Переписать сценарий! Текст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Эта книга – конспект занятий по истории со студентами, которые сами и являются героями повествования и которые говорят слова и совершают поступки, которые они сами определили, как наиболее вероятные в предложенных им обстоятельствах.

Вместо эпиграфа:

Как показала жизнь – одних ума, чести и совести русскому человеку маловато, нужен еще и пинок, без которого это всё не работает.

Глава 1. Человек может всё! И это настораживает…

«Это же будет не игра, а бомба! – Сценарист вскочил с кресла, не в силах справиться с эмоциями, и, жестикулируя, как ветряная мельница, – Сид Мейер нервно курит в сторонке! Ну, вот сам посмотри, в какое унылое «болото» ежедневно превращают своё время миллионы людей! Включаешь игрушку – мозг отключается автоматически. Информации – ноль. Пользы – столько же. Выигрывает тот, кто шустрее жмёт на клавиши и кнопку мышки. А у нас будет, ну, ты представь – Сценарист попытался показать, что конкретно надо представить – парад “ноу-хау” от каменного века до века компьютерного, где победить сможет только тот, кто больше знает и лучше понимает “как наш мир устроен” и “как это всё работает”!

Хочешь сделать каменный топор? Расскажи, какой камень для этого подойдёт и как его в топор превратить! Хочешь железной секирой осчастливить человечество – покажи, где найти это железо, как его добыть и обработать.

Современные игровые «стратегии» утверждают, что для строительства кузницы требуется камень, металл, дерево, кожа и рабочая сила. И всё… Ну, бред же! Представь – лежит перед тобой груда камней, деревяшки, стоит навытяжку «рабочая сила» и спрашивает: «Что делать-то? Как это всё превратить в действующую мастерскую?» Командуй, если можешь!

Мы пользуемся сложнейшими машинами, в сердце которых – кремниевая начинка, но знать не знаем, как этот кремний выглядит в природе и что надо сделать, чтобы он превратился в эти машины! Мы живём в сложнейших архитектурных ансамблях, но представления не имеем, как соорудить самую примитивную избушку. Нас несёт в магический мир «Гарри Поттера» и «Властелина колец», но совершенно не трогает магия полёта аппаратов тяжелее воздуха и плавание механизмов тяжелее воды. Никто даже не задаёт вопрос: «Как? Как, чёрт возьми, такое вообще возможно???»

Давай создадим игрушку, где выигрывает не тот, кто за единицу времени сделает больше «кликов», а тот, кто больше знает и у кого больше полезных навыков. Это ведь безумно интересно! Это – как возвратиться в дом детства, найти на чердаке бабушкин сундук и благоговейно разбирать его содержимое, пытаясь понять, для чего нужен тот или иной предмет…

***

С момента этого разговора прошло больше года. В течение его интернациональная группа студентов технического университета Twente работала параллельно с восемью такими же группами «товарищей по несчастью» из других стран над единой задачей максимального сопряжения виртуального и реального миров. В группу входили: голландец с неголландским именем Кевин, кореец с некорейским именем Джонни и русская девчонка с нерусским именем Симона. Они программировали, паяли, сверлили, монтировали и на четырёх языках – три родных плюс английский – бранили эту затею, на которую так легкомысленно подписались. Ругались, но дело делали, ибо их часть работы – дизайн интерфейса ввода данных – была выделена в отдельный проект, который надо было сдать для получения долгожданного зачёта.

Для общения игрока с симулятором сконструировали «Сири наоборот». Игровой интеллект, получая команду «построить кузницу», теперь задавал глупый вопрос «А как?» и буквально вымогал из игрока подробную инструкцию, без которой отказывался совершать порученные действия.

