-30%

Слова, которых нет

Текст
17
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Мистер Келлерман аж вздрогнул от этой мысли.

– Я перепишу статью, – безразлично проговорил Ник. – Всего доброго. – Он развернулся и направился к выходу.

Ник думал, что мистер Келлерман поможет ему. В конце концов, тот был пьян. Попытаться стоило. Но, очевидно, на газету полагаться было нельзя. Оставалось надеяться, что идея с концертом окажется куда более удачной.

* * *

– Нам нужно затащить на сцену кого-то очень крутого, чтобы привлечь как можно больше людей, – сказала Флёр и задумалась. – Кого-то вроде Linkin Park, они сейчас очень популярны, – продолжила она. – Везде слышу их песни. Особенно в своем плеере.

– Из прошлого или из настоящего? – уточнил Ник.

– Я думаю, нужны обе группы.

– Ладно. Но во-первых, они не станут выступать на улице перед десятком человек, а во-вторых… – Ник сделал паузу. – Тебе они сильно нравятся?

– Я их обожаю, это лямур9 с первой ноты, а что? – ответила Флёр.

– Ну… – Ник отвел взгляд в сторону. – В 2017 году их фронтмен покончил с собой. Группа фактически распалась.

Флёр приоткрыла рот и так бы, наверно, и сидела, если бы Ник не начал щелкать пальцами перед ее лицом. И все-таки зря он ей это сказал.

– Ты врешь! – воскликнула Флёр.

– Увы, но нет, – осторожно проговорил Ник. Он хотел похлопать ее по плечу, даже занес руку, но тут же отвел ее.

– Грустно теперь. Надо поплакать, но при тебе не могу этого делать.

– Почему не можешь?

– Потому. И да, у нас проблема.

– Да, на музыкантов нельзя положиться.

– Бьен, тогда, может, Evanescence?

– Ээ… – Ник опять отвел взгляд.

– Только не говори мне, что Эми Ли умерла! Не смей!

Флёр приблизилась к Нику так, что их носы чуть не столкнулись. Ник смутился и начал отстраняться. Уж очень сердитый взгляд был у Флёр. Ему даже показалось, что она думает, что это от него зависит, кто умрет в будущем, а кто нет.

– Нет-нет, она жива. Расслабься. Но как же сильно удивятся все участники Evanescence, когда увидят, что в 2022 году они уже не участники группы. Очень неудобно получится.

– Они, что ли, все погибли?!

– Нет.

– А Бен вернулся?

– Кто?

– Бен Муди – первый гитарист группы.

– Последний раз, когда я писал о них заметку, у них на гитаре играла какая-то девушка.

– Он погиб?!

Ник достал смартфон, а потом вышел из сумеречной зоны, чтобы ловила сеть.

– Бен жив, – вернувшись, сказал он.

– А они играли вместе хоть раз с 2003 года? – спросила Флёр.

– В Википедии на счет реюниона ничего не видел, так что вряд ли.

– Лез-амбесиль, – подытожила Флёр, скрестив руки на груди.

– Пожалуй, – согласился Ник, догадываясь, что это значит что-то плохое.

– Ну серьезно. Лез-амбесиль. Как можно дуться девятнадцать лет подряд? Ну как?

– Упрямо.

– Это глупо. Основателям группы нужно держаться вместе. Как делают Туомас, Эмппу и Тарья из Nightwish.

– Тарья? Это та, у которой уже сто сольных альбомов вышло?

– Ты на что намекаешь?

– По-моему, ее выгнали из Nightwish много лет назад.

– Ты мне врешь!

Разговор о музыке продолжался еще какое-то время, а количество отбракованных Ником групп лишь увеличивалось и увеличивалось. В конце концов он заявил, что рок-музыканты – не самые надежные люди и, может быть, стоит присмотреться к кому-нибудь еще.

– Как же ты достал! – возмутилась Флёр. – Сам хоть что-нибудь предложи!

– Все мои мысли сейчас о том, как вернуть сотни исчезнувших людей, – попытался оправдаться Ник.

– Если мы не найдем группу, то, возможно, спасать придется самих себя, а не кого-то еще. Об этом не забывай.

– Ты права, конечно, но я даже не знаю, кто бы нам подошел, я не слушаю такое старье вне работы.

– Тогда вернемся к первоначальной задумке и петь буду я одна.

– Во-первых, это бессмысленно. А во-вторых, зачем тебе это нужно?

– Нам.

