Отказ – удачный повод выйти замуж!Текст

72
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Отказ – удачный повод выйти замуж!
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448 358,40
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Аудиокнига
Читает Алла Човжик
299
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Первый учебный день в Мариинской академии магии ежегодно отличался шумом и повышенным вниманием студентов друг к другу. Старшекурсники вспоминали учебные казусы и делились впечатлениями о прошедшем лете, первокурсники же начинали новый этап своей жизни со знакомств.

Прижимая к груди новый учебник и тетрадь по Применению боевых некрозаклинаний, я уверенно и целенаправленно шла по коридору. Периодически меня отвлекали друзья и знакомые своими рассказами о лете и вопросами о моих планах на эту неделю. Я привычно лучилась радушием и отвечала всем с улыбкой.

В душе царила теплота, как бывает всякий раз, когда мы возвращаемся после долгой разлуки в родной дом.

– Винсента! – окликнули меня, и я обернулась на голос.

Сокурсник с целительского факультета, которого, кажется, звали Ламберт, спускался по приставной лестнице. Парень развешивал указатели для первокурсников, чтобы те не заблудились в свой первый учебный день.

– Здравствуй, Ламберт! – отозвалась я, остановившись и дождавшись, пока парень подойдет ближе. – Смотрю, тебя приобщили к общественному труду?

– Наказание, – недовольно поморщился сокурсник и продолжил разговор: – Как коралловые берега?

– Замечательно! – заверила его и подмигнула. – Кораллы еще стоят, но многие из них пошли на украшение ткани моего платья.

Для наглядности я покрутилась, показывая во всем великолепии расшитую карминно-розовыми бусинами юбку. Ламберт поднял большие пальцы вверх, и я, подарив прощальную улыбку, направилась дальше по коридору.

– Винс! Видел твои снимки в «инстамаге», ты там с женихом? – поравнявшись со мной, спросил еще один знакомый, с моего факультета, но на курс младше. Даже не помню, где мы с ним познакомились.

– Нет, разумеется! Ты знаешь – мое сердце занято Фабианом, – с придыханием ответила я.

Своего парня Фабиана – академическую звезду, лучшего ученика курса и просто обаятельного молодого мага – я не видела с прошлого семестра. Периодически мы общались по «арту», как сокращенно назывался переговорный артефакт, но этого было катастрофически мало для меня. Фабиан же был постоянно занят – сыну герцога есть чем заняться при королевском дворе. Сама же я обучалась на третьем курсе, и до последнего, пятого, осталось совсем немного! А там вполне вероятно поступление в магистратуру. Тогда-то времени на личную жизнь будет куда больше.

Вернувшись в реальность из своих заоблачных мечтаний, я пояснила:

– На магоснимке был актер королевского театра, Брад Вейсон. Разве ты его не узнал?

– Точно! А мне еще казалось, что я его где-то видел, – закивал головой второкурсник.

Я не ответила, так как в это время отвлеклась на пятикурсницу, чмокнувшую меня в щеку. Рейнада входила в студенческий совет и была самым лучшим организатором любых мероприятий, будь то академическое собрание или Снежный бал.

– Винс, – без обиняков начала девушка, положив руку поверх моего запястья, – ты обязана сегодня присутствовать на вечеринке в честь дня посвящения студентов! Я придумала новые конкурсы.

Легче обхитрить демона, чем увильнуть от приглашения Рейнады. Эта блондинка весьма красноречива, так что уговорить сможет любого. Даже того же демона. Правда, с последним свяжется только самоубийца.

Я толком не могла понять, почему жителей Подземного царства так все боятся, сама о них читала только в книгах, в которых утверждалось, что демона не узнать невозможно. Они имели гнетущую ауру, которую не каждый маг может на себе выдержать. Конечно, к ней можно привыкнуть, а если демон станет близким другом – вовсе не замечать, но изначально, если встретишь демона на улице, бесспорно почувствуешь её на себе.