В ходе формирования игровых диалогов стало возможным не только скучное общение человека с машиной, но и вполне жизненное переругивание заказчика с исполнителем, игрока с искусственным интеллектом, и даже издевательское поддразнивание, различными вариантами которого студенты щедро поделились с программой…

«Вишенкой на торте» была игровая капсула с мониторами, смонтированными для обеспечения наружного кругового наблюдения с сектором обзора, равным 180 градусам. Капсулу оборудовали гидравликой, вентиляторами, спринклерами, разнообразными механизмами и приспособлениями, для обеспечения визуальных, тактильных, обонятельных и прочих ощущений сопричастности.

Сценарист сразу предложил заложить в возможности программы функцию «выдворения игрока», если тот превысит лимит тупости и необразованности. От этой идеи отказались. Ведь неизвестно, кто из профессоров и с каким IQ будет тестировать игру в приёмной комиссии. Мало ли, что…

При попытке запустить с таким трудом написанную программу оказалось, что инновационный «софт» не тянет даже самая мощная материнская плата. Потом были многочисленные попытки чуть ли не с ломом совместить несовместимое. Были пройдены все этапы неизбежного от отрицания до уныния, когда в лаборатории появился последний «писк моды» – квантовый красавец «D-Wave 2000Q» с процессором мощностью в 2000 кубит, приобретённый университетом буквально вчера и совсем для других целей.

Преимущество квантовых «компов» заключается в сумасшедшем быстродействии, в тысячи раз превосходящее классические компьютеры. Недостатком – слабая изученность физики этого явления, влекущая определенную непредсказуемость вычислений и связанный с этим риск ошибок.

– Вот на практике и проверим, что это за зверь такой! – решительно хлопнул по крышке машины Кевин.

Загрузка. Настройка. Интернациональный, эмоциональный, и очень разнообразный мат при выявлении и исправлении глюков и багов… Отладка. Непрерывное тестирование. В общем, шесть месяцев напряжённой и трудоёмкой работы.

Глава 2. Чудеса случаются. Это вам любой программист скажет.

Теперь Сценарист изнывал в предвкушении приобщения к прекрасному миру программирования. Одно дело – пользовать чужие сценарии и совсем другое – увидеть воплощение собственных трудов.

– Программа ещё «сырая» – ворковал Джонни, запуская своё “космическое” хозяйство – поэтому не стоит заряжать всю историю “от Адама и Евы”. Давайте начнём с эпизода. Что-нибудь коротенькое, яркое и хорошо изученное.

– Бородино готово? Там всего один день.

– Один день – можно, потянет.

Ух, сколько раз я, разглядывая карту битвы и листая мемуары участников, задавал вопрос: «А как бы надо было?», и руки чесались переиграть. Вот теперь и попробуем – обрадовался Сценарист.

На игровых часах – 3 часа пополуночи. В соответствии с учебником истории, только что отгремели последние залпы у Шевардинского редута. До начала самой битвы осталась пара часов.

– Машина, принимай задание! Войскам правого фланга скрытно передислоцироваться в центр. Туда же направить весь артиллерийский резерв. Исполнять!

Машина вздохнула, как вздыхают обычно родители, услышав очередной каприз неразумного дитяти, и выдала безапелляционным тоном:

– Перемещение указанных войск невозможно ввиду угрозы с Севера.

– С какого-такого Севера? Что там на Севере? На Севере только лес и медведи. Север прикрыт крутым берегом речушки Колоча. Давай, всех в центр! Там сейчас начнётся!

– Предписание не может быть выполнено ввиду явной некомпетентности распорядителя, – издевательски выдала машина. – Ознакомьтесь с основами управления войсками на поле боя, и попробуйте ещё раз…

Ну, наворотили студенты! В сценарии точно такого не было. Однако, спасибо за проделанную работу. Хорошо, начнём «от печки» – с рекогносцировки. Перейти на тактическую карту! Передислоцировать штаб на правый берег реки Колоча у деревни Малое. Поехали!..

Карты на мониторах погасли и сменились панорамой ночного неба. Красиво. Как жаль, что я не знаю названия всех этих созвездий. Надо будет предложить сделать справочные надписи. А под звёздным небом …. Однако…

На левом берегу Колочи, где слева на фоне предрассветного неба угадывались крыши какой-то деревушки, насколько хватало взгляда горели костры бивуака.