У Ника расширились глаза от удивления.

– Что значит нам? – спросил он.

– Ты тоже будешь петь, – ответила Флёр. – Разве я не говорила?

Ник поднял руки и покачал головой.

– Нет-нет-нет.

– А ты как хотел? Если мы хотим объединить людей, то на сцене должны быть представители как прошлого, так и настоящего. Как звезды, которые привлекут толпу, так и простые люди вроде тебя и меня, которые донесут до них мысль, что проблема существует, но мы не враги и нам незачем ссориться.

– Ого! – Ник замолчал на секунду. – А ты реально все продумала. Так вот зачем тебе нужны были группы из разного времени. Но в любом случае я не пою, давай я просто найду какого-нибудь певца, который согласится.

– Отвечать за него тоже ты будешь?

Нику не понравился этот вопрос. До этого момента он как-то не думал, что концерт может и не сработать, а последствия для того, кто выйдет на сцену, могут оказаться плачевными. Вспомнить хоть его недавнюю встречу с бывшими одноклассниками. Не сильно-то они были рады интересу Ника к сумеречной зоне.

– Ты права, но пойми, я не умею петь. Совсем.

– Да расслабься, мне нужен всего лишь бэк-вокалист.

– Ты, кажется, не расслышала, я совсем не умею петь!

– У тебя есть время научиться.

– Не думаю, что это возможно сделать за… у тебя сейчас какое число?

– Третье декабря.

– За три недели с небольшим нельзя научиться петь!

Флёр ободряюще похлопала Ника по плечу и зашагала в сторону разрисованной кирпичной стены. Одна из надписей на ней гласила: «Ее королевство грез», чтобы это ни значило.

– Расслабься, Лаплас, Байи тебя научит, – сказала она. – Он мастер в таких делах.

– Кто? – спросил Ник.

– Что кто?

– Кто такой Байи?

– Мне откуда знать?

– Ээ… Ты сказала, что он меня научит петь?

– Совсем амбесиль? Я сама тебя научу.

– Ээ… Я могу отказаться?

– Не можешь. И ты это знаешь.

– А если меня стошнит на сцене?

Флёр махнула рукой на прощание.

– Тогда ты опозоришься не только в настоящем, но и в прошлом. Приходи завтра после работы.

– Я не работаю завтра.

– Но прийти все равно можешь. Буду ждать тебя в девять вечера. И не забудь найти крутую группу, которая бы и в прошлом, и в настоящем была актуальна. Оревуар.

Флёр прошла сквозь стену и исчезла.

– И как я это сделаю? – спросил Ник и почувствовал себя очень маленьким и беспомощным человечком. У него же ни связей не было, ничего. Но разве спасти людей будет проще, чем затащить старую группу на сцену?

* * *

Следующим утром Ник поднялся с дивана после очередного беспокойного сна, потянулся и зевнул. Он посмотрел направо, Рокс не сидела за рабочим столом, но ему все равно было немного стыдно, что он ее обременяет. С этим нужно было что-то делать. Но кроме этого…

– Работа, тайный клуб, пение, косплей, поиск группы, спасение людей и, конечно же, помочь ненормальной победить их, – проговорил Ник себе под нос. – Как так вышло?

* * *

В связи с проведением летнего фестиваля «Букер» превратился из милого косплей-кафе в место средоточия хаоса, суматохи и бесконечных возгласов «Я не успеваю» среди всех работников заведения.

Войдя внутрь, Ник заметил, что помещение начало меняться, где-то в мелких деталях, а где-то в крупных, как, например, в том месте в углу, где всегда сидел он. Теперь там стояли массивный деревянный стол и стул, взятые из интерьера старой-старой таверны.

– Что в этом году? – спросил Ник, встретив Кристину по пути к своему столику.

Она все еще была в образе Селин из «Другого мира». Ей так шел этот костюм. И все еще фальшиво улыбалась.

– Ван Хельсинг, – ответила Кристина.

– Звучит как Ван Хален.

– Кто?

– У меня тот же вопрос.

– Старенький фильм про вампиров и оборотней, который я обожаю.

– Ясно.

– Теперь ты.

– Старенькая музыкальная группа про наркотики, секс и рок-н-ролл, которую я не слушаю.

– Ясно.

Когда Ник уселся на привычном для себя месте, его внимание сразу же привлек швейный набор, лежавший на краю столика, и, как ему показалось, какая-то ткань, а может быть, и элемент одежды. Точно сказать он не мог.

