Бестселлер

Ведьма по наследству

Текст
21
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Ведьма по наследству
Ведьма по наследству
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 543  434,40 
Ведьма по наследству
Ведьма по наследству
Аудиокнига
Читает Алла Човжик
344 
Подробнее
Ведьма по наследству
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава Первая

– Касечка, дорогая, нам срочно нужен мужчина! – торжественно объявила бабуля, выпуская в воздух облако фиолетового дыма.

От пряных ароматов тут же зачесался нос. Сколько раз просила ее бросить вредную привычку, а все бесполезно. Впрочем, и отнимать у старой ведьмы последнюю радость не хотелось.

– Кому нам? И зачем он нужен? – рассеянно уточнила я, не отрывая глаз от блокнота, в который увлеченно записывала рецепт нового зелья, мучившего меня вторые сутки подряд. Даже приснился сегодня ночью.

– Нам – это нам, – туманно пояснила она. – И поэтому пора действовать.

– Ба, тебе уже поздно замуж.

Рецепт все никак не давался. Я вновь и вновь кусала губы, мысленно перебирая ингредиенты. Добавляла одни, зачеркивала другие, затем снова их возвращала. Одним словом, марала бумагу, постепенно начиная хмуриться от досады. Учитывая оригинальность идеи и практически полное отсутствие исследований по данному вопросу, я желала как можно скорее разгадать этот ребус, подобрать верное сочетание. Именно поэтому и слушала старшую родственницу вполуха.

– Чего это? – фыркнула она. – Мне всего семьдесят.

– Восемьдесят пять, – поправила я, продолжая грызть кончик писчей ручки.

Той такое использование совершенно не нравилось. Она крутилась и слабо потрескивала в руках, словно бы напоминая о своем предназначении творить, а не служить успокоительным для бестолковой ведьмы, которая в течение нескольких дней не может справиться с составом зелья.

– Какая ты мелочная, Касечка, – мгновенно обиделась бабуля.

– Просто люблю точность, – с тяжелым вздохом возразила я.

Пришлось оторваться от блокнота, чтобы взглянуть на бабушку, которая с оскорбленным видом поправляла на плечах узорчатую шаль, и цветом, и фактурой похожую на снежное облако.

К слову, вещица была непростой. Я не просто замагичила пряжу, но и связала шаль собственными руками. Помучилась я, конечно, долго и результат выглядел не совсем так, как планировалось, зато в магическом плане она получилась идеальной. Легкая, невесомая и невероятно мягкая, шаль согревала не хуже шубы из натурального меха, при этом подстраиваясь под тот уровень тепла, который требовался ее владельцу. Так что в ней никогда не было жарко или холодно. Лишь удобно и комфортно – самое то для пожилой ведьмы.

– Ба, ты уверена, что тебе нужен еще один муж? – терпеливо осведомилась я. – Седьмой, если мне не изменяет память.

– Любви все возрасты покорны. И дело не в количестве, а в качестве, – торжественно отозвалась она. – Кроме того, я говорила не о себе.

– А о ком? – снова погрузившись в формулы, я быстро потеряла интерес к разговору.

– О тебе, разумеется.

Рука, выводившая значок, дернулась и испортила формулу. Не берусь утверждать, я это сделала или пишущий артефакт таким образом отомстил мне за погрызенный кончик, но работу пришлось отложить. Подняв глаза, я выразительно посмотрела на бабушку.

– Ты опять?

– Вот только не надо на меня кричать! – возмутилась она, вновь выпуская в воздух облачко фиолетового дыма. – Я, межу прочим, пожилая ведьма! И я о тебе беспокоюсь, Касечка!

– Странное какое-то беспокойство, пытаться выдать меня замуж, – фыркнула я и, скрестив руки на груди, иронично приподняла бровь.

Мы сидели в гостиной нашего небольшого домика, который соседствовал с нашей же торговой лавкой. Был уже поздний вечер. Осень еще не полностью вступила в свои права, но после захода солнца становилось довольно прохладно. Сегодня мы впервые с весны затопили камин, и теперь тишину небольшой комнаты нарушал приятный треск пожираемых огнем поленьев.