– Ничего себе, повороты истории! По сценарию и согласно истории, в этом месте вообще никого не должно быть! А здесь вся армия Наполеона, что ли? А кто тогда сейчас у деревни Шевардино разворачивается? – подумал Сценарист и машинально повернул голову налево.., и вовремя, потому что оттуда, прямо на него, летел силуэт всадника на низкорослой лошадке…

Эффект присутствия, включая приближающийся топот копыт, был настолько реалистичным, что голова сама провалилась чуть ли не под панель, а левая рука автоматически надавила, что есть силы, «ESC»…

Вентиляторы взвыли, грохот, свист.., мониторы погасли, капсулу тряхнуло, и наступила полная темнота…

В лаборатории было темно, как… (далее – игра слов, русский сленг)

– Здесь есть кто живой? – спросил Сценарист, осторожно выбираясь из капсулы и ощупывая окружающее пространство.

– Электричество вырубилось, – вздохнула темнота голосом Симоны. Причём, не только у нас. Вообще нигде в городе не вижу освещения. Сиди пока спокойно, не двигайся, а то здесь провода везде, заденешь. Сейчас найду, чем подсветить, и будем выбираться. Тестирование на сегодня закончено…

Интерлюдия

13 июля 2016 года физик-исследователь Центра Европейских ядерных исследований, расположенного в Женеве, был найден на рабочем месте в служебном помещении с простреленной головой.

Со слов коллеги, он не спал всю ночь, и, отказавшись от плановых работ, заперся в своём кабинете, сжёг все свои исследования в мусорном ведре, и удалил все данные со своего компьютера, кроме одного документа. Его нашли только через несколько дней. Этот документ был засекречен, но просочился в общественность и первоначально был размещён на сайте «Reddit».

“Меня зовут доктор Эдвард Мантилл, и я был (технически всё ещё являюсь) физиком в Центре Европейских ядерных исследований. Работая в центре, я сам долгое время не понимал, почему на самом почётном месте здесь находится статуя бога Шивы, танцующего танец разрушения мира, а эмблема – аллюзия на тему “числа зверя”.

 

Большинство из вас, кто уже слышал про него, несомненно, слышали и о Большом Адронном Коллайдере – крупнейшем инженерно-научном сооружении протяженностью более 20 километров, который проходит по территории двух стран – Швейцарии и Франции. Общественности было сказано, что он был построен на сумму в десятки миллиардов евро с целью изучения рождения Вселенной. Столкновения частиц, которые происходят в коллайдере, позволят нам составить полное представление об определённых явлениях, которые можно увидеть лишь тогда, когда частицы сталкиваются друг с другом с невероятно высокими скоростями. На самом деле, это – НЕ ТО, для чего эта машина предназначалась, и не то, как она использовалась с момента своего создания. Основная цель ЦЕРНа, преследуемая при строительстве коллайдера – открытие портала"…

Глава 3. Одним словом, надо выпить…

Ничего не появляется из ниоткуда.

Ничего не исчезает само по себе.

Всё это – дело рук бестолковых юзеров!!!

На следующее утро, обсудив невиданное доселе происшествие с одновременным отключением электроэнергии во всём городе и окрестностях, студиозы собрались в лаборатории и теперь ругались на трёх разных языках, так как драгоценный софт категорически отказывался запускаться, горестно возмущаясь на своём цифровом языке «корявыми ручками» пользователей, а также, некорректным выходом из программы.

Капризное квантовое “железо”, слава Богу, из-за нештатного отключения электричества не пострадало, и только одна из камер «HTC VIVE» не подавала признаков жизни, ибо печально висела на кабеле, с направленным вниз разбитым объективом. Напротив, в алюминиевом кронштейне, застряла слегка деформированная горошина, размером с двухцентовую монету.

