Идеальная жена. Постчеловеческая историяТекст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Барчук Д. В., 2013

© ООО «Печатная мануфактура», макет, 2013

* * *

Посвящается женщине


Часть первая
Творение

 
Мы живём, точно в сне неразгаданном,
На одной из удобных планет…
Много есть, чего вовсе не надо нам.
А того, что нам хочется, нет…
 
Игорь Северянин

Глава 1. Полено для папы Карло

Мы не отступим, мы пробьём дорогу туда, где замкнут мирозданья круг, – и что приписывалось раньше богу, всё будет делом наших грешных рук!

Степан Щипачёв

Я подтянулся на перилах и запрыгнул на лоджию. Мы жили тогда на первом этаже. Огляделся по сторонам, как вор. Вечерело, дети играли в песочнице, мужики в беседке резались в домино, старушки сплетничали на лавочке. На меня никто не обратил внимания. В этом доме я прожил пять с лишним лет, в лицо меня все знали. Заподозрить в криминале хозяина квартиры соседям и в голову бы не пришло. Парень, видать, забыл ключи от квартиры. С кем не бывает.

Я заранее поставил на кухне табурет под окно и отвёрткой ослабил шурупы на форточных защёлках. Нажал ладонью на край форточки, и она, пружиня, с ударом о вторую створку, распахнулась внутрь.

Неделю назад жена готовилась к отъезду, решила на время развода отвезти сына к матери. Поздним вечером я занёс деньги им на дорогу. Казначейские билеты всегда улучшали ей настроение. И на этот раз она смилостивилась и разрешила поиграть с сыном, а когда он заснул, даже предложила чаю. Малыш заплакал, она вышла в спальню. В это время я и приготовился к взлому.

Откуда взялся на подоконнике цветок? Я же специально расчищал место для приземления! Глиняный горшок с грохотом свалился на пол. Рассыпанную землю я заметал впотьмах. Жена могла прийти с минуты на минуту. Благо горшок остался цел, лишь слегка треснул, но я поставил его трещиной к окну, чтобы она не бросалась в глаза. Потом накрепко прикрутил шурупы на защёлках и плотно закрыл форточки.

В ящике кухонного шкафа отыскал нож с большим лезвием. Прошёл в гостиную и спрятался за шторой.

Расчёт мой был прост. Утром жена вернулась в город одна, без сына. Я сверялся, звонил ей на работу. Недельная разлука для любовников – солидный срок. Сердечный друг должен обязательно нарисоваться сегодня. Замок в двери она поменяла, ключ мне не дала. Значит, спокойна, что ревнивый муж, изгнанный из собственной квартиры, не ворвётся среди ночи.

А когда они улягутся в койку, и она будет стонать под ним, я войду в спальню и убью их обоих.

Жена пришла примерно через полчаса. Одна. Включила свет в прихожей и сразу побежала в туалет. Я уже начал сомневаться в обоснованности своих подозрений, но в дверь позвонили. Хозяйка спустила воду и, не помыв рук, побежала открывать. Это был он. Студент из соседнего подъезда. Мне было хорошо его видно через тюль.

Как-то осенним вечером, уставший после работы и обвешанный сетками с продуктами, я подходил к дому. И мой взгляд совершенно случайно задержался на одном окне. Обнаженные мужчина и женщина курили в форточку. У меня хорошее зрение. Родное белое тело жены трудно спутать с другой женщиной. Он первым увидел меня во дворе и указал рукой в мою сторону. Характерным, присущим только ей жестом великосветской дамы, она отмахнулась от проблемы как от назойливой мухи и увлекла его в темноту квартиры. Дескать, какие мелочи, дорогой, давай лучше займёмся делом.

Моя ладонь вспотела, сжимая рукоятку ножа. Сердце клокотало от ненависти, но я сдерживался, твёрдо решив дождаться постельной сцены.

Он протянул ей красную розу, в другой руке держал бутылку «Медвежьей крови». Они замерли в поцелуе.

Я бы на его месте сразу увлёк её в спальню, но студент оказался более воспитанным. И они пошли на кухню.

– Земля! Он был здесь! – раздался испуганный крик жены.

– Кто?