– А что в этом плохого?

– А что хорошего? – удивилась я.

Живой огонь отбрасывал на стены, мебель и потолок причудливые тени, которые будто бы извивались в каком-то экзотическом танце.

– У тебя возраст, – пояснила бабуля и вздохнула так, словно я на днях отметила пятидесятилетний юбилей.

– Мне всего двадцать три, – тут же возмутилась я.

– Вот! Я в твои годы уже дважды побывала замужем.

– Ба, – вздохнула я и покачала головой, не в силах сдержать улыбку. – Вот это точно не аргумент. Ты семь раз выходила замуж. Семь!

Однако ее эта цифра ничуть не смутила.

– А ты посмотри на это с другой стороны. Столько приключений, эмоций, страсти…

– Ба, – прервала я ее воспоминания, – ты чуть не убила второго мужа. И третьего, кстати, тоже.

– Ну не убила же, – отмахнулась она. – Зато взбодрилась. Касечка, ну давай мы тебя замуж отдадим?

– Нет.

– Тебе понравится.

– Не-е-е-ет.

– Ну не понравится в первый раз, отдадим во второй, – выдала бабуля очередную потрясающую идею. – Ничего сложного.

Я едва не расхохоталась.

– Ба! Меня вполне устраивает моя сегодняшняя жизнь и чего-чего, а замуж совсем не хочется, – с улыбкой произнесла я.

– Ты просто не пробовала.

– И не хочу.

– О тебе же забочусь, – привела она новый аргумент.

– Весьма своеобразно, – хмыкнула я, возвращаясь к своим записям. – Бабуль, ну подумай сама. За кого мне выходить замуж? В нашем городке нет никого интересного, а становиться женой фермера я не хочу. Да и он на мне не женится. Зачем обычному работяге или торговцу жена-ведьма?

Обычно этих доводов хватало, чтобы прекратить обсуждение. Но не сегодня.

– Есть, есть один экземпляр! – радостно воскликнула моя старушка, отложив в сторону мундштук с сигаретой. – Хороший мальчик, симпатичный, при должности. И не женатый!

– Да ты что, – с иронией хмыкнула я и покачала головой. – Просто три в одном. И кто же этот герой?

– Инквизитор.

Ручка вновь дрогнула в пальцах, оставив на блокноте некрасивую черту. Я медленно подняла голову и недоверчиво уставилась на бабушку.

– Что?

– Касечка, ты же все прекрасно слышала, – фыркнула она. – Он инквизитор. Правда, здорово?

«Ага, прямо сейчас расплачусь от счастья. Уже вытираю слезы умиления и бегу за удостоверением ведьмы, – подумала я.

– Ба, а тебя ничего не смущает?

– Смущает, – с готовностью кивнула она. – Моей внучке уже двадцать три года, а она до сих пор не замужем. Даже парня нормального не было. И это у ведьмы!

– Вот именно! – торжествующе воскликнула я. – Твоя внучка ведьма. Ведьма! А ты ей подсовываешь инквизитора.

– Касечка, что за предрассудки? Ну какая ты ведьма? Скорее фея… правда, немного темная. Ты за всю жизнь никого ни разу не прокляла, порчу не навела и вообще сама доброта. А любому инквизитору нужна хорошая встряска, которую мы с тобой ему точно обеспечим.

Я мысленно содрогнулась, на секундочку представив масштабы бедствия.

– Ба, здесь не столица. Отношения между ведьмой и инквизитором до добра точно не доведут.

– Вот! – воскликнула она. – Ты уже думаешь о ваших отношениях.

Я едва язык не прикусила от досады.

– Единственное, о чем я думаю, так это о том, что тебе скучно и совсем нечем заняться, раз ты решила свести меня с инквизитором.

– Вот и повесели старушку.

– Ба!

– Я ведь не прошу тебя сразу выходить за него замуж, – невозмутимо продолжила она. – Достаточно просто сходить на свидание.

– Для этого надо получить приглашение на свидание или как минимум познакомиться с кавалером.

– Ерунда, – фыркнула бабуля, и я насторожилась.