Сценарист долго разглядывал изуродованную камеру, аккуратное входное отверстие рядом с ней, мониторы, крепление. Затем выковырял шарик, покрутил его, измерил штангенциркулем, вздохнул и задал неожиданный для всех вопрос:

– Можно ли ознакомиться со сценарием, загруженным в базу?

– Конечно. А зачем? Вы же сами его писали.

– И что, никто дополнений не вносил?

– Кодеры не справляются с оцифровкой того, что уже в сценарии написано. Что-либо дополнять нет ни сил, ни времени.

– Ну как же не вносили? Кавалерия у вас вообще за сценарным полем скачет… Причём, так реалистично, что я изрядно перетрусил…

– Звуковую дорожку для кавалерии будем добавлять только через три недели. За это отвечает группа из Гонконга. Я напишу им, спрошу, что они сделали… Папа, слушай, мы – дизайнеры, переписывать твой сценарий нам не хватит ни квалификации, ни времени, ни полномочий, у нас тут свои проблемы – вот видишь – минус камера ещё.

– Ребята, если вам этот артефакт не нужен, я его заберу. А насчёт камеры – не беспокойтесь. Сейчас же сделаю заказ производителю на поставку аналогичной, так что ваша отчётность не пострадает. ОК? Всё, я пошёл…

Сценарист быстро пошёл к выходу, засовывая горошину в карман, поэтому студенты, продолжившие работу, не услышали его бормотание:

– Картинка на мониторах и ход игры не соответствуют сценарию – это раз. Картинка не соответствует историческим реалиям – это два, 18-миллиметровая картечина, разбившая камеру и застрявшая в кронштейне – это три. Одним словом, надо выпить – это четыре…

Глава 4. Привкус настоящей тайны

Дайте нашим «Могу» отдохнуть от ваших «Хочу»!

Симона, возвратившись домой, застала своего папаню в крайнем возбуждении.

– Мне обязательно нужно ещё раз протестировать игрушку – категорически заявил сценарист, как только она переступила порог квартиры, арендованной на время учебы в университете. Эту квартиру ближайшие родственники давно превратили в плацдарм для изучения местных достопримечательностей.

– Па-а-ап, а может не надо? У нас, я смотрю, семейная традиция, – ломается всё, к чему мы прикасаемся, к тому же, завтра выходной – надо будет допуск студенческой ассоциации получать.

– Очень хорошо, что выходной, никто мешать не будет.

– А до понедельника никак? Я из универа уже третью неделю не вылезаю, посуду помыть некогда, а от всего, связанного с программированием, немного подташнивает…

– Ты не понимаешь! Не понимаешь, что произошло! Как ты думаешь, что это? – и папа сунул под нос Симоне свинцовую горошину.

– Пулька?

– Да. Именно она. От русского кремневого семилинейного пистолета, образца 1809-го года. Только что реконструкторы сообщили, после того, как я им на форум фото и описание скинул.

– И как она попала в камеру?

– Вот на этот вопрос я и хочу найти ответ, и именно поэтому требуется ещё раз протестировать игрушку, чтобы убедиться, что я не сошёл с ума, и что вы случайно не создали устройство для перемещения во времени.

– А что, это возможно?

– Учёные говорят, что в принципе, возможно. Временные парадоксы мы наблюдаем ежесекундно… Глядя на солнце, мы видим не то, какое оно есть в данный момент, а то, каким оно было восемь минут назад, то есть, его прошлое. Мы смотрим друг на друга, и видим, какими мы были одну квадриллионную долю секунды назад. Данные ощущения являются основой нашего «сейчас», невзирая на их приход из прошлого. Сложнее с обратным переходом. Хотя…, вот смотри, что я накопал в сети:

“Весной 2003-го года, никому не известный Эндрю Карлсин, имея начальный капитал в 800 долларов, заработал на фондовой бирже 380 миллионов долларов, проведя 126 сделок за две недели. Комиссия по рынку ценных бумаг США заподозрила мистера Карлсин в получении инсайдерской информации от владельцев компаний, и мужчина был задержан ФБР. После серии допросов он признался, что… прибыл из 2256-го года на машине времени, имея цель заработать на исторической информации. Об этом написал еженедельный таблоид «Weekly World News», поместив фото 44-летнего мистера Карлсина. Позже, за освобождение этого джентльмена из-под стражи, неизвестные внесли залог в один миллион долларов, и больше его никто не видел”.

