Hector Servadac, 1877)

«Черная Индия» (Les Indes noires, 1877)

«Пятнадцатилетний капитан» (Un Capitaine de quinze ans, 1878)

«Пятьсот миллионов бегумы» (Les Cinq Cents Millions de la Bégum, 1879) – соавтор Андре Лори

«Треволнения одного китайца в Китае» (Les Tribulations d’un Chinois en Chine, 1879)

«Паровой дом» (La Maison à vapeur, 1880)

«Жангада. Восемьсот лье по Амазонке» (La Jangada. Huit Cents Lieues sur l’Amazone, 1881)

«Школа робинзонов» (L’École des Robinsons, 1882)

«Зеленый луч» (Le Rayon vert, 1882)

«Упрямец Керабан» (Kéraban-le-têtu, 1883)

«Южная звезда» (L’Étoile du sud, 1884) – соавтор Андре Лори

«Архипелаг в огне» (L’Archipel en feu, 1884)

«Найденыш с погибшей “Цинтии”» (L’Épave du Cynthia, 1885) – автор Андре Лори, под ред. Ж. Верна

«Матиас Шандор» (Mathias Sandorf, 1885)

«Робур-Завоеватель» (Robur le Conquérant, 1886)

«Лотерейный билет № 9672» (Un billet de loterie: le numéro 9672, 1886)

«Север против Юга» (Nord contre Sud, 1887)

«Дорога во Францию» (Le Chemin de France, 1887)

«Два года каникул» (Deux ans de vacances, 1888)

«Безымянное семейство» (Famille sans nom, 1889)

«Вверх дном» (Sans dessus dessous, 1889)

«Цезарь Каскабель» (César Cascabel, 1890)

«Миссис Брэникен» (Mistress Branican, 1891)

«Замок в Карпатах» (Le château des Carpathes, 1892)

«Клодиус Бомбарнак» (Claudius Bombarnac, 1892)

«Малыш» (Petit Bonhomme, 1893)

«Удивительные приключения дядюшки Антифера» (Mirifiques Aventures de maître Antifer, 1894)

«Плавучий остров» (L’Île à hélice, 1895)

«Флаг родины» (Face au drapeau, 1896)

«Кловис Дардентор» (Clovis Dardentor, 1896)

«Ледяной сфинкс» (Le Sphinx des glaces, 1897)

«Великолепное Ориноко» (Le Superbe Orénoque, 1898)

«Завещание чудака» (Le Testament d’un excentrique, 1899)

«Вторая родина» (Seconde patrie, 1900)

«Деревня в воздухе» (Le Village aérien, 1901)

«Россказни Жана-Мари Кабидулена» (Les Histoires de Jean-Marie Cabidoulin, 1901)

«Братья Кип» (Les Frères Kip, 1902)

«Путешествия стипендиатов» (Bourses de voyage, 1903)

«Драма в Лифляндии» (Un Drame en Livonie, 1904)

«Властелин мира» (Maître du monde, 1904)

«Вторжение моря» (L’Invasion de la mer, 1905)

«Маяк на краю света» (Le Phare du bout du monde, 1905) – под ред. Мишеля Верна

«Золотой вулкан» (Le Volcan d’or, 1906) – под ред. Мишеля Верна

«Агентство Томпсон и К°» (L’Agence Thompson and Co, 1907) – под ред. Мишеля Верна

«В погоне за метеором» (La Chasse au météore, 1908) – под ред. Мишеля Верна

«Дунайский лоцман» (Le Pilote du Danube, 1908) – под ред. Мишеля Верна

«Кораблекрушение “Джонатана”» (Les Naufragés du Jonathan, 1909) – под ред. Мишеля Верна

«Тайна Вильгельма Шторица» (Le Secret de Wilhelm Storitz, 1910) – под ред. Мишеля Верна

«Необыкновенные приключения экспедиции Барсака» (L’Étonnante Aventure de la mission Barsac, 1919) – под ред. Мишеля Верна

«Город будущего» (Paris au XXe siècle, 1863, éd. 1994)

Часть первая

Глава первая. Рыба-молот

26 июля 1864 года при сильном северо-восточном ветре мчалась на всех парах вдоль Северного пролива великолепная яхта. На верхушке ее бизань-мачты развевался английский флаг, а на голубом вымпеле грот-мачты виднелись расшитые золотом, увенчанные герцогской короной инициалы «Э.Г.». Яхта носила название «Дункан». Она принадлежала лорду Эдуарду Гленарвану, одному из шестнадцати шотландских пэров, заседающих в палате лордов, почетному члену известного во всем Соединенном Королевстве Темзинского яхт-клуба.