Очень мне не понравился самодовольный блеск в светло-голубых глазах и ехидная улыбка, которая заиграла на бабушкиных губах. В прошлый раз нечто подобное закончилось небольшим скандалом, двумя грозными инквизиторами из города и крупным штрафом с предупреждением.

– Ба… – нервно дернулась я, сразу забыв о зелье, блокноте, да вообще обо всем.

– Что? – невинно уточнила она, и я напряглась еще сильнее.

– Что ты собралась делать?

– Я? – Она сделала вид, будто оскорбилась. – Ничего.

Прежде чем я задала следующий вопрос, раздался решительный стук в дверь. Солнце давно село, так что просто так к нам заглянуть не могли. И не просто так тоже. Пусть мы в течение многих лет мирно сосуществовали с местными жителями, но являться ночью к двум ведьмам решился бы далеко не каждый.

– Уже все сделано, – сияя словно начищенный котелок, закончила бабуля.

– Что сделано? – прошипела я, поднимаясь со своего кресла. – Ба, ты что натворила?

Стук повторился, только теперь он звучал еще увереннее, если не сказать требовательно. Очевидно тот, кто стоял за дверью, был человеком опасным. Я не рискнула прощупать его магией, опасаясь нарваться и на ответный удар. Но охранные заклинания, которыми был обвешан наш домик, предупреждающе звенели.

– Советую открыть дверь, – пропела старушка. – Если не хочешь, чтобы представитель власти ее выломал… хотя я бы на это посмотрела. Люблю сильных мужчин.

– Ба!

Я уже почти рычала от бессилия.

– Не надо повышать голос на бабушку, я старше и… умнее.

– Вот с последним я бы точно поспорила! – проворчала я, вскакивая со стула.

Стук повторился. Судя по всему, незваный гость уже начинал терять терпение. И звук охранок с тревожных перешел в испуганный звон.

– Иду-иду, – прокричала я, бросаясь к выходу и не забыв по пути одарить бабушку выразительно-предупреждающий взгляд.

Только вот разве старую ведьму, пережившую гонения инквизиции и семерых мужей этим проймешь?

Нацепив на лицо дежурную улыбку, я распахнула дверь и незаметно послала немного магии в сторону охранных амулетов. Уж очень громко и тревожно они звенели.

– Дженевра Холт?

– Кассандра. Кассандра Холт.

На пороге стоял инквизитор.

Настолько сильный, что аж в глазах зарябило, а ведьминская сущность резко ощетинилась, мешая сосредоточиться. И откуда же к нам такого занесло? С таким уровнем магии ему бы в столице гоголем расхаживать, а не в деревне за пожилыми ведьмами присматривать. Как там сказала ба? Симпатичный, при должности и не женат.

 

Да уж, ба знала толк в мужчинах. Даже несмотря на семь браков. Хотя, скорее, благодаря ним. Все ее супруги отличались недюжинной силой, красотой и повышенным уровнем опасности. Двух, кстати, объявляли в розыск и предлагали за их поимку весьма крупную сумму денег.

Стоявший напротив меня инквизитор полностью соответствовал любимому типажу бабули: силен, опасен и страшно красив. Высокий, на целую голову выше, хотя меня вряд ли бы кто-то назвал мелкой. Широкоплечий. С густыми светлыми волосами и рваной челкой, сквозь которую на меня уставились холодные голубые глаза. И пусть освещение на крыльце было слабым, но мне удалось рассмотреть его волевое лицо со слегка грубоватыми чертами, темные брови и нос с едва заметной горбинкой.

– Дочь? – мрачно осведомился инквизитор, смерив меня внимательным взглядом.

И я едва не задрожала, совсем как мои охранные амулеты.

– Внучка.

Он странно хмыкнул.

– А вы? Не желаете ли представиться, господин инквизитор? – раздался вдруг из дома приглушенный голос бабушки.

Я с трудом удержалась, чтобы не хлопнуть себя рукой по лицу.

– Прошу прощения, – едва заметно улыбнулся он. – Гейл Рид.

– Чем могу помочь, господин Рид? – вежливо поинтересовалась я.

