3 книги в месяц за 299 

Розуэлл. Город пришельцев: Изгой. ДикарьТекст

2
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Melinda Metz

ROSWELL HIGH: THE OUTSIDER

ROSWELL HIGH: THE WILD ONE

Печатается с разрешения Gallery Books, a Division of Simon & Schuster, Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg

Copyright © 1998 by POCKET BOOKS, a division of Simon & Schuster Inc.

First published in 1998 by Archway Paperbacks

All rights reserved, including the right to reproduce this book or portions thereof in any form whatsoever

First published September 1st 1998

© А. Сибуль, Е. Сибуль, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Книга 1
Изгой

Глава 1

– Одна «Сигурни Уивер» и один «Уилл Смит». – Лиз Ортеко поставила на стол два больших бургера: один с авокадо и капустой, другой – с красным острым перцем и сыром.

Потом она подождала. Клиенты за столиком, по всей видимости, были туристами. А каждый турист, зашедший в кафе «Крушение», хотел задать по крайней мере один вопрос по поводу… Розуэлльского индицента.

– Так ваша семья отсюда? – спросил парень в футболке «Затерянные в космосе». Блондинка, сидевшая напротив него, открыла потрепанный блокнот и уставилась на Лиз.

– Ага, – сказала Лиз. – Мой прапрапрадедушка унаследовал ранчо за городом. С тех пор моя семья живет в Розуэлле.

Женщина сняла колпачок с ручки. Мужчина прокашлялся. «Ну вот, начинается», – подумала Лиз.

– Так рассказывал ли вам когда-нибудь кто-либо из родственников истории, ну знаете, о падении НЛО? – спросил парень.

Эти двое точно были сумасшедшими. «Готова поспорить: у них есть все серии “Секретных материалов”», – подумала Лиз.

– Ну, – Лиз помедлила, – думаю, вам можно кое-что показать.

Она достала из кармана потрепанную черно-белую фотографию и аккуратно положила ее перед ними.

– Друг моей бабушки сделал это фото на месте падения, прежде чем правительство там все прибрало.

Оба туриста склонились над размытой фотографией, внимательно изучая ее.

– Ничего себе, – пробормотала женщина. – Ничего себе.

– Это действительно похоже на инопланетянина с видеозаписи аутопсии! – воскликнул парень. – Та же слишком большая голова и то же маленькое безволосое тело. Нужно разместить ее на моем сайте, посвященном происшествию в Розуэлле. – Он потянулся к снимку.

– Тогда вы умрете еще до конца недели. – Лиз забрала фотографию. – С момента крушения прошло больше пятидесяти лет, но это не означает, что военно-воздушные силы хотят, чтобы правда выплыла наружу. Им по-прежнему нужно, чтобы все верили в историю про метеозонд, послужившую тогда прикрытием, – объяснила она.

И нервно оглядела кафе, дабы убедиться, что отец не слышит. Если бы папа услышал, как она пересказывает эту историю, он бы оторвал Лиз голову и скормил ей вместо завтрака.

– Не нужно было показывать вам это. Просто забудьте, ладно? Вы ее никогда не видели. – Лиз поспешила вернуться за стойку.

Мария Де Лука покачала головой, заставив светлые кудри вокруг ее лица затрепетать.

– Ты ужасна.

– Эй, они смогут рассказать отличную историю, когда вернутся домой. А мне дадут неплохие чаевые, – ответила Лиз.

Мария вздохнула:

– Ты и твои неплохие чаевые – никогда не видела такой алчной до денег официантки.

Лиз пожала плечами:

– Ты знаешь, что я думаю по этому поводу. Мне нужно столько денег, сколько я могу получить, потому что…

– Однажды, когда ты выпустишься, последуют «адиос» и «аста ла виста», детка, – перебила ее Мария. – Знаю, знаю: ты не собираешься проводить жизнь в городе, где всего два кинотеатра, один боулинг, один несчастный комедийный клуб, ну, пусть еще один танцевальный и тринадцать ловушек для туристов, связанных с инопланетянами!

Лиз пришлось улыбнуться. Ее лучшая подруга почти идеально описала ее.

– Кажется, я много об этом говорю, да?

Мария схватила полотенце для посуды и начала вытирать стойку.

– Всего лишь десять раз в день, начиная с пятого класса, – пошутила она.