На борту «Дункана» находились Гленарван, его молодая жена леди Элен и двоюродный брат – майор Мак-Наббс.

Недавно спущенная на воду, яхта заканчивала пробное плавание в нескольких милях от залива Клайда и возвращалась в Глазго.

На горизонте вырисовывался уже остров Арран, как вдруг вахтенный матрос доложил, что за кормой «Дункана» плывет какая-то огромная рыба. Капитан Джон Манглс немедленно приказал сообщить об этом лорду Эдуарду, и тот в сопровождении майора Мак-Наббса не замедлил подняться на ют[1].

– Что это за рыба? – спросил он капитана.

– Я полагаю, сэр, что это крупная акула, – ответил Джон Манглс.

– Акула в здешних водах! – недоверчиво воскликнул Гленарван.

– В этом нет ничего удивительного, – подтвердил капитан, – это рыба-молот – вид акул, встречающийся во всех морях и под всеми широтами. Если я не ошибаюсь, то мы имеем дело с одной из этих подлых тварей. Если разрешите, сэр, и если леди Гленарван доставит удовольствие присутствовать при этой интересной охоте, то мы быстро узнаем, что это за рыба.

– Ваше мнение, Мак-Наббс? – спросил Гленарван майора. – Стоит ли нам заняться этой ловлей?

– Заранее согласен с вашим решением, – флегматично ответил майор.

– Я полагаю, что необходимо уничтожать этих хищных тварей, – заметил Джон Манглс. – Воспользуемся случаем, если вам угодно, – это будет одновременно и захватывающее зрелище и доброе дело.

– Хорошо, приступайте, Джон, – согласился лорд Гленарван.

Он послал предупредить леди Элен, и она, заинтересованная предстоящей необычайной рыбной ловлей, поспешила на ют к мужу.

Море было спокойно, и можно было без труда следить за стремительными движениями хищной рыбы, которая с удивительным проворством то ныряла, то устремлялась вслед за яхтой.

Джон Манглс отдал необходимые распоряжения. Матросы сбросили с правого борта яхты толстый канат с крюком, на конец которого насажена была приманка – большой кусок сала. Прожорливая акула, хотя и находилась ярдах в пятидесяти от «Дункана», но, учуяв приманку, стрелой понеслась догонять яхту. Теперь отчетливо можно было видеть, как ее плавники, серые на концах и черные у основания, мощно рассекали волны, в то время как ее хвост служил рулем, не позволяя отклониться в сторону. По мере того как она приближалась к приманке, ее огромные выпуклые глаза, казалось, загорались алчностью, а когда она переворачивалась, то широко разевала пасть, усеянную четырьмя рядами зубов. Ее огромная голова напоминала двойной молоток, насаженный на рукоятку. Джон Манглс не ошибся, – действительно, это была самая прожорливая представительница семейства акул: рыба-молот.

Пассажиры и команда «Дункана» с напряженным вниманием следили за всеми движениями акулы. Вскоре она приблизилась к приманке, стремясь половчее схватить ее, перевернулась на спину, и мгновенно огромный кусок сала исчез в ее пасти.

Сильно дернув канат, акула сама себя «подцепила» на крюк.

Матросы поспешно принялись подтягивать свою добычу при помощи блоков, прикрепленных к грот-рее.

Акула, чувствуя, что ее вытаскивают из родной стихии, яростно забилась, но ее быстро усмирили. Накинутая на хвост мертвая петля парализовала все ее движения. Спустя несколько мгновений акулу подняли над бортовыми сетками и сбросили на палубу. К ней осторожно приблизился матрос и сильным ударом топора отсек ее страшный хвост.

Ловля окончилась. Больше нечего было опасаться хищницы. Ненависть моряков к акулам была удовлетворена, но их любопытство не угасло. Обычно на всех судах принято тщательно исследовать желудок акул. Матросы, зная ее неразборчивую прожорливость, надеются на какую-нибудь находку, и надежды их порой сбываются.