– У меня заявление на вашу бабушку, – огорошил меня инквизитор.

Я ждала чего угодно, но не заявление. Опять?! Да когда она успела, я ведь все время находилась рядом?

– Какое заявление? – осторожно уточнила я.

– Некая Дороти Стайлз обвиняет Дженевру Холт в незаконном использовании магии с целью наслать на нее проклятие.

Мне понадобилось секунд десять, чтобы осознать услышанное.

– Стайлз? – Я крепко сжала дверную ручку, за которую неосознанно продолжала хвататься. – Дороти Стайлз?

– Да.

– Вы не могли бы постоять здесь… одну минутку?

Не дожидаясь ответа, я захлопнула дверь перед носом инквизитора. После чего развернулась и воззрилась на бабулю, которая с невинным выражением лица сидела в своем кресле и пускала в воздух фиолетовый дымок.

– Ба… – буквально прорычала я.

– Сдаюсь, – ухмыльнулась старушка.

– Ты что творишь?

– Курю.

У меня даже глаз задергался. А силу, которая буквально рвалась наружу, пришлось хорошенько прижать.

– Ты зачем втянула в это госпожу Стайлз?!

– Мы обе беспокоимся о тебе.

– Проклятие?! – едва не взревела я. – Это не шутки! Нельзя просить свою подругу писать на тебя донос, ничем хорошим это не кончится.

– Ну почему же? Все будет очень даже хорошо.

– Чего хорошего? Если ты действительно наслала на нее проклятие, тебя посадят. Опять. А если не насылала, то госпоже Стайлз достанется за оговор.

– Касечка, вот в кого ты такая нудная? – поморщилась бабуля. – Куда важнее, что он явился сюда. Так что не теряйся. Бери инквизитора за бляху и действуй.

– Ба!

Честно признаться, я не знала, плакать мне или смеяться.

– Хотя… – Окинув меня быстрым взглядом, она вдруг предложила: – А может, ты быстренько переоденешься? В то красное платье? Или черное, коротенькое. Не переживай, я его покараулю!

– Сиди на месте! – рявкнула я.

А потом рванула к двери, за которой до сих пор стоял весьма сильный и грозный инквизитор.

– Прошу прощения, господин Рид, – нервно улыбнулась я. – Итак, на чем мы остановились?

Инквизитор как-то странно посмотрел на меня сквозь рваную челку и напомнил:

– На проклятии. Заявление поступило, и я обязан отреагировать. Где ваша бабушка?

– Понимаете, произошло недоразумение… – начала я, заправляя выбившуюся из прически прядь за ушко.

– Понимаю и хочу его прояснить. Поэтому прошу вас подвинуться, госпожа Холт, и позволить мне пройти.

«Проклятье!»

– Кстати, защиту лучше приглушить или на время отключить. Конечно, если вы не хотите, чтобы я ее спалил, – внимательно за мной наблюдая, добавил он.

– Да-да, – кивнула я и взмахнула рукой, отключая охранные заклинания. – Прошу, проходите.

Я посторонилась, пропуская инквизитора в дом.

– Добрый день, господин Рид! – радостно воскликнула бабуля. – Очень рада наконец-то познакомиться с вами. Чай? Кофе? Булочки с корицей? Касечка сама пекла. Она у меня такая хозяйственная.

От стыда мне хотелось провалиться сквозь землю.

«Ну что она творит? Она бы еще табличку мне на грудь повесила с надписью: «Хочу замуж! Срочно!»

– Ба… – попробовала я утихомирить старушку, но та и ухом не повела.

– А еще у нас в этом же здании лавка с зельями. Касечка там сама всем заправляет. Сама зелья и составы придумывает. Она такая умница.

– Ба!

«Интересно, если я сейчас брошу в нее заклинание молчания, это будет считаться нарушением?» – задумалась я, находясь в таком состоянии, что готова была выплатить штраф и даже загреметь на пять суток в тюрьму, лишь бы успокоить бабулю.

– Вы ведь не относитесь к идиотам, которые любую ведьму считают преступницей и начинают на нее охотиться?

– Не отношусь, – хмыкнул Рид, с интересом рассматривая мою излишне болтливую родственницу.

