Уведомления

Мои книги

0

Потерять Кайлера

Текст
Из серии: Братья Кеннеди #2
13
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Siobhan Davis

LOSING KYLER

Copyright © 2017 Losing Kyler by Siobhan Davis

Moral rights of the author have been asserted.

© А. Ляхова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Глава 1

Комната поплыла перед глазами. Все отступило на задний план, а одна и та же фраза вновь и вновь прокручивалась в моей голове. Колени подкосились, и, споткнувшись, я потеряла равновесие. Кай успел поддержать меня, приобняв за талию, хотя ему самому с трудом удавалось стоять на ногах. Мои легкие сжались, расплющившись в лепешку, и, не в состоянии нормально вздохнуть, я отчаянно втягивала в себя воздух паническими рывками.

Этого не может быть.

Сильно ущипнув себя за руку, я взмолилась, чтобы это был сон. Чтобы я проснулась в мире, где слов Джеймса и этой ужасной новой реальности не существует, а последние пять минут – всего лишь плод моего больного, буйного воображения.

Я перенесла измученный взгляд с Кайлера на Джеймса и обратно. Кай выглядел таким же потрясенным. Его рука все еще обвивала мою талию; мне хотелось дотянуться до него, обнять, показав, что он не одинок в этом ужасе, но я, кажется, потеряла контроль над телом. Мои руки безвольно повисли, и я почувствовала, как мышцы немеют.

Признание Джеймса эхом отдавалось в моем сознании, словно слова глупой надоедливой песни, которая отказывалась уходить из головы. Ты постеснялся бы петь ее на людях, но она вцепилась в твой разум мертвой хваткой, прокручиваясь в голове снова и снова до тех пор, пока не сведет тебя с ума.

Я застыла, не в силах сдвинуться с места.

– Ты моя дочь. Я твой отец.

Мучительная фраза звенела в голове вновь и вновь.

– Что? – надломленным голосом произнес Кайлер, нарушая напряженное молчание. Это будто вырвало меня из транса. – Что за нелепая шутка?

Джеймс скрестил руки на груди.

– Я не стал бы шутить на эту тему.

– Я не могу быть твоей дочерью, – выдохнула я. – Это означало бы, что ты и моя мама… – Я осеклась, осознав глубинный смысл его признания.

– Мы с ней были так похожи на вас, – тихо произнес Джеймс. По крайней мере, у него хватило совести выглядеть смущенным.

Кайлер отпустил меня, и я мгновенно потеряла всякую надежду. На его лице отразились те же противоречивые эмоции, которые разрывали изнутри меня саму.

– Нет! – вскрикнула я и отшатнулась, отчего запуталась в простыне и с глухим звуком упала на пол.

Именно поэтому мама скрывала Джеймса от меня все это время?

Потому что у нее случился инцест с собственным братом, в результате которого родилась я?

Все это не укладывалось в моем сознании. Эмоции захлестнули меня, мозг отказывался соображать. К горлу подступила тошнота, и желудок предательски сжался. Борясь с простыней, брыкаясь, я замахала руками. Пытаясь стащить ее с себя, я почувствовала, как горло душат рыдания. Кай и Джеймс взглянули на меня в каком-то оцепенении. Освободившись наконец от мертвой хватки постельного белья, я ползком отправилась к ванной.

– Меня сейчас вывернет наизнанку.

Тошнотворное чувство усилилось, и рвота подступила к горлу. Неловко поднявшись на ноги и забыв о том, что на мне только нижнее белье, я бросилась в ванную, успев в самый последний момент. Скорчившись над унитазом, я выплевывала в него все содержимое своего желудка, пока внутри не осталось ничего. Слезы текли по щекам, пока я пыталась осознать только что услышанное.

Значит, интуиция не подвела: с самого начала следовало держаться как можно дальше от всей этой ненормальной семейки и их дома и бежать при первой же возможности.

Я опустилась на колени, обхватив голову руками, чувствуя, как слезы неуправляемым потоком льются из глаз.

Этого не может быть.

Я словно оказалась героиней дешевого сериала.

На автомате спустив воду и сполоснув рот холодной водой, я поднялась на ноги. Схватив халат с крючка на двери, крепко закуталась в него, хотя это никак не помогло унять сильную дрожь, охватившую тело.