– Если бы за мной постоянно не приглядывали пять тысяч родственников, – сказала Лиз, – может, иногда мне бы удавалось повеселиться.

Она вздохнула, представляя жизнь, где ей не нужно переживать из-за своих поступков, способных заставить большую любящую семью волноваться за ее будущее. Лиз была первой дочерью в семье, решившей поступить в колледж, и родственники хотели убедиться, что она не сойдет с этого пути и не провалится, как ее сестра Роза.

Лиз достала мелочь из кармана и выложила на стойку.

– Вау, – вырвалось у Марии, – хорошие чаевые. Может, мне тоже нужно достать фотографию куклы, которую передержали на солнце?

Она сморщила носик.

– Хотя не уверена, что смогла бы сказать: «Тогда вы умрете еще до конца недели», не рассмеявшись.

– Просто потренируйся перед зеркалом. Я так делала, – ответила ей Лиз.

– Понадобится много тренировок, – пожаловалась Мария. – Все всегда понимают, когда я вру. Мой десятилетний брат врет лучше, чем я. Мужики, с которыми встречается мама, никогда не верят мне, если я говорю, как рада с ними познакомиться.

Лиз фыркнула:

– Удивила.

Она открыла кассу и обменяла мелочь на банкноты. Еще тридцать три доллара в фонд «Аста ла виста». Тридцать три и семьдесят три, если точнее.

Прозвучали первые ноты Close Encounters,[1] когда дверь кафе распахнулась. Макс Эванс, высокий блондин с пронзительными голубыми глазами, и Майкл Герин, темноволосый и серьезный, прошли к угловому столику в задней части ресторана. Оба учились в старшей школе вместе с Лиз и Марией.

– Конечно же, они сели в твоей секции, – проворчала Мария.

На Лиз и Марию приходилось по шесть столов в форме летающих тарелок. Подруги разделили ресторан пополам вертикально, так что каждой досталось по парочке столов у окна – они пользовались наибольшей популярностью.

– Тебе достаются туристы и симпатичные парни, а мне – те двое, – продолжила Мария, кивнув в сторону стола возле двери. – У них крупная ссора. Они лишь хмурятся, как только я подхожу слишком близко.

Лиз взглянула на двух мужчин за столиком. Один был крупным и мясистым, другой – маленьким, но мускулистым. Они склонились над столом и напряженно разговаривали. Она не слышала, о чем они говорили, но оба выглядели рассерженными.

– Думаю, ты заслужила хороший столик после разборок с теми парнями. Можешь взять Макса и Майкла, – предложила Лиз.

Мария сузила голубые глаза.

– Так, что происходит?

Лиз обняла ее за плечи.

– Ты – моя лучшая подруга. Разве не могу я сделать для тебя что-то хорошее просто по доброте душевной?

– Не-а. – Мария скинула с плеч руку Лиз. – Повторяю: что происходит?

– Ничего, – продолжила настаивать Лиз. – Я просто не против отдохнуть от повернутых на тестостероне.

Мария вскинула бровь:

– Переведи, пожалуйста.

– От парней, – объяснила Лиз. – Я так устала от их… мужской сущности.

– Не все парни как Кайл Валенти, знаешь ли, – сказала ей Мария. – Выбери Алекса. Он классный.

Алекс Мейнс точно был классным. Лиз не могла поверить, что они с Марией дружили с ним всего год. Казалось, она знала его вечность.

– Ты права. Алекс лучше всех. Но он не в счет.

Мария нахмурилась:

– Почему?

– Потому что это Алекс, – пожала плечами Лиз. – Он не такой парень. Не как Кайл. Ты бы видела Кайла сегодня после школы: он не хочет принимать тот факт, что я больше не встречаюсь с ним. Вообще-то, он встал на колени и прополз за мной по коридору с высунутым языком, умоляя вернуться. Все его друзья наблюдали и смеялись как идиоты… которыми, впрочем, и являются.

Из-за этого Лиз пожалела, что не владеет карате. Она могла бы предоставить его друзьям возможность действительно посмеяться.

– Как романтично. И этот милый поступок не убедил тебя снова с ним встречаться? – Голос Марии взвился в фальшивом изумлении.

– Ох, ни за что. Я вообще пока ни с кем не буду встречаться, – объявила Лиз. – Засяду дома, наберу в прокате слезливых мелодрам, буду принимать ванны с пенкой и расхаживать в любимых растянутых штанах.