– Чай? Кофе? Булочки? – снова предложила она. – Присаживайтесь.

– Спасибо, я постою. У меня заявление на вас, госпожа Холт.

– Холтом был мой пятый муж. Или шестой? Точно не седьмой. Я уже лет десять как в разводе, – кокетливо улыбнулась бабуля. – А вы, господин Рид, женаты?

Удержаться и не хлопнуть себя по лицу, становилось все сложнее. Из-за спины инквизитора, я показала старушке кулак, ясно давая понять, что будет, если она не прекратит.

– Нет, – ответил инквизитор.

– Надо же, какое совпадение! Касечка тоже не замужем. Удивительно, не правда ли?

– Ба! – наплевав на приличия, прорычала я. – Хватит!

– Что? А я ничего такого не сказала. Гостя вот твоими фирменными, невероятно вкусными булочками хочу угостить. Я ведь упоминала, что Касечка у нас прекрасная хозяйка?

– Упоминали.

Судя по вздрагивающим плечам, инквизитор давно обо всем догадался и теперь едва справляется с хохотом. А вот мне стало не до веселья.

– Так что с заявлением дражайшей Дороти? – невинно уточнила бабуля.

– Кто-то подбросил проклятие под дверь госпожи Стайлз.

– Мне жаль, но я не могла этого сделать. Даже если бы вдруг захотела. – Бабушка похлопала по коленям, на которых лежал пушистый плед. – Увы, я вот уже пять лет и шагу не могу ступить самостоятельно. Передвигаюсь с помощью кресла. Хотя, – пожилая ведьма покосилась на меня, – вы можете проверить мою внучку. Она-то способна ходить.

Вот так одним легким движением собственная бабушка сдала меня в руки инквизиции!

– Вы не возражаете, если я сделаю слепок вашей силы? – сдержанно поинтересовался инквизитор.

– Не возражаем, да, Касечка?

Я молча протянула руку и постаралась не кривиться, когда меня коснулась чужая магия. Не то, чтобы это было больно, скорее неприятно. Как будто по коже прошлись наждачкой. И ведьминская сущность внутри взбунтовалась от такой наисветлейшей проверки. Пришлось слегка сжать зубы, чтобы что-нибудь не вырвалось.

– Ну и меня проверьте заодно, – разулыбалась ба, протягивая ладонь инквизитору. – Давно меня не трогали мужчины в форме.

– Ба!

– А вот раньше… – с мечтательной улыбкой вздохнула она, пока Рид делал слепок ее магии. – Будь я лет на двадцать моложе, ни за что не упустила бы такого красавчика.

«На двадцать? Ха! Все сорок. Снова пытается скостить свой возраст».

– Благодарю за содействие правосудию, – убирая руку, произнес инквизитор. – Как только что-то выяснится, я вам сообщу.

– Касечка, иди проводи гостя.

– Мы с тобой потом поговорим, – пообещала я, направляясь за мужчиной, который уже покинул дом.

Честно говоря, я думала, что он уже ушел и мне останется только таращиться с крыльца на его удаляющуюся спину, но нет, Рид ждал меня.

– Я хотела бы извиниться за произошедшее, – виновато начала я.

– Не стоит, – покачал головой инквизитор. – Приятно было познакомиться с вами, Кассандра Холт.

Уголки его губ слегка дрогнули в мимолетной улыбке.

– И мне.

Инквизитор поднял воротник пальто и, прежде чем спуститься по ступенькам, сдержанно попрощался.

– Спокойной ночи, госпожа Холт.

– До свидания, господин Рид.

Он быстро исчез в темноте, а я еще некоторое время постояла на крыльце, вдыхая прохладный осенний воздух, после чего поспешила в дом.

– Хорош, да? – широко улыбаясь, прокомментировала ба. – Сильный, красивый, воспитанный. И ты ему понравилась.

Из-за высокой концентрации дыма вокруг нее образовался сине-фиолетовый туман. Вроде и дурман был не сильный, но голова уже начала побаливать. Сделала мысленную пометку, что надо уменьшить концентрацию веществ, а пока неплохо бы проветрить.