– Это что такое?

– Просто бархатный пиджак, – ответила Кристина. – Видишь контур рисунка на нем?

– Ага.

– Я начала делать вышивку… Но как же это утомительно, поэтому ее продолжишь ты.

– Что?

– Я, может быть, и не просила бы тебя, но Ники, твой дружок мне начал писать сообщения двоичным кодом. Он сказал, что нам пора перейти на новый уровень. А за это кто-то должен расплатиться.

– Он просто восхищается тобой. Джаред ни с кем больше не общается так, будь уверена.

Кристина нахмурилась.

– Да расслабься, Крис, – Ник сплел пальцы вместе и улыбнулся. – Я сделаю то, что ты хочешь. И в конце скажу спасибо.

– Это вряд ли, – сказала Кристина.

– Почему?

– Узнаешь, когда будешь делать.

Улыбка исчезла с лица Ника.

– Короче, слушай. – Кристина указала пальцем на вышивку. – Смело прошиваешь дальше по рисунку. Но имей в виду, что при загибе некоторой ленты требуется меньше, чем в центре, а другой, на краю, наоборот, больше. Так и дается сгиб.

– Я понял, а ничего, что я никогда не делал ничего подобного?

– Ничего. Здесь трудно сделать что-то не так. Да и не выглядишь ты человеком, у которого из рук все валится.

– Я раньше рисованием и оригами занимался, – заметил Ник с некоторой гордостью. Это были одобренные «Планом жизни Ника Эрхарта» увлечения. Поэтому он их в конце концов и бросил.

 

– О! Это тоже пригодится. Но не сейчас.

Ник поднял указательный палец вверх и приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но одумался.

Кристина показала ему, как делать вышивку – у нее это так ловко получалось – а потом ушла по делам.

Ник остался наедине с иголкой и пиджаком. Он попробовал повторить то, что делала его подруга пару минут назад, но несколько раз укололся и ему это не понравилось.

«И зачем я это делаю?» – подумал Ник, как вдруг его телефон зазвонил.

«Кому я нужен в такую рань, да еще и в воскресенье?»

На экране смартфона горела надпись «Редактор».

Ник цокнул языком и застонал.

«Опять напился, – подумал он. — Да сколько можно?»

– Да, – Ник все-таки ответил на звонок в надежде, что он ошибался.

– Срочно! – прокричал мистер Келлерман. – Одна нога здесь, другая там! Какая нога? Что я несу, короче, выезжай в «Таверну Буковски»!

– Послушайте, сэр, я не поеду покупать вам пиво с вашими любимыми куриными тендерами. Больше никогда!

Ник услышал, как его начальник вздохнул. В этом было что-то приятное.

– Ладно, – сказал мистер Келлерман. – Попробовать стоило.

– Всего доброго, – ответил Ник и уже собирался сбрасывать вызов, как…

– Постой, – вдруг опомнился мистер Келлерман. – Я не затем звонил. О «Таверне Буковски» можно сделать хороший материал.

– Сейчас воскресенье, сэр. У меня выходной.

– Формально ты прав, Ники-малыш, но я думаю, тебе будет интересно, что этот бар находится в сумеречной зоне и там случилось кое-что между нами и ими.

– Уже еду, – без капли иронии сказал Ник.

– Отлично. Я всегда говорил, что ты лучший сотрудник «Бостон Дей».

– Вы никогда такого не говорили, сэр.

– Но думал именно так! Ты точно лучше Престона.

– Он уборщик.

– Лучший уборщик! И ты лучше него.

– Но, сэр, вы уволили его две недели назад.

– Оу. Неудобно вышло.

– Увидимся в понедельник.

– Постой, можешь по пути захватить «Будвайзер» и куриные тендеры? Только темный, оригинал не бери…

Ник сбросил вызов. И его взгляд переместился на ткань с вышивкой. Недалеко он продвинулся в новом увлечении. Недалеко. Но нужно было бежать.

Ник встал из-за стола и направился к выходу. Мимо него прошла одна из официанток в костюме Триш из видеоигры Devil May Cry.

– Эй, Эмилия, – сказал он.

– Да?

Ник указал пальцем на столик.

– Ничего не трогай там, я скоро вернусь.

Эмилия пожала плечами и зашагала к столику, где сидело какое-то уж очень упитанное семейство. Стулья под ними нехорошо себя чувствовали.

* * *

Возле бара на Далтон-стрит, более известного как «Таверна Буковски», собралось человек двадцать. Люди стояли на проезжей части и выкрикивали «Бей их!» и «По морде за свободу!», проезжающие мимо автомобили одобрительно сигналили.

Ник прибыл к заведению через пятнадцать минут после того, как вышел из «Букера». На его глазах из бара вылетел человек.

Хорошее начало.

На табличке, которая стояла возле входа, было написано мелом: «Придуркам вход нежелателен, но если есть деньги, почему бы и нет».

Через открытую дверь было видно, как в узком коридоре несколько человек из настоящего дерутся с десятком из прошлого. Совсем наверняка они представляли себя спартанцами, заманившими в ущелье персидскую армию. Шансов у них было немного. Особенно учитывая, что уличная толпа, вопящая «Бей их», никак не помогала.

– Эй, что здесь происходит? – спросил Ник, конкретно ни к кому не обращаясь.

Мужчина в синей бейсболке с надписью «Бостон Ред Сокс» ответил:

– Они начали швырять свой мусор на наш тротуар. Мы ответили за дерзость.

– Но… – сказал Ник, однако решил, что пускаться в объяснения будет глупо. Да и сам он был глуп, потому что говорил туже чушь в прошлом, но Флёр в тот день напомнила ему, что в настоящее можно выбросить только мусор из настоящего. Это значило, что люди из прошлого вернули то, что принадлежало людям настоящего, не более того. И возможно, это произошло совершенно случайно.

«Пламя загорается от искры».

Ник пробрался сквозь толпу, как делают это в фильмах, повторяя одну фразу: «Пропустите, пожалуйста», словно это какой-то пароль. Он думал, что войдет в бар и сможет всех успокоить, но, оказавшись у двери, увидел, как последние три бунтаря вылетели из коридора прямиком на тротуар. В СМИ их назовут – побитые, но не сломленные.

Когда Ник сделал шаг в направлении бара, его кто-то схватил за руку. Он обернулся и увидел того самого мужчину в бейсболке.

– Лучше не ходи туда, пацан, – предупредил он и сплюнул на ту часть тротуара, которая находилась в сумеречной зоне.

– Но я просто хочу объяснить, что это все недоразумение, – проговорил Ник.

– Если не хочешь получить по лицу, то мой тебе совет, подожди пару дней.

Ник подумал, что незнакомец прав. Не говоря уже о том, что своим вмешательством он сам мог спровоцировать новый конфликт, который мог перерасти в тот самый внезапный удар, о котором предупреждала Флёр.

– Они вернули наш мусор, – сказал он.

– Это неважно, – ответил мужчина в бейсболке. – Они отняли у нас землю.

– Возможно, у них не было выбора.

– Возможно, у нас тоже его нет.

Постепенно толпа начала расходиться, и только Ник стоял до последнего. Он смотрел в открытую дверь – в коридор, где случилась драка, и понимал, что это только начало и что он ничего не смог сделать. Как же он собирался спасать людей, исчезнувших непонятно куда, если даже это ему не под силу?

– Черт, – выругался Ник и закрыл глаза на секунду, а когда открыл, то увидел, что в коридоре появился человек в шляпе.

Ник усмехнулся, вспомнив Флёр и ее рассказы про некоего преследователя.

– А вот и твой Тот, кто ищет, ненормальная.

Но чем ближе этот светловолосый мужчина приближался к выходу, тем менее абсурдной становилась озвученная Ником мысль.

Человек в шляпе был облачен в плащ, и все бы ничего, если бы воротник его рубашки не выглядывал из-под… бронежилета.

Он не мог видеть Ника, хотя стоял в трех футах от него. Зато Ник мог внимательно рассмотреть незнакомца. На его уставшем лице виднелись шрамы, возможно, от ножей. Сказать было трудно, но создавалось впечатление, что этот человек вернулся с войны.

Мужчина достал пачку сигарет, вытащил из нее одну сигарету и закурил.

– Я найду тебя, – тихо сказал он перед тем, как уйти.

И тут Ника пробрала дрожь. Он вдруг понял, что нужно было сделать снимок.

* * *

Наступил вечер. Часы показывали 9:03.

– А где Мешен? – спросила Флёр. Она приложила руку ко лбу, сделав козырек, и начала осматривать всю сумеречную зону в поисках девочки, которая почему-то носила разноцветные гетры – на правой ноге – белого цвета, а на левой – голубого.