Голоса на повышенных тонах, доносящиеся из спальни, были едва слышны из-за пульсирующей крови в ушах и бешено колотящегося сердца. Облокотившись на раковину, я посмотрела на свое мертвенно-бледное отражение в зеркале. Я выглядела так, словно только что увидела привидение. Испуганные покрасневшие глаза блестели от слез, а кожа приобрела пепельный оттенок, будто кто-то разом высосал из вен всю кровь. Будто из жизни ушли все краски.

Шум снаружи усилился, и я попыталась взять себя в руки. Глубоко вздохнув, на дрожащих ногах вернулась в спальню; разговоры тут же прекратились. Джеймс стоял в центре комнаты, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Кай уселся на пол, прислонившись к стене и подтянув колени к груди. Он уже успел надеть джинсы, но его торс оставался обнажен, и я невольно застыла, рассматривая хорошо знакомое тело.

До тех пор, пока память не вернулась ко мне.

Я больше не вправе так смотреть на него.

Наконец весь ужас ситуации со всеми ее последствиями поразил меня, как удар грома. Отведя взгляд и зажав рот рукой, я отвернулась от Кайлера, и сердце пронзила боль.

Все это время я пребывала в недозволенной, кровосмесительной связи и даже не знала об этом.

Я чуть было не переспала со своим сводным братом.

И это не самое худшее.

Я люблю его. Господи, это правда. Я люблю Кайлера.

Я влюблена в своего брата.

* * *

Даже не знаю, как долго мы трое, онемевшие и застывшие в одной позе, простояли там: каждый был заперт в своих мучительных мыслях. Пелена перед глазами постепенно рассеялась, и шок уступил место гневу и разочарованию.

Мне нужны были ответы, и немедленно.

Я подошла к кровати и оперлась на угол.

– Когда ты узнал обо всем? – выдавила я. – Когда узнал о том, что я… твоя дочь? И почему не сказал мне? – Мой охрипший голос задрожал от бессилия.

Осторожно подойдя к другому концу кровати, Джеймс опустился на нее и нервно облизал губы.

– Когда наш юрист Дэн передал мне документы и я увидел дату твоего рождения, то заподозрил, что могу быть твоим отцом. Кроме того, я никогда не понимал, почему Сирша решила сбежать именно тогда. – Он бросил на меня смущенный взгляд. – Мы вступили в нашу… романтическую связь за четыре месяца до ее бегства.

Сдавленный звук вырвался из груди Кая.

– Я больше не могу все это слушать! – Он закрыл лицо ладонями.

Стараясь сдержать отвращение, – а настолько омерзительного чувства я в жизни не испытывала, – я все же решила докопаться до истины.

– Я должна знать правду. Продолжай, – подтолкнула я Джеймса.

– Я знал, что это неправильно, – шепотом произнес он, – но со дня смерти наших родителей мы становились все ближе и ближе. Друзей у меня было немного, поэтому весь мой мир сосредоточился вокруг Сирши. Я готов был бросить школу и найти работу, лишь бы поддерживать ее. Твоя мать стала самой важной частью моей жизни.

Он сделал паузу и опустил глаза в пол.

– Не знаю, когда именно мои чувства к ней поменялись, но неожиданно я стал смотреть на нее, думать о ней так, как не должен был. Я пытался бороться с этим. Честное слово, пытался, – он поднял на меня глаза, и я увидела искренность в его взгляде. – Я не хотел испытывать всех этих чувств к своей сестре, но не мог перестать думать о ней. Она была так красива! Этот свет внутри нее, сияние, исходившее из самой ее души… Оно казалось таким чистым, теплым и добрым… я не мог ему противостоять.

Краем глаза я заметила, как Кайлер покачивает головой в знак непреодолимого отвращения.

Джеймс тяжко вздохнул.

– Каждый мой день превратился в мучительную борьбу с самим собой, но я не прикоснулся к Сирше и пальцем. Я научился справляться со своей агонией, принял эту боль как наказание за свои грехи и просто надеялся, что со временем чувства исчезнут. – Воздух со свистом вырвался из груди Джеймса. – Не я сделал первый шаг, а она. Сирша поцеловала меня, и я окончательно потерял контроль над собой.

Кай вскочил на ноги.