«Так, спокойствие, Кассандра, только спокойствие», – уговаривала я себя, направляясь к окну.

Приоткрыла створку, чтобы впустить свежий прохладный воздух с капельками влаги от только что начавшегося дождя, и щелкнула пальцами, призывая легкий ветерок. Так как пребывала я в далеко не умиротворенном состоянии, порыв получился довольно сильный. Стремительно налетев, он потревожил шторы, раскидал мои записи по полу и потревожил пламя в камине, от чего оно едва не потухло. Огонь злобно затрещал, вновь набрасываясь на поленья. Зато фиолетовый дымок рассеялся.

– Улетай, – скомандовала я, вновь щелкая пальцами.

Ветерок прошелся по мне, забрался под футболку, взметнул волосы и улетел в распахнутое окно. Закрывать его я не стала, с наслаждением вдыхая вечернюю прохладу. Да и Белка должна была скоро вернуться.

К сожалению, ощущение покоя длилось недолго.

– Касечка, нам надо придумать план. И у меня есть пара идей.

– Стоп! – скомандовала я, поворачиваясь к бабуле. – Остановись. Что бы там ни пришло в твою голову, просто остановись.

– Ты злишься, – поджала губы она. – А ведь я старалась ради твоего блага.

– У нас с тобой разные представления о том, что для меня благо, – устало произнесла я, поднимая с пола разбросанные листы. – Давай с самого начала. Ты действительно создала проклятие и подбросила его госпоже Стайлз?

– И как, по-твоему, я это провернула? В моем-то положении? – похлопав по колесам своего передвижного кресла, возмутилась бабуля.

– Заклинание левитации.

– Я старая больная ведьма. Откуда у меня силы на подобную магию?

– Ой, только не надо прибедняться, ба – поморщилась я, присаживаясь в кресло и перебирая бумаги. Ветер перемешал их, и теперь придется заново складывать все по порядку. – Давай опустим лишние слова. Просто ответь: подбрасывала или нет?

– Нет.

Подняв глаза, я внимательно посмотрела на надувшуюся ведьму, которая вновь потянулась за трубкой.

– Только не говори, что госпожа Стайлз сама себе его подкинула, – нахмурилась я. – Ты ведь не доверила старушке божьему одуванчику смертельно опасное проклятие?

– Вот еще! За кого ты меня принимаешь? Дороти же совсем безмозглая. Обязательно напутала бы что-нибудь или проклятие активировала.

– Хорошо, что ты это понимаешь. В итоге как тебе удалось доставить к ней проклятие?

Впрочем, я уже догадалась, кто именно оказал ведьме посильную помощь.

«Убью! Перья повыщипываю!»

– Да какая разница, как это получилось? – спохватилась она, поправляя шаль на плечах. – Главное, что все прошло, как задумывалось. Проклятие есть, заявление тоже и в гости к нам заглянул новый невероятно привлекательный инквизитор. К тому же холостой. Вот о чем надо думать, дорогая. А ты вместо того, чтобы взять его за бляху, устроила допрос с пристрастием.

Однако я восторгаться инквизитором и его значком не спешила. Как и приступать к активным действиям.

– Ба, проклятие было твоего производства?

– Меня крайне печалит твое мнение обо мне, Касечка, – тяжело вздохнула она, сокрушенно покачав головой. – Разумеется, нет. Иначе остался бы след, по которому меня отследили бы и арестовали. Это чужое проклятие.

«Прекрасно. Теперь мне не только с инквизицией разбираться, но и с ведьминским ковеном. Удружила, ничего не скажешь!» – с досадой подумала я, а вслух мрачно поинтересовалась:

– Чье? Кого ты подставила на этот раз?

– Одну свою старую подружку, – отмахнулась ба.

– Подружку? – хмыкнула я.

– Да ты не переживай, она уже лет двадцать мертва и точно не побежит жаловаться. Кроме того, эта гадина в свое время пыталась меня убить, наслав это самое проклятие. Я его закрыла и сохранила. И ведь пригодилось.

– Ба, ты хоть осознаешь, что творишь?