Лиз не могла этого дождаться. Если говорить честно, большинство парней, с которыми она встречалась, – не то чтобы их было много, – не являлись такими лузерами, как Кайл Валенти. Кайл думал, что Лиз понравится сидеть рядом с ним на диване и смотреть, как он играет в Nintendo. Он даже не предложил ей поиграть с ним!

Но и в других парнях она просто чувствовала какую-то «одинаковость».

– У меня жалкая личная жизнь, – пробормотала Лиз. – Мне попросту нужно время, чтобы побыть одной, наедине с собой.

– Ну, я могу смешать тебе отличные травяные масла для ванны, – предложила Мария. – Но если ты перестанешь ходить на свидания, в «Улисс Ф. Олсен Хай» появится несколько несчастных парней.

– Например, кто? – спросила Лиз.

Мария посмотрел на столик, где сидели Макс и Майкл.

– Макс Эванс, – сказала она.

– Макс? – повторила Лиз. – Он – мой приятель и не заинтересован во мне в этом смысле.

– Ой, да ладно, – ответила Мария. – Как он может быть не заинтересован? Ты похожа на испанскую принцессу или типа того, с твоими-то длинными черными волосами и потрясающими скулами. И это не говоря уже о коже. Ты вообще в курсе, что значит слово «прыщ»? К тому же ты умная и…

Лиз вскинула обе руки:

– Стой!

Мария была самым верным человеком, которого Лиз знала. Она всегда могла постоять за друзей, что бы ни случилось. А Лиз и Мария дружили со второго класса, когда их свел вместе раненый птенчик.

 

– Ладно, я остановлюсь, – ответила Мария. – Но, поверь, Макс Эванс больше чем просто заинтересован. На его груди, небось, вытатуировано «Собственность Лиз Ортеко». Макс…

– Привет, Майкл! – громко сказала Лиз, когда тот подошел к стойке. Она надеялась, что он ничего не услышал из их разговора.

– Привет. – Майкл пробежал пальцами по черным как уголь волосам, из-за чего они еще больше взъерошились сверху. – Хотел спросить, есть ли у вас вакансии, на которые я мог бы попробовать устроиться.

Лиз было сложно представить Майкла работающим в кафе, обслуживающим столы, возвращающим сдачу. Это казалось слишком обычным для него. Ему стоило бы работать кем-то вроде «морских котиков». Майкл всегда отшучивался, но в нем явно было нечто такое.

Лиз достала из-под стойки стопку анкет.

– Сейчас у нас нет вакансий. Но я поговорю с отцом, и как только что-то появится, он тебе позвонит.

– О, думаю, у вас очень скоро появятся вакансии, – ответил Майкл серьезным тоном. – Если только твоему отцу не нравится, что официантки сплетничают, вместо того чтобы обслуживать столики.

Он подмигнул.

Мария бросила в него полотенце для посуды. Майкл рассмеялся.

– Я пойду, – сказала Мария. Она взяла два меню и последовала за Майклом к столу.

Лиз мельком взглянула на Макса и встретилась с его ярко-голубыми глазами. Они были такого необычного оттенка, странного и красивого – не такого, как небо или океан.

Макс мгновение удерживал взгляд Лиз, а потом отвернулся.

Мария не права насчет Макса… или права? Лиз знала его с третьего класса. Он был ее партнером по лабораторным с десятого класса. Но вне занятий они никогда не проводили время вместе. И Лиз не замечала сигналов, которые показали бы ей, что Макс хочет быть больше чем просто другом.

Лиз взяла ближайшую подставку для салфеток и наполнила ее заново. Каково это – встречаться с Максом? Он не в ее вкусе. Тихоня и вроде как одиночка.

Он видел мир не так, как большинство людей, говорил вещи, заставлявшие Лиз замереть и задуматься: например, о том, как ученые в Шотландии клонировали овцу. Многие люди рассуждали о том, чьих двойников они хотели бы увидеть: ученых, спортсменов или кинозвезд. Но Макса больше интересовало, возможно или нет клонировать душу, и если нет, то что это означает.

Времяпрепровождение с Максом точно не могло быть скучным.

Лиз вытерла каплю молока со стойки и на миллиметр передвинула бутылку с кетчупом, чтобы та стояла наравне с бутылкой горчицы. А потом еще раз украдкой взглянула на Макса.