Пусть я знала о них не так много, но каждый был осведомлен, что эти существа умели подавлять людскую волю, заставлять их действовать по своему усмотрению. А если уж кому-то удалось обхитрить демона, то можно смело ставить крест на жизни этого самоубийцы. Если отомстит не он сам, то родственники или каганат.

– Обязательно в них поучаствую, – заверила я Рейнаду и попрощалась с девушкой.

По пути в аудиторию меня окликнули еще человек пять. Всем пришлось отвечать, улыбаться, рассказывать, как прошло лето и увиливать от приглашений на другие вечера встреч, поэтому в аудиторию я вошла последней, когда все однокурсники активно обсуждали прошедшие каникулы.

– Привет, всем! – воскликнула я.

– Привет, Винс! – дружно ответили однокурсники и вернулись к своим делам.

Я прошла за первую пару в центре, удобно устроившись на лавке. Ко мне тут же подсел друг – шатен с голубыми глазами. Он был третьим сыном барона фин Троида, но по его манерам не скажешь, что он аристократ. Вот и сейчас он развалился на лавке, словно какой-то залетный моряк в кабаке.

– Ты похудела. Я это заметил еще по магоснимкам с моря, – заметил Орс и положил коробку с моими любимыми пирожными на стол. – Съешь.

Я недовольно поджала губы и с трудом отвела взгляд от сладости, правильнее будет сказать, слабости.

– Не могу, – отрицательно мотнула я головой и отодвинула от себя коробку. – Как бы мне не хотелось, я не позволю вернуться обратно пяти килограммам, которые сбросила. Ты же знаешь, Фабиан любит худышек.

– А это еще одна причина, по которой тебе все же лучше съесть сладкое. Оно благотворно влияет на твою нервную систему, – настоял Орс и вновь подвинул ко мне пирожные. Я нахмурилась. Друг никогда не делает что-то без причины.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Лишь то, что сказал. Съешь пироженку, – со вздохом отозвался он и умоляюще посмотрел на меня, потом, бросив взгляд в сторону, сник и махнул рукой. – А, все равно уже поздно.

Я повернула голову и проследила за взглядом друга. В дверном проеме стоял хмурый Фабиан. Его светлые волосы были коротко стрижены, пробор как всегда, на левый бок, но волосы не падали на лоб, а убирались в сторону. Парень нервно теребил манжет белой рубашки с воротником-стойкой, который выглядывал из-под визитки. Галстук насыщенно-оранжевого цвета говорил о том, что молодой маг следует моде и старается вносить в свой образ яркие тона. Впрочем, человек его положения обязан соблюдать нормы, предписанные высшим обществом.

Мой идеал. Я улыбнулась, чтобы развеять плохое настроение сына герцога, и подошла к нему, подставив губы для поцелуя. Предательски уклонившись и чмокнув меня в щеку, звезда академии магии серьезно произнес:

– Нам необходимо поговорить. Сейчас.

Бездумно кивнув, как сомнамбула двинулась следом под молчание однокурсников. Тон и манера разговора не предвещали ничего хорошего, поэтому в моей голове уже строились картины вариантов дальнейшего развития событий. Мы вышли в коридор и остановились возле огромного витражного окна.

Отсюда открывался чудесный вид на вишневые сады кафедры Жизни. Всего факультетов было три: целительский, стихий и темного искусства. У стихийников было четыре кафедры соответственно каждой способности, у целителей было общее направление, а вот мой факультет имел две кафедры: некромантия и сила тьмы.

Обучалась я на втором, так как мне была подвластна темная материя – особый вид магии, преимущественно, боевой. Трупы, кстати, я тоже умела поднимать и заставлять говорить, но вот создание вампиров или прочей подчиненной нечисти, мне уже неподвластно. Зато я умею заставлять цветы увядать, а животных – умирать. Магия не самая безобидная, наоборот, смертельно опасная. Самыми сильными были стихийники, но плюс целителей и темных – в Словах, силой которых порой стирались в прах целые города.