– Я больше не выдержу.

– Не уходи! – Мой обезумевший взгляд встретился с его. Слезы вновь подступили к глазам, я готова была умолять. – Я не справлюсь одна. Прошу тебя, Кай, не уходи!

Я видела, что он хочет утешить меня так же сильно, как и я его.

Но теперь это запрещено.

Все, о чем я могла просить его, – остаться здесь, рядом со мной. Кайлер медленно кивнул и вновь опустился на пол.

Я снова вернулась к Джеймсу.

– Мне не нужны подробности, все это слишком. Я просто хочу знать, когда тебе стало известно, что я твоя дочь, и почему ты не рассказал обо всем мне.

Он с обреченным вздохом прижал ладонь ко лбу.

– У меня возникли подозрения, но мне нужны были доказательства, поэтому я нанял частного сыщика, чтобы проверить подноготную твоего отца. В тот момент, когда он вернулся со своими находками, я все понял. – Сидя на краю кровати, Джеймс стал нервно заламывать руки. – Фэй, этот человек не мог быть твоим биологическим отцом. – Он умолк, подыскивая нужные слова, и его взгляд вызвал дрожь по всему телу. – Ты знала о том, что у него синдром Картагенера?

– Ты имеешь в виду то редкое заболевание, которое передалось ему по наследству? – шепотом переспросила я. От жуткой паники и страха у меня перехватило дыхание.

– Да. Но все гораздо сложнее, чем ты думаешь, – сказал Джеймс, почесывая подбородок. От волнения внутри все сжалось. – Твой отец был бесплоден, Фэй. Он не мог иметь детей. – Слова дяди безмолвно повисли в воздухе. Я обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то сохранить остатки самообладания.

– Мама всегда говорила, что дело в ней, – невнятно ответила я, чувствуя, как мозг постепенно отказывается работать. – Я была единственным ребенком в семье, потому что она больше не могла иметь детей. Значит, это очередная ложь.

 

В тот момент я испытала дикую ненависть к своей матери. Я страшно злилась на нее за то, что она не рядом, за то, что не могу накричать на нее и потребовать чертовой правды. Как она могла превратить всю мою жизнь в сплошную ложь? Ладони сжались в кулаки, мне с трудом удавалось держать себя в руках.

– Кроме того, я выяснил, что в момент их мнимого знакомства твой отец работал в Белфасте. Его здесь даже не было, Фэй. То, что она тебе рассказала, никак не может быть правдой.

Лгунья! Как она могла так поступить?

Я больше не знаю, кто я такая. Все воспоминания о родителях потускнели, ведь вся моя жизнь – фальшивка. Каждый день своего никчемного существования я провела во лжи.

За что? Они вообще собирались рассказать мне правду?

Раздираемая яростью, обидой и миллионом всевозможных эмоций, я вскочила с кровати и смела все со своего туалетного столика. Схватив стул, я яростно швырнула его через всю комнату, наблюдая, как он разбивается о стену, и наслаждаясь звуками трескающегося дерева под шокированный вздох Джеймса. Слезы потоком заструились из глаз, крик бессилия заполнил все вокруг, и я упала на пол, сотрясаясь в неконтролируемых рыданиях.

Кай присел на колени рядом со мной, нежно обняв сзади. Его руки были напряжены, но я почувствовала манящее тепло, зов его тела и эту внутреннюю борьбу, которая заставила нас отдалиться друг от друга.

– Кайлер, – в голосе Джеймса отчетливо слышалось предупреждение.

– Заткнись, пап. Она нуждается во мне, я должен ее поддержать. Ты – единственный из нас, кто облажался. И как же чертовски лицемерно с твоей стороны критиковать нас после всего, что ты сделал.

«Облажался». Слова Кайлера прозвучали так странно, ведь реальность гораздо сложнее.

Кто же из нас действительно лицемер – Джеймс или мы?

Изо всех сил впиваясь пальцами в кожу головы, я принялась массировать виски, пытаясь избавиться от головной боли. Что правильно, а что – нет? Я больше не знала ответа на этот вопрос, а мой воспаленный мозг был не в состоянии рассуждать здраво.

– Хотя бы надень футболку. – Джеймс швырнул ее через всю комнату, и я попыталась заставить себя не смотреть на обнаженный торс Кайлера.

Вытирая рукавом халата мокрые щеки, я повернула лицо к Джеймсу. Кай натянул на себя футболку и снова обнял меня. Я прижалась к его груди, пытаясь набраться сил.

– Когда и как ты получил доказательства? – со всхлипом спросила я. – Разве тебе не нужно мое разрешение на тест ДНК?

Джеймс опустил глаза, и я почувствовала, как боль разрывает голову на части.

Кай вполголоса чертыхнулся.

– У тебя ведь есть доказательства того, что она – твоя дочь? Ты не ошарашил бы нас подобной новостью, не будь на сто процентов в этом уверен, да? Даже ты не смог бы поступить настолько глупо.

Дрожащими пальцами я истерично попыталась заправить выбившуюся прядь волос за ухо, уставившись на Джеймса дикими глазами в ожидании ответа.

– Сейчас у меня нет доказательств, – наконец ответил тот, подняв подбородок и посмотрев на меня. Внезапно в глазах помутнело. Я не понимала, смеяться мне или плакать.

– Что?! – взорвался Кайлер. Вскочив на ноги и бросившись к своему отцу, он схватил его за ворот рубашки. – Ты же не мог устроить все это просто так! Может быть, она не моя сестра! – Он оттолкнул отца от себя, и я с трудом поднялась на ноги. – Ненавижу тебя! Ты вечно все портишь!

Я схватила Кайлера за руку, оттаскивая его от Джеймса до того, как он успеет сделать то, о чем может пожалеть.

– Мне не нужны доказательства того, что она – моя дочь. Это лишь формальность, и вскоре я их получу. – Преисполненный боли взгляд Джеймса встретился с моим. – Разве ты не видишь? Все логично. Именно по этой причине Сирша сбежала и больше не желала меня видеть. Только раз мне удалось поговорить с ней. Твоя мать стыдилась того, что мы сделали, сказала, что это было неправильно и каждый день она молит бога о прощении и искуплении грехов.

Суть его слов дошла до меня, и мое лицо исказилось от боли. Мать сожалела о том, что сделала, а я была постоянным напоминанием о ее грехе.

Она стыдилась меня.

Я подняла взгляд на Кайлера, чувствуя себя более потерянной и одинокой, чем когда-либо за всю свою жизнь. Если это вообще возможно.

Сердце разрывалось на части, невообразимая боль скручивала внутренности в тугой узел.

Женщина, которую я считала своей матерью, была лгуньей. Чужим человеком. Тем, кто не заслужил права носить этот почетный титул, потому что ни одна мать не поступит со своей дочерью подобным образом. Я думала, что знала ее, но ошибалась. Мой отец даже не является мне отцом. Родители жестоко предали меня, а вся моя жизнь была одним чудовищным обманом.

Мне плевать, если они думали, будто защищают меня.

Насколько бы болезненной ни была правда, мы не должны лгать своим близким.

Все это время я смотрела на Кая – единственного человека, который был рядом со мной. Единственного, кто понимал меня и был способен наладить все одним своим присутствием.

Но теперь я потеряла и его.

В тот самый момент, когда я почувствовала, что он наконец стал моим, его самым жестоким образом отняли.

И теперь у меня никого не осталось.

Никогда еще я не чувствовала себя настолько измученной и одинокой.

Все вдруг потеряло смысл; я уставилась перед собой пустым взглядом, чувствуя дикую усталость. Не в состоянии держаться на ногах, я свернулась калачиком на полу в жалкой надежде избавиться от дрожи, охватившей тело.

Джеймс в отчаянии схватился за голову.

– Фэй, мне так…

– Заткнись! – крикнул Кайлер, бросаясь на пол рядом со мной и нежно притягивая меня к себе. – Ты не имел права делать такие заявления, пока не узнаешь всей правды. Ты же не знаешь наверняка, отец ты ей или нет!

– Я знаю это, черт подери! В то время я был единственным, с кем Сирша спала. Кроме меня, не было никого.

Все внутри меня онемело настолько, что я даже не смогла испытать отвращения.

