16+
текст

Объем 530 страниц

1927 год

16+

Другие версии

1 книга
Ангел западного окна

Ангел западного окна

текст
livelib16
4,2
751 оценка

Подписка

Первый месяц бесплатно!
Потом NaN рублей в месяц

Доступ к 600 000+ книг,
аудиокниг и подкастов

Нравится книга? Купите её навсегда со скидкой 10 %

189 ₽
Подарите скидку 10%
Посоветуйте эту книгу и получите 18,91 ₽ с покупки её другом.

О книге

Один из главных шедевров в истории существования мистической литературы. Последнее и самое совершенное творение писателя. «Книга на все времена» для любителей и знатоков эзотерики, достаточно равнодушно принятая европейской читающей публикой при первой публикации в 1927 году, заново открытая уже в эпоху нью-эйдж и с тех пор по праву занимающая место на вершине европейской прозы о событиях и реалиях, находящихся далеко за гранью обыденности.Насыщенный подлинной колдовской символикой роман, в котором история великого елизаветинского алхимика и оккультиста Джона Ди и его ассистента и «злого гения» Эдварда Келли перемежается с историей «магической войны» и оккультных интриг, где герой – своеобразный духовный наследник и реинкарнация Ди – внезапно для себя оказывается на пике столкновения интересов сил Света и Тьмы.В формате a4.pdf сохранен издательский макет книги.

О, Густав, сложный и непонятный, странный, чарующий, непохожий ни на кого. Знаменитое произведение знаменитого мистика. Читала давно, поняла мало, но после этой книги смотришь на мир и вещи в нём какими-то другими глазами, всё как будто углубляется и наполняется смыслом. Удивительная вещь. Всем магам и тем, кто ещё только учится, к прочтению обязательно.

augustin_blade

Мы, люди, не знаем, кто мы есть. Самих себя мы привыкли воспринимать в определенной «упаковке», той, которая ежедневно смотрит на нас из зеркала и которую нам угодно называть своим Я. О, нас нисколько не беспокоит то, что нам знакома лишь обёртка пакета со стандартными надписями: отправитель — родители, адресат — могила; бандероль из неизвестности в неизвестность, снабженная различными почтовыми штемпелями — «ценная» или… ну, это уж как решит наше тщеславие.

Последний роман Густава Майнринка читался очень непросто и медленно – хотя пытаться читать Майнринка быстро уже само по себе плохая идея, настолько неспешно автор раскрывает перед читателем все карты, впрочем, совсем не стараясь дать путеводитель по придуманной им же мозаике. Создается впечатление, что ты попал в лабиринт – и только его создателю известно, в каком направлении надо двигаться, за какую нить ухватиться, вот только создатель просто смотрит на тебя и тонко улыбается, а выход и ответы на все свои вопросы ты должен найти сам.

«Ангел западного окна» - монументальное произведение, в котором история, мистика, реальность и сны переплелись так тесто, что одно не может существовать без другого. Истории давно умерших, антиквар и кавказская княжна, переселение душ и перерождение, поиск могущества человеческого «я» , страх перед первобытным и неизведанным – все это и многое другое создает многослойное пространство повествования, где каждая деталь, будь то страницы дневника или отражения в зеркале, важна и находится на своем месте. Что в итоге получит читатель, если не заблудится в лабиринте образов и рассуждений? Возможность заглянуть в самое себя, найти то, что делает человека человеком, поразмыслить над тайной познания и веры, сумасшествия и совпадений, мира и войны между душой человека и его телом. Сложный, четко выверенный и продуманный роман, от чтения которого я получила огромное удовольствие.

NinaKoshka21

Время лишь тень, все наши труды и дела – бессмысленный плеск воды времени.

Если замуровать все окна, выходящие на восток, юг и север и оставить только единственное окно, выходящее на запад, то Он непременно придет.