Пока мы с Фабианом шли, привлекали лишнее внимание. Из аудитории выглядывали любопытные студенты. Те, кто стоял в коридорах, прекращали разговоры и прислушивались к нам. Я не боялась чужого любопытства, скорее меня пугало свое собственное: что же будет и какую новость хочет сообщить мне маг? Мне хотелось, чтобы пытка под названием «неизвестность» скорее закончилась.

– Фабиан, не тяни паутину заклинаний, – потеряешь контроль, – поторопила я его.

Парень поднял на меня виноватый взгляд, затем отвел взор в сторону, туда, где стояла кучка девушек, заинтересовано поглядывающих на нас и переглядывающихся. Среди компании особенно выделялась одна красавица со светлыми прямыми волосами, собранными в затейливую прическу.

Она была красива, но это была холодная утонченная красота, а не яркая и живая, как у меня. Идеальной формы от природы светлые брови были подкрашены, так же как и пышные ресницы. Прямой узкий нос, который создавал впечатление брезгливости своего хозяина ко всему, высокие скулы, говорящие об аристократичности, маленький подбородок, из-за которого рот девушки всегда был немного приоткрыт, придавая особый шарм. Платье с приспущенной линией плеч и декольте, закрытое полупрозрачным газом, выполнено по последней моде.

Хотя кому, если не принцессе, создавать моду?

Да, это была дочь нашего короля. Девушка встретилась со мной взглядами, но тут же отвела взор, будто я её вовсе не интересовала, а подруги, окружавшие её стайкой голодных падальщиков, захихикали и зашептались. Мне на миг показалось, что они обсуждали меня.

Фабиан, вновь посмотрел на меня, повинно опустил голову и выдохнул:

– Нам нужно расстаться.

Слова сказаны. Назад их уже не вернешь. Казалось, что на нас повесили полог тишины – не было слышно ни звука. Но я точно знаю, что никто из нас заклинание не накладывал. Мы просто стояли и смотрели друг на друга, пока я пыталась осознать услышанные слова. Мне все казалось, что сейчас выйдут мои друзья, взорвут хлопушки и скажут, что это розыгрыш, верить этому не стоит. Я рассмеюсь и пожурю их за глупую шутку, а потом мы разойдемся на лекции.

Но никто появляться не спешил. Язык будто присох к небу. Фабиан был моим первым и единственным парнем, пусть мы с ним дальше поцелуев и не заходили, но я все равно подарила ему частичку своей души. Мне хотелось верить, что это навсегда. Пусть внешне я оставалась спокойной, внутри меня разливалась боль.

 

– Почему? – тихо спросила я, усугубляя своё положение.

– У меня появилась невеста. Я женюсь по окончании университета.

– Так рано?

– На этом настаивают наши семьи. Прости, ты замечательная девушка…

– Не стоит. Я прекрасно осведомлена, насколько совершенна, – остановила я его, не желая ничего слышать о сопернице. – Давно вы обручены?

– Около месяца, – старательно отводя взгляд, признался маг.

Я открыла рот, но тут же его закрыла. Если до этого и была надежда, что всё еще можно вернуть, но теперь и она рухнула. Он изменял мне. Он разговаривал со мной по «арту», делая вид, что все в порядке, а сам был обручен. Мне казалось, что на меня вылили ведро помоев.

– Тогда искренне желаю вам счастья, ваша светлость, – натянуто улыбнулась я и развернулась к аудитории.

Хотя о чем это я? Резко остановилась, сжав в руках ткань юбки. Он меня бросил! Прилюдно! Не мог предупредить заранее? Например, еще месяц назад?! Будто убрав выдуманные помои, я провела рукой по волосам и, развернувшись на каблуках, четко выговорила:

– Я не желаю зла тебе, лишь отдаю то, чем ты отплатил мне, – сказала стандартную фразу, чтобы проклятье случайно не отразилось на мне кармой. – Желаю тебе блеять целую неделю!

Сказала с чувством, с толком, с расстановкой. Сама позавидовала своему тону! Лицо герцогского сынка позеленело, предположительно от злости. Он сжал кулаки и собирался накричать на меня, но из его горла не вырвалось ни одного человеческого слова.