– Дома, – ответил Ник.

– Дай угадаю, – Флёр ехидно улыбнулась. – Ты боялся опозориться, Лаплас, и решил отвезти ее домой пораньше.

– Нет, просто мы редко видимся в выходные. Так уж привыкли. Вчера ее тоже не было.

– Ну конечно. Какой стеснительный месье.

– Ой, думай что хочешь. И не стеснительный я.

Ник уже хотел уйти.

«Зачем я на это согласился?» – думал он, но знал, что выбора не было.

Флёр встала напротив Ника. Посмотрела ему в глаза, а потом рассмеялась.

– Ой, не могу смотреть на тебя, де Траси, – сказала она и закрыла глаза. – Вот так лучше. Готов?

– Ээ… Нет, – ответил Ник.

Флёр открыла глаза.

– А ты здесь откуда? – спросила она с нотками удивления в голосе. Вид у нее был ошарашенный.

– Ээ… Мы договорились встретиться сегодня вечером…

– Точно.

Флёр достала из кармана какое-то устройство. Ник не мог понять, что это. Какая-то прямоугольная пластиковая коробочка с кнопками.

– По твоему взгляду понятно, что тебе ничего непонятно.

– Ага.

– Это диктофон. Он нужен для…

– Я знаю, для чего он нужен, но выглядит он странно.

– Диктофон как диктофон. И не перебивай меня. Не люблю, когда так делают особи с не слишком большим интеллектом.

– Эй!

– Я записала для тебя мелодию, – Флёр протянула диктофон Нику. – Послушай несколько раз и запомни слова. Эту партию ты будешь петь на Рождество.

– Но я смогу слушать ее только здесь, не проще будет, если ты напоешь на камеру? Я запишу видео на смартфон и буду в тепле слушать.

– Во-первых, сейчас холодновато, чтобы петь в полную силу. А во-вторых, я не хочу, чтобы я была у тебя в телефоне. Это, знаешь ли, негигиенично.

– Как же тогда мы устроим концерт, если будет холодно?

– Попытаемся сделать это место теплее. Да и вообще, если нам удастся привлечь классную группу, то их техники сами сделают все как надо. А сейчас слушай запись.

Ник взял наушники, которые были воткнуты в диктофон, и вставил их в уши. Он посмотрел на устройство и не понял, что с ним делать.

– Ээ… – замялся он.

– Жми «плей» и не говори мне, что впервые видишь эту кнопку.

Ник надавил на клавишу с треугольником. Сначала послышались шумы, а потом знакомый голос проговорил: «Труа, де, ан10» и зазвучала мелодия. Она была простой, но в то же время емкой и красивой. Ник слушал ее, приоткрыв рот, жадно ловя каждую ноту. И если раньше от мысли, что ему придется петь, его бросало в дрожь, то сейчас где-то в глубине его мозга засела крохотная мысль: «Я хочу попробовать».

Музыка затихла.

Ник еще какое-то время молча стоял, словно бы находясь в другом месте, а потом вернулся в гнетущую реальность. И тут он сразу вспомнил о драке в баре и еще о кое-чем неприятном, о чем нужно было поговорить с Флёр. Момент был как раз подходящий, и он им воспользовался.

Флёр достала чизбургер из пакета и устроила себе ужин. Она часто приносила сэндвичи с собой. Если приглядеться к ее одежде, то под пальто можно было заметить, что ее брюки точь-в-точь как те, что выдают сотрудникам «МакДональдс».

– Хочешь? – Флёр взяла второй сэндвич из пакета и протянула Нику.

– Ээ… – замялся он.

– Ну как хочешь, больше не предложу.

– Есть твою еду – бессмысленно для меня.

– Как грубо, Лаплас. Тебя не учили вежливости? Ну знаешь, правила приличия?

Ник вздохнул.

– Так что ты думаешь о драке в баре? – спросил он.

Флёр пожала плечами.

– Поэтому мы и устраиваем концерт, – сказала она.

– Я не думал, что люди реально дойдут до драк, – ответил Ник.

– Какой же ты все-таки наивный амбесиль, – Флёр рассмеялась. – Послушай, но не удивляйся. Плохие парни из Бостона все-таки нашли повод подраться с другими плохими парнями из Бостона. То же мне новость. Это было неизбежно, но не стоит преувеличивать трагедию, вряд ли это был внезапный удар, впрочем, не стоит и приуменьшать. Как журналист ты еще хуже, чем… Стоп! А кто ты? Дворф?