Только придется подождать. Только придется предварительно прочитать магические заклинания на пергаменте, которая поднесла рука, явившаяся из воздуха, лишенная большого пальца. Западное окно открыто настежь, ночной холодный воздух льется потоком в помещение. Напряженное ожидание. Слышен стук собственного сердца. Он или Я в его теле отчаянно ждал. И вдруг губы сами заговорили без моего на то ведома, заговорили слова заклинания, но не моим, а чужим голосом. Я вызывал Ангела. И вдруг из окна вырвалось бледно-зеленое сияние, превратившееся в зеленую и прозрачную статую, твердую как скала. В скале выступили руки, голова и шея. И пальцы! Большой палец на правой руке находился справа, пониже мизинца, и это был палец от левой руки. Лицо с широко открытыми глазами без ресниц. Взгляд ужасный, леденящий. На губах странная усмешка. Складки одежды не отбрасывали теней. Это был Иль посланник западных ворот. - Иль, всемогущий, открой тайну Камня. Отдам все – сердце, жизнь и кровь. - Ты правильно поступил, что решил искать камень в западной стороне. Я дам тебе камень. Дам. П-о-с-л-е-з-а-в-т-р-а!!!!!!!

Великолепнейшая сцена появления ангела западного окна.

И начались повседневные П-о-с-л-е-з-а-в-т-р-а!!!!!!! П-о-с-л-е-з-а-в-т-р-а!!!!!!! Этим может стать вся жизнь. Одно длинное П-о-с-л-е-з-а-в-т-р-а!!!!!!! Ждущее П-о-с-л-е-з-а-в-т-р-а!!!!!!!

Итак, душа была успешно или нет, но продана. Замечу в скобочках. Гете- это «национальная болезнь» немецкоязычных писателей Фаустовские черты присущи и Джону Ди. Прошел слух, что Джону Ди духи потустороннего мира открыли тайну философского камня и секрет приготовления тинктуры, превращающие неблагородные металлы в золото, но это были только слухи, ангел только обещал. И ничего более не предпринимал.

К сожалению, книга прочитана. Это было не залповое чтение. Длинное-предлинное путешествие, насыщенное событиями, размышлениями, противоречивыми мыслями, разночтимыми откровениями, размазанной страстью. Каждая страница «выдавала» все новые и новые сюрпризы. Впечатление жаркое, пламенное, жгучее и обжигающее.

«Ангел западного окна» написан в 1927 году. Майринку потребовалась вся жизнь, чтобы уверовать, понять и попытаться преодолеть сомнения и выразить продуманное. Потому и читатель должен быть таким же. Прочитать это непростое произведение чуть позже, чуть старше, чуть подлиннее. Нет, эту книгу можно читать в любом возрасте, но понять ( а, может быть, и не в возрасте тут дело ) понять и принять или категорически не принять. Дело сугубо личное. Но главное – не губить ее категорическим «НЕТ»!!! В этой книге сомнений, взлетов и падений, в резкой боли и мгновенного головокружения нет полюсовых оттенков. Она то возносит, то швыряет, то скачет от нас рысью, то плетется, как побитая старая кляча. В произведении нет полутонов. Только зелено-красный, черно-белый. Вот и не это главное: читать следует так медленно, так вдумчиво и в полнейшем одиночестве, чтобы ни один звук не проник в твое чтение. Любое проникновение просто опасно. Любое непроникновение так и останется в книге. А еще есть одна осторожность, если эта книга вдруг попадет в твои сны. А я попалась. Я проживала не только читательскую жизнь, но и все герои наперебой жили в моих снах. Все герои свободно переходили из книги в мои сны и продолжали жить там все время моего чтения. Как много я узнала от них в сновидениях, когда они жили своей жизнью, неуправляемые Майринком. Они были даже смелее, чем в книге.

«Сны дают высокие права, не сравнимые с любыми привилегиями, какие могут принести знатный титул и владение родовыми поместьями».

Можно оставить в наследство фамильный сон.