– Или вот, на «ютубе» кадры, выложенные режиссером-документалистом Джорджем Кларком. К настоящему моменту, кстати, их посмотрели более миллиона человек. Снимали, якобы, в 1928-м году в США, в Лос-Анджелесе, у китайского театра Манна, где тогда состоялась премьера знаменитого фильма Чарли Чаплина "Цирк". Но главное в кинохронике – запечатлённая бабуля, и то, что у неё в левой руке – мобильный телефон. Она идёт, и прижимает его к уху. Полную иллюзию достоверности создают заключительные кадры, на которых видно, что бабуля разговаривает, одновременно жестикулируя, словом, ведёт себя так, как нынешние люди с мобильниками на улицах.

Или вот, ещё один ролик, опять из США. Оператор, вроде бы, снимал служащих, выходящих из ворот промышленного гиганта «Dupont». На плёнке, датированной 1938-м годом, появляется загадочная девушка. Симпатичная, стройная, одета по моде того времени, как и окружающие её люди. Пострижена соответственно. Внешне она ничем не примечательна, кроме одного: девушка явно разговаривает по мобильному телефону.

И фотографий таких подозрительных из прошлого в сети – «вагон и маленькая тележка». Так что, здесь два варианта: либо это искусные современные подделки, либо…. В любом случае, требуется проверка.

Собрались. Добрались до университета. Проверили. Ещё раз проверили. Потом ещё разочек. Программа штатно загружалась, послушно реагировала на команды, переходила из режима “карта” в режим “от первого лица” и наоборот, соглашалась двигать полки и пушки и, вообще, вела себя строго в рамках сценария, ни разу не продемонстрировав хоть какие-то отклонения от информации, загруженной в базу данных.

Сценарист разочарованно почесал бороду…

– Нда… “Графа Монте-Кристо из меня не вышло, придётся переквалифицироваться в управдомы”, – процитировал он бессмертное творение Ильфа и Петрова и вздохнул, – зато игрушка работает без сбоев, зачёт точно получите…. Но всё же, не дают мне покоя эти костры у Бородино!..

– А, что костры?

– Да, понимаешь, 200 лет историки ломают голову, что заставило Кутузова в битве с Наполеоном при Бородино поставить русскую армию флангом к французской, причём, слабейшим своим флангом, и держаться этой диспозиции почти до конца сражения. Нормальный полководец поступить так может только в том случае, если он уверен, что имеется реальная угроза, и решающий удар будет нанесён в другом месте – именно в том, где он держит свои основные резервы. И, мне кажется, я первым вчера увидел демонстрацию этой угрозы – лагерь огромной армии, и совсем не там, где разворачивал свои полки Наполеон.

– Опять же, если этот ложный бивуак действительно существовал, а не привиделся мне, почему о нём не упоминается в донесениях и мемуарах? В ныне известных и открытых широкой публике русских и французских источниках отсутствуют упоминания о его существовании. Чудеса…. Нет, всё, отдыхать…

Глава 5. Особо секретная миссия – «Enter»…

“Настоящие программисты не исправляют чужих ошибок. Они убивают их собственными…”

Окончательное тестирование игрушки началось через 6 дней – 15 мая. На этот раз всё было всерьёз. Заклинит ли в результате сбоя питания капризный квантовый агрегат, слетит ли программное обеспечение – времени что-либо исправить больше не будет. Поэтому готовились тщательно. Смонтировали дублирующий источник бесперебойного питания, отмыли солнечные панели на крыше лаборатории, проверили даже резервные дизель-генераторы, установленные в подвале с незапамятных времен, ни разу не запускаемые до сих пор. Одним словом, «дули на воду».