Леди Гленарван, не пожелав присутствовать при столь отталкивающем зрелище, перешла на рубку. Акула была еще жива. То был крупный экземпляр десяти футов длиной и весом более шестисот фунтов. Такие размеры и вес были обычны для рыбы-молота. Но, не являясь самой крупной среди акул, рыба-молот тем не менее самая опасная.

 

Вскоре огромную рыбу без всяких церемоний разрубили топором. Крюк проник в глубь желудка, оказавшегося совершенно пустым. Видимо, акула давно голодала. Разочарованные моряки хотели было выбросить тушу в море, как вдруг внимание боцмана привлек какой-то грубый предмет, плотно застрявший в одной из складок утробы хищницы.

– Это что такое? – воскликнул он.

– Это кусок скалы, который акула проглотила, чтобы набить себе желудок, – ответил один из матросов.

– Ну да! – отозвался другой. – Просто-напросто это ядро, которым выпалили в желудок этой твари, только она не успела его переварить.

– Бросьте болтать! – вмешался в разговор помощник капитана Том Остин. – Разве вы не видите, что эта тварь была горькой пьяницей, и, чтобы не потерять ни капли, она вылакала не только вино, но проглотила и бутылку.

– Как! – воскликнул лорд Гленарван. – Бутылка – в желудке акулы?


– Как! – воскликнул лорд Гленарван. – Бутылка – в желудке акулы?


– Да, самая настоящая бутылка, – подтвердил Остин, – только видно, что из погреба она вышла давненько!

– Ну-ка, Том, вытащите бутылку, да осторожнее, – приказал лорд Гленарван: – бутылки, найденные в море, часто содержат важные документы.

– Вы полагаете? – спросил майор Мак-Наббс.

– Да, во всяком случае, это возможно.

– О, не спорю, – отозвался майор, – я вполне допускаю, что бутылка хранит какую-нибудь тайну.

– Сейчас мы узнаем это, – промолвил Гленарван. – Ну, как дела, Том?

– Вот, сэр, – ответил помощник капитана, показывая какой-то бесформенный предмет, который он с трудом извлек из желудка акулы.

– Отлично! – сказал Гленарван. – Прикажите тщательно обмыть эту грязную бутылку и принесите ее в рубку.

Том повиновался, и бутылка, найденная при столь странных обстоятельствах, вскоре очутилась на столе в кают-компании. Вокруг стола разместились: лорд Гленарван, майор Мак-Наббс, капитан Джон Манглс и леди Элен, любопытная, как все женщины.

В море всякий пустяк – событие. Минуту все молчали. Каждый взглядом вопрошал хрупкий сосуд, скрывал ли он тайну какого-нибудь кораблекрушения или только пустяковую записку, вверенную воле волн каким-нибудь скучающим мореплавателем.

Однако надо было узнать, в чем же дело, и Гленарван тотчас занялся осмотром бутылки, действуя со всей необходимой в таких случаях предосторожностью. Он в эту минуту похож был на коронера[2], пытающегося напасть на следы важного преступления. И, поступая таким образом, Гленарван был прав, ибо очень часто самая ничтожная на первый взгляд деталь наталкивает на важное открытие.

Прежде чем раскупорить бутылку, Гленарван внимательно осмотрел ее снаружи. На ее длинном, узком, крепком горлышке уцелел обрывок ржавой проволоки. Стенки бутылки, очень плотные, способные выдержать давление в несколько атмосфер, свидетельствовали о том, что бутылка отлита в Шампаньи. Такими бутылками виноделы Аи и Эперне разбивают спинки стульев, причем на стекле не остается даже царапины. Не удивительно, что этот сосуд мог легко перенести все превратности длительного странствия.

– Бутылка из-под клико, – удостоверил майор.

Так как Мак-Наббс слыл знатоком в этой области, то никто его слов не оспаривал.



– Дорогой майор, – сказала Элен, – что толку в том, какое вино было в этой бутылке, если мы не знаем, откуда она приплыла.

– Мы это узнаем, дорогая Элен, – сказал лорд Гленарван. – Уже и сейчас можно утверждать, что она проделала большой путь. Обратите внимание на известковые отложения, которыми она покрылась под воздействием морской воды. Эта бутылка долго носилась по океану, прежде чем ее проглотила акула.