– Муж.

– Но как он сюда мог попасть? Я же сам менял замок. Ты ведь не давала ему ключи?

– Нет. Не давала. Но эта скотина всё может.

Они проверили вначале спальню, потом зашли в гостиную.

Я не позволил им включить электричество. Рывком отдёрнул штору и вышел в просвет.

– Молитесь, сволочи!

Они застыли как вкопанные. Их лица побелели от страха. Наверное, я был ужасен в этот миг. Из мрака в отблеске коридорного освещения сверкали мои, полные ненависти, глаза и лезвие ножа.

– Ты же сам первый ушёл… – пролепетала жена.

Из-под штанины студента появилась лужица. Он схватился руками за грудь и стал оседать на пол.

– Врача! Надо срочно вызвать врача. У него же больное сердце!

К такому повороту событий я не готовился. Моя ярость к нему остыла, но не к ней.

Жена села рядом с лежащим любовником. Я подошёл вплотную, схватил её за волосы и вытащил в прихожую. Потом прижал к зеркалу и поднёс к горлу нож.

– Это он вызовет труповозку. Для тебя. Если очухается.

Она дёрнулась, но я плотнее прижал лезвие к её шее.

Зрачки! Вы знаете, какие у неё были зрачки? В глазницах было одна чернота. И тогда я понял, что никогда не смогу её убить. Я отхватил ножом прядь волос. Воткнул орудие несостоявшегося преступления в дерматиновую обивку и изо всех сил захлопнул дверь за собой.

 
Мы приходим из ночи вьюжной,
Нам от вас ничего не нужно,
Кроме ужина – и жемчужин,
Да быть может ещё – души…
 
Марина Цветаева

– Вот эти волосы, доктор. Три года, как её похоронили. Спилась. Сын уже разводится. Неужели из этой пряди можно воскресить её молодой и красивой?

– Современная наука вообще может многое. Только учёные не в состоянии до конца просчитать последствия своих открытий. Карибский кризис заставил многих стать сдержаннее в дерзновении поиска. Шутка ли – поставить мир на грань катастрофы. Взбешённый наглостью русских, разместивших свои ракеты на Кубе, президент Кеннеди кричал в трубку: «Мы вас можем уничтожить пятьдесят один раз!» И получил от Хрущёва удар под дых: «Мы вас можем уничтожить семнадцать раз. Но я думаю, что и одного хватит!» Наверное, тогда впервые человечество осознало до конца собственную мощь и ужаснулось. Оно само сотворит апокалипсис! Овечку Долли клонировали почти два десятилетия назад. Думаете, за это время учёные не научились клонировать людей? Не смешите мои тапочки. Подумаешь, церковь против опытов над геномом человека. Пусть законодательно клонирование человека запрещено во всех странах. Поэтому мы и работаем в нейтральных водах мирового океана. Для создания клона достаточно одной молекулы ДНК, мистер Адам, – эскулап самодовольно улыбнулся, обнажив белоснежные крепкие зубы. – А здесь у вас очень много молекул. Были бы только деньги.

– Относительно затрат и вашего гонорара можете не беспокоиться. Я заплачу столько, сколько скажете. Мне важен исключительно результат.

Доктор удовлетворённо потер руки.

– Это наш стандартный договор на изготовление клона. Можете ознакомиться, – он протянул мне папку из белой кожи. – Только ещё раз обращаю ваше внимание на полнейшую конфиденциальность этой сделки.

Я мельком пробежал глазами текст.

– Но мой случай особый. Мне нужно не просто тело, а настоящая жена. Не современная кукла, у которой в голове одни ток-шоу, бутики да ночные клубы. А женщина из прошлого века. В заданных материальных формах, но совсем с другим характером.

– Понимаю, понимаю, – создатель клонов сочувственно покачал головой. – Вы же не настолько кровожадны, чтобы заново умертвить вашу покойную супругу.

– Бывшую супругу, – поправил я неудачно пошутившего собеседника. – После того инцидента я развёлся с ней, и больше никаких контактов. Только денежные переводы на содержание сына, пока он не достиг совершеннолетия.

Доктор извинился.