Саму игрушку решили погонять на всех режимах, и пройти от начала до конца. На этот раз локализацией выбрали Англию, потому что – Шекспир, Айвенго, Робин Гуд, Шерлок Холмс…

Начали, как и полагается, с каменного века. Капризная машина пыталась подсунуть вместо нормального материала абсолютно некондиционный галечник, а потом никак не хотела превращать опознанное сырьё в орудие производства, пока не получила исчерпывающие пояснения с приложением рисунков – “как и где ломать”, “как сверлить” и “как точить”. С изобретением охотничьего лука проблем особых не было, если не считать того, что никто из присутствующих не представлял, как выглядят тис, вяз, ясень, орешник, или другой подходящий материал. Искусственный интеллект противно хохотал, когда ему предлагали сделать оружие из другого материала, и нагло называл присутствующих «кончеными нубами» и “чайниками”.

Не менее печально обстояло дело с кораблестроением, где незнакомыми были даже слова-термины, не говоря уже об их расшифровке. Кончилось тем, что игрок инструктировал симулятор, а все остальные, бросив свои дела, хором инструктировали игрока, зачитывая ему данные из поисковика «Гугл», находя справки с помощью своих мобильников…

Таким слаженным шумным «колхозом» участники проекта к обеду добрались до эпохи огнестрельного оружия, после чего в группе назрел политический кризис. Совсем, как в учебниках по истории, после заключения союзного договора между русским императором Павлом Первым и французским императором Наполеоном Первым. Согласно договору, смешанный франко-русский экспедиционный корпус стремительно двинулся в Индию, что угрожало потенциальным ущербом колониям Британской империи, а значит, поражением игрока.

«Гугл», и словарь-справочник «Википедия» настоятельно требовали организовать заговор с целью ликвидации русского и французского императоров. Однако, современники ХХI-го века к государственному террору были явно неготовы. Одно дело – слышать, или читать про заговоры и покушения, и совсем другое – лично отдавать распоряжение на убийство, даже если это просто игра.

– А может, как-то договоримся? – вздохнул Джонни, и с надеждой посмотрел на Симону.

Для Симоны, чья прапрабабушка была выпускницей Смольного института, а прапрадедушка служил в Гвардейском Флотском Экипаже Его Императорского Величества, вопрос, ”мочить русского царя или нет”, вообще не стоял. Все уставились на третьего участника движения – Кевина, чья фамилия с приставкой “Ван дер” предполагала искушённость в истории дворцовых интриг, а его собственный аналитический склад ума, хладнокровие и основательность уже снискали признание и уважение однокурсников.

– «Мы пойдём другим путём», – твёрдо процитировал Кевин ещё одного знаменитого политического деятеля, и, быстро набрав на клавиатуре: “Оценить неотвратимость ликвидации русского царя, найти альтернативные варианты”, улыбнулся, затем приписал “Особо секретная миссия” и нажал “Enter”.

Глава 6. Вы видите то же, что и я?

Как мы смогли так точно промахнуться?

 

– Вы видите то же, что и я? – судорожно сглотнув, спросил слегка ошалевший Джонни.

Остальные участники движения пока ещё не пришли в себя и, раскрыв рот, во все глаза глядели за окно лаборатории, где вместо векового леса, окружавшего университет, серела кромка каменистого берега, и перекатывались морские волны.

– Джонни! “Брауни”, которые ты с утра принёс, они были без сюрпризов? – спросила Симона, не отрываясь от пейзажа, – море я точно не заказывала.

– До побережья 120 км – отреагировал Кевин, – нас тут быть не должно… но, коллективные галлюцинации – это уже перебор…

Всех вывел из шока отчаянный писк устройства бесперебойного питания, которое громко возмущалось отсутствием электроэнергии, и предупреждало, что для корректного отключения программного обеспечения осталось меньше минуты.