Дверь комнаты отворилась, и вошла Алекс, наблюдая всю эту сцену дикими глазами, полными слез. Сквозь пелену, застилавшую взгляд, я смотрела, как она подходит к Джеймсу. Встав напротив, она с ужасом уставилась на него, как будто перед ней был какой-то монстр, а не собственный муж. В комнате повисла гнетущая тишина и ощущалось напряжение.

Ладони Алекс медленно сжались в кулаки. Крик боли вырвался из ее груди, когда она бросила на мужа взгляд, полный омерзения. Она ударила Джеймса по лицу, затем снова и снова, слезы лились по ее щекам, а удары становились все сильнее по мере того, как росла ярость.

– Ты… ты просто чудовище! Меня тошнит от тебя! Все это время я была замужем за грязным извращенцем и даже не подозревала об этом. Проваливай отсюда! Ты рушишь все вокруг себя! Просто уходи! – кричала Алекс, тряся мужа за плечи и отвешивая пощечины одну за другой.

Меня охватил ужас, я просто смотрела на них не в состоянии пошевелиться.

Джеймс покорно сидел на краю кровати, молча проглатывая неожиданно обрушившийся на него гнев.

Кай поднялся на ноги, перенес меня на кровать и нежно уложил мою голову на подушку, затем подошел к матери, пытаясь оттащить ее от Джеймса. Руки Алекс безостановочно хлестали того по лицу, пока он неподвижно сидел на кровати, принимая удары. Ее лицо стало мокрым от слез.

– Мам, остановись. Это не поможет. Прошу тебя, – умолял Кайлер.

Сквозь мой разум проносились самые невообразимые мысли, и я всерьез задумалась, не схожу ли с ума. Подтянув колени к груди, я опустила на них подбородок, как вдруг новая догадка проникла в мое сознание. Новые сомнения пустили корни в воспаленном мозгу. Что-то во всем этом не сходилось.

– Подождите, – тихо промямлила я, не обращаясь ни к кому из присутствующих конкретно.

Ярость Алекс исчерпала себя, и она выглядела так, словно из нее разом выкачали все силы. Кайлер крепко обнял ее, когда она повернула голову, устремив на меня взгляд. Поднявшись с пола, я принялась мерить комнату шагами, усиленно размышляя и проворачивая в голове всевозможные сценарии, ни один из которых не сходился.

Приблизившись к Джеймсу, я схватила его за плечи, заставляя взглянуть мне в глаза.

– Я точно знаю, ты что-то скрываешь. Не могу поверить, что не поняла этого раньше. Я на несколько месяцев старше Кайлера, и это объясняет то, что ты можешь быть моим и его отцом одновременно, – говоря это, я чувствовала, как слова рождают внутри пустоту.

Я перевела взгляд с Алекс на Джеймса и обратно. На бледном, как смерть, лице Алекс появилось выражение неподдельного ужаса. Сглотнув ком в горле, я наклонилась к Джеймсу.

– Но если ты говоришь правду, то Кэйден и Кэйвен никак не могут быть твоими сыновьями.

– Твою. Же. Мать. – Кайлер отпустил Алекс, споткнувшись и еле удержавшись на дрожащих ногах.

Алекс прислонилась к стене, чтобы не упасть. Охваченный паникой взгляд заметался по комнате, и она согнулась пополам, словно ей не хватало воздуха.

Джеймс поднялся с постели, выйдя наконец из транса.

– Отлично подмечено, Фэй. Вот ты и раскрыла главную тайну Алекс. Видимо, никто из нас не без греха.

Глава 2

– Мам? – Кай устремил ошеломленный взгляд на Алекс. – Это правда? Их отец – другой человек? – Его лицо пепельно-серого оттенка исказилось от боли, когда она медленно кивнула в ответ. – Они знают, верно? В этом причина их ссор? – Его грудь быстро поднималась и опускалась. Алекс вновь кивнула, подтверждая его догадки. Шок сменился яростью: я понимала Кайлера. Вскочив с пола, он выпрямился во весь рост. – Вы вообще собирались сообщать правду остальным? – Слова Кайлера были преисполнены праведного гнева.

– Мы хотели рассказать вам в твой восемнадцатый день рождения, – шепотом ответила Алекс, отчаянно цепляясь за стену, чтобы устоять на ногах. Шутки Китона о Джейкобе и его друзьях из «Сумерек» уже не казались такими нелепыми, за исключением паранормального аспекта, конечно же.