Книга Майринка «Ангел западного окна» в Советском Союзе была сразу же запрещена, и не переводилась. Но, безусловно, были просвещенные люди, которые прочитали ее в оригинале, как, например, Михаил Кузмин. Свои впечатления он закамуфлирован в складки стихов своего сборника, который так же вышел в 1927 году, «Форель разбивает лед».

Кто выдумал, что мирные пейзажи Не могут быть ареной катастроф? - Ты дышишь? Ты живешь? Не призрак ты? - Я - первенец зеленой пустоты. - Я слышу сердца стук, теплеет кровь... - Не умерли, кого зовет любовь... - Румяней щеки, исчезает тлен... - Таинственный свершается обмен... - И снова можешь духом пламенеть? - Огонь на золото расплавит медь. - И ангел превращений снова здесь? - Да, ангел превращений снова здесь

1927

В книге огромный «русский след», люди попытавшиеся бежать из большевистской России, продали души во спасение от ада на земле, предпочтя сговориться с демонами. Но нет опаснее тех демонов, что являются на чей-то зов. Ты пропал.

«Двойной» роман Густава Майринка. Он, написав о Джоне Ди, переплел его судьбу с судьбой современника, живого человека. Кто же был Джон Ди – историческая личность, знаменитый английский ученый, один из фаворитов Елизаветы Английской. Он советовал ей предпринять завоевание Гренландии и затем Северной Америки. Генералы были готовы к этой компании. Но королева по своей прихоти от плана отказалась. Карта мира сегодня была бы другой, если бы Елизавета прислушалась к советам Джона Ди!

«Я был другим, и я был самим собой, я в одно время был и здесь и там, на своем месте и где-то далеко, за пределами бытия, вне своего существа. Я был «я», но и «не я», а другой ... я стал Джоном Ди, каким он сам себя помнил, и одновременно Джоном Ди который существовал в моем живом воображении..Да, пожалуй, произошло именно смещение: пространство и время как бы сдвинулись, сместились все звуки.

Так испуганно думал главный герой романа, барон Мюллер ,но разве он мог реально оценить ситуацию, поступки, провести анализ своих действий, если он все же не он, а отражение своего предка Джона Ди? Джон Ди существовал в реальности – это английский математик, географ, астролог, алхимик.

Ангел западного окна. Кто же он?

Ангел – всего лишь эхо! Он бессмертен. Он никогда не жил, потому и бессмертен. Неживший не ведает смерти. Он был лишь сгустком сомнений, знаний и магического искусства – всего, чем вы, сами о том не догадываясь, обладали. Понятно и то, что он являлся в западном окне – запад это зеленое царство мертвого прошлого. Куда как лучше для людей было бы, если бы ни один из этих «ангелов» не появлялся в земном мире, однако надежда порой увлекает смертных на ложные пути

.

Есть над чем подумать ?!... Написано в рамках "Игры в классики" .

TibetanFox

Ещё один отзыв из разряда «Отложенный на несколько месяцев». Правда, сейчас совсем не потому, что сказать о книге ничего не можется, а потому, что восторг зашкаливает. Это идеальная мистическая книга для меня.

У Майринка прежде я читала только «Голема», поэтому не могу в полной мере оценить задумку «Сделать сложносочинённое повествование с элементами всех предыдущих романов», однако если некоторые моменты в тех романах так же увлекательны, как и здесь, то я очень хочу найти и прочитать их все (увы, сделать это не так-то просто). Роман получился настолько насыщенным мистикой, что, в конце концов, победил собственного автора и подчинил его своему ходу (а именно — печальный финал главного героя с почти буквальной пугающей точностью воплотился потом в жизни самого Майринка). Для всех восхищающихся чертовщиной — это самый настоящий клад, потому что призраки, бесы, жарящиеся на вертелах кошки, молитвы задом-наперёд, чёрные козлы и даже сам дьявол щедро сыплются со страниц «Ангела западного окна», причём не в наивном описании, как у дешёвых эзотериков, для которых вставка чёрного кота и загадочного сна автоматически означает успех и мистическую тайну, а с какой-то нