Новая Зона. Личность клиента

Текст
Из серии: Новая зона
6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Новая Зона. Личность клиента
Шрифт:Меньше АаБольше Аа
СТАЛКЕР

Издательство выражает благодарность и признательность Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А.Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

Глава 1
Предложение

Машина остановилась возле него в назначенное время, с точностью до секунды. Это могло говорить о чем угодно – например, о том, что план по его захвату разработан до мелочей. Если вообще был такой план. Или же заказчик попросту проявил пунктуальность. Всеми силами демонстрируя готовность уйти немедленно, Виктор молча наблюдал.

Старенькая «Королла», ничего особенного. Виктор прикинул вчерашнюю сводку по угонам в городе – нет, таких лошадок вроде не уводили. В то, что машина действительно была зарегистрирована на заказчика, Виктор не верил ни на грамм. Скорее всего куплена по доверенности на третье лицо. Если что, это всегда можно проверить позднее.

Из машины вышел молодой мужчина самой заурядной внешности. Без оружия. Можно считать, встречающий уже прошел самый примитивный тест на сообразительность. Порою попадались люди, верящие, что в центре города можно просто ткнуть дулом в прохожего, и тот сделает все, что угодно. Да, бывает и такое. Однако не с каждым получается.

– Виктор Корнеев? – спросил человек.

– Он самый, – кивнул Виктор.

– Садитесь, пожалуйста.

Переднее место пустовало, однако никто дверь не открыл. Виктору это было на руку – садиться рядом с водителем он в любом случае не планировал. Пройдя мимо мужчины, он забрался на заднее сиденье. Тот сел следом и захлопнул дверь.

Виктор велел себе расслабиться. Пока ничто не указывало на странности. Кинув взгляд на зеркало заднего вида, он убедился, что водитель не удостоил его вниманием.

– Прежде чем мы поедем, – обратился мужчина, – давайте проясним некоторые моменты. Вы действительно занимаетесь розыском людей?

– В рамках закона, – кивнул Виктор.

– Ваша профессия достаточно заштампована.

– Скажите спасибо тетушке Кристи, – усмехнулся Виктор. – Штампов в нашем деле не больше, чем в любом другом. А вот романтика отсутствует.

– Понятно, – согласился мужчина. – Теперь…

– Теперь вы назовите мне свое имя, чтобы я знал, как к вам обращаться.

Мужчина смотрел на него с еле уловимым самодовольством.

– Какое бы имя мне подошло? – спросил он.

– Миша, – ответил Виктор, не раздумывая. – Есть у меня один знакомый Миша, очень на вас похож.

Никакого знакомого Миши у Виктора не было, но было бы совсем наивно со стороны обычной «шестерки» ожидать, что частный детектив начнет распространяться о своих личных делах.

– Миша так Миша, – не моргнув глазом согласился приглашающий. – Считайте, что это мое имя. Итак, нам нужно обсудить детали соглашения.

– Я для того и здесь.

– Заказчик, которого я представляю, желает остаться неизвестным. Чтобы не было недопонимания, я поясню: он не только желает сохранить свое имя в тайне, но и ожидает, что ни вы, ни любые связанные с вами люди или организации не станут предпринимать попыток установить его личность.

Мотор «Короллы» тихо урчал. Виктор выдержал паузу – достаточно длинную, чтобы собеседник с большой долей вероятности начал нервничать. Пора было перехватывать инициативу.

– Звучит приемлемо, – ответил детектив. – Но и ваш клиент должен понимать, что, попытайтесь вы изложить ваши требования в письменном договоре, любой юрист от такой формулировки начал бы очень нехорошо улыбаться. Я ничего не обещаю. Ничего из того, что может сыграть против меня. Не буду хвастаться, просто скажу как есть. Умелых детективов в стране мало. Просто потому, что нас вообще мало, и хороших, и плохих. Тех, которые могли бы похвастаться моей репутацией, еще меньше. А клиентов хватает. Даже самых загадочных. До того хватает, что скромный трудяга, подвизающийся на поприще заштампованной профессии, волен выдвигать свои условия, вполне нескромные.

– Я совершенно с вами согласен, – Миша улыбнулся, умудрившись при этом не вызвать раздражения. – И на все ваши условия будут вам обсуждения от вашего клиента. Теперь, если мы с этим разобрались, извольте надеть вот это.

Легким жестом Миша извлек из кармана черный платок.

– Нет, – спокойно ответил Виктор. – Завязывать себе глаза я не позволю. На это я не согласен.

– Понимаю, – не стал возражать Миша. – Тогда я вынужден попросить вас покинуть автомобиль. Было приятно поговорить. Прощайте.

Пожав плечами, Виктор взялся за ручку двери со своей стороны.

– Да, и еще, – добавил Миша. – Ваш заказчик – не я. Это все, что я хотел сказать. Всего хорошего.

Поколебавшись, детектив отпустил ручку.

– Будь по-вашему, – похвалил он. – Отношение к себе я тоже оцениваю финансово.

– Вполне справедливо. Повязку?

Виктор послушно дал завязать себе глаза. Пока что он был твердо уверен – это не похищение. Никто не заманивает его. А ведь многие пытались, ох как многие…

Виктор был хранителем самых грязных и темных секретов Киева. Это определение он дал себе сам в процессе очередного сеанса размышлений о жизни и своем месте в мире. Хороший детектив по долгу службы обязан совмещать свою работу с постоянными нехорошими открытиями. Без негатива просто никак. Даже банальные расследования потенциальных измен сами по себе дают столько помоечного опыта, сколько не наберешься и за первый день в самой паршивой тюрьме. Компромата на самых разных личностей у Виктора Корнеева также хватало. Равно как и знания психологии людей, которым есть что скрывать или терять. Так что детектив мог сказать с уверенностью: рядовой цивилизованный гражданин ничего не боится так сильно, как похищения.

Причем похищения не своих близких, а себя, родимого. Похищение – это средоточие всех страхов современного обывателя. Страха потерять свободу, жизнь, контроль, страха перед неизвестностью, боязни унижения. Все это дает похищение. Наконец, появляется самый обыкновенный страх стыда, когда понимаешь, что на какое-то время собственная шкура становится милее и дороже, чем все остальные шкуры, вместе взятые. Тебя выдергивают из привычного мира, полного своих событий, побед и поражений, и помещают в среду, в которой все, что тебе дорого, попадает в прямую зависимость от непредсказуемых действий посторонних людей. И судьями становятся практически все – от похитителей до запуганных родственников, которые начинают решать за тебя, как следует поступить, чем имеет смысл пожертвовать и какого будущего ты достоин.

Вот почему Виктор родственников не имел. Зависимость от чужих людей кратковременна, но от родных – вечна. Пока что такая философия его устраивала.

Лишившись возможности смотреть по сторонам, детектив начал размеренно дышать, стараясь сохранять спокойствие. Во всяком случае, переговорщик вел себя достаточно вежливо. Наверняка то, как Миша проведет свой вечер, зависит от того, что скажет Виктор своему заказчику по поводу обращения с ним. Какой-никакой, а все же козырь.

В покорности есть свои плюсы, если уметь ею пользоваться. Талантливо изобразив покорность, можно наделить собеседника ощущением принадлежности себя к начальству и тем самым заставить его проявить свои истинные намерения. И, если при таких условиях сохраняется относительная добропорядочность, можно считать себя в безопасности. Человек, который намерен всадить пулю или просто набить морду, ведет себя иначе – закрывшись от восприятия возможных реплик жертвы, пребывая вне настроения вести конструктивный диалог. Это закон природы: перед жертвой никто и никогда не скрывается. Кот таится в кустах перед прыжком только потому, что знает – мышь может ускользнуть. Боевая псина медлит перед нападением, рыча и скаля клыки, потому что понимает – встречный зверь может поранить. Никто не станет кичиться или осторожничать перед тем, кого можно завалить без хлопот. Показушная вежливость всегда всплывает наружу, а истинная отсутствует.

Но за повязку, черт побери, они заплатят отдельно.

Детектива чуть повело вправо – «Королла» поворачивала в противоположную сторону. Виктор даже не пытался мысленно воспроизвести маршрут. Вопреки расхожему мнению с повязкой на глазах это невозможно.

Пошевелив ногой, Виктор поправил маячок слежения в своем ботинке. Утром он долго раздумывал, не нацепить ли на всякий случай второй маяк, имитирующий часть прически на голове. Затем решил, что не нужно. Если найдут один, то найдут и другой. А когда найдут другой, то пропустят детектива целиком через долгую и детальную проверку, если вообще не отправят домой. И хорошо, если цельным куском.

Хорошо или плохо, но гаджеты работали и даже полностью оправдывали свою стоимость. Без личного маяка Виктор на встречи с клиентами не отправлялся. Возможность разоблачения его не страшила. Он – наемный персонал, имеет право заботиться о своей безопасности. Микрофоны и камеры, понятно, нервируют людей, но маяк – совсем другое дело. Если клиент изначально нуждается в услугах, связанных с вторжением в частную жизнь и сбором личной информации, то он не должен беспокоиться о том, что нанятое им лицо предпримет точно такие же меры предосторожности по отношению к себе.

– Куда мы едем? – задал Виктор невинный вопрос.

– К вашему клиенту.

– Это я понял. Сообщите мне то, что можете. Мне скучно так сидеть.

Пауза. Слишком длинная, чтобы ее можно было принять за обдумывание.

 

Заиграла неторопливая музыка. Виктор с трудом сдержал досадную гримасу. Видно, то ли у Миши, толи у водителя взыграло чувство юмора. Зато скучать теперь не придется.

Песня ни о чем не говорила Виктору, не раскрывала никаких психологических портретов. Экспрессивное сопрано, слова на французском языке. Лучше бы водила включил радио. Выбор канала или кратковременные перебои в частотах способны служить ориентирами на местности. Разумеется, все это лишь малозначащие мелочи, но внимательный наблюдатель всегда сумеет свести их воедино.

Остаток дороги Виктор хранил молчание. По его расчетам, машина остановилась минут через пятнадцать. Три с половиной песни.

Дверь с его стороны открылась, и Виктора вывели наружу. Легкие сразу наполнились подвальным воздухом. Повязку сняли с его головы.

Как детектив и ожидал, он оказался в замкнутом пространстве. Тусклое освещение не давало рассмотреть детали, но их, собственно, и не было. То ли пустой гараж, то ли что-то еще. Повсюду летала застарелая пыль.

Миша оказался перед Виктором.

– Ваш телефон, пожалуйста. – Он протянул руку.

– Это еще зачем? – не понял Виктор.

– Таковы условия. Вам его вернут, не беспокойтесь.

Виктор вытащил свой коммуникатор, демонстративно отключил его и отдал Мише. Все равно никаких важных контактов он с собой никогда не хранил, предпочитая все держать в памяти. Важного никогда не бывает слишком много.

Далее Виктор дал себя обыскать. Саркастично вытянул руки в стороны, повернулся. Водитель быстро похлопал его по карманам. Детектив чуть глаза не закатил от разочарования – обыскивать тут явно не умели.

– Прошу сюда, – Миша показал в сторону.

Сбоку находилась деревянная дверь с ржавыми петлями. Возле нее стоял ящик, на котором сидел хмурый детина с пистолетом в руке. Он взглянул на Виктора и тут же с безразличием отвернулся.

Детектив не дал себя смутить. Нормальный охранник так себя не поведет. Похоже, ему и пистолет дали просто для устрашения. Или же в этом подвале часто бывают гости.

Миша кивнул парню, тот трижды постучал в дверь. Через несколько секунд послышался треск отпираемого замка. Дверь открылась на удивление бесшумно.

– Заходите, – сказал Миша, оставаясь снаружи.

Виктор молча перешагнул порог, стараясь не удариться головой. Вход оказался достаточно низким.

Внутри царила полная темнота, хотя что-то разглядеть было достаточно просто, если дать глазам время привыкнуть. Оставалось надеяться, что это время у него будет. Или же заказчик бросит эти дурацкие обряды таинства и включит нормальный свет.

Мимо детектива кто-то прошмыгнул, и Виктор даже отшатнулся от неожиданности. Тут же он понял, что это был человек, открывший ему дверь, который тут же покинул помещение. Дверь закрылась, послышался звук задвигаемого засова.

Детектив толкнул дверь, она не поддалась. Понятно.

Расправив шею, Виктор медленно двинулся вперед, в почти кромешную тьму. Здесь не было никаких работающих ламп. Источники освещения располагались вдоль противоположных стен, внешне они напоминали еле светящиеся колбы. Подойдя к ним поближе, Виктор остановился в недоумении.

Это определенно были не лампы. Ничего подобного детектив в жизни не видел.

Первый предмет по форме напоминал сильно вытянутый овал, подобный миниатюрному дирижаблю. Он располагался на проволочной подставке и испускал легкое коричневатое свечение. Радом была надпись. Присмотревшись, Виктор прочитал ее.

– «Арбуз», – пробормотал детектив. – Что за черт?

Его внимание приковал второй предмет – голубой шар размером чуть меньше футбольного мяча. По его поверхности бежали белые искры. Виктор подошел поближе, слегка подвел ладонь, не касаясь шара. Кожей он ощутил легкое покалывание. Ладонь отразила свет на небольшую табличку, на которой были написаны два слова.

– «Бенгальский орех», – прочитал Виктор.

Он направился к третьему образцу – многоцветной пирамиде, высотой с пол-литровую пластиковую бутылку. Пирамида – о Господи! – покоилась в воздухе в паре сантиметров от постамента. Виктор почувствовал, что волосы встают дыбом. Он заморгал, стремясь прогнать наваждение. Затем покосился на табличку.

– «Ночной светляк»…

Следующие предметы Виктор просмотрел уже более бегло. Названия ему ни о чем не говорили. «Люминофор», «Черепаха», «Копейка»… Наверняка было какое-то основание давать такие названия этим штуковинам. Вероятно, они связаны с их назначением, о котором Виктор догадаться никак не мог. И уж точно не с внешним видом. По крайней мере, «Василиса» ничем не напоминала персонажа сказки, а «Каташ» и вовсе был похож на безобидный грецкий орех.

– Вам нравится? – прозвучал голос из темноты.

Виктор сделал шаг в сторону. Примерно такого начала разговора он и ожидал. Слишком много напускной таинственности, театральности. Хотя с невесомыми предметами на проволочных штативах сложно судить о том, кто может ими владеть…

– Интересные штуки, – сказал он.

На потолке загорелись лампы дневного света. Виктор отошел еще дальше, прикрыв глаза рукой.

Вокруг него оказалось вполне приличное помещение, напоминавшее наспех обставленную гостиную в месте, не предназначенном для жилья. Обшарпанные стены давно не видели краски, зато, судя по неэстетичным дырам и торчащим ржавым скобам, здесь когда-то располагались декоративные плиты. На полу был расстелен старый, протертый ковер, на котором стояли два кресла рыжего цвета. Виктор медленно опустился в одно из них, глядя на нового собеседника.

Это был крупный мужчина непонятного телосложения, ростом по меньшей мере сто восемьдесят сантиметров, одетый в элегантный, но немного мешковатый халат поверх пижамы, который сильно его полнил. Лицо человека полностью закрывала белая маска с позолоченными линиями, подчеркивающими контуры губ и глаз.

Виктор потер губу от нервозности. Да, рановато он позволил себе удивляться театральности. Маска была то ли карнавальной, то ли ритуальной – во всяком случае, точно недешевой. По своему великолепию она словно просилась в лучшие музеи мира. Выпуклой формы, она обрамлялась ангельскими крыльями. И все же древней она быть не могла. Слишком свежо смотрелась.

Человек в маске сел в кресло напротив. Виктор попытался рассмотреть его глаза и не смог. Сквозь прорези в маске виднелась лишь темная сетка, наверняка вшитая вручную совсем недавно.

– Добро пожаловать в мои скромные владения, – поприветствовал незнакомец. – Благодарю, что согласились встретиться.

– Могу сказать, что я уже не пожалел, – сказал Виктор. – Здесь у вас достаточно… любопытно.

– Вы про мою небольшую коллекцию? – спросил человек в маске. – Она имеет прямое отношение к нашему разговору.

Виктор провел рукой по волосам.

– Я слушаю, – сказал он.

– Перейду к делу. Вы когда-нибудь слышали о Зоне?

– О чем? – не понял детектив.

– О сталкерской Зоне. О месте, в котором добывают артефакты, которые могут изменять физические свойства материи.

– Нет, – мотнул Виктор головой. – Никогда не слышал.

– Вот и чудесно. Потому что в отличие от сталкеров Зона к нашей с вами истории никакого отношения не имеет.

– Вы пытаетесь сбить меня с толку?

– Совершенно верно.

– Раз так… – напряженно сказал детектив. – Предположим, вам это удается. Только пока не понимаю зачем.

– Не волнуйтесь. Вы мне понадобились именно за ваше мышление. И ваши таланты в поисках тех, кто должен быть найден.

– Как мне вас называть?

Маска неподвижно смотрела на него.

– Если вам обязательно нужно обращение, – произнес голос, – то можете называть меня «Мой Господин».

Виктор окаменел на несколько мгновений. Уж такого он точно не ожидал.

– Впрочем, – маска слегка пошевелилась, – если вам такое обращение кажется унизительным, вы можете никак не обращаться ко мне. Собственно, я не могу представить ни единой ситуации, по которой вам придется обращаться ко мне. На этой встрече к вам обращаюсь я, и никак иначе. А наша следующая встреча произойдет только в том случае, если вы успешно выполните задание, которое я вам сейчас предложу.

– Говоря об унижении, – процедил Виктор. – Мне пришлось проделать путь сюда с повязкой на глазах.

– И вы наверняка догадываетесь, что я об этом знаю.

Виктор мысленно проклял себя за глупую и ненужную фразу. Загадочная коллекция Клиента выбила его из колеи. Нужно было срочно брать себя в руки.

– Вознаграждение за задание будет более чем достаточным, – заверил Клиент, вытаскивая из широкого кармана тонкую пачку денег, которую украшала купюра весьма крупного достоинства. – Прямо сейчас я даю вас аванс. Сюда же входит ваша повязка в оба конца.

Виктор быстро просмотрел пачку. Там было больше, чем он хотел запросить за свои неудобства.

– И сюда же входит стоимость вашего персонального маяка слежения, – добавил Клиент.

Детектив невольно посмотрел на него.

– Подойдя к одному из артефактов, вы испытали на себе безвредный для здоровья электромагнитный импульс, – пояснила маска. – Ваш маяк теперь полностью выведен из строя.

– Черт возьми! – вырвалось у Виктора.

– Вас предупреждали, что я предпочитаю сохранять инкогнито. Вы могли отдать маяк моему помощнику.

– Его я нацепил до того, как мы заключили с ним соглашение, – хмуро сказал детектив.

– Не имею никаких претензий к вашим взглядам на личную безопасность. Ваши методы хороши, но с моими они не сходятся.

– Как вы узнали про маяк?

– Артефакт высветил его перед тем, как сжечь.

Виктор посмотрел на стенд.

– Что за артефакты? – спросил он.

– Это долгий разговор. Принести вам воды?

– Нет, спасибо.

– Тогда я введу вас в курс дела. В мире существует так называемая Зона. Имя собственное. Это место, которое предположительно стало объектом посещения инопланетной цивилизации.

– Прямо фантастика.

– Потому я и сказал – предположительно. Высшие сферы и потусторонние явления нас с вами не касаются. Важно то, что к Зоне проявили внимание и люди. Ее территория обнесена стеной, но за ними полно неучтенных гражданских лиц.

– Мародеры, что ли?

– Совершенно верно. Они называют себя сталкерами.

– Сталкерами? – Виктор тут же вспомнил становившийся популярным неологизм. – Кто они такие?

Клиент уклончиво повел руками.

– Скажем так, большинство из них состоят в различных местечковых организациях, которые объединяет вера. Одни верят в то, что Зону требуется уничтожить, другие хотят распространить ее влияние на весь мир.

– Что за влияние? – спросил Виктор, чувствуя нетерпение из-за нагромождения данных. – Чем эта Зона интересна?

– В ней наблюдается смещение физических законов, привычных нашему обществу.

– Каких законов?

– Таких как гравитация или температура плавления различных веществ.

Виктор не стал комментировать. Он уже начал понимать, к чему идет дело.

– Есть предположение, что законы природы в Зоне вполне нормальны, – продолжил Клиент. – Просто мир, в котором мы живем, является крайне неполной моделью мира настоящего. В Зоне же порядок вещей чуть полнее.

– Достаточно, – сказал Виктор. – Вы хотите, чтобы я проник в Зону?

Произнеся эти слова, детектив понял, что в своем подсознании долго их репетировал. Стремление опередить заказчика в мыслях измотало его до глубины души.

– А вы нетерпеливый человек, – тихо сказала маска. – Возможно, вы и справитесь…

– Я не стану проникать на закрытый объект.

– Мне это и не нужно. Никто не тащит вас в Зону.

– Тогда что вы хотите?

– Чтобы вы проявили чуть больше профессионализма и не перебивали меня.

Виктор решил так и поступить. Воцарилось молчание.

– Аномальные участки в Зоне порождали чужеродные нашей природе образования, – сказал Клиент через минуту размышлений. – Они представляли собой материальные предметы небольшого размера, которые все меняли вокруг себя. По сути, это те же аномалии, только вторичные, переносные и с меньшим радиусом действия.

Виктор попытался представить себе такую картину. Ничего не получилось.

– А раз они переносные и поддаются анализу, то именно потому в Зоне и появились сталкеры, – подвел итог Клиент. – Люди, которые находили артефакты и затем продавали их.

– Большой бизнес, наверное? – предположил Виктор.

– Очень большой.

– И вы, вероятно, один из транзитных пунктов поставки артефактов, если не конечный.

– Транзитный. Не конечный.

– Должно быть, денег хватает даже на стильные маски.

– Об этом вы можете подумать дома.

Виктор понял, что увлекся и снова сболтнул лишнего.

Клиент сунул руку в другой карман и вытащил фотографию. Черные клеточки сетки сквозь окаймленные золотом прорези уставились на нее.

– Виктор Корнеев, вы нужны мне для того, чтобы найти сталкера, – сказал Клиент. – Человека, который когда-то был в Зоне, выжил в ней и успешно ее покинул.

 

Виктор задумчиво кивнул.

– Каков круг поисков?

– Киев. Либо ближайшие области.

– Есть опасность?

– Несущественная.

– Возможные сложности?

– Их я предугадать не берусь, – ответил Клиент. – Возможно вмешательство артефактов. В умелых руках они позволят править миром. Но ваш объект такими полномочиями не наделен по меньшей мере из-за особенностей психологии.

– Имя?

Человек в маске подал Виктору фотографию. Детектив посмотрел на нее и заморгал.

– Алена Сольская.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»