– Да! – радостно воскликнула она, вытряхивая из трубки табак. – Помогаю любимой внучке устроить личную жизнь.

– С инквизитором, – напомнила я.

– С красивым свободным мужчиной при должности и стабильной зарплате, – парировала она, насыпая новую порцию дурмана. – Мир поменялся, Касечка. И вообще, теперь это модно: ведьма и инквизитор.

 

– Опять телевизора насмотрелась? – догадалась я.

– Ты бы тоже посмотрела. Сегодня стало известно о браке Роя Эртана и Вайолет Мейсон. Они все-таки поженились! И целый месяц скрывали это от общественности.

– И я даже понимаю, почему они это сделали.

Пусть я и была бесконечно далека от столичных сплетен, но о том, кто это такие, знала.

Рою Эртану, этому шикарному представителю сильного пола пророчили должность главного инквизитора королевства. Список наград и достижений смуглого черноволосого красавца с пронзительными синими глазами и такой улыбкой, что перехватывало дыхание, не уместился бы на одной странице.

Вайолет Мейсон, рыжая ведьма с очень яркой и эффектной внешностью и теперь уже его супруга, была дочерью Деборы Мейсон, которую обвинили в покушении на королевскую семью и казнили, но лет пять назад реабилитировали. Сплетники утверждали, будто она очень сильна, опасна и славится своей язвительностью. А еще ходили слухи, что основанием для реабилитации стала какая-то странная история с главой королевской охраны, но правду никто не знал.

И вот эта пара, такая разная и противоречивая, ставшая предметом множества пересудов и причиной скандалов, наконец поженилась.

Я, конечно, была рада за них, но не имела ни малейшего представления, как мне теперь угомонить бабулю.

– Уж если инквизитор такого уровня женился на ведьме, то и у вас с Гейлом Ридом все может получиться, – сделала странный вывод она.

– Мы только познакомились, – напомнила я.

– Иногда достаточно одного взгляда. Именно так я и вышла за своего четвертого мужа. Наши глаза встретились, и мы оба пропали, – мечтательно улыбнулась бабушка.

– Ба, я очень рада за Эртана и эту Мейсон, но я не собираюсь замуж. Ни за инквизитора, ни за кого другого.

В этот момент послышался шорох крыльев. Через приоткрытое окно, едва не запутавшись в полупрозрачном тюле, в гостиную влетела большая светлая сова. Сделала круг по комнате и медленно опустилась на специальную подставку, специально для нее установленную в углу у лестницы.

– Явилась, – хмыкнула я, поворачиваясь к птице. – Ничего не хочешь мне рассказать?

– Не трогай птичку, – попыталась вмешаться бабуля.

– А чего это у нас инквизитором пахнет? – поведя клювом, спросила Белка.

Сова являлась моим фамильяром, которого я выбрала в питомнике сразу после окончания школы для ведьм. Будучи частью меня, она могла общаться со мной ментально, и я единственная, кто ее понимал. Вот и сейчас Белка что-то проухала, а я услышала вопрос.

– Белочка, ты бы еще полетала, пока погода хорошая, – просюсюкала бабуля. – Крылышки размяла перед сном.

– Там дождь, – хмыкнула я, не сводя глаз с фамильяра.

Белка расправила крылья, переступила с лапы на лапу и поинтересовалась:

– А что-то случилось?

– Случилось. К нам приходил инквизитор. Из-за того самого проклятия, которое ты подбросила госпоже Стайлз по просьбе моей бабушки, – любезно сообщила я, скрестив руки на груди. – Тебе есть, что сказать в свое оправдание?

– Она меня заставила!

– Я ее заставила! – одновременно воскликнула ба.

– Какое единодушие. – Я укоризненно покачала головой. – А теперь слушайте обе, говорю один раз. Больше повторять не стану. Еще одна подобная выходка, и я за себя не отвечаю. Ясно?

Пожилая ведьма и сова переглянулись и неохотно кивнули, вселив в меня надежду, что благоразумие возьмет верх, и они перестанут заниматься глупостями. Следующие два дня выдались тихими и спокойными, а вот на третий все изменилось.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»