– Я, безусловно, согласен с вами, – отозвался майор. – Действительно, этот хрупкий сосуд в каменистой оболочке совершил, по-видимому, долгое путешествие.

– Но откуда он? – спросила леди Элен.

– Терпение, терпение, дорогая Элен: в таких случаях необходима выдержка. Мне кажется, что я не ошибусь, считая, что бутылка сама ответит на наши вопросы.

Сказав это, Гленарван начал счищать твердые наросты, предохраняющие горлышко бутылки, – вскоре показалась пробка, сильно попорченная морской водой.

– Досадно! – воскликнул Гленарван. – Если тут хранятся какие-нибудь документы, то они окажутся подмоченными.

– Боюсь, что так, – согласился майор.

– К тому же, – продолжал Гленарван, – эта плохо закупоренная бутылка могла утонуть, но, к счастью, ее вовремя проглотила акула и доставила на борт «Дункана».

– Конечно, – сказал Джон Манглс, – но жаль, что мы не выловили бутылку в открытом море, под определенной широтой и долготой. Тогда, изучив воздушные и морские течения, можно было бы установить пройденный бутылкой путь, а теперь, с таким почтальоном, как акула, плывущим против ветра и течений, будет очень трудно в этом разобраться.

– Посмотрим, – сказал Гленарван и с величайшей осторожностью откупорил бутылку.

По кают-компании распространился крепкий запах морской воды.

– Что там? – с чисто женским нетерпением спросила Элен.

– Да, я был прав, – отозвался Гленарван, – тут есть документы.

– Документы! Документы! – воскликнула леди Элен.

– Но, по-видимому, они отсырели, – заметил Гленарван, – их невозможно извлечь, так крепко они прилипли к стенкам бутылки.

– Разобьем бутылку, – предложил Мак-Наббс.

– Я предпочел бы ее сохранить, – ответил Гленарван.

– И я, – согласился майор.

– Конечно, – вмешалась Элен, – но так как содержимое ценнее содержащего, то я предлагаю пожертвовать последним.

– Достаточно, сэр, отбить горлышко, – посоветовал Джон Манглс, – и можно будет вынуть документы, не повредив их.

– Правильно, дорогой Эдуард! – воскликнула леди Элен.

Иным способом действительно трудно было извлечь бумаги, и лорд Гленарван решил отбить горлышко драгоценной бутылки. Но так как каменистый нарост на бутылке приобрел твердость гранита, пришлось прибегнуть к молотку. Вскоре на стол посыпались осколки стекла и показались слипшиеся клочки бумаги. Гленарван осторожно вынул их, разложил перед собой. Элен, майор и капитан тесным кругом обступили его.


Гленарван осторожно вынул клочки бумаги

Глава вторая. Три документа

Извлеченные из бутылки клочки бумаги были наполовину разъедены морской водой. Из почти расплывшихся строк еле-еле можно было разобрать кое-какие непонятные слова. В течение нескольких минут Гленарван внимательно рассматривал клочки. Он поворачивал их то так, то сяк, разглядывая на свет и изучая малейшие следы уцелевших слов, которые пощадило море. Наконец, он обернулся к друзьям, внимательно смотревшим на него.

– Здесь, – сказал он, – три документа, по-видимому копии одного и того же. Один написан по-английски, второй – по-французски и третий – по-немецки. Несколько уцелевших слов не допускают в этом сомнения.

– А можно уловить смысл документа? – спросила леди Гленарван.

– Трудно утверждать что-нибудь определенное, дорогая Элен, уцелевшие слова слишком отрывочны.

– А может быть, они дополняют друг друга? – спросил майор.

– Несомненно, – ответил Джон Манглс. – Вряд ли морская вода уничтожила в трех документах одни и те же слова. Сличая сохранившиеся обрывки фраз, мы в конце концов доберемся до их смысла.

– Вот этим мы и займемся, – сказал лорд Гленарван, – но будем делать это постепенно. Начнем с английского документа.

В этом документе строки и слова были расположены следующим образом:



– Да, тут трудно что-нибудь понять, – разочарованно сказал майор.

– Во всяком случае, – заметил капитан, – это по-английски.

– Безусловно, – отозвался лорд Гленарван, – слова sink, aland, that, and, lost уцелели; a skipp, очевидно, значит шкипер. Видимо, речь идет о каком-то мистере Гр…, капитане потерпевшего крушение судна[3].

