-30%

Слова, которых нет

Текст
17
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Ник сидел так какое-то время, а потом заплакал. Но продавец не обращал на странного гостя никакого внимания, он просто читал комикс, стоя у прилавка. Когда слезы закончились, Ник начал говорить вслух обо всем, что его тревожило, словно был на приеме у психолога. Наверно, было глупо открываться совершенно незнакомому человеку, но что еще делать, он не знал.

С того дня Ник много раз забегал в «Комикопию». Поводов хватало. Сегодня тоже.

Ник сидел на привычном месте, совершенно не обращая внимания на посетителей, которые проходили мимо и глазели на него чаще, чем на сами комиксы.

– Она точно ненормальная, Джим, – сокрушался Ник, отпивая «Нюка-Колу». – Если они там все такие, то мы в опасности. Земля в опасности, а может, и вселенная. Я таких больных на голову еще не видел. Даже в психушке, где мы с Элизабет недавно делали репортаж.

Джим Шеппард был специфичным молодым человеком, увлеченным комиксами. Он всегда носил синюю футболку с эмблемой супермена и синие шорты. А на его шее висел зеленый амулет. Сам Джим говорил, что это осколок криптонита, который сдерживает его необузданную силу. Но верилось с трудом.

После недолгого молчания Джим поправил очки и взял одну из книг комиксов – «Проповедник (специальное издание)». Он пролистал пару страниц, а потом негромко сказал:

– Я тебе не психолог. Если не будешь ничего покупать, кроме газировки, то проваливай.

– Ты меня совсем не слушаешь?! – возмутился Ник.

Джим перелистнул страницу.

– А ты внимательный, – сказал он.

– Окей, я возьму стикер с Черной вдовой.

– С этого стоило начинать, дружище. Сколько тебе? Три сотни, может, четыре?

– Э… одного хватит.

– Ханжа, – пробормотал Джим и протянул стикер.

– Она говорит, что я должен разгадать загадку, чтобы помочь ей возродить какой-то клуб, – Ник взял стикер. – И почему-то называет меня преемником Лапласа. Но я не понимаю…

Джим перелистнул еще одну страницу комикса. «Проповедника» он читал уже много раз, но частенько возвращался к этой истории.

– Неплохо-неплохо, – бормотал он себе под нос.

– Она уверяет, что у нее есть какая-то записка или что-то в этом роде, которая предсказала мое появление в сумеречной зоне, а еще она сказала, что я черно-белый. Похоже, серые видят нас такими, какими видим их мы. Не знаю… это странно. Все стало странно, когда возникли сумеречные зоны. Прошел уже год, но никто так ничего и не объяснил. Что это и откуда? Почему Байден молчит? Почему город не эвакуировали? Почему?

– Из-за исчезновения нескольких сотен человек города не эвакуируют.

– Но двадцать лет назад ведь эвакуировали!

– По другой причине.

– Падения метеорита, исчезновение людей, какая разница?

– Большая.

– Но метеорит же не упал.

– Да, ученые обосрались в тот раз, и теперь к любой угрозе мы относимся скептически.

Джим усмехнулся и перевернул еще одну страницу.

– Может, и так, но у меня такое ощущение, что сумеречных зон будет становиться только больше, а мы ничего с этим не сможем сделать, – сказал Ник. – Если появились одни, то почему не появятся еще? И тогда речь пойдет не про сотни, а про тысячи, а то и десятки тысяч исчезнувших!

– Проваливай уже, – спокойно проговорил Джим.

– Но я купил стикер.

– Этого мало, чтобы я выслушивал твой бред так долго. Купи что-нибудь еще.

– Но раньше ты слушал.

– Раньше цена за аренду помещения была ниже.

Ник поднялся с пола, отряхнулся и пошел к выходу.

– Еще увидимся, – сказал он.

– Не хлопай дверью, – ответил Джим. – И не корми голубей у магазина. Задрали эти пернатые крысы.

На улице уже стемнело. Нику некуда было идти, и все же он шел – просто вперед по Коммонуэлт-авеню в сторону парка «Бостон Паблик Гарден», пока в голове крутилась загадка: «На распутье я появляюсь, по пути обо мне узнают. В лесу я быстро теряюсь, на дороге нахожусь. Кто я?»