– Вам вообще приходила в голову мысль о том, что у нас есть такое же право знать правду, как и у них? – Кай бессильно взмахнул руками. – Вы думали, мы не заметим этого постоянного напряжения, которое возникает каждый раз, когда Кэйден и Кэйвен появляются в комнате? Или этой огромной пропасти между вами?

– Невозможно подобрать подходящий момент, чтобы раскрыть такую правду, – попытался оправдаться Джеймс.

– Или раскрыть тот факт, что ты спал со своей сестрой? – вставила Алекс.

Джеймс бросил на нее озлобленный взгляд.

– Ты не в той позиции, чтобы бросаться в меня камнями. У нас обоих были свои секреты.

– И это, леди и джентльмены, главная фишка нашей семьи, – саркастично продекламировал Кайлер.

– Твоя мать не хотела ворошить прошлое, пока вы, мальчики, не подрастете достаточно, чтобы справиться с новостью, и я поддержал ее в этом решении, – добавил Джеймс и слегка улыбнулся. – Не существует инструкции к тому, как быть родителями. Мы старались изо всех сил, но не всегда и не все получалось лучшим образом.

Кай фыркнул.

– Скажу я вам, родители из вас так себе.

Никто не произнес больше ни слова, а напряжение, которое повисло в воздухе, можно было буквально резать ножом. Оторопелым взглядом Алекс растерянно уставилась в пустоту. Кай даже не пытался скрыть злости, отражавшейся на его лице, в то время как Джеймс вновь демонстрировал уставший, полный покорности взгляд.

– А где же Кэл? – спросила я, пытаясь разорвать тишину. – Что произошло?

Джеймс словно только что вспомнил о том, в какую передрягу попал его сын, и задумчиво почесал затылок.

– Утром ему предъявили официальное обвинение. Полиция настояла на том, чтобы он провел ночь в камере.

– О боже. – Меня обескураживала мысль о том, что мой брат проведет ночь в тюрьме. – Разве нельзя ничего сделать, чтобы обвинения сняли?

– Это невозможно. Обвинения в изнасиловании – очень серьезный случай, и никакие деньги не смогут решить этот вопрос.

– Лана скрылась, – сказал Кай, подходя к моей прикроватной тумбочке и доставая из нее белый конверт, который отдал ему отец Ланы. – Они уехали. Джон просил меня передать тебе это. – Он протянул конверт матери.

Дрожащими пальцами Алекс раскрыла его.

– Это заявление об уходе, – бросила она, швырнув на пол страницу, исписанную от руки.

– Он не делал этого, – произнесла я сквозь зубы, – я уверена. Но между ними точно что-то произошло. Лана была сама не своя от горя.

– Не лезьте в это дело, вы оба. – Джеймс посмотрел на меня, потом на Кая. – Я знаю, вы хотите помочь, но самое лучшее, что мы можем сделать для вашего брата, – это подождать и дать профессионалам делать свою работу. Дэн и его команда должны решить этот вопрос.

Я подавила невольный зевок.

– Уже поздно, – продолжил Джеймс, бросив взгляд на часы. – Мы не сможем прийти ни к какому решению в таком состоянии. Поспите пока, а утром вернемся к этому разговору.

 

– Другие тоже заслуживают знать правду о Кэйдене и Кэйвене. Даже не думай, что я стану лгать братьям. – Кай скрестил руки на груди.

Джеймс печально вздохнул.

– Знаю, сын, но ты должен понять, как тяжело приходится твоей матери.

Алекс все еще смотрела в пустоту, и я не была уверена, осознает ли она, что речь идет о ней.

Лицо Кайлера слегка смягчилось при виде матери – этой надломленной женщины, изо всех сил цеплявшейся за стену, чтобы не упасть.

– Понимаю, – ответил Кай, – но вы должны все им рассказать. – Он бросил беглый взгляд на меня. – Не думаю, что им стоит знать о Фэй и твоих… отношениях с ее матерью, пока ты не сделаешь тест и подозрения не подтвердятся. Такую чертовщину не так-то просто переварить.

– А ты что скажешь, Фэй? – обратился Джеймс ко мне.