– Бе-е! – проблеял он, схватившись руками за своё горло и испуганно глядя на меня. – Бе-е!

– И не надо на меня так смотреть! – сложив руки на груди и гордо подняв голову, сказала я, и парень, бросив на меня испепеляющий взгляд, быстрым шагом направился по коридору в сторону целительского факультета. Я усмехнулась. – Иди, ищи того, кто сможет словом Света снять с тебя заклятье! Только не надейся, что кто-то пожалеет тебя так же сильно, как я разозлилась! У сильных темных магов и слово Тьмы – мощное!

Свидетели моего позора глядели на меня с сочувствием. Принцесса, наградив меня долгим оценивающим взглядом, направилась по коридору, тоже в сторону целительского факультета. Её верные падальщицы отправились следом.

– Спектакль окончен! – объявила я, оглядевшись по сторонам. – Антракта не будет, а вот двери академической столовой всегда для вас открыты! Смелее, смелее! Расходимся и идем обсуждать увиденные новости в здание общепита!

Студенты неохотно расходились. С трудом сдерживая слезы, я зашла в аудиторию и плюхнулась на своё место. Орс подвинул ко мне коробочку пирожных. Теперь я на них взглянула более благосклонно.

– Ванильные? – спросила я.

– И ванильные тоже есть, – подтвердил друг, и я подняла на него печальный взор.

– Ты давно узнал?

– Утром. Сегодня королевский дом официально объявил о помолвке младшей принцессы и наследника крупнейшего герцогства.

– Я не читаю новости. – Поморщилась я. – От них всегда портится настроение.

Справа раздались аплодисменты. Какое еще шоу сегодня мне предстоит увидеть? Вздохнув, я поднялась со своего места, оправила юбку и сложила руки на груди, приготовившись к новому витку театрального действа. В дверном проеме стояла моя однокурсница – баронесса Ильнесса фин Кольт.

Одевалась девушка, как и подавляющее большинство студенток Мариинской академии, просто, но изыскано: в платье с глухим воротом, рукавами-фонариками, без кринолина, но с драпировкой и немногослойным турнюром. Только вот цвета она выбирала оранжево-коричневых оттенков, что совершенно не шло к её цвету лица, да и темные волосы, зализанные в пучок, лишь ухудшали впечатление от прямоугольного лица.

Не обладающая привлекательной внешностью, Ильнесса любила обвинять в своих проблемах других. Но сейчас у меня не было времени морально подготовиться к её атаке. Девушка подошла, получая удовольствие от каждого своего шага и моего мрачнеющего лица.

– Наша академическая королева потерпела поражение, – изрекла она, усмехнувшись. – Неужели ты серьезно рассчитывала выйти замуж за сына герцога? Все вокруг знали, что эти отношения – временные, одна ты питалась наивными иллюзиями.

Я бросила взгляд на Орса. Тот развел руками, мол, действительно всё так. Однокурсники старались отводить взор, и мне стало еще горше от собственной глупости и слепоты.

– Твоя речь дойдет до кульминации или так и остановится на завязке? – презрительно бросила я Ильнессе.

– Жизнь – не театр, как ты привыкла думать.

– Чем больше я смотрю на тебя, тем сильнее убеждаюсь в обратном, ведь только актеры могут носить такие лживые маски.

– Если кто и носит маску, так это ты! Кукла, которой пользуются все окружающие! Думаешь, что знаменита, что тебя все любят? Тебя просто жалеют. Маленькая сиротка, милостью богов получившая магический дар. Ты всегда будешь отличаться от нас. И замуж тебя никто не позовет, как бы ты не улыбалась.

Её слова больно жалили. Они вторили моим потаенным страхам, которые начали выбираться мерзкими щупальцами наружу.

– Да любой из здесь присутствующих готов жениться на мне! – воскликнула я, больше пытаясь убедить себя, чем собеседницу.

– Очнись! – расхохоталась Ильнесса, покрутившись вокруг своей оси и вновь повернувшись ко мне. – Ты – сирота, воспитанная в монастыре! Маги слишком амбициозны, чтобы жениться на безродной девчонке с неизвестно какой кровью. Может, она у тебя дурная?

Это был удар под дых. В Мариинской академии обучались «лучшие» маги со всех королевств – место для богатеньких детей, где они могут завести определенные связи для своей дальнейшей жизни. И так получилось, что благодаря уровню своего дара я попала именно сюда.

Еще жизнь в монастыре меня научила: ласковый теленок двух маток сосет. Поэтому и здесь старалась быть приветливой, веселой, чтобы находиться в центре внимания и не чувствовать дискомфорта от того, что еще с первого курса ношу старые платья, периодически перешивая их и добавляя новые аксессуары.

Но Ильнесса права. Я всегда буду чужой в этой академии. Мне никогда не найти здесь мужа, пусть хоть из кожи вон лезть буду. На глаза навернулись слезы, но я сдержалась. Дотронулась до шеи и сжала цепочку с артефактом – единственной вещью, доставшейся от бросивших меня родителей.

– А если я тебе скажу, что первый мужчина, достигший брачного возраста и неженатый, который войдет через эту дверь, станет моим мужем? – сощурившись, прошептала я и достала из-под ворота платья артефакт.

– Ты согласна обручиться с неизвестным ради простого спора? – удивленно спросил Орс, подскочив с места и взяв меня за руку. – Винс, одумайся! Не слушай эту балаболку! Она может наговорить гадости, но ты не должна обращать на неё внимание!

– Орс, не бери за неё ответственность! Слово если вылетит, не поймаешь, это должен усвоить каждый маг, – вмешалась Ильнесса и протянула мне руку. – Принимаю пари! Каким же образом ты заставишь незнакомца жениться на тебе? Мне только из любопытства хочется на это поглядеть! Давай так: если ты выходишь замуж, то я прилюдно извиняюсь и даю обет безбрачия! Идет?

– По рукам! Магическая клятва? – протянув руку, спросила я и пожала её руку. На наших запястьях загорелся знак лотоса, который исчезнет сразу после выполнения условий спора.

– Винсента, если ты не выйдешь замуж до заката, то сама примешь обет безбрачия. Хотя уверена, что тебе и так это светит.

На её выпад я не ответила. Обошла стол, сделала несколько быстрых шагов к двери и захлопнула её. Орс прикрыл рукой лицо, мученически вздохнув, и осел на парту. Я встала перед дверью, дотронулась до медальона и прикрыла глаза. Артефакт был сильным.

Первый раз я почувствовала его действие еще в детстве. Тогда на меня набросились волки. Хватило моего истошного крика и прикосновения к медальону, чтобы волки упали навзничь, пораженные страшной силой. Артефакт всегда давал больше отдачи, чем требовалось. Использовался он редко, так как это могущество не всегда поддавалось контролю.

И вот под действием сильных эмоций я готова была вновь прибегнуть к его помощи. Это было опасно, но между тем – волнительно. В такие моменты ощущала себя практически всемогущей, и это пьянящее чувство пугало.

– Накладываю слово Тьмы, – поставленным голосом объявила я. – Для других зла не желаю, себе горя не ищу, хочу восстановить справедливость. Первый, кто войдет через эту дверь, станет моим мужем уже до полуночи.

Лишь бы сработало! Косяк мерцал мягким синим светом, извещая о наложении заклинания. Вот только достаточно ли оно сильное? И сработает ли нужным мне образом? В аудитории зашептались: никто не верил, что такое заклинание поможет. Ко мне подошел Орс, взяв под локоть.

– Винс, ты уверена, что это сработает? Если бы так легко можно было найти мужа, то у нас в королевстве мужчины боялись бы двери перед дамами открывать. Мало ли, кто там уже ожидает с храмовником под руку?

Шутку друга я пропустила мимо ушей.

– Не уверена, – прошептала я, – но вложила максимально силы, поэтому преисполнена надежды. Не сбивай благотворный настрой.