Никто не мог бы назвать этого парня обычным. Если бы у «Улисс Ф. Олсен Хай» был собственный календарь с красавчиками, Макс попал бы в него. Высокий, светловолосый, подкачанный, с этими голубыми-голубыми глазами…

Лиз почувствовала, что краснеет. Странно было думать о Максе в таком русле. Большую часть времени она забывала, что он настолько шикарен. Макс ведь просто Макс, она не могла…

– Мне не нужны деньги завтра, они нужны мне прямо сейчас!

Сердитый голос прервал ход мыслей Лиз. Она вскинула голову: все посетители кафе смотрели на тех мужчин за столиком у двери. Здоровяк сжимал и разжимал кулаки, сердито глядя на мускулистого парня.

«Лучше бы мне пойти позвать папу из кабинета, – подумала она. – Кажется, их ссора становится опасной».

Лиз повернулась к двери «Только для сотрудников».

– У него пистолет! – завизжала Мария.

Лиз развернулась к столам. Сердце колотилось о ребра.

«Нет, о нет!» – только и могла подумать она.

Мускулистый мужчина направил пистолет в голову тучного собеседника.

– Тебе не понадобятся деньги, если умрешь, – сказал он. Его голос звучал спокойно и холодно.

Щелк.

Мускулистый парень взвел курок.

Лиз хотелось убежать, позвать на помощь, но она была парализована. Ее рот отказывался открываться, а ноги – двигаться.

Тучный мужчина завыл от ярости и бросился через стол на мускулистого парня.

Разрывавший барабанные перепонки взрыв сотряс комнату.

Лиз сбило с ног. Она ударилась о стену позади себя и сползла на пол.

Она почувствовала что-то теплое и влажное, вырывавшееся из ее живота, пропитывавшее униформу.

– Так много крови! – услышала Лиз крик Марии.

Но услышала словно издалека.

Очень издалека…

Макс вскочил со своего места, но Майкл сразу же схватил его за руку и дернул обратно.

– Отпусти меня! – крикнул Макс. – Лиз, может быть, умирает. Что ты делаешь?

– Нет, что ты делаешь? – Майкл усилил хватку. – Хочешь вылечить ее посреди ресторана? Может, сразу отправить правительству приглашение: «Привет, я здесь, почему бы вам не прийти и не забрать меня?»

Майкл был прав. Исцеление Лиз привлечет внимание, много внимания. Но если он позволит ей умереть, зная, что мог спасти…

Это не выход.

– Я готов рискнуть, – сказал он Майклу.

– Ты готов рискнуть. Но как насчет меня? Как насчет Изабель?

Макс уставился на стол. Он не ответил. Не мог ответить. Он рискнул бы своей жизнью ради Лиз. Но как может он подвергать опасности жизнь сестры и лучшего друга?

– Если у правительства появится доказательство, что один из нас существует, они поймут, что есть и другие. И не перестанут искать, пока не найдут всех нас, – продолжил Майкл.

– Я не могу остановить кровотечение! – выкрикнула Мария из-за стойки.

Сердце Макса колотилось о ребра. Лиз умирала. Он вскочил на ноги.

– Я что-нибудь придумаю. Обещаю, – быстро сказал он.

Прежде чем Майкл успел его остановить, Макс бросился к стойке и перепрыгнул через нее. Боль наполнила его сердце, когда он взглянул на Лиз.

Мария прижимала толстое полотенце к животу Лиз, но ничто не могло остановить поток крови из огнестрельной раны.

Макс слышал, как отец Лиз говорил по кухонному телефону, сообщая скорой помощи адрес кафе. «Они опоздают», – подумал Макс. Он это знал, видел.

Гало цветов, окружавшее Лиз, обычно было теплого, насыщенного янтарного цвета, в который Максу так хотелось завернуться. Но теперь ее аура стала блеклой, грязно-коричневой и с каждой секундой становилась все темнее.

Жизненные силы вытекали из нее.

Аура каждого человека считается особенной, такой же уникальной, как отпечаток пальца. Но тот единственный раз, когда она чернеет, есть момент смерти.

Макс отодвинул Марию, стараясь игнорировать дрожь от страха, бежавшую по его телу. Он хотел утешить ее, но не мог терять ни секунды; встал на колени возле Лиз и положил руки на ее рану. Пальцы от крови тут же стали скользкими.

«Я люблю ее» – взорвалась мысль в его голове. Это правда, которую он держал в секрете даже от самого себя. Влюбиться в человека – не самое умное решение и уж точно не безопасное. Но он ничего не мог поделать. Он любит Лиз и не позволит ей умереть.

– Пропустите меня! – услышал он крик отца Лиз позади себя. – Дайте мне взглянуть на нее!

Макс не пошевелился, не ответил. Ему нужно было сосредоточиться на Лиз. Только это сейчас имело значение.

Он закрыл глаза и начал глубоко и ровно дышать, стараясь наладить связь.

«Думай о Лиз, – приказал он себе. – Вспомни что угодно о ней».

То, как ее волосы всегда пахли жасмином. Как на ее левой щеке появлялась ямочка, когда она улыбалась. То, как ей нравилось рассказывать глупые шутки про инопланетян. То, как сосредоточенно она слушала, когда он с ней разговаривал.

Почти получилось. Он как будто связался с ней. Нужно просто подобраться еще ближе…

– Скорая вот-вот приедет, – пробормотал Майкл позади него.

Макс сделал еще один вдох.

В голове вспыхнули изображения, нахлынув так быстро, что Макс едва успевал осознать одно, прежде чем появлялось следующее.

Плюшевая собачка с пожеванным ухом. Химический набор для детей «Мистер Волшебник». Светловолосая малышка с птенцом в руках. Несущаяся машина. Лиз примерно пяти лет в розовом платье с рисунком из капкейков. Валентинка. Трамплин большого бассейна. Лицо Макса.

И он попал внутрь. Связался.

Он чувствовал кровь, вытекавшую из тела Лиз, словно она была его собственной. Ощущал ее дыхание в своих легких. Слышал звук ее сердцебиения в своих ушах. «Сначала пуля», – сказал себе Макс. Он сосредоточился на теле Лиз. На их теле.

Да, вот она. Он ощутил точное месторасположение пули. Стали. Молекул стали.

Затем он подтолкнул молекулы – это можно было описать только так. Он подтолкнул их, и они рассыпались на части. Пуля распалась на микроскопические частички. Теперь они были безвредными, и их унес поток крови Лиз.

– Скорая подъезжает, – услышал Макс слова Майкла.

Но его голос казался таким далеким.

Макс сосредоточился на соматических клетках Лиз: клетках ее тела, живота, мышц, сухожилий и кожи.

И вместо подталкивания он сжал: сжал своим разумом, заставляя клетки придвинуться ближе, исцеляя ее.

Макс почувствовал, как на плечи легли руки и встряхнули его.

– Нужно разорвать связь. Сейчас, – приказал Майкл. – Люди из скорой уже у входа.

И Макс покинул ее. Они снова разделились. Он снова был один. Его захлестнула волна холода, и он поежился.

Макс медленно поднял руки и взглянул на живот Лиз. Под кровью ее кожа оказалась неповрежденной и идеально гладкой. У него вырвался нервный вздох облегчения.

Лиз открыла глаза и посмотрела на него:

– Я… ты…

– Я объясню все позже, – прошептал Макс. – А сейчас мне нужна твоя помощь.

Он взял бутылку кетчупа со стойки и разбил ее о пол. Потом вылил содержимое поверх крови на форме Лиз.

– Ты разбила бутылку, когда падала, – сказал ей Макс. – Хорошо, Лиз? Ты разбила бутылку, когда падала, вот и все.

Двое парамедиков в белых костюмах поспешили за прилавок. Макс отошел назад. Поняла ли Лиз, что он попросил ее сделать?

Девушка попыталась сесть.

– Я в порядке, – сказала она. Голос был хриплым.

– Когда я услышала выстрел, то подпрыгнула. Потом упала. Я… я разбила бутылку с кетчупом и пролила его на себя.

Она подняла разбитую бутылку, чтобы все могли ее увидеть.

А потом Лиз посмотрела прямо на Макса. Ее карие глаза были полны эмоций.

Он почувствовал, как дыхание замерло в груди.

– Я в порядке, – повторила она.

Глава 2

Лиз не могла перестать смотреть на Макса. Он одарил ее слабой улыбкой, предназначенной только для нее. «Что ты со мной сделал? – подумала она. – Как?..»

В голове словно что-то жужжало, вибрировало на очень низкой частоте. Было сложно думать.

Парамедик встал на колени перед Лиз, закрывая от нее Макса. «Нет!» – подумала Лиз, пытаясь встать. Прямо сейчас ей нужно было видеть Макса. От этого она чувствовала себя… в большей безопасности.

Лежа на полу, она испытывала такое чувство, словно ее уносят прочь, заставляя покинуть кафе, отца и Марию, от всех и всего знакомого. И каким-то образом Макс вернул ее назад.

– Пока не двигайтесь, – велел парамедик и твердо взял Лиз за плечи. Девушка попыталась сосредоточиться на истории, которую ей нужно было рассказать. Она провела пальцами по униформе, потом подняла руку, чтобы женщина могла ее видеть.

– Это кетчуп, как я вам и сказала. Знаю, это похоже на кровь. Много крови…

«И здесь действительно есть кровь, под кетчупом, – подумалось ей. – Я истекала кровью. Я умирала». Дрожь пробежала по телу Лиз. Она обхватила себя руками, но это не помогло. Ей все еще было холодно.

– Я знаю, что это кетчуп. Я чувствую запах. Мне даже захотелось большую порцию картошки фри, – пошутила женщина. Она достала маленький фонарик и посветила в глаза Лиз. Потом взяла ее за запястье и проверила пульс.

– Она в порядке? – спросил мистер Ортеко. Он очень быстро моргал, как всегда, когда был близок к потере контроля.

Лиз захотелось защитить отца. Он был опустошен после передозировки Розы. Многие дни после похорон он лежал на диване, укрывшись красным шерстяным пледом, хотя на дворе была середина лета. И сколько бы раз Лиз ни заходила в комнату, она всегда находила его в одном и том же положении.

«Должно быть, он в ужасе, – подумала она. – Я – единственный оставшийся у него ребенок».

Она жалела, что это не произошло в его выходной.

– Я в порядке, папочка, – ответила она. Лиз слышала небольшую дрожь в своем голосе, но решила, что ей удалось вести себя нормально – за исключением того, что она назвала отца «папочкой». Она не говорила так с самого детства.

– Я не тебя спросил, – резко ответил отец. – Ты профессионал? Нет. Потому не можешь знать, в порядке ты или нет.

– Я профессионал и тоже говорю, что все нормально, – ответила женщина. – Думаю, это шок. Я была бы в шоке, если бы в меня выстрелили. – Женщина глянула через плечо на коллегу. – Считаю, можно уезжать.

 

– Спасибо. – Лиз заставила себя подняться на ноги. Отец так крепко обнял ее, что заболели ребра. – Давай не будем говорить маме, что сегодня произошло, ладно? – прошептала она.

– Ты шутишь? Радар твоей мамы такое никогда не пропустит. Как только один из нас войдет в дом, она поймет, что все не в порядке. – Он издал приглушенный смешок, отпуская ее из объятий.

Лиз осмотрела кафе в поисках Макса. Она хотела поговорить с ним, узнать, что он с ней сделал. Но его не было, как и Майкла.

Макс казался таким напряженным, когда попросил ее солгать ради него, словно это было что-то крайне важное. Если бы кто-нибудь присмотрелся к полу повнимательнее, то понял бы, что история про кетчуп не может быть правдой. Пятна крови, в отличие от томатно-красного густого кетчупа, на плитах пола выглядели ярко-красными и блестели слизью.

– Хорошо бы помыть полы, а то кто-нибудь поскользнется. – Лиз побежала в угол, выкатила большое желтое ведро, поставила его поверх красных пятен и плеснула на пол грязную серую воду.

– Я это сделаю, – вызвался отец и забрал швабру у нее из рук.

– Пойдем. Отведу тебя в туалет и отмою, – сказала Мария, взяв Лиз под руку.

– Хорошая идея. – Лиз не знала, сколько еще сможет простоять здесь, притворяясь спокойной и говоря о кетчупе.

Она повернулась к подруге. Мария была бледна. Ее персиково-розовые румяна казались теперь слишком темными и выглядели некрасивыми пятнами.

Прежде чем Лиз успела сделать шаг, входная дверь кафе распахнулась и вошел шериф Валенти. Звук каблуков его сапог отдавался эхом от плиток пола, пока он шел к стойке.

Все в Олсен Хай знали отца Кайла. Он почти каждую неделю осматривал шкафчики. Останавливал всех, кому не было восемнадцати, даже если скорость превышали всего на милю. Появлялся почти на каждой вечеринке, чтобы проверить, не пьют ли несовершеннолетние.

– Мне доложили, что по этому адресу стреляли, – сказал он мистеру Ортеко. – Можете рассказать мне, что случилось?

«Он задаст миллиард вопросов», – подумала Лиз. Что, если он не поверит в историю с кетчупом? Она почувствовала, как участилось сердцебиение.

– Я находился в своем кабинете. Услышал, как кричали двое мужчин, а потом выстрел, – ответил дрожащим голосом мистер Ортеко. – Я выбежал и увидел, что моя дочь… Увидел, что моя дочь лежит на полу, истекая кровью.

– Это был кетчуп, – быстро сказала Лиз. – Меня испугал выстрел. Я отпрыгнула назад и упала. Я разбила вот эту бутылку кетчупа, и он вылился на меня.

Валенти повернулся к ней.

– Это правда? – спросил он и снял шляпу. Лиз видела красную полосу, оставшуюся на его лбу от ее края.

– Ага, – ответила Лиз.

Почему ей было так страшно? Шериф задал вопрос спокойно, не кричал и не повышал голос. И он не был крупным или устрашающе высоким – среднего роста, немного выше Лиз. Но в нем было что-то… Чтобы описать шерифа Валенти одним словом, Лиз выбрала бы выражение «осмотрительный». Ей казалось, что он просчитывает каждое слово, каждый жест. И если он так внимательно относится к тому, что делает и говорит, то наверняка изучает все детали и в других людях. «Заметил ли он, что пол мокрый? – внезапно подумала она. – Гадает ли, почему мы его помыли?» Было странно делать это через три секунды после того, как ее пытались застрелить.

Валенти больше не задавал вопросов. Он просто стоял.

Поверил ли он в ее историю? Лиз хотелось увидеть глаза шерифа. Но он не снял солнцезащитные очки, и она видела в них лишь свое отражение.

– Двое парней за столом вон там ссорились, – вставила Мария. – Один был вроде как низкий, но тощий, более мускулистый, а другой – большой и мясистый.

– Правда, – согласилась Лиз. – Они ссорились из-за денег, кажется. Ага, из-за денег.

«Ты говоришь невнятно, – сказала себе Лиз. – Просто притормози. Чем больше ты говоришь, тем легче Валенти поймать тебя на вранье».

Валенти вскинул одну бровь.

– А что произошло потом?

– А потом один из парней, низкий, вытащил пистолет. Другой попытался забрать его, и пистолет выстрелил, – ответила Лиз.

– Мне понадобится описание обоих. – Валенти достал из кармана блокнот.

Лиз заставила себя рассмеяться.

– Конечно, – ответила она. – У парня с пистолетом были лохматые каштановые волосы. Он был где-то метр восемьдесят, возможно, под восемьдесят килограммов.

– Усы, татуировки или что-то вроде того? – спросил Валенти.

– Не думаю. – Лиз глянула на Марию, призывая ее на помощь. Разговор с шерифом заставлял ее нервничать.

– Я тоже ничего такого не помню, – добавила Мария.

– А как насчет второго парня? – Шериф постучал карандашом по блокноту.

– Повыше, – ответила Мария. – Возможно, метр девяносто. И крупнее, с пивным брюхом.

Валенти записывал, пока Мария продолжала описание. Через пару минут он уйдет, и Лиз сможет пойти на поиски Макса.

– Думаю, это все, – сказал Валенти. – Только еще один вопрос: где дыра от пули?

Дыра от пули? О боже мой, Лиз об этом не подумала.

– Э, должно быть, в стене. – Она развернулась и притворилась, что ищет ее.

Валенти перегнулся через стойку.

– Ничего не вижу, – сказал он.

Лиз чувствовала его дыхание у своего уха. Он пугал ее.

«Валенти не может знать, что я вру», – напомнила она себе, повернулась к шерифу и пожала плечами.

– Может, я так перепугалась, когда увидела пистолет, что просто вообразила, якобы он выстрелил.

– Ну, разум может играть с тобой шутки, особенно когда ты напугана, – ответил Валенти.

«Так, он купился на это», – подумала Лиз.

– Но твой отец тоже слышал выстрел, – продолжил Валенти. – Как и женщина, которая позвонила и сообщила о выстреле.