– Я не хочу никаких секретов, но тут я согласна с Кайлером. Не нужно говорить остальным, пока не будем уверены. Такое разоблачение выбьет всех из колеи, и нет смысла взваливать на них еще больше волнений. До тех пор, пока мы не будем знать наверняка. – Я опустила глаза, и ужасное ощущение беспокойства переполнило мою грудь. – Но я предпочла бы сделать тест как можно скорее. Я устала от всей этой лжи и хочу знать правду.

Джеймс кивнул.

– Прости меня за все, через что тебе пришлось пройти, Фэй. Что бы ни случилось, это не повлияет на твое положение в нашей семье. Ты всегда будешь одной из нас, и это место всегда останется твоим домом.

Алекс отделилась от стены, отводя глаза и приглаживая юбку.

– Я иду спать.

Она вышла из комнаты, не произнеся больше ни слова.

Кай сделал шаг, чтобы последовать за ней, но Джеймс отрицательно покачал головой.

– Ей нужно побыть одной, как и всем нам. Это был долгий вечер. Поспите немного, а через несколько часов мы вновь все обсудим.

Они молча направились к двери. Напоследок Кайлер бросил на меня взгляд, в котором читалась такая же немая грусть, как и в моем. В нем можно было увидеть все, что он не мог сказать вслух. Я изо всех сил старалась сохранить самообладание, в то время как все внутри переворачивалось с ног на голову. Он вышел в коридор, осторожно прикрыв за собой дверь.

Я доползла до кровати, натянула одеяло до самого подбородка и свернулась калачиком, неистово дрожа под толстым покрывалом.

В какой-то момент мне удалось заснуть, но всю ночь я провела, беспокойно ворочаясь в постели.

Солнечный свет проник в комнату сквозь тонкие полупрозрачные занавески, и я проснулась, отчаянно зевая. События прошлого вечера вновь сотрясли сознание. Соблазн спрятать голову под подушку и забыть о реальном мире почти одолел меня, но такое поведение помогло бы лишь отсрочить неизбежное. Решив, что гораздо лучше покончить с этим раз и навсегда, я стащила свое изнуренное тело с кровати и направилась в ванную.

Приняв душ и одевшись, я спустилась в кухню. Сделав шаг в коридор, услышала голос Джеймса.

– Мы здесь, наверху, Фэй.

Беспокойное чувство вновь наполнило меня изнутри, и я направилась вверх по лестнице так, словно своими шагами прокладывала дорогу в ад. Осторожно войдя в кабинет, я вытерла вспотевшие ладони о джинсы. В одном из обтянутых бархатом кресел напряженно застыла Алекс в своем привычном офисном костюме. Кайлер стоял ко мне спиной у камина. Его подтянутые мускулы выпирали из-под простой белой майки. Упругий зад обтягивали треники с заниженной талией, и мне стоило огромного труда отвести взгляд. Жгучее желание подбежать и обнять его было почти непреодолимым.

Мой мозг еще не успел свыкнуться с новыми реалиями, и я по-прежнему безумно скучала по его прикосновениям, так же как скучала по нему прошлой ночью.

Опустившись в другое кресло, я подоткнула ладони под себя в тщетной попытке противостоять притяжению Кая. Острая колющая боль пронзила мое сердце так, словно кто-то ткнул в него перочинным ножом.

Откашлявшись, Джеймс заговорил:

– Я разговаривал с Кэйденом и Кэйвеном, и они вот-вот должны приехать. После завтрака мы устроим небольшое семейное собрание по поводу ситуации с Кэлвином. Когда он вернется домой, расскажем всем правду.

– Какую именно правду? – спросил Кай, поворачиваясь к нам. Один взгляд на его заспанное лицо, и все внутри меня посыпалось. Он выглядел несчастным. Как бы мне хотелось прямо сейчас ощутить тепло его тела, его запах, позволить ему залечить мои раны! Я впилась ногтями в бархатную обивку кресла, пытаясь проглотить удушающий комок в горле.

– Я собираюсь рассказать твоим братьям правду о происхождении Кэйдена и Кэйвена, – ответила Алекс спокойным уверенным голосом. – Ты был прав: они имеют право знать, все это уже достаточно затянулось. Я по горло сыта обманом и тем, как наша семья разваливается на части прямо у меня на глазах, в то время как я не могу сделать ничего, чтобы исправить это. Правда должна быть раскрыта.