– Добавим к этому обрывки слов monit и ssistance, – сказал Джон Манглс, – смысл их совершенно ясен[4].

– Ну вот, кое-что мы уже знаем! – воскликнула Элен.

– К сожалению, тут не хватает многих строк, – заметил майор. – Как узнать название погибшего судна и место крушения?

– Узнаем и это, – сказал лорд Гленарван.

– Безусловно, – согласился майор, всегда присоединявшийся к общему мнению. – Но как?

– Дополняя один документ другим.

– Так примемся за дело! – взмолилась леди Элен.

Второй клочок бумаги был попорчен сильнее, чем первый. На нем сохранились лишь немногие бессвязные слова, расположенные в следующем порядке:



– Это написано по-немецки, – воскликнул Джон Манглс, взглянув на бумагу.

– А знаете вы этот язык, Джон? – спросил Гленарван.

– Знаю и очень хорошо, сэр.

– Тогда переведите нам эти несколько слов.

Капитан внимательно прочитал документ.

– Прежде всего, – сказал он, – мы можем установить, когда произошло кораблекрушение: 7 Juni, то есть 7 июня; сопоставляя это с цифрой 62 английского текста, мы получим точную дату: 7 июня 1862 года.

– Чудесно! – воскликнула Элен. – Продолжайте, Джон!

– В той же строке я нахожу слово «Glas»; сливая его со словом «gow» первого документа, получаем «Glasgow». Очевидно, речь идет о судне из порта Глазго.

– И я того же мнения, – сказал майор.

– Вторая строка документа совсем расплылась, – продолжал Джон Манглс, – но в третьей я разобрал два очень важных слова: «zwei», что значит «два», и «atrosen», вернее «matrosen», что в переводе значит – «матросы».

– Стало быть, речь идет о капитане и двух матросах? – спросила Элен.

– По-видимому, – ответил лорд Гленарван.

– Признаюсь, сэр, – продолжал капитан, – что следующее слово «graus» ставит меня в тупик. Не знаю, как перевести его. Может быть, это разъяснит третий документ. Что же касается двух последних слов, то их легко понять: «bringt ihnen» значит «окажите им», а если мы свяжем их с английским словом «assistance», которое, подобно им, находится в седьмой строчке первого документа, то они составляют связную фразу: «Окажите им помощь».

– Да! «Окажите им помощь»! – повторил Гленарван. – Но где же находятся эти несчастные? До сих пор у нас не имеется ни малейшего указания на место, где произошла катастрофа?

– Будем надеяться, что французский документ окажется более ясным, – заметила Элен.

– Прочтем теперь французский документ, – сказал Гленарван, – нам это будет нетрудно, так как мы все знаем этот язык.

Вот точное воспроизведение третьего документа:



– Тут есть цифры! – воскликнула Элен. – Смотрите, господа! Смотрите!

– Будем действовать постепенно, – сказал лорд Гленарван, – начнем сначала. Разрешите восстановить одно за другим все неполные, отрывочные слова. С первых букв ясно, что речь идет о трехмачтовом судне, название его благодаря сличению английского и французского документов для нас понятно: «Британия». Из следующих двух слов – «гония» и «южный» – понятно только второе.

 

– Вот это уже ценное указание, – заявил Джол Манглс, – значит, кораблекрушение произошло в Южном полушарии.

– Довольно неопределенно, – заметил майор.

– Продолжаю, – сказал Гленарван. – Слово «достиг» – корень глагола «достигнуть». Эти несчастные пристали к какому-то берегу. Но где? Что значит «контин»? Не континент ли? Затем «жесток»?

– Жестокий! – воскликнул Джон Манглс. – Так вот объяснение немецкого слова «graus»: grausam – жестокий!

– Продолжаем! Продолжаем! – сказал Гленарван, интерес которого по мере прояснения смысла документа все возрастал. – Инд… Не идет ли тут речь об Индии, куда эти моряки могли быть выброшены? А что означает слово «олго»? А, долгота! Вот и широта: тридцать семь градусов одиннадцать минут. Наконец-то у нас есть одно точное указание!

– Да, но отсутствует указание долготы, – промолвил Мак-Наббс.

– Не все сразу, дорогой майор, – отозвался Гленарван, – хорошо, что мы уже точно знаем градус широты. Несомненно, этот французский документ – самый полный из трех. Очевидно, каждый является дословным переводом двух других, ибо все содержат одинаковое количество строк. Поэтому надо объединить все три текста, перевести на один какой-нибудь язык и постараться установить общий, наиболее правдоподобный, наиболее логичный и наиболее полный их смысл.

– А на какой же язык вы собираетесь перевести документ? – спросил майор.

– На французский, – ответил Гленарван, – так как лучше всего сохранился текст именно французского документа.

– Вы правы, сэр, – согласился Манглс. – К тому же этот язык всем нам хорошо знаком.

– Итак, решено! Я соединю обрывки этих слов и фраз и дополню пробелы теми обрывками слов, смысл которых ясен, а затем мы сравним и обсудим.

Гленарван тотчас же взялся за перо и через несколько минут подал своим друзьям бумагу, где было написано следующее:



В эту минуту появился матрос и доложил капитану, что «Дункан» вошел в залив Клайда, и спросил, какие будут приказания.

– Каковы ваши намерения, сэр? – обратился Джон Манглс к Гленарвану.

– Как можно скорее прибыть в Думбартон, Джон. Оттуда леди Элен поедет домой, в Малькольм-Касл, а я отправлюсь в Лондон, чтобы вручить этот документ в адмиралтейство.

Джон Манглс отдал соответствующие приказания, и матрос пошел передать их помощнику капитана.

– А теперь, друзья мои, – сказал Гленарван, – будем продолжать нашу расшифровку. Мы напали на след страшной катастрофы. От нашей догадливости зависит жизнь нескольких людей. Напряжем наш ум и постараемся найти ключ к этой загадке.

– Мы готовы, дорогой Эдуард, – ответила леди Элен.

– Прежде всего, – продолжал Гленарван, – выделим из этого документа: во-первых, часть, которая нам ясна, во-вторых, часть, которая позволяет нам делать некоторые предположения, в-третьих, – что нам неизвестно. Что нам известно? Известно, что седьмого июня тысяча восемьсот шестьдесят второго года трехмачтовое судно «Британия», отплывшее из порта Глазго, потерпело крушение, что его два матроса и капитан бросили в море под широтой тридцать семь градусов одиннадцать минут этот документ и что они просят помощи.

– Совершенно правильно, – подтвердил майор.

– Что можно предположить? – продолжал Гленарван. – Прежде всего, что крушение произошло в южных морях, и здесь прошу вас обратить внимание на обрывок слова «gonie». Не есть ли это название страны?

– Патагония! – воскликнула леди Элен.

– Правильно.

– Но разве тридцать седьмая параллель пересекает Патагонию? – спросил майор.

– Это легко проверить, – ответил Джон Манглс, развертывая карту Южной Америки. – Совершенно верно! Тридцать седьмая параллель пересекает Арауканию[5], проходит по пампасам вдоль северных границ Патагонии и теряется в водах Атлантического океана.

– Хорошо! Продолжим расшифровку. Два матроса и капитан «достиг» (abor) – достигли… чего? «контин» (contin) – континента. Обратите на это внимание: не острова, а континента. Какая же судьба постигла их? К счастью, тут стоят две буквы «пл» (рr); они рассказывают нам судьбу несчастных. Они в плену – «пленники». Чьи пленники? «Инд» (indi) – «жестоких индейцев». Достаточно убедительно? Разве недостающие слова не просятся сами собой на пробелы? Разве смысл документа не проясняется на ваших глазах? Разве не догадываетесь вы о дальнейшем?

Гленарван говорил убежденно, его энтузиазм внушал непоколебимую уверенность, его воодушевление передавалось присутствующим, и они хором воскликнули:

– Бесспорно! Бесспорно!

Помолчав, Гленарван продолжал:

– Друзья мои, все эти предположения кажутся мне весьма правдоподобными. Полагаю, что катастрофа произошла у берегов Патагонии. Впрочем, я наведу справки в Глазго о маршруте «Британии», и тогда нам станет ясно, могла ли она оказаться в этих водах.

– Зачем ехать в Глазго, – сказал Джон Манглс, – у меня есть здесь комплект «Торговой и мореходной газеты», и мы узнаем все, что нам надо.

– Давайте посмотрим! – воскликнула леди Гленарван.