Ник фыркнул в ответ, а потом его осенило. Он как бы завис на несколько секунд.

– Ты чего? – спросила Флёр и ткнула ему указательным пальцем в кончик носа. – Забыл, как дышать? Я тебе искусственное дыхание рот-в-рот делать не буду. И не мечтай.

Ник поднялся с лавочки и направил указательный палец прямо в лицо Флёр.

– Плохие парни из Бостона! – воскликнул он.

Но Флёр, кажется, совсем не заинтересовалась, она уставилась на его палец и молчала.

– Ты же хотела крутую группу, которая актуальна и в прошлом, и в настоящем? – спросил Ник.

– Уи, но при чем здесь плохие парни из Бостона? И кстати, палец у тебя кривой.

– Это прозвище получили Aerosmith, хоть они и не из Бостона. Но здесь они начали свой путь. Я писал про них заметку для «Бостон Дей». Эта группа важна для этого города. И эта группа все еще выступает в том же составе, что и пятьдесят лет назад. И кстати, не кривой.

– Это может сработать, Лаплас! Точно сработает! И кстати, кривой.

– Ага, только Aerosmith не станут выступать на… – Ник посмотрел на сцену. – На этой засыпанной снегом сцене посреди улицы. И кстати, иди к черту.

– Думаешь, они откажутся сыграть с самими собой из 2003 года, чтобы спасти город от потенциальной гражданской войны?

– Думаю, да.

– Уи, ведь такое каждый день происходит. Вчера, например, Limp Bizkit играли с самими собой, вход был бесплатный. Я не пошла, подумала: «Да чего я там не видела?»

– Окей, согласен, такого никогда не было. Это и правда хорошая причина для них. Но есть проблема: как мне до них достучаться?

– Ты же журналист, Лаплас. У тебя должны быть связи с крупными газетами, типа «Таймс», «Вашингтон Пост», «Дейли Бьюгл» и так далее.

 

– Я занимаюсь этим не так долго, чтобы иметь какие-то связи… Хотя я знаком с редактором «Дейли Бьюгл» мистером Джеймсоном.

– Вот и отлично, позвони ему!

Ник без какого-либо выражения смотрел Флёр в глаза. Так продолжалось около минуты.

– Что? – спросила она наконец.

– В «Дейли Бьюгл» работал Питер Паркер, – сухо ответил Ник.

Флёр открыла рот, но кажется, забыла как произносить слова.

– Ты знаком с Человеком-пауком? – спросила она после паузы.

– Ну конечно, а по выходным выпиваю с Тором. А моя девушка Скарлетт Йоханссон.

– Кто?

– Проехали.

– Бьен. В любом случае ты что-нибудь придумаешь. Я верю в тебя, Лаплас, – сказала Флёр и встала с лавки. – Нам пора продолжить тренировки, чтобы ты не опозорился перед Aerosmith и Скарлет Йонсенс.

– Йоханссон, – поправил Ник.

– Без разницы. Послушай еще несколько раз мелодию. Скоро тебе придется ее спеть.

– Разве я не должен знать музыкальную грамоту, прежде чем начать петь?

– Нон. У нас нет времени на это.

– Ты точно знаешь, что делаешь?

– А ты веришь мне?

– Почему-то да. Хотя не стоит, ты же странная.

Сказав это, Ник посмотрел в сторону, на кирпичную стену с граффити, и почесал затылок. Он вспомнил другого странного человека – Того, кто ищет.

– Слушай, – сказал он. – Ты правда считаешь, что за тобой кто-то охотится?

– Пора бы уже перестать сомневаться в моих словах, Лаплас. Я давала повод усомниться в себе?

– Да ты несешь какой-то бред. Постоянно!

– Уверен?

– Да! Но драка в «Таверне Буковски» – это не все, о чем я хотел тебе рассказать. Там был человек в шляпе. У него на лице были шрамы, и он носил бронежилет. Странный тип.

Флёр прикрыла рот рукой и удивленно посмотрела на Ника.

– Он сказал «Я найду ее» перед тем, как уйти, – продолжил Ник.

– Это он! – воскликнула Флёр. – У него светлые волосы, ходит в армейских ботинках?

– Да.

– Надеюсь, он тебя не видел.

– Нет, я был за границей. Но послушай, «Таверна Буковски» в полутора милях отсюда. Если это Тот, кто ищет, то тебе следует быть осторожней.