– Я не знаю, – пробормотал он. – Указатель? Может быть, ты тропа? Хотя нет… как она может в лесу потеряться. А может быть, камень? Об него спотыкаются на дороге, он может быть указателем на распутье и его легко потерять в лесу… Но зачем его брать с собой в лес?

Ник не спеша шагал между двух дорог по озелененной улице одного из престижных районов Бостона – Бэк Бэй. Сам того не замечая, он двигался в сторону сумеречной зоны – той самой на Тремонт-стрит, хотя спроси его кто-нибудь об этом сейчас, он бы сказал: «Нет-нет-нет. Только не к этой ненормальной. Я вообще-то иду в парк». И тем не менее Ник понимал, что эта странная девушка может помочь ему разобраться с тем, что случилось в городе. Выбирать особо не приходилось. Да и неизвестность притягивала.

Когда Ник вышел на перекресток, где через дорогу виднелся парк «Бостон Паблик Гарден», а вправо и влево от него расстилалась Арлингтон-стрит, его поток мыслей вновь вернулся к загадке.

– На распутье я появляюсь, – сказал он. – И что же сейчас должно появиться?

Ник посмотрел направо, а потом прямо.

– Я знаю, кто ты, – пробормотал он себе под нос.

Теперь Ник шел уже не бесцельно, а в известном направлении – в «Клуб тех, кого нет», как он его называл, пока не выяснил, что это название принадлежит какой-то организации. Только девушки с подсолнухом в волосах на месте не оказалось. Логично. С чего бы ей быть здесь в такое время?

Ник переоделся в зимнюю одежду и сел на лавочку. Он не спал уже больше суток, веки сами смыкались. Все быстро почернело перед его глазами, осталось лишь дождаться сновидений.

Сон развеялся через пару часов.

– Разбуди меня, – послышался уже знакомый женский голос. – Разбуди меня... – пела она.

– Какое старье, – пробормотал Ник в полусне. – Разве кто-то до сих пор это слушает…

А потом девушка с подсолнухом в волосах столкнула его со скамейки в снег, и он окончательно проснулся.

– Эй! – возмутилась она. – Этой песне и года еще нет, что ты несешь, возможный преемник Лапласа? Совсем в музыке не разбираешься?

Ник открыл глаза.

– Какого черта? – спросил он.

– Есть две вещи, которые я не терплю, – сказала девушка. – Первая, никто не смеет издеваться над моим музыкальным вкусом.

– А вторая? – Ник встал на ноги и отряхнулся от снега.

– Лучше тебе не знать! Потому что, если узнаешь, то назад пути нет.

– Да что за бред?

– Что именно?

– Да все, что ты несешь… взять хотя бы песню… это же… как их… Evanescence. Эта песня вышла году в 2003-м. Кажется. Ей уже… – Ник начал загибать пальцы. – Лет девятнадцать. – Он посмотрел на устройство, которое держала девушка.

– Подожди… стоп, – сказал он. – Это не смартфон.

– Это плеер, амбесиль6, но, похоже, ты не очень смышленый. Хотя были такие надежды. Честно, были.

– Почему ты используешь такую старую технику?

– Она не старая.

– Стоп-стоп-стоп! – Ник поднял руки вверх. – Какой сейчас год?

– Отличный вопрос, возможный преемник Лапласа.

– Я же сказал, у меня есть имя! Меня зовут Ник.

– Лучше бы тебя назвали Кристоф.

Ник молча покачал головой.

– Сейчас 24 ноября 2003 года, – сказала девушка. – Это ответ на твой вопрос.

Глаза Ник расширились.

– Нет… сейчас… стоп… у вас там не 2022 год?

– Нон7. Я смотрю, в будущем люди используют уши как-то иначе.

– Получается, ты живешь в прошлом?

– Все относительно, – пожала плечами девушка. – У меня свое настоящее, у тебя свое. Твое относительно моего – будущее, мое относительно твоего – прошлое.

– Пожалуй, что да.

– Но знаешь, я что-то заболталась. Еще увидимся, возможный преемник Лапласа!

– Постой!

– Нон-нон, мама испекла чудесные круассаны по семейному рецепту. Я не могу позволить папе все их слопать.

Девушка махнула рукой и побежала к кирпичной стене с граффити.

– Направление! – окликнул ее Ник.

Девушка остановилась.

– Ты, наверно, сейчас подумал, что я знаю ответ, но я не знаю. И ответ не ответ, ответ – это предмет памяти. Но я не увидела у тебя его. Ты должен принести то, что тебе передал Пьер-Симон Лаплас сквозь время. Какую-то вещь, которой ты до сих пор не придавал значение, потому что не знал, куда смотреть. Лишь тот, кто видит, сможет вступить в «Клуб тех, кого нет».

– И как я узнаю, что это?

– У тебя уже есть подсказка.

– Направление, – пробормотал Ник, смотря, как девушка проходит через кирпичную стену. Он вспомнил эпизод из «Гарри Поттера». Фильма, конечно. Книгу-то он не читал.

«И что это, черт возьми?».

– Ерунда какая-то, – сказал Ник вслух.

Он осмотрелся.

– Если это 2003 год, то неудивительно, что на месте клуба «Рояль» появилась строительная площадка. Он просто еще не построен.

* * *

Встреча с таинственной девушкой многое изменила в жизнях Ника и Элизабет. Она внезапно вторглась в их компанию и разделила друзей. Ник получил надежду спасти родителей, пускай и маленькую, а Элизабет пришлось отстраниться от него из-за незримой опасности. Друзья больше не дурачились в сумеречной зоне на Тремонт-стрит, редко покупали мороженое и совсем не играли с Дости и Альфредом. Элизабет пришлось с этим смириться, ведь так будет лучше? Нужно просто подождать, думала она. Просто подождать. Но сколько?

 

– Уже нашел предмет памяти, возможный преемник Лапласа? – Девушка с подсолнухом в волосах стояла на черно-белой сцене напротив мольберта и рисовала подсолнух, пока маленькие снежинки падали на рисунок и размывали краски.

– У меня есть имя, – недовольно проговорил Ник.

– Я помню, Тилль, но это слишком брутальное имя. Не могу я тебя называть Тиллем. Ты же не брутальный.

– Меня Ник зовут.

– А я как сказала, Пауль?

Ник покачал головой, решив, что так он ничего не добьется.

– Этот предмет памяти, он для чего-то нужен тебе или это просто… как пропуск на концерт? – спросил он.

– Пока ты не вступишь в «Клуб тех, кого нет», я не смогу тебе ничего рассказать. Ну, секретная организация, не понимаешь, что ли? Фильмов не смотрел?

Девушка водила кистью по холсту, но все цвета выглядели серыми. И сам цветок, и ваза, в которой он стоял.

– И как в него вступить? – спросил Ник.

– Ты совсем меня не слушал?

– Твой бред трудно слушать.

– Загадку ты уже разгадал, подсказку получил, стимулирующий пинок под зад тоже. Тебе осталось принести предмет памяти, который как-то связан с разгадкой.

– Ты знаешь, что это должно быть?

Девушка вскинула руки и сжала губы.

– Нон! – произнесла она раздраженно.

Ник даже отпрянул.

– Тогда как ты узнаешь, что это именно тот артефакт, который нужен? – осторожно спросил он.

– Предмет памяти может быть чем угодно, но при этом он является ключом. Не буквально. Хотя мне не стоило тебе об этом говорить. А ключ что-то открывает. И я знаю что. Поэтому проверить подлинность предмета памяти не составит труда.

– Ясно. Значит, он тебе очень нужен?

– Уи. Иначе зачем мне еще с тобой разговаривать? Собеседник ты паршивый, надо признать.

– Ясно.

Ник задумался.

– Давай заключим сделку, – сказал он наконец. – Я принесу тебе предмет памяти, а ты поможешь мне с экспериментами в сумеречной зоне.

Девушка поводила глазами из стороны в сторону.

– Идет, при условии, что ты поможешь мне бороться с ними. – Она соскочила со сцены, а затем протянула руку.

Ник пожал ее и произнес:

– Встречаемся здесь через полтора часа.

– Так ты его нашел?

Ник перевернул бейсболку эмблемой с красными губами назад и ухмыльнулся.

– Еще вчера, – соврал он, а затем покинул сумеречную зону.

Ник не знал, чего хочет получить эта странная особа, но думал, что если подыграет ей, то она может и поверить, что любая безделушка, которую он принесет, это и есть некий предмет памяти. Для пущей правдоподобности эта безделушка должна была выглядеть старой и быть связанной с ответом на загадку. План был безупречным. Да и вещица такая лежала у Ника в ящике в столе. Он о ней не сразу вспомнил, потому что это был подарок от Тони. А думать о нем ему ой как не хотелось.

«Просто сходи в сувенирный магазин и купи то, что нужно», – подумал Ник перед тем, как пробраться в гараж своего дома за лестницей. «А что, если она не врет?» – Он помотал головой, чтобы выбросить эту мысль.

Ник приставил лестницу к стене дома, так чтобы забраться на второй этаж – в свою комнату.

– Интересно, я оставил окно открытым? – пробормотал он, поднимаясь по ступенькам.

Окно оказалось открытым, и Ник забрался внутрь. Задерживаться не стоило, поэтому он тут же открыл ящик и забрал вещь, которую ему подарил брат минувшей весной на день рождения.

«Это поможет тебе найти свое направление в жизни», – пролетели слова Тони в голове Ника, когда в его руках оказался старый компас. Он всегда думал, что это безделушка, купленная в магазине сувениров. Но рассказывать об этом девушке с подсолнухом в волосах было необязательно. Пускай она думает, что это исторический артефакт, который передал ему Пьер-Симон Лаплас сквозь время. Глупо? Но и она не казалась умной. А значит, это могло сработать.

Ник вернулся в сумеречную зону на Тремонт-стрит через полтора часа, как и планировал. К его удивлению, девушка с подсолнухом в волосах тоже пришла вовремя, но видимо, даже на несколько минут раньше – она ходила по деревянной сцене и читала какую-то тетрадь с казалось пожелтевшими страницами.

– Эй! – окликнул ее Ник, приблизившись к сцене. – Я принес предмет памяти.

Девушка закрыла старую тетрадку в кожаной обложке и незамедлительно соскочила со сцены.

– Покажи! – сказала она.

– Наш уговор в силе? – спросил Ник.

– Уи, – ответила девушка и уперлась одной рукой в бок, а другую протянула, чтобы забрать таинственную вещицу.

Ник достал из кармана джинсов старенький компас и отдал его ей. Девушка внимательно осмотрела предмет. Повертела его, потрясла, подула, а потом прищурилась, чтобы рассмотреть что-то. На миг Нику показалось, что она разбирается в антикварных вещах и его подлог вот-вот раскроют.

– Ого! – удивилась девушка. – Ты знаешь, что это, возможный преемник Лапласа?

– Ээ… старый компас? – неуверенно произнес Ник.

– Не просто старый, это восемнадцатый век! Где ты его взял? Но ты посмотри, как он сохранился. Кто-то бережно относился к нему все эти годы.

У Ника слегка приоткрылся рот от этого умозаключения. Неужели Тони мог подарить ему антиквариат? Вряд ли, подумал он, но какая, к черту, разница, если сумасшедшая девчонка заинтересовалась?

– Откуда он у тебя? – спросила девушка.

– Мне его брат подарил, а он откуда взял, я не знаю, – честно ответил Ник.

– Похоже, он хранитель предмета памяти.

– И что это значит?

– Возможно, это значит, что демон Лапласа – это не выдумка. Возможно, значит, что этот компас тебе передал один из шевалье. Возможно, значит, что эта вещь прошла через сотни лет, через разных людей и оказалась у тебя несмотря ни на что!

– Какой еще демон? Злой дух?

– Нон, амбесиль! – Девушка замахнулась рукой, чтобы стукнуть Ника по голове, но в последний момент передумала. – Если вкратце, демон Лапласа – это мысленный эксперимент, – пояснила она. – Смысл его в том, что если рассчитать направление движения всех частиц во вселенной, то можно предсказать будущее.

– И ты думаешь, этот Лаплас мог предсказать, где через много лет окажется его компас?

– Уи! Это и произошло. Демон Лапласа свел нас здесь, как и было сказано в письме.

– Ладно. Допустим, это не бред. Ты говорила, что предмет памяти – это ключ. Но от чего?

Девушка достала из портфеля старую книжицу в черной кожаной обложке, как раз ее она и рассматривала, когда Ник пришел в сумеречную зону.

– От дневника, – сказала она. – Точнее, от зашифрованных записей, которые содержатся в нем. Вот, смотри.

Девушка раскрыла дневник на первой странице. Ник взглянул на лист, но ничего не понял. Там была одна строчка рукописного текста посередине страницы на незнакомом ему языке.

– Это не английский, – Ник потянулся рукой к книжице, но девушка отдернула дневник и прижала его к груди.

– Что ты делаешь? Грязными руками касаться исторической реликвии, серьезно?

– Да не грязные они, – Ник посмотрел на ладони, они все-таки были грязными, и вытер их об джинсы. – Ладно, ты права. И все же, на каком языке написан дневник?

– Это французский. Но проблема не в этом, а в том, что буквы здесь расставлены на первый взгляд в хаотичном порядке, но если подобрать ключ, то запись станет понятной. Это шифр Виженера.

– И как тебе поможет компас?

– Пойдем сядем на лавочку.

Подростки успели пройти не больше шести футов, как девушка с подсолнухом в волосах внезапно схватилась за голову правой рукой, чуть не выронив драгоценную книжицу.

– Только не сейчас, – проговорила она дрожащим голосом. – Не сейчас.

Ник осторожно коснулся ее плеча и спросил:

– Ты в порядке?

– Ты это уже спрашивал.

– Что?

Девушка закрыла глаза, потрясла головой, а потом вдруг как ни в чем не бывало выпрямилась и пошла к лавочке.

– Ты зачем меня трогаешь, извращенец? – спросила она. – Совсем амбесиль?

Ник тут же отстранился и отвел взгляд.

– Я даже не знаю, что это значит.

Его лицо покраснело.

Девушка с подсолнухом в волосах села на лавочку, а потом похлопала по ней ладонью, приглашая Ника. Он осторожно подошел и сел как можно дальше, чтобы сохранить социальную дистанцию и больше не слышать сомнительных обвинений.

Девушка открыла дневник на первой странице и указала на надпись посередине листа. На ее примере она как раз и хотела показать в действии метод дешифрования.

Сам компас, как пояснила девушка, не является ключом в привычном понимании, но в то же время он содержит этот самый ключ. Она повертела компас и указала на надпись на крышке.

– Это французский, – сказала она, но не стала пояснять значение. Однако эта надпись и оказалась тем самым ключом. И с его помощью удалось расшифровать несколько слов: «Направление в черно-белый мир».

– Ого! – удивился Ник и подумал про себя, что девчонка-то, может быть, и не совсем сумасшедшая. А главное, он убедился в том, что с ней можно работать, хоть и непросто.

– Дай руку, – сказала она.

Ник послушно протянул левую руку.

Девушка положила ее себе на колени, а потом начала рыться в своем портфеле, пытаясь что-то найти там среди листов, карандашей и прочих рисовальных принадлежностей, названия которых Нику были неизвестны.

– Почему ты носишь атлетическую перчатку? – спросила девушка. – «Бойцовский клуб» обсмотрелся? – Она сдвинула красный браслет ближе к локтю, затем расстегнула перчатку и сняла ее.

На кисти Ника виднелись уродливые шрамы, как с тыльной стороны, так и на ладони.

– Ты что делаешь? – спросил он.

Девушка взяла черную ручку и принялась что-то рисовать на его запястье.

– Эй! – возмутился Ник и немного задергался из-за щекотки.

– Да не дергайся. Я посвящаю тебя в шевалье «Клуба тех, кого нет». У нас так принято.

– Что ты там рисуешь?

– Увидишь.

– А нельзя посвятить меня в шевалье как-то иначе?

– Можно, но тебе не понравится.

– Скажи как, дай хотя бы выбрать.

– Клеймо.

– Что?

– Раскаленное клеймо.

– Ладно, рисуй. Не мешаю.

– Я уже закончила.

Ник посмотрел на рисунок – это был подсолнух.

– Теперь ты один из шевалье! – воскликнула девушка. – Твое тайное имя: Лаплас.

– Ээ… ладно. А что делает «Клуб тех, кого нет»? – Ник надел перчатку обратно.

– Я не знаю, все подробности в дневнике, – девушка постучала пальцами по тетради в кожаной обложке.

– А откуда у тебя этот дневник?

– Знаешь, уже поздно, я тебе завтра обо всем расскажу.

– В смысле?

Девушка встала с лавочки, отряхнула подол пальто, взяла портфель и пошла по диагонали влево.

– Постой! – попытался остановить ее Ник. – Ты обещала, что поможешь мне с экспериментами в сумеречной зоне, если я принесу предмет памяти.

И девушка остановилась. Она посмотрела в небо и театрально вздохнула, явно переигрывая.

– Бьен, раз уж обещала. Но для начала мне нужно знать, о какой сумеречной зоне ты говоришь? И где находятся порталы, из которых ты появляешься.

– Нет никаких порталов. О чем ты? Сумеречная зона – это территория клуба «Рояль», который еще не построен.

Ник провел рукой по воздуху, показывая, что вся стройплощадка является этим самым странным объектом.

– Как это? – поинтересовалась девушка. – Ты же появляешься из ниоткуда, значит, есть портал, в который ты заходишь, чтобы оказаться здесь. Как в «Скользящих».

– Видимо, с твоей точки зрения это выглядит именно так, но в моем мире, точнее, в моем времени – в настоящем, в 2022 году – это выглядит иначе.

– Я слушаю тебя, Лаплас. Как слушала бы Инцитата.

Тишина.

– Смешная же шутка, улыбнись!

Ник продолжил:

– В настоящем территория строительной площадки выделяется. Она полностью черно-белая, как в старом кино, ну знаешь…

– Так вот откуда это название: сумеречная зона. Я смотрела этот сериал.

– Так вот, я могу зайти в нее с любой стороны, если дома не мешают или строительный забор. Можно сказать, что портал окружает этот участок.

– Это объясняет, почему в тот раз ты врезался в невидимую стену. Смешно было.

– Эй! У меня тогда носом кровь пошла.

– Будем считать это экспериментом ради науки и того, чем ты тут занимаешься в свободное от работы время. В противном случае мне может стать стыдно, а я не люблю, когда мне стыдно.

– И какой же вывод из этого эксперимента можно сделать?

Девушка скрестила руки на груди и произнесла:

– Ты не можешь переместиться в мое время, даже если контактируешь с местными.

Ник задумался. Он взял смартфон, поднес его к лицу и начал говорить:

– 20 мая 2022 года, 10:14 вечера, эксперимент «Кроличья нора», который я проводил с сумасшедшей помощницей из другого мира, точнее, из прошлого, из 2003 года, показал, что держась за руки с представителем серых переместиться в мир серых нельзя. Отчет окончен.

 

– Ты кого серым назвал, серый! – возмутилась девушка.

– А как тебя еще называть? – спросил Ник. – Ты не представилась.

– Если я тебе скажу свое имя, то ты мигом побежишь искать меня в своем времени, а я там старая совсем. Некрасивая. Не хочу, чтобы ты видел меня такой. Влюбишься еще. По тебе видно, что ты неравнодушен к старушкам.

– Ничего, что это не так?

– Ничего, я принимаю тебя таким, какой ты есть, Лаплас.

– Я влюблюсь только в супердевушку, а ты явно не она. Поэтому можешь не беспокоиться.

– Тебя обтягивающее трико, что ли, привлекает, извращенец?

Ник поднял руки вверх, показывая, что спорить об этом бреде у него нет желания.

– Но как-то мне нужно тебя называть, – сказал он.

– Можешь называть меня: Моя главнокомандующая или капитан Подсолнух.

– Я не буду этого делать.

– Бьен, – девушка задумалась. Она бросила взгляд на портфель. – Этот дневник принадлежал некой Флёр де Солей.

– И что?

– Она первый шевалье из «Клуба тех, кого нет», созданного много лет назад. Но в двадцать первом веке я – первый шевалье. Так что, Лаплас, можешь называть меня Флёр де Солей. Это мое тайное имя.

Девушка с подсолнухом в волосах прошла вперед почти до самой границы сумеречной зоны, где был проход в строительном заборе, ведущий к тротуару.

– Здесь граница? – спросила она.

– Ага, – ответил Ник.

И тогда Флёр потихоньку начала вытаптывать линию на снегу.

– Мерси. Направляй меня, Лаплас. Хочу обозначить границу сумеречной зоны, иначе экспериментировать нам будет трудно.

– Она пролегает вдоль забора.

– Везде?

Ник огляделся и понял, что справа и слева от входа забора нет – есть только стены близлежащих домов.

– Нет, – сказал он.

– Ну вот.

– Ладно. Иди прямо вдоль забора, а потом не доходя три фута до стены сворачивай налево. Похоже, там должен быть строительный забор, но я его не вижу. Значит, он только в твоем времени.

– Уи.

– Я не стану тебя искать в настоящем, – вдруг сказал Ник после паузы. – Да и как ты себе это представляешь? Совсем наверняка людей с твоим именем куча в этом городе.

Флёр усмехнулась.

– Если имя не редкое, то да, но… – сказала она.

– Оно редкое? – спросил Ник.

– Кто знает…

– И что это значит?

Флёр свернула налево, как и сказал ей Ник. Удивительно, подумал он, неужели эта особа умеет слушаться?

– Если хочешь узнать мое имя, то просто угадай.

– Это невозможно, если ты не дашь никаких подсказок.

– Ты уверен, что я не дала тебе подсказок? – спросила Флёр и остановилась. – Дальше?

– Да, иди вперед до сцены, а затем еще шесть футов и сворачивай налево, – ответил Ник. – Ты сказала, что серые появляются через порталы. Получается, ты даже не знаешь, где находится сумеречная зона.

– Получается, что не знаю, так что у тебя и у людей из твоего времени есть возможность захватить эти части Бостона.

– Но это ты и люди из твоего времени захватили нашу землю!

– А ты смешной. Разве я похожа на захватчицу? Приглядись, Лаплас.

– Не очень, но, может быть, ваше правительство… – Ник замялся, не зная, как продолжить мысль.

– Зачем людям из прошлого захватывать землю у людей из настоящего? Фактически отбирать у самих себя. Похоже, ты не думал об этом до этого момента.

Флёр закончила обозначать границу.

– Готово! – воскликнула она.

– И что дальше? – спросил Ник.

– Я пойду домой, перекушу и буду читать сказку сестренке про путешествие к центру Земли. Ты пойдешь домой, не знаю… заниматься всякими сомнительными делами, мечтая о супердевушке в трико. Через час я буду уже спать. Ты, наверно, тоже, но не уверена. Потом я проснусь, посмотрю на звезды и продолжу спать.

– Да я не об этом.

– А, ты про свои эксперименты. Мы уже провели целых два. Так что ты у меня в долгу.

– Когда это был еще один?

– Забыл? Я тебе снега за шиворот насыпала.

– Такое я и без тебя проводил.

Флёр рассмеялась.

– Оревуар, Лаплас, – она махнула рукой и прошла сквозь кирпичную стену в левой части сумеречной зоны.

– Стой! – крикнул Ник.

Но Флёр ушла, а на следующий день, как и обещала, рассказала ему, откуда у нее взялся дневник. Это было бремя, которое она приняла, сама того не зная. В тот день, несколько месяцев назад, Флёр сидела на автобусной остановке. К ней подошел ничем не примечательный старик и сел рядом, что-то пробубнив себе под нос. Когда к остановке подъехал автобус, он зашел в него и уехал. И вроде бы ничего не случилось, и все же случилось. Придя домой, Флёр обнаружила, что в ее портфеле лежит желтый конверт, запечатанный воском, на котором только и было написано «Клуб тех, кого нет».

В конверте находились письмо и дневник с черной кожаной обложкой. Ни адресат, ни отправитель указаны не были.

– Только тебе под силу с этим справиться, только ты можешь остановить их, – прочла фрагмент письма Флёр. – Потому что ты – мой преемник. Будем знакомы. Меня зовут Флёр де Солей. Я – основатель «Клуба тех, кого нет». Клуба, который тебе придется возродить. Иначе мир погрузится в средневековую тьму.

– Ого, – удивился Ник. – Не знаю, что и сказать.

– Не веришь?

– Честно, не особо. Выглядит как розыгрыш.

– Я тоже так подумала, но…

– Но?

Флёр никак не отреагировала.

– Эй, – окликнул ее Ник.

– Что? Заколку хочешь как у меня?

– Ээ… – Ник слегка замялся, а потом все-таки нашел слова: – Ты говорила, что тебя кто-то преследует, это как-то связано с дневником?

– Уи, шевалье де Солей пишет о нем, – ответила Флёр. – Она называет его: Тот, кто ищет. Это таинственный человек из таинственной организации, которая в письме называется они. В моем времени Тот, кто ищет носит шляпу и плащ. Когда я встретила его впервые, он побежал за мной (точнее, пошел), но мне удалось скрыться. С тех пор я видела его несколько раз, но не попадалась ему на глаза. Ты можешь подумать, мало ли кто за мной погнался, но я некоторое время следила за ним. Он спрашивает обо мне у людей (точнее, о девочке с моим описанием внешности). Я думаю, он ищет именно меня, но не знает ни моего имени, ни где я живу. Очевидно, ему нужен дневник.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что так написано в письме. Шевалье де Солей говорит, что дневник очень важен и его будет искать Тот, кто ищет. Проблема в том, что теперь ему нужна еще и я.

– А ты-то зачем ему?

– Потому что я могу расшифровать дневник.

– Ты бы в полицию позвонила.

– И что я скажу? За мной ходил какой-то человек в шляпе?

– Ээ… Ну да. Это вроде бы не запрещено законом.

Флёр бросила взгляд на письмо и начала читать:

– Ты готов, первый шевалье? Тогда открой мой дневник. В нем девять зашифрованных шифром Виженера записей, которые помогут тебе в предстоящей битве против них. Чтобы расшифровать записи девяти шевалье, тебе придется возродить «Клуб тех, кого нет» – для этого ты должен найти восемь преемников шевалье, у каждого из которых будет ключ от одной из этих записей. Первая запись открывается одним ключом, но вторая – двумя (сначала первым, потом вторым). Аналогично и с другими записями. Сначала найди преемника Лапласа. Для этого тебе нужно будет прийти в место, где ты видел черно-белых людей, и написать там на стене: «Клуб тех, кого нет».

– Черно-белых людей?

– Уи. Де Солей пишет: Вскоре в этом месте появится человек, которого приведет демон Лапласа. Загадай ему одну из девяти загадок, чтобы выяснить, тот ли это человек. Если он разгадает загадку и ответ будет действительно верным, то он приведет его к предмету памяти. Иначе говоря, к ключу от записи, который через поколения передал ему сам Лаплас.

– Стоп! Это же я.

– Уи.

– Подожди, а сколько лет этому дневнику?

– В первой записи, которую мне удалось расшифровать, указана дата: 14 мая 1785 года.

– Если это не розыгрыш, то это невероятно…

Ник был ошарашен.

– Значит, такое уже происходило… – сказал он спустя какое-то время. – Значит, сумеречные зоны уже появлялись когда-то давно.

– Похоже на то.

– Ясно, что еще было в письме?

– Другие преемники шевалье придут вслед за преемником Лапласа, – продолжила читать Флёр. – А если не придут, то преемник Лапласа их отыщет. Все просчитано.

PS: Когда дочитаешь до той части, где нас посвятили в шевалье и в связи с этим мы решили отметить каждого раскаленным клеймом, помни, что это больно и можно придумать что-то получше.

– И все?

– Тут еще загадки написаны и приведена таблица Виженера, а так все.

– Выходит, если это правда, то в дневнике может быть ответ, как закрыть сумеречные зоны и вернуть исчезнувших людей?

– Возможно.

– Ты сказала, что расшифровала первую запись. Что в ней было сказано?

Флёр открыла дневник, куда был вложен листок с расшифровкой, и начала читать:

– Сегодня я заходила в амбар за зерном и дровами, но, к своему удивлению, обнаружила там человека. Наверно, бродяга, подумала я. Взяв молоток, я вошла внутрь и громко спросила, кто здесь. Мне уже приходилось такое проделывать совсем недавно. Тогда это сработало. Бродяга вскочил и выбежал из амбара. Сработало и в этот раз. Но случилось кое-что странное, чему я не могу дать объяснение. Когда бродяга выбежал из амбара – он тут же исчез. Буквально исчез, просто испарился. Был, и вот его нет. Но не только это было странно. Бродяга носил странную одежду для наших мест, и могу поклясться, он был полностью серым. Его кожа была серой, его руки, голова – все было серым. Может быть, он трубочист? Допустим. Но разве трубочисты умеют исчезать?

– Вау! – удивился Ник, и его сомнения в правдивости всей этой истории с дневником начали исчезать. – Это точь-в-точь то, что происходит сейчас в Бостоне. Невероятно! А что-нибудь еще удалось расшифровать?

6Дурак [Imbécile] (пер. с франц.).
7Нет [Non] (пер. с франц.).
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»