– Быстро, быстрее, не дай Бог, программа «зависнет», – завопил, ранее других пришедший в себя Кевин, после чего буквально двумя движениями «мышки» снял текущую задачу, вышел из программы, и нажал спасительную “shut down”.

– А теперь, давайте думать, что это было?

– Мне кажется, что было то же самое, что и во время первого тестирования, – прошелестел одними губами Сценарист, – только тогда, вместо выхода из программы, я нажал «Esc», и все эти проблемы исчезли. А теперь вот вижу – продолжение следует.

– Так давай сейчас нажмём «Esc» и точно так же сразу всё прекратим – и Симона уверенно ткнула клавишу…

Картинка перед глазами не изменилась.

– Компьютер выключен, программа дезактивирована, чего тыкать-то, если ничего не меняется, – вздохнул Джонни и вопросительно посмотрел на Кевина, – включаем заново?

– Обязательно, но сначала требуется восстановить электропитание – отреагировал Кевин – пойду посмотрю, что с предохранителями, и вообще… – и открыл дверь в силовую аппаратную.

– С каждой минутой всё чудеснее и интереснее – выглядывая из-за плеча Кевина, пробубнил Сценарист. В руках у него вишнёво поблёскивал универсальный инструмент для чисто русского метода решения любых нерешаемых проблем – бутылка «Henessy», припасённая им для празднования удачных испытаний. В настоящее время коньяк оберегал психику Сценариста от шока, в котором пребывали он и остальные обитатели лаборатории.

Нет, аппаратная сохранилась, но не полностью. В двух метрах от двери она заканчивалась. Противоположная стена отсутствовала, а боковые ограничивались аккуратно закругленными срезами, которые упирались в густые бамбуковые заросли. Внешний силовой кабель заканчивался там же, где и стена, и был также аккуратно обрезан.

– Скажи, Кевин, а в Голландии растёт бамбук? – спросил Сценарист.

– Если только в оранжереях…

– Тогда, боюсь, у меня для тебя плохие новости, – нас с Голландией разделяет сейчас не менее десяти тысяч километров.

– Ну, тогда сходим хотя бы в подвал – посмотрим, в каком состоянии пребывают дизель-генераторы.

Студенты столпились у среза стены, недоверчиво поглаживая грязно-зелёные стволы  многолетних вечнозелёных растений семейства злаковых, стараясь не переступать чётко видимую черту, отделяющую их лабораторию от буйной природы.

Стены подвала были точно так же, аккуратно скруглены и обрезаны, как и стены аппаратной. Сами дизель-генераторы, слава Богу, не пострадали, как и стоявшая между ними кубовая емкость с дизельным топливом. Требовалось «срастить» обрезанные кабели и восстановить электропитание. И после этого, запустив программу, нажать наконец-то «Esc», чтобы этот «сон наяву» закончился.

Сценарист и Джони, по причине интенсивного контакта с Henessy, были идентифицированы Кевином как технически бесполезные и отправлены на рекогносцировку местности подблаговидным предлогам «вам надо прогуляться». Оставшиеся приступили к восстановлению электроснабжения. Всего за пару часов, задействовав комплект ЗиП (запчасти и принадлежности) и буквально «на коленке» собрав в пучок проводку, студентам удалось восстановить кабельные пары лаборатории и запитать аппаратуру с помощью дизель-генератора. А заодно, провести ревизию солнечных панелей, восемь из которых оказались вполне работоспособными. Вот, прямо на крыше ремонтную бригаду и застали вернувшиеся разведчики с удивительным выражением… не лиц, а чёрт знает, чего.

Вид у «засланцев» был ошарашено-подавленный. Под вопрошающе-удивлёнными взглядами товарищей Джонни привалился спиной к стене лаборатории, тихо сполз по ней на землю, и застыл в буддистской позе, полностью уйдя в «нирвану», никак не реагируя на внешние раздражители. Сценарист подобрал оставленный им у входа коньяк, в три глотка «добил» бутылку, с силой швырнул её в заросли и шумно, с размаху, уселся по-турецки рядом с Джонни.