Завтрак прошел чрезвычайно неловко. Я не смогла запихнуть в себя ни кусочка. В отсутствие Кэлвина братья выглядели удрученно, но Джеймс и Алекс уклонялись от ответов на их вопросы, призывая отложить это до семейного сбора.

Услышав звонок в дверь, я подскочила на стуле, испытывая облегчение от возможности покинуть гнетущую атмосферу. Широко открыв входную дверь, я ожидала найти за ней Кэйдена и Кэйвена, но пришла в полное замешательство, увидев на верхней ступеньке лестницы Эддисон, всю в белом, выглядящую по-ангельски невинно.

– Что тебе нужно? – прорычала я.

– То же, что и всегда, – приторно улыбнулась она. – Кайлер. – Ее глаза превратились в узкие щелочки. – Он мой.

– Ты помешанная. – Я раздраженно закатила глаза. – Думаю, он еще на прошлой неделе доходчиво тебе все объяснил. Кай больше не хочет иметь с тобой никаких дел, так что убирайся. – Я собиралась было закрыть дверь, но Эддисон просунула ногу в дверной проем и без приглашения прошла прямиком в дом. Я удивленно взглянула на нее. Безо всякого смущения она снова посмела явиться сюда. Не испытывай я к ней такой сильной неприязни, то, вероятно, восхитилась бы этой наглостью.

– Я разберусь с этим, – сказал Кай, материализовавшись возле меня. Его рука слегка коснулась моей, и я ощутила привычное покалывание. – Возвращайся к остальным в кухню.

– Прекрасно, вынеси этот мусор сам. – Хоть я и была недовольна тем, что меня попросили уйти, но на сегодня, пожалуй, достаточно драм. Развернувшись, я оставила Кая самостоятельно разбираться со своей назойливой бывшей.

Спустя пять минут он вернулся в кухню с привычным непроницаемым выражением лица, хоть я и заметила, как напряглись его плечи, а кулаки сжались настолько сильно, что костяшки пальцев побелели.

– Что случилось? – Я попыталась поймать его взгляд.

Он едва заметно качнул головой, и между нами пробежала никому не заметная искра. Его глаза встретились с моими, и все вокруг исчезло, словно в этом мире остались лишь мы двое. Локон его волос упал на лоб, и мои пальцы потянулись к шелковистой пряди. Глаза залюбовались таким знакомым лицом. Волной захлестнули воспоминания о том, как мои пальцы прикасались к этому колючему подбородку и бархатистым щекам, как я вдыхала его мужественный аромат, а язык тянулся ощутить вкус пульсирующей на его шее вены…

Я сама не заметила, как слезы ручьем заструились из глаз, а все вокруг замолчали, глядя в мою сторону, пока Кеану не подергал меня за руку, пытаясь вернуть к реальности. Все внимание было сконцентрировано на мне, и я ощутила, как от стыда покраснели щеки и шея. Я взглянула на Кайлера, но он отвернулся, разглядывая пол, стены, да что угодно, лишь бы не смотреть на меня. Джеймс прокашлялся, привлекая мое внимание.

– Фэй, тебе нужна минутка? Мы как раз собирались начать.

Я наклонила голову вперед, и длинные волосы занавесом скрыли лицо.

– Нет, я в порядке. Извините. – Я изо всех сил прикусила нижнюю губу, наслаждаясь болью, хотя она едва ли могла сравниться с болью в сердце.

– Предлагаю поговорить в гостиной, – сказала Алекс, соскальзывая со скамьи.

Я уселась на длинном диване рядом с Кеану и Кентом, как вдруг раздался еще один звонок в дверь. Вернулся Джеймс, а за ним в комнату вошли угрюмые Кэйден и Кэйвен. Все сели, терпеливо ожидая начала собрания.

Джеймс сложил руки на колени и слегка наклонился вперед.

– Сегодня вашему брату были предъявлены официальные обвинения в изнасиловании. Вопрос о залоге будет улажен в окружном суде, после чего мы сможем забрать его домой. Дэн найдет для него лучшего адвоката по уголовным делам, но следующие несколько недель или месяцев будут для нас очень непростыми. – Он посмотрел на Алекс, но та не подняла глаз.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»