Джон Манглс взял комплект номеров газеты за 1862 год и стал бегло просматривать их. Вскоре он с удовлетворением прочел:

– «Тридцатого мая тысяча восемьсот шестьдесят второго года. Перу. Кальяо. Место назначения Глазго, “Британия”, капитан Грант».

– Грант! – воскликнул Гленарван. – Уж не тот ли это отважный шотландец, который мечтал основать новую Шотландию на одном из островов Тихого океана?

– Да, – ответил Джон Манглс, – это тот самый Грант. В тысяча восемьсот шестьдесят первом году он отплыл из Глазго на «Британии», и с тех пор о нем ничего не слышно.

– Нет никаких сомнений! – воскликнул Гленарван. – Это он! «Британия» отплыла из Кальяо тридцатого мая, а седьмого июня, спустя неделю, потерпела крушение у берегов Патагонии. Теперь вся история этой катастрофы раскрылась перед нами. Вы видите, друзья мои, мы нашли ключ к решению почти всей загадки, и единственным неизвестным теперь является долгота, где произошло крушение.

– Но долгота и не нужна! – заявил Джон Манглс. – Зная страну и широту, я берусь найти место бедствия.

– Следовательно, нам все известно? – спросила леди Гленарван.

– Все, дорогая Элен, и я могу заполнить теперь то, что смыла морская вода, с такой легкостью, словно писал бы этот документ под диктовку самого капитана Гранта.

Тут Гленарван снова взял перо и, не колеблясь, написал следующее:

«7 июня 1862 года трехмачтовое судно “Британия”, из порта Глазго, потерпело крушение у берегов Патагонии в Южном полушарии. Два матроса и капитан Грант попытаются достичь берега, где окажутся в плену у жестоких индейцев. Они бросили этот документ под… градусами долготы и 37°11′ широты. Окажите им помощь, или они погибнут».

– Хорошо! Хорошо, дорогой Эдуард! – воскликнула леди Элен. – Если этим несчастным суждено когда-нибудь вновь увидеть свою родину, то они будут обязаны вам своим спасением.

– Они увидят ее! – ответил Гленарван. – Теперь этот документ совершенно точен, совершенно ясен, совершенно достоверен, и Англия, не задумываясь, придет на помощь трем своим сынам, заброшенным на пустынный морской берег. То, что она когда-то сделала для Франклина и для многих других, то она сделает и для потерпевших крушение на «Британии».

– Но ведь у этих несчастных, – сказала Элен, – несомненно, остались семьи, которые оплакивают их гибель. Быть может, у бедного капитана Гранта есть жена, дети…

– Вы правы, дорогая моя, и я немедленно уведомлю их, что не вся надежда на спасение утрачена. А теперь, друзья мои, поднимемся на палубу, вероятно, мы приближаемся к порту.

Действительно, «Дункан», ускорив ход, шел в эту минуту вдоль берегов Бутла, оставив справа от себя Ротсей, очаровательный маленький городок, приютившийся в плодородной долине. Яхта вышла в узкий фарватер залива, проплыла мимо Гринока и в шесть часов вечера бросила якорь у подножья базальтовой скалы Думбартона, на вершине которой высился знаменитый замок шотландского героя Уоллеса.


Яхта вышла в узкий фарватер залива, проплыла мимо Гринока и в шесть часов вечера бросила якорь у подножья базальтовой скалы Думбартона


На пристани ждал экипаж, который должен был отвезти Элен и майора Мак-Наббса в Малькольм-Касл; Гленарван, обняв молодую жену, поспешил к поезду, отправлявшемуся в Глазго.

Но перед отъездом он прибегнул к быстрейшему способу извещения – телеграфу, и несколько минут спустя в редакции газет «Таймс» и «Морнинг кроникл» пришло следующее сообщение:

«За справками о судьбе трехмачтового судна “Британия” из Глазго и о капитане Гранте обращаться к лорду Гленарвану, Малькольм-Касл, Люсс, графство Думбартон, Шотландия».

1Ют – кормовая часть судна.
2Коронер – официальное лицо в Англии, ведущее следствие в случае чьей-нибудь внезапной и подозрительной смерти.
3Дашкова Е.Р. Записки 1743–1810. Л., 1985. С. 137.
4Monition – документ и assistance – помощь.
5Араукания – территория Чили, населенная индейцами-арауканами.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»