– У меня есть две новости, одна хорошая, другая похуже, с которой начинать? – загадочно начал Сценарист.

– Конечно, с хорошей. Этот остров обитаем? Нашлись люди?

– Нашлись, и много. И это не остров, а полуостров, и скажу даже больше – это прародина нашего Джонни. Можно считать, что мы у него в гостях. И он так этому рад, что потерял дар речи, а у меня, наоборот – приступ многословия, ибо есть ещё одна новость, и она вам понравится меньше, чем первая – это, отнюдь, не современная Корея.

– Как это понимать? – присела Симона, почувствовав, что у неё подкашиваются ноги. Сценарист коротко посмотрел на свои трясущиеся руки, и с силой скрестил их на груди, пытаясь унять тремор…

– Чёрт, и коньяк не помогает, трясёт, – виновато посмотрел он на Симону…

– Папа, я тебя убью!.. Кончай тянуть!..

– Карманных календарей не видели, газет не покупали, с аборигенами не встречались, зато разговоры слышали отчетливо и вот, на мобильник видов нащёлкали, стараясь не высовываться, так что можете оценить сами…

Джонни, будучи чистокровным корейцем, всю свою сознательную жизнь прожил в Африке, в Кении, поэтому и в ХХI веке не мог уверенно сказать, что чувствует себя на полуострове, как дома, а сейчас же он пребывал в том состоянии прострации, которое можно определить музыкальным термином “крещендо”.

Он заново, словно не веря своим глазам, вместе с Кевином и Симоной, разглядывал снимки, сделанные им самим, десять минут назад.



– Кстати, нас занесло в довольно неплохое место, прокомментировал фотографии Сценарист. Рядом с развалинами какого-то сарая, целиком вросшего в бамбуковые заросли, мы видим всех – нас не видит никто. Спасибо тебе, Кевин, за приписку “совершенно секретно”. Компьютер выполнил твои предписания чрезвычайно педантично. С моря нас разглядывать некому, а с суши здесь такая чаща, что даже кошке сложно пройти. До города рукой подать. Хотя, назвать это городом можно с большой натяжкой – скорее, большая деревня.

– Какой же это год? – Симона с усердием разглядывала фото судов с дымящими трубами и снующими рядом людьми.

– Любой, считая с внедрения паровых котлов в качестве двигателей на торговых и военных судах, и до их, пароходов, полной отставки – вздохнул Сценарист.

– Хотя, судя по запросу, который сформировал Кевин, я представляю себе, где мы оказались. Он не указал, какого конкретно русского царя он собирается спасать, и искусственный интеллект воспринял это как команду спасти весь институт русского самодержавия. А началом конца самодержавия огромное количество историков считает неудачную русско-японскую войну. И эта информация была в базе данных симулятора…

– Невероятно!

– Невероятно – что?

– Каждый день миллионы человек миллиарды раз посылают запросы в разные базы данных самых различных компьютеров и при этом никто никуда не улетает!

– Предположение, что вы, конструируя игру, создали машину времени, тебя согреет?

– Да, но только после возвращения в исходную точку – в ХХI-й век. У меня там остались кое-какие дела и хотелось бы их доделать, а любой раздел истории я всегда могу проштудировать самостоятельно, либо послушать-почитать твои записки. Так проще и… безопаснее.

– Причём, не только для нас. “A Sound of Thunder” (И грянул гром) смотрели? Помните, что будет, если в прошлом раздавить хотя бы бабочку? – вставила Симона.

– У-у-у-у – схватился за голову Джонни – а мы здесь пока как слоны через бамбук ломились, столько натоптали! Всё, давайте убираться поскорее, пока мы здесь не устроили “The Day After Tomorrow” (Грядущую всемирную бурю).

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»