– Произвести мясо, даже человеческое, много ума не надо. Открытие ускоренного развития клеток позволяет нам выращивать сложные организмы в сотни раз быстрее их естественного биологического созревания. А вот что будет в голове у вашей Галатеи – дело сугубо индивидуальное, ювелирное и творческое. Я не столько генетик, сколько психиатр и чуточку нейрохирург. В моей компетенции – внутренний мир продукта. Ни много ни мало – сама человеческая душа.

– Ну, уж вы и впрямь возомнили себя Господом! – не выдержал я такого бахвальства. – Пусть клонирование и творит чудеса, но даже современной медицине не под силу сотворить характер и душевный склад человека.

Я налил воды в стакан и поинтересовался именем моего визави.

– Зовите меня просто Моисеем, – представился психиатр. – А вы ведь тоже еврей, мистер Адам?

– Мой дед, старый марксист, так отвечал на этот вопрос: «Все мы от Адама». А я вообще Адам.

– А я Моисей. Вот и познакомились, – рассмеялся доктор, но чувствовалось, что ответ его разочаровал.

– Мой бизнес тоже связан с созданием искусственного интеллекта. Компьютер по образу человеческого мозга – уже не фантастика. Можно заставить машину принимать решения и распознавать речь, даже запахи, но научить её любить невозможно!

– Вы абсолютно правы, коллега, – Моисей демонстративно похлопал в ладоши. – Только мы работаем не с искусственным мозгом, а с живым. Наша специализация – не киборги в человеческом обличье, а настоящие люди, которые кому-то зачем-то нужны.

– Но как вы решите проблему памяти? Конструируете психологический портрет, а потом скидываете его на какой-нибудь флэш-накопитель и вживляете клону в мозг?

– Да, боже, упаси! – Моисей чуть было не перекрестился. – Вы точно зациклились на своей информатике! Никаких микрочипов, файлов памяти, флэшек, жёстких дисков мы нашим детям в мозг не запихиваем.

 

– А как вы зададите моей будущей жене качества характера, которые я хотел бы в ней видеть?

– Внушением, дорогой вы мой, исключительно внушением и ничем более.

– И ваши психиатрические штучки пересилят генетическую программу? Никогда не поверю!

Похоже, я достал даже психиатра.

Моисей встал, давая понять, что разговор окончен.

– Для первого раза довольно. Аванс вы уже перевели. Поэтому я отдаю эти волосы в производство. Будем считать, что полено уже у папы Карло. А каким получится Буратино, зависит от нас с вами, насколько мы поймём друг друга. Стюард проведёт вас до каюты, мистер Адам. А завтра мы продолжим беседу.

Полено? Цинично, но точно отражает назначение этого набора молекул. Но почему я выбрал в качестве заготовки для идеальной жены именно её, мать моего сына? Ведь у меня было столько женщин: и красивых, и умных, и добрые даже попадались! Если у Моисея что-то пойдёт не так и он не сможет облагородить исходный материал, то я огребусь по полной программе. Развод был для меня спасением. Еще пара лет совместной жизни, и здравствуй, психбольница. Это была эвакуация из зоны бедствия. Неужели я и впрямь в глубине души такой мазохист, что подсознательно желаю заново испытать весь этот кошмар?

 
Полюбил богатый – бедную,
Полюбил учёный – глупую,
Полюбил румяный – бледную,
Полюбил хороший – вредную:
Золотой – полушку медную.
 
 
– Где, купец, твое роскошество?
«Во дырявом во лукошечке!»
 
 
– Где, гордец, твои учёности?
«Под подушкой у девчоночки!»
 
 
– Где, красавец, щёки алые?
«За ночь чёрную – растаяли».
 
 
– Крест серебряный с цепочкою?
«У девчонки под сапожками!»
 
 
Не люби, богатый – бедную,
Не люби, учёный – глупую,
Не люби, румяный – бледную,
Не люби, хороший – вредную:
Золотой – полушку медную!
 
Марина Цветаева

Река, впадая в океан, отдаёт свои воды безбрежной и взбалмошной стихии. Самец богомола позволяет самке съесть себя при спаривании. Самоубийство, предопределённое природой. Нечто подобное довелось испытать и тебе. Единственное всепоглощающее настоящее чувство к женщине. Однажды войдя в неё, ты словно провалился в бездну, потерял самоидентификацию, растворился в ней, испытав при этом полное и абсолютное блаженство.

Ты даже порвал отношения с матерью, категорически не принявшей твою невесту. Бедная матушка не смогла пережить такого предательства. Инсульт хватил её сразу после свадьбы, от которого она так и не оправилась. Ты был готов на всё ради этой женщины. И на подвиг, и на убийство. Посмотри на выцветшие свадебные фотографии. Ты же невменяем, загипнотизирован ею как кролик удавом. Какими собачьими глазами ты смотришь на неё! А она просто играет очередную роль. Она вешает тебе лапшу на уши, а ты их и развесил. Про отца, большого босса, про мать, видную профсоюзную деятельницу, про актёрскую школу, где она учится экстерном, про интернат при балетной студии, куда её отдали малюткой бесчувственные родители. Ложь, сплошная ложь от начала до конца. Она не просто врёт. Она выдумывает миры и живёт в них.

Тому, кто покусится на эти сокровенные фантазии и попытается вернуть её к реальности, не будет пощады! Ты взбунтовался и вырвался из летаргического сна, но убил иллюзию. Из первого воздыхателя ты превратился во врага номер один. И как предатель подлежал уничтожению или, по крайней мере, забвению. А твоё место по праву должен занять другой самоотверженный герой.

Твой океан страсти почему-то оказался неправильным. И сейчас, став солидным и богатым дядей, ты возомнил себя равным Богу, что в твоей воле исправить и облагородить его промысел. Остановись, пока не поздно! Может быть, пережитые тобой эмоции имели как раз такую цену? Или ты недоплатил судьбе и сейчас стремишься вернуть долг?

А. Доктор, а можно внести некоторые физические усовершенствования в объект?

М. Сколько угодно за ваши деньги! Каждое изменение в структуре ДНК имеет свою цену. Вот прайс. Ознакомьтесь.

А. Нельзя ли ей чуточку увеличить лоб? А то низкий лоб – признак упрямства и сварливости. Лоб портил её. А ещё я бы хотел уменьшить ей щиколотки. Видите ли, я люблю у женщин узкие и стройные щиколотки, как у породистых лошадей. А у моей жены были не такие. И, вообще, её ноги с возрастом имели склонность к отёку.

М. Не переживайте. Все природные дефекты мы исправим. Вы принесли её фото?

А. Да, конечно.

М. Фигуристая девушка. Одобряю.

А. Мне б ещё хотелось чуточку уменьшить её формы. Килограммов на пять. Каноны красоты и мои предпочтения изменились за четверть века. И ещё, доктор. Не забывайте: у неё плохая наследственность. Отец умер от алкоголизма. Она, впрочем, тоже.

М. Не переживайте. Это исправимо. А относительно старения объекта могу вас успокоить. Благодаря нашим методикам клон интенсивно развивается только в первые два месяца, достигая приблизительно двадцатилетнего человеческого возраста, а потом консервируется в расцвете сил на эти же двадцать лет. Поэтому ваша жена и в сорок будет выглядеть на двадцать, а в пятьдесят пять у неё только появятся первые морщины. В общем, на ваш век, Адам, она останется молодой и красивой.

А. Это просто замечательно, Моисей. А то после родов жена сильно изменилась, располнела, кожа её одрябла. Есть такой тип женской красоты. Их еще называют скороспелками. Быстро распускаются, цветут недолго, но очень сладко и так же быстро увядают.

М. О! Я понимаю, о ком вы говорите. Если бы я мог сохранить свою жену двадцатилетней девушкой, то был бы счастливейшим из смертных. Я уже начинаю вам понемногу завидовать, Адам. Один только вопрос, чтобы уточнить вашу мотивацию. Вы тратите миллионы на то, что можно получить бесплатно, по любви. Неужели во всём мире не можете найти женщину, близкую к вашему идеалу?

А. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За любовь, как правило, приходится платить особенно дорого. Современные женщины освоили такие технологии обольщения, компьютеры не додумаются.

М. Ужель все поголовно дочери Евы столь коварны и развращены потребительским веком?

А. Белые женщины – в подавляющем большинстве. Негритянок и азиаток я как-то в качестве спутницы жизни не рассматривал. Хотя, думаю, там статистика немногим лучше.

Не забывайте и о моём статусе. Сантехнику Джонни проще найти свою официантку Тилли. Но так сложилась жизнь. Я – совладелец крупной компании. В моём кругу нет счастливых семей. И там бесполезно искать.

Ровесницы переживают менопаузу. Несмотря на чудеса косметологии и пластической хирургии, у них в лучшем случае остался лишь внешний глянец. Меня возбуждают более молодые женщины. До сорока. А им Сеть и телевидение настолько промыли мозги, что ни о каких чувствах и речи быть не может. Один голимый секс без души. И деньги, много денег. Противно.

М. Каждый зарабатывает как может.

А. Да, я всё понимаю. Мне просто повезло, что я разбогател, особо не поступившись своими принципами. Но это получилось как-то само собой. Я никогда не зацикливался на деньгах. Они у меня всегда были.

М. Ну так возьмите себе девушку из какой-нибудь религиозной семьи и воспитайте из неё свою Галатею!

А. Да пробовал уже, даже дважды. Ни к чему хорошему это не привело. Теперь уже поздно думать о чём-то новом. Сколько бы я ни занимался спортом, как бы правильно ни питался, мне уже шестой десяток. У меня, как и у сверстниц, осталась только память о чувствах. Мой мужской климакс уже позади. Нет, как мужчина я ещё на что-то гожусь, и даже сперматозоиды активны. Но я не могу полюбить женщину. Лимит душевных переживаний, что Господь отпустил мне, исчерпан. Поэтому я здесь. Помогите оживить прошлое, собрать воедино разорванные чувства. Их было немного в моей жизни. Всего-то четыре. Про одно я уже рассказал.

 
Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.
 
 
Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна берёзового ситца
Не заманит шляться босиком.
 
 
Дух бродяжий, ты всё реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст.
О, моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.
 
 
Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.
 
 
Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льётся с клёнов листьев медь…
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.
 
Сергей Есенин

М. Значит, вы хотите получить сразу четырёх разных жён. Прямо как правоверный мусульманин. Коран это разрешает.

А. Мне нужна одна, но лучше любого гарема.

М. Женщина, вобравшая в себя все достоинства четырёх, но лишённая их недостатков.

А. Прямо читаете мои мысли.

М. Это обойдётся вам на двадцать процентов дороже. Ещё придётся напрячь память и вспомнить кризисные моменты ваших отношений с этими дамами. Мне также понадобятся их личные вещи, фото, видео, подарки…

Проповедь Моисея

У каждого из нас в голове свой микрокосмос. Десять миллиардов нейронов. Они взаимодействуют между собой, образуя причудливые цепи и сочетания. Чем больше сообществ нейронов, тем человек интеллектуально развитее. От количества клеток головного мозга ум не зависит, только от их взаимодействия.

Мозг делится на правое и левое полушария. Утрированно говоря, справа живет художник, слева – бухгалтер. Если они сотрудничают, человек успешен. А на нет, как говорится, и суда нет. Тогда каждый сам за себя.

Деление на верхнюю и нижнюю части нам важнее. Сверху – серое вещество, рациональное, повседневное сознание. По-научному – бета-уровень. Это лишь верхушка айсберга. Под ним заповедная зона, или подсознание.

Альфа-ритмы головного мозга активно используются всеми религиями. Молитвы, медитации, трансы, сны, творческие порывы – это всё альфа, первый уровень внушаемости. На него выйти достаточно просто. Надо просто верить, расслабиться или правильно настроиться.

Под ним тета-уровень. Волны мозга здесь движутся втрое медленнее, чем в повседневном сознании. Сюда проникают лишь избранные. Талантливые гипнотизёры, шаманы, психиатры, жрецы. На этом уровне эффективна гипнотерапия.

И, наконец, уровень дельта. Марианская впадина, глубина из глубин, начало всех начал, первозданная чистота, абсолютная пустота, колыбель человеческого я. Это уровень пророков. Волны мозга – в десятки раз медленнее. Здесь можно вспомнить и внушить всё что угодно: прошлые и даже не существовавшие никогда жизни. Какое-либо сопротивление отсутствует начисто. Современные технологии «промывки мозгов» направлены на достижение этого уровня. Нам удалось продвинуться дальше других.

Глава 2. Венский вальс

 
Мне просто хочется средь праздничного бала
Вас увести от всех, в тиши пустого зала
Беспечной болтовнёй молчанья лёд разбить.
 
 
Увидеть, как ваш взор весельем заискрится,
И, взяв вас за руку, с толпою шумной слиться,
Где лёгкий вальс царит… Позвольте вас любить!
 
Шарль Сент-Бёв

– Не оставляй свой волос! – причитала по-немецки цыганка.

Длинный тулуп до пят из светлой овчины, цветастый платок, болтающиеся в ушах золотые серьги невероятных размеров, испещрённое оспинками лицо. Ее облик диссонировал с имперской чопорностью министерских зданий, добротной одеждой безразличных прохожих и с теплотой яркого мартовского солнышка.

Старая ведьма выпрыгнула из‑за газетного киоска и, хвать – вырвала у меня из шевелюры волос.

– Не уходи, несчастье тебе будет, молодой и красивый. А позолотишь мне ручку, отведу твою беду. А какую любовь приворожу, век не забудешь!

Я стоял в растерянности, не зная, что делать. Разум настоятельно рекомендовал плюнуть на эту мошенницу и отправиться дальше по своим делам. Но какое-то шестое чувство удерживало.

 

– Шиллинга хватит? – робко поинтересовался я.

Она выхватила купюру из моих пальцев и завернула в неё волос.

– Ой, мало, господин. Волос ладонь жжёт. Не жалей, ещё давай. Судьба твоя сейчас решается!

Хитрая бестия выцыганила у меня все деньги – сто пятьдесят шиллингов, всё, что я отложил на лечение.

Ещё секунду назад купюры были в её руках, вдруг она резко всплеснула рукавами тулупа, и мои денежки растворились в утренней городской дымке.

– Где мои деньги?! Я вызову сейчас полицию!

– Они сгорели, – усталым голосом произнесла цыганка. – Иди своей дорогой. Будет тебе счастье.

И я, как послушный телок, поплёлся на трамвайную остановку.

На курорт я всё-таки поехал. Деньги мне одолжил один артист из Ленинграда. Он был старше меня, но в отцы не годился. Так, старший, умудрённый опытом товарищ. На родине он успел сняться в нескольких нашумевших фильмах, приобрёл популярность, особенно у женщин. Его отъезду на землю обетованную советские власти вначале препятствовали, но началась шумиха в западной прессе, и его отпустили. Горбачёв уже примерял лавры реформатора, а досадные мелочи могли навредить его новому имиджу.

Вырвавшись из‑за железного занавеса в свободный мир, восходящая звезда экрана отказался ехать на историческую родину. В Израиле киноиндустрия не сильно развита. Мечта любого актёра – Голливуд, мировая фабрика грёз. Как у меня, выпускника физтеха, – знаменитая Кремниевая долина. Тогда многие искатели лучшей жизни использовали свои еврейские корни, иногда очень сомнительные, как повод для отъезда из Союза. С Александром, так звали моего друга, нас связывали липовое еврейство и мечты о Калифорнии. Но Америка не настолько нуждалась в нас, как мы в ней. Миграционные службы изматывали бесконечными проверками, и мы почти полгода кантовались «на венской пересылке» (по меткому Сашиному выражению).

Развод и выезд из СССР отняли у меня много здоровья, а венское вынужденное безделье окончательно его подкосило. В одно хмурое зимнее утро я не смог встать с постели, чем сильно испугал соседа по комнате.

Саша вызвал врача. Меня отвезли в госпиталь с острой почечной недостаточностью. Долго там держать не стали, бесплатно людей без гражданства в Австрии не больно-то лечат. Обкололи антибиотиками и отправили восвояси. Один сердобольный доктор настоятельно рекомендовал мне лечение на водах.

– Поедем в Баден, как истинные аристократы, – предложил Александр.

– Но там почки не лечат. Мне нужно в… – я назвал небольшой курорт в двух часах езды от Вены на автобусе.

– Но это же деревня, – сморщил нос мой товарищ. – Никакой культурной жизни. Одно старичьё чалится. Или тебе нравятся дамы пенсионного возраста?

– Мне нужно лечиться. А ты можешь остаться в номере один. Пригласишь какую-нибудь фрейлейн. Тебе ж не надо промывать почки.

– Нет уж, дудки. Деревня так деревня. Всяко лучше, чем здесь. У меня эта Вена уже в печёнках сидит. В одиночестве я помру здесь от скуки.

И действительно, стоило нам выехать из столицы, как хандра мигом улетучилась. Каменные городские колодцы ещё хранили остатки зимних холодов, а на природе властвовала весна. Поля ярко зеленели молодыми посевами, маленькие фермерские тракторы деловито ползали по пашне, виноградные лозы пустили лист, а в рощах гомонились стаи птиц. Сверкающий на небе диск так слепил глаза, что пришлось надеть солнцезащитные очки.

Автобус привёз нас в сказку. Иначе трудно назвать этот городок. Всё солнечно, нарядно, красочно и настолько аккуратно, геометрически выверено, как в каком-то игрушечном королевстве. Среди отутюженных полей для гольфа ладные бюргерские домики соседствовали с крытыми жёлтой соломой мадьярскими хатами. Из кофейни под открытым небом возле городской ратуши доносились потрясающие запахи молотого кофе и звуки неувядающего венского вальса. Сквозь кроны вековых дубов старинного парка с солнечными полянами и тенистыми аллеями проглядывали вдали контуры средневекового рыцарского замка. И главное – радостные, открытые, ничем не озабоченные лица просто гуляющих людей. Мы с Александром со своими эмигрантскими комплексами выглядели чужеродными телами на этом спокойном и размеренном празднестве жизни.

Комнату мы сняли в частном пансионе одной пожилой фрау. Стоимость нас приятно удивила. По сравнению с аппетитами столичных домовладельцев аренда здесь была даже нам по карману. В стоимость пансиона входило ещё питание и консультации проживавшего по соседству доктора. Поэтому вместо запланированных двух недель мы решили остаться здесь на все три.

Всё было б хорошо, если бы из меня не посыпался песок. Здешняя минеральная вода растворяла, оказывается, даже камни в почках. Седенький доктор по-детски радовался эффективности предписанного им лечения. Зато самому наблюдаемому приходилось совсем несладко. Дикие боли в пояснице, о других вещах я лучше просто умолчу – над унитазом выл, как подстреленный пёс.

Александр не находил себе места, он-то приехал отдохнуть и развлечься, а напарник для приключений выбыл из строя. Бедолага уже изучил всю подноготную курортного досуга и не мог дождаться, когда я смогу составить ему компанию.

– Главная тусовка – в ночном клубе отеля. Там собирается интересующий нас контингент. Я только одним глазком заглянул вчера в танцевальный зал, там столько фрау и фрейлейн – глаза разбегаются! Кстати, много иностранок. Я и английскую, и французскую речь слышал. Вот бы с американкой замутить шуры-муры. Ради американского гражданства я пожертвую даже своей свободой. Адам, но, может быть, сегодня сходим? – он посмотрел на меня собачьими глазами.

Я с отсутствующим видом тасовал карточную колоду.

– Саш, иди лучше один. Если меня прихватит, то я весь вечер испорчу.

– Но доктор же сказал, что тебе уже лучше. Целую неделю сидим в комнате на фешенебельном курорте и рубимся в покер, как два идиота. У меня эти карты – уже вот где!

Он в сердцах скинул свою раздачу на стол и демонстративно схватился за горло. Настрой его был серьёзен, просто так не отвяжется.

– Ладно. Чёрт с тобой. Пойдём! Только учти, если меня прихватит, я тут же по-английски, не прощаясь, сваливаю домой.

Друга моего как подменили. Он тут же засуетился, полез в шкаф и стал примерять выходной наряд.

– Ты только для компании посиди за столиком. Можешь даже не танцевать. Выпей вина или своей любимой минералки. Мне просто одному неудобно там высиживать. Прям как чирей на лбу.

Александр не обманулся в своих ожиданиях. Народу в ночном клубе было много, и, к его великому счастью, женщин больше, чем мужчин. Заведение это представляло разительный контраст с остальной курортной жизнью. Классику венского вальса здесь вытеснил рок-н-ролл. Неоновый свет, волосатые музыканты, майки и джинсы. Я в своём костюме от фабрики «Большевичка» выглядел нелепо. Хорошо, что галстук не надел. А ведь хотел. Александр, осведомлённый о здешнем дресс-коде, ничем из толпы не выделялся – водолазка и джинсы.

– Обрати внимание вон на ту парочку, – Саша указал глазами в конец зала. – Блондинка и брюнетка. Они в платьях. Значит, иностранки. Мы тоже нездешние. У нас много общего.

– Только у них наряд от Версаче, а мы – из «совка». Не по Сеньке шапка.

– Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Как только начнётся медленный танец, сразу подкатываем к ним. Я приглашаю блондинку, а ты – брюнетку.

Они оказались француженками. Я позавидовал Саше, учившему этот язык в школе. У меня же всюду был немецкий: и в школе, и в университете. А сейчас ради покорения Америки мы усиленно штудировали английский.

Рука моего товарища уже освоилась на талии блондинки, и они весело щебетали о чём-то, порой прыская от смеха. Я же со своей партнёршей чопорно и безмолвно переминался с ноги на ногу. Вначале она показалась мне совсем неказистой. Невысокого росточка, худенькая и щуплая, она больше походила на девочку-подростка. Но кольца на узкой руке, изящные серьги, наверное, с настоящими бриллиантами и чёрное шёлковое платье, подчеркивающее прозрачную белизну кожи и фарфоровую хрупкость плеч, выдавали в ней женщину, причём непростую. В танце она предугадывала мои движения, на долю секунды раньше склоняясь в нужную сторону, но держалась чуточку отстранённо, создавая непроницаемый невидимый барьер.

– Я замужем, – неожиданно произнесла она по-русски с лёгким акцентом.

Ошарашенный, я взглянул сверху вниз в её глубокие карие глаза.

– Вы же русский? Или я ошиблась?

– Нет. Но как вы догадались?

– Поверьте, это несложно, – она улыбнулась.

– Но вы? Вы же из Франции. Откуда вы знаете русский?

Она замолчала совсем на чуть-чуть.

– Моя бабушка родом из России, – подумав, добавила: – Из старой России.

– А я вот эмигрант из новой. Из Советского Союза.

Она посмотрела на меня с интересом и спросила:

– И что вам не жилось на родине? Русские очень тяжело приживаются на чужбине. Я по бабушке сужу.

Я сразу не нашёл, что сказать, а потом кончился танец и я проводил партнёршу к её столику.

– Меня зовут Адам. А вас?

Она ещё раз улыбнулась.

– Как первого мужчину на земле. Хотелось бы представиться Евой, но увы. Я Анна.

Мы вызвались проводить новых знакомых до дома. Но обломились. Они жили в этом же отеле.

– А я бы прогулялась перед сном, – пришла на помощь Анна и обратилась по-французски к своей подруге.

Та была совсем не против.

Девушки не заставили себя долго ждать, пара выкуренных нами сигарет не в счёт. Они выпорхнули из парадного входа в разноцветных норковых шубках, как две белочки: Анна – в коричневой, а Натали, так звали её подругу, – в светлой. Хотя на улице было совсем не холодно. И уже сами разобрали нас, позволив взять себя под руку. Пары, естественно, разделились по языковому признаку: франко- и русскоязычную.

Мы гуляли по вечернему парку, освещённому массивными фонарями, ровесниками электричества. Саша вдохновенно читал на французском и русском декадентские стихи. Вечный спор физиков и лириков в нашем конкретном случае был стопроцентно выигран им. Кстати, именно он привил мне интерес к поэзии. Я довольствовался ролью скромного спутника восходящей звезды экрана. Но всё равно был счастлив безмерно. Ещё совсем недавно я и мечтать не мог, что буду вот так гулять под руку с настоящей француженкой на европейском курорте!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»