«Я об этом тоже не подумала, сдаю позиции, – поняла Лиз. – Мне просто нужно заткнуться».

– Не знаю, что вам сказать, – проговорила она. – Вы не против, если я помоюсь? Этот кетчуп очень липкий.

– Давай, – ответил Валенти. – Я знаю, где тебя найти, если у меня еще возникнут вопросы.

– Пойдем, Мария. – Лиз схватила подругу за руку и потащила ее в женский туалет. Заведя внутрь, захлопнула за ними дверь.

Лиз подняла волосы и собрала их в большой хвостик, как у Пебблс Флинстоун. Достала из кармана резинку для волос и закрепила ее. Почему-то лучше думалось, когда волосы были убраны с лица. Глупо, но правда.

Мария отмотала длинный кусок бумажного полотенца и поднесла его под холодную воду. Потом передала Лиз.

– Не хочешь рассказать мне, почему соврала Валенти и всем остальным? – спросила она.

Лиз замерла с полотенцем у живота. Она чувствовала, как вода капает на ее туфли.

– Я не врала, – ответила она, но ее голос казался высоким и ненастоящим.

Мария долгое мгновение смотрела на нее.

– Ага, конечно. – Она достала полотенце для посуды из бокового кармана униформы. – Красная штука вот здесь – не кетчуп. Это кровь. Твоя кровь, Лиз. Я прижимала полотенце к твоему животу и чувствовала, как кровь впитывается в него.

Ее голос дрогнул. В глазах блеснули слезы.

– Я прижимала изо всех сил, но кровь не останавливалась. Ты умирала, Лиз. Я видела, как ты умирала.

Лиз ухватилась обеими руками за раковину. Внезапно ей понадобилась помощь, чтобы удержаться на ногах. Когда Макс попросил ее соврать ради него, Лиз просто выключила свои эмоции и сделала то, что он хотел. Словно она построила большой стеклянный пузырь вокруг себя, отметая страх, чтобы разобраться с отцом, парамедиками и шерифом Валенти.

Но слова Марии пробили дыру в пузыре. «Я почти умерла», – подумала Лиз. Слова повторялись в ее голове снова и снова. Она опустилась на пол и оперлась о стену.

Мария присела рядом и обняла Лиз за плечи.

– Она попала в тебя, не так ли?

– Ага, – признала Лиз. Горло жгло, а глаза наполнились слезами.

– Так расскажи мне.

Лиз сделала глубокий, неровный вздох.

– Макс исцелил меня. Это невозможно, но он это сделал. Я слышала, как ты кричала. Твой голос звучал издалека. А потом я отключилась или типа того.

Хорошо было произнести это вслух. Лиз почувствовала себя менее сумасшедшей.

– А потом я помню прикосновение его рук, прижатых к моему животу. Теплых рук, – продолжила Лиз. – Я чувствовала только это, а не боль или вроде того. Я подняла взгляд и увидела Макса.

– Ого. Я просто… Ого. Он спас тебе жизнь.

– Ага, спас, – ответила Лиз. Но она не могла в это полностью поверить. Это было похоже на сон, происходящее казалось ей все нереальнее с каждой секундой. Как мог Макс исцелить огнестрельную рану?

– Он попросил меня солгать. Сказал, что позже все объяснит, и исчез.

От униформы Лиз пахло кетчупом и высохшей кровью. Учуяв запах, она почувствовала тошноту; взяла бумажное полотенце и стала старательно оттирать униформу, пока оно не начало рваться.

Мария встала рядом с Лиз перед зеркалом. Вытерла глаза и нервно рассмеялась.

– Я считала эту тушь водостойкой.

– Мне кажется, они еще не изобрели ничего против слез. – Лиз оторвала кусочек от полотенца и передала Марии.

Глаза Марии широко распахнулись. Она наклонилась к Лиз.

– Не надо было вытирать кетчуп, – сказала она, указывая на ткань. – Кажется, тебе придется сжечь эту униформу. Смотри.

Лиз опустила взгляд и увидела маленькую круглую дырочку в ткани. Внутри все сжалось: вот где вошла пуля. Это дырка, которую надеялся найти Валенти, и лишь несколько капель кетчупа помешали ему заметить ее.

1«Близкие контакты третьей степени» – американский научно-фантастический фильм Стивена Спилберга.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»