Сработает или нет? Если войдет мастер Нурфин, то остается молиться, чтобы я наложила на себя обет безбрачия, ибо за эту старую шепелявую лягушку не выйду ни за что! А ведь вполне возможно, что войдет именно он – всё же он преподаватель некрозаклинаний. А если случайно сюда забредет какой-нибудь хромой и косой? Только такого счастья мне не хватало!

Молчание становилось гнетущим, а улыбка Ильнессы – насмешливой.

– Не переживай, Винсента, слово Тьмы о безбрачии обязательно сработает! – рассмеялась девушка.

Зарычав от бессилия, я бросилась с кулаками на девушку. Воспитание?! О каком воспитании идет речь в среде магов?! Это только в высшем обществе эти привилегированные господа и леди становятся истинными аристократами, а здесь они – обычные язвительные снобы, не видящие дальше своего носа!

Девушка среагировала моментально, вцепившись мне в волосы. Мы кричали, не желая отпускать друг друга. Однокурсники пытались нас разнять, но в итоге один из них заехал Орсу в нос. Тот не стерпел и откинул оппонента некрошаром в стену. Раздался глухой звук, положивший конец шуму в аудитории.

Я откинула от себя Ильнессу, наспех поправила прическу и направилась в сторону выхода. Когда уже практически дотронулась до ручки, дверь распахнулась, и на порог ступил высокий черноволосый мужчина с сильной подавляющей аурой, присущей только одним представителям нашего мира. И каждый из нас её ощутил на себе.

– Демон… – раздались голоса однокурсников.

Студенты, включая меня, инстинктивно сделали шаг назад, вжав головы в плечи. Жители Подземного царства отличались радикальными методами решения проблем. И сейчас все сокурсники поняли, что он меня может убить на месте, а их – за компанию. И никакие угрызения совести его мучить не будут.

Боги, не приведите светлого в темную обитель, чем-то оскорбить демона – в лучшем случае он подавит твою волю, заставив действовать на его усмотрение, в худшем – даже без дуэли сломает хребет. И какой из вариантов развития событий уготован мне?

Мужчина, откинув прядь волос, выбившуюся из небрежного хвоста, закрыл за собой дверь, но не успел сделать еще хотя бы одно движение, как магия, окутывающая дверь, рванулась к нему, оплетая его правое запястье.

Я вскрикнула, посмотрев на свою руку, где уже начал распускаться узор брачной татуировки. Тонкие полоски сначала зависли в воздухе, а потом стремительно опустились на кожу, оставляя несмываемый след. Они двигались, словно живые, и я несколько мгновений зачарованно наблюдала за движением, пока рисунок не замер.

– Что здесь происходит?!

Голос незнакомца, по воле злого рока ставшего мне мужем, разлетелся по аудитории. Демон был напряжен. Густые черные брови нависли над глазами, выдавая гнев, а чувственные полные губы были сжаты в тонкую линию. Казалось, еще минута – и лицо с правильными чертами исказит гримаса гнева. Именно этого момента я и боялась. И даже подтянутая широкоплечая фигура демона пугала меньше, чем аура силы, исходящая от него.

– Святые мученики… – прошептала я, делая еще один шаг назад.

– Кажется, кому-то всё же придется принять обет безбрачия, – обреченно прошептал кто-то из однокурсников.

Меня же даже последствия спора сейчас не волновали. Демон! Да как меня вообще угораздило-то?! Почему все совершают ошибки – и ничего, а если я – так сразу катастрофа магического масштаба?! Встретившись взглядом с демоном, я поняла, что обет безбрачия определенно предпочтительнее! Можно сказать, это будет лучшим, что со мной случится в будущем!

– Д-добрый день, – проговорила я и осела на пол, закрыв рот рукой.

Святые мученики, и что теперь делать-то?!

Демон был растерян и это слабо сказано. До него начал доходить смысл случившегося. Брачная татуировка на наших запястьях уже приобрела синий цвет. Осталось только закрепить связь брачной ночью, и нити станут красными, извещая всех о полном семейном союзе. И главное, винить мне некого: сама виновата! Сама женила на себе демона!

 

– Вставай, – прошептал Орс, рывком поднимая меня за локоть. – На счет три – бежим! Бежим из этой академии!

И из этого мира!

Ничего против этого плана я не имела! Бежать! Бежать отсюда! И переждать время, пока демон успокоится и найдет пути решения нашей проблемы. Или мне сразу принять обет безбрачия? Точно! Монастырь! Замужним же позволено уходить туда?

Мы с Орсом уже прошмыгнули к двери, но та неожиданно захлопнулась прямо перед нашими носами. Дернула за ручку, но эффекта никакого. Развернулась на каблуках и встретилась с взбешенным взглядом демона. Дела плохи. Сейчас даже плаха выглядит заманчивее замужества.

– Куда? – вкрадчиво поинтересовался демон. Однокурсники за его спиной хранили гробовое молчание. И скоро это станет не только крылатым выражением…

– В монастырь? – ответила я, но таким тоном, будто спросила.

– К ректору, – поправил меня он, одним словом изменив курс моего движения.

Я охотно закивала и потянулась к ручке. Дверь легко поддалась и открылась. Выскользнув в коридор, по знакомому маршруту уверенным шагом направилась в восточную башню.

– Береги себя! Если будешь в опасности, кричи! – донесся вслед голос Орса.

Обернулась и улыбнулась другу, пытаясь его приободрить. Уголки его губ приподнялись, но из глаз не ушла тревога.

Демон подтолкнул меня, и я послушно потопала впереди него. Студенты уже ушли из коридоров – начались занятия, поэтому в этот раз я была лишена внимания. Впрочем, абсолютно уверена – стоит мне выйти из кабинета ректора и заглянуть в «инстамаг» – найду там целый новостной поток обо мне и скоропалительном замужестве.

– Причины?

– Что? – вопрос я поняла не сразу.

– Причины твоего поступка?

– Глупость и амбиции.

– Привычный коктейль людских эмоций, – фыркнул мужчина.

Разговаривать не хотелось. Что мы можем сказать друг другу? Мои извинения вряд ли убавят злость демона.

В нашем мире существовали в относительном согласии три самостоятельные, совместимые расы: люди на земле, демоны под землей и Всевышние на небе.

Самыми многочисленными были люди, но и жили мы относительно недолго – около века. Разумеется, магия продлевала нашу жизнь в пять-шесть раз, в зависимости от способностей, приближая ее продолжительность к демонам и Всевышним.

Обе расы имели вторую ипостась, первая же была идентична человеческому облику, благодаря чему мы имели полную генетическую совместимость. Часто, если ребенок зачат в смешанном браке, то кровь одного из родителей еще в утробе матери усиливали таким образом, что рождались чистокровные дети, имеющие признаки расы одного из родителей.

В Подземном царстве ценилась сила воли. Мужчина был главным и в семье, и в управлении государством, но умные демоницы знали, как правильно заставить уважать свою точку зрения. Впрочем, в современном мире давно изжили себя пережитки древности, хотя многие традиции остались. Но я мало знала о них, теперь же будет повод просветиться. Увидеть вторую ипостась демона удавалось только тем людям, которые были допущены в Подземное царство.

Всевышними я интересовалась еще меньше, чем демонами. Они были закрытым обществом и редко спускались на землю, чтобы почтить кого-то своим присутствием. Говорят, что гнев Всевышних – небесная кара, ибо внешне не особо внушающая страх вторая ипостась с кожистыми крыльями в моменты ярости становилась худшим воспоминанием в жизни. Рисунков было мало, но все они изображали существ тех же размеров, как и люди, с алебастровой кожей, заостренными чертами лица, острыми клыками и опасными когтями.

Так же среди нас были представители низших существ: вампиры, которых поднимали во время ритуалов некроманты; русалки, живущие в заводях и заманивающие к себе спутников для продолжения потомства и энергетической подпитки; бесы – прислужники тьмы, которые из-за слабой воли являлись вечными рабами демонов.

В Земном царстве они встречаются очень и очень редко, зато в Нижнем мире – в каждом доме можно найти такую обслугу. Люди же не работали там вовсе, то ли демоны им не доверяли, то ли представители самой многочисленной расы боялись не угодить нанимателю. Так что если и жили люди в Подземном царстве, то только в качестве супругов демонов.

Я вынырнула из размышлений, когда мы дошли до приемной ректора. Нам навстречу вышла секретарь – тисса Лисирра. Она улыбнулась демону и с едва заметной тревогой спросила:

– Возникли какие-то проблемы, тисс?

Тиссами во всех Трех царствах называли мужчин и женщин благородных кровей. При обращении к простолюдинам это слово сокращалось до более коротких «исс» и «исса».

– Мне необходимо побеседовать с тиссом Шторманом. Сейчас.

– В данный момент он отсутствует: ведет лекцию…

– Сейчас! – проникновенно повторил демон, сощурив глаза.

– Разумеется, разумеется, – закивала Лисирра, нервно собирая какие-то бумаги на столе в стопки. – Подождите в кабинете, пока я вызову тисса в Восточную башню.

– Благодарю, – скупо ответил демон, и мы вместе прошли в кабинет, где сели в кресла напротив стола ректора.

Я даже не рассматривала интерьер, ибо за три неполных года обучения успела запомнить его в мелочах: дубовый стол, массивные кресла, такие же шкафы с книгами у стен и ковер с длинным ворсом. Никаких лишних аксессуаров, что говорило гостям многое о характере ректора.

Человеком он был старой закалки, любил исполнительность и жаждал общения с неординарными личностями. Он любил наблюдать и принимал участие только в крайнем случае, когда без его помощи было не обойтись.

– Не вижу в твоем взгляде заинтересованности. Видимо, тебе часто приходится тут бывать, – констатировал демон.

– По различным вопросам. Когда за наградами сюда приходила, а когда… по шапке получить, – тише добавила я.

– В твоем таланте уже убедился. Как тебе удалось повесить на меня людскую брачную татуировку? Я даже не слышал о таком заклинании, поэтому не мог обезопасить себя.

– О, это очень популярное заклинание! Рассчитывалось оно, конечно, не на вас, но это не убавляет его популярность, – соврала я.

А что? Уже завтра о нем узнает все королевство! Еще очередь выстроится из желающих узнать чудодейственные слова!

Лицо демона вытянулось.

– Но его ведь можно как-то снять?

– Да, – кивнула я и едко добавила: – Смертью одного из супругов.

– Это можно легко устроить, – зловеще произнес тисс, и в его руках возник некрошар, светящийся изнутри синим.

Вот это мощь!

– Знаете, у меня еще остались незаконченные дела в этом мире. – Я сглотнула со страхом.

– Раз вы своей смертью любезно избавите меня от брачных обязательств, то я так же любезно помогу вам с вашими незаконченными делами.

– Они требуют моего всенепременного присутствия! – истерично воскликнула я, и в этот момент на мое счастье в кабинет вошел хмурый ректор.

Казнь откладывается.

Тисс Шторман был мужчиной в возрасте, черные волосы, которые он заплетал в широкую косу на затылке, уже поседели на висках. Ко мне он относился с той долей терпимости, когда убить не то что нельзя, а просто жалко. Он прошел вперед и сел в кресло, сложив руки на груди и продолжив сверлить нас недовольным взглядом. Демон поднял мою руку и показал брачную татуировку.

– Я уже в курсе вашей проблемы. Как и вся академия. Новости в «инстамаге» разлетаются слишком быстро, если в них упоминается имя тиссы Винсенты, – ответил ректор и перевел взгляд на меня. – Фабиану мстила, да? Не успела с парнем расстаться, как демона на себе женила?

– Да все не так…

– Так она у вас мужчин меняет со скоростью смертельного заклинания? – хмыкнул демон. – Тогда у вас не должно возникнуть проблем со снятием брачной татуировки, раз имеется не первый подобный случай.

– Видите ли, уважаемый тисс Орденаталь, это действительно первый случай. По людским законам брак может быть аннулирован только после года совместного проживания при условии неприкосновенности брачного ложа.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»