– Это место – крепость, окруженная строительным забором, мало кто знает, что мы здесь собираемся. Это у вас – в настоящем – еще можно заметить границы, а у нас – в прошлом – нельзя. Поэтому об аномалиях почти никто не знает.

– Да, но ты хочешь выступить на сцене на Рождество вместе с Aerosmith. Если этот тип опасен, то ты нарисуешь себе мишень на голове. Потому что в интернете и на телевидении этот концерт обязательно покажут.

Флёр резко отвернулась и замолчала. Она склонила немного голову и начала тереть правый висок рукой.

– Ты чего? – поинтересовался Ник. Она уже не первый раз это делает, подумал он.

– Ты… ты уже говорил это, – голос Флёр дрожал. – Прекрати, хватит…

– Эй, что с тобой?

Флёр потрясла головой, как будто стояла в толпе на рок-концерте и вроде бы наконец-то пришла в себя.

– Со мной все в порядке, просто приступы мигрени. Когда я встретила тебя, они участились, так что, я думаю, на мой юный организм твои бесцеремонные слова действуют не лучшим образом. И вообще, тот факт, что я выступлю на сцене, не говорит о том, что здесь – на стройплощадке – я постоянно нахожусь. Но если ты так сильно обеспокоен, то я надену маску.

– Надеюсь, без подсолнухов.

– Какой же ты все-таки амбесиль. Бьен, пора заняться делом! Хватит отлынивать.

* * *

Говорят, бездна смотрит в тебя, когда ты смотришь в нее, но в случае Ника Эрхарта это делал бархатный пиджак, лежавший на столике в кафе.

– Я ненавижу тебя, – застонал Ник, но все-таки продолжил делать вышивку из десяти лент. Он уже начал забывать, что были времена, когда «Букер» у него ассоциировался с хорошим кофе и прекрасной атмосферой, а не с текстильной фабрикой.

Ник не сразу заметил, что Кристина подошла к нему, да и как тут заметишь, когда бархатный демон отнимает все твое внимание и немного крови. У нее в руках была небольшая стопка какой-то бумаги с глянцевым покрытием. Нехороший знак.

Увидев тень, Ник отвлекся. Он вопросительно посмотрел на подругу и спросил:

– Это еще что такое?

– Ты говорил, что умеешь рисовать? – ответила вопросом на вопрос Кристина.

Ник повернул бейсболку козырьком назад и словно бы преобразился.

– Я врал, – уверенно сказал он. – Я конченый лжец, Крис, тебе ли не знать. Все ради того, чтобы подкатить к тебе.

Кристина рассмеялась и положила листы на столик.

– За то, что рассмешил меня, кофе за счет заведения.

– И все же, что это такое? – Ник указал исколотым пальцем на стопку бумаги.

– Никогда не догадаешься.

– Оригами?

– Как я уже сказала, никогда не догадаешься.

– Оригами?

– Нет.

* * *

Ник думал, что мистер Келлерман может знать людей, которые помогут ему связаться с менеджментом Aerosmith. Возможно, так оно и было, но для начала кто-то должен был заставить редактора «Бостон Дей» связаться с реальностью, от которой он с каждым днем удалялся все дальше и дальше.

Когда Ник и Элизабет уходили из кабинета с табличкой «Самый главный редактор», их начальник спал на диване в обнимку с клюшкой. Рассчитывать на него не стоило.

– Я знаю! – сказала Элизабет по пути из офисного здания.

– Что? – спросил Ник.

– Дости может найти то, что ты ищешь!

Ник усмехнулся.

– Это вряд ли, – сказал он и потрепал подругу по голове. – Но попытка неплохая.

– Сможет, он же приносит Альфреду всякие полезные вещи.

Ник посмотрел на воодушевленное лицо подруги и пожал плечами. Была не была. В конце концов, работы на сегодняшний день у них не было, так что можно было и подурачиться, а заодно и подумать, как достучаться до Aerosmith.

Найти сэра Достоевского друзьям не составило труда, он почти всегда ошивался возле Альфреда как сторожевой пес. Возможно, так и было, только он охранял не старика, спящего на картонке, а его флягу с самым дорогим.

– Что дальше? – спросил Ник, видя, как резво бежит к нему Дости. Он уже думал увернуться, но, к счастью, Элизабет перехватила собаку до того и начала ее гладить, чтобы успокоить.

– Нужно дать ему понюхать что-то, – сказала она. – Собачки нюхают и берут след.

– У меня нет ничего, что было бы связано с Aerosmith.

Элизабет опустила взгляд и слегка расстроилась.

– Впрочем, можно дать ему послушать пару их песен, – предложил Ник, чтобы ободрить подругу. – Должно сработать, почему нет?

Он нажал на «плей» в приложении «Плей Музыка» на своем смартфоне и заиграла приятная мелодия. Корги лишь подергал ухом. Ожидаемо. Но когда Стивен Тайлер запел: «Мечтай, мечтай, мечтай», то собака вдруг сорвалась с места и куда-то побежала.

– Не может быть, – проговорил Ник и побежал за корги, ухватив за руку Элизабет.

– Дости найдет Aerosmith! – воскликнула она.

После бесконечной беготни по торговому району Даунтаун Кроссинг собака забежала в проулок Чапман Плейс, где спал Альфред. Дости буквально врезался в синий мусорный бак, и тот свалился, создав много шума.

Альфред вскочил с места.

– Что, где, зачем? Я не ел эту крысу, мой господин! Она сама попала мне в рот.

Ник и Элизабет забежали в проулок и остановились. По их виду было ясно, что они чертовски устали и ожидали иного финала. Друзья практически синхронно положили руки на колени, пытаясь отдышаться.

– Расслабься, старик, – сказал Ник.

– Что вы здесь делаете? – спросил Альфред.

Не успел Ник ответить, как вмешалась Элизабет:

– Искали Aerosmith!

Ник посмотрел куда-то в сторону, явно смущаясь.

– Нашли? – спросил Альфред.

– Как видишь, тупая собака привела нас к тебе, старик. Но мне кажется, ты не Стивен Тайлер.

– И даже не Джо Перри, – заметил Альфред, а потом он сказал «Но» и таинственно замолчал.

Ник смотрел на него, ожидая продолжения.

– А это красиво, – произнесла Элизабет.

– Что именно? – спросил Ник.

– Надежда – очень красивая леди. Приходит и тьму превращает в свет. Но не надолго.

Ник повернулся к Альфреду. К тому подбежал Дости и что-то выплюнул прямо перед ним – что-то похожее на ожерелье. Альфред погладил собаку по голове и сказал:

– А вот и наказание! Хороший мальчик, сэр Достоевский.

– Что значит «но»? – спросил Ник.

– Возможно, я знаю, как связаться с Aerosmith, господин Эрхарт, – пояснил Альфред.

– Ага, – с сарказмом произнес Ник и усмехнулся.

– Не верите мне?

– Нет, конечно. Ты бомж, а они мировые знаменитости. У вас мало общего.

– Но я не всегда жил на улице, господин Эрхарт.

– Ладно. Допустим, я тебе поверю. И что же нужно сделать, чтобы связаться с Aerosmith?

– Написать бумажное письмо.

Ник вскинул руки от досады.

– А я уж подумал, ты действительно знаешь, что делать. А ты опять напился и отправился в алкогольное турне сквозь время. К твоему сведению, старик, мы сейчас в двадцать первом веке и у нас бумажные письма никто никому не отправляет.

– Но они и не из двадцать первого века, – заметил Альфред.

– Да плевать, я как-то пробовал писать группе In This Moment, даже бумажные письма слал им. Все без толку.

– Марие Бринк, – уточнила Элизабет.

– Да, – подтвердил Ник.

– Любовные.

Все переглянулись, и Альфред с Элизабет начали смеяться.

– Дураки, – пробормотал Ник себе под нос. – Вы ничего не понимаете! Она супердевушка!

Когда смех все-таки стих, Альфред сказал:

– Вы просто не знаете, кому нужно отправлять письма, господин Эрхарт. Зная правильного человека, можно достучаться до кого угодно. Даже до Марии Бринк.

– А ты, можно подумать, знаешь? – спросил Ник.

– А я знаю.

После паузы Альфред продолжил:

– Слышали про теорию о шести рукопожатиях?

У Ника отвисла челюсть. Он взял Элизабет за руку и повел в сторону.

– Пойдем, Элизабет. Этот старик невменяем.

Альфред окликнул друзей:

– 1968 год, Рэд Кволек работал поваром в клубе «Энкорейдж» в маленьком городке Санэйпи в Нью-Гэмпшире.

9Любовь [L'amour] (пер. с франц.).
10Три, два, один [Trois, deux, un] (пер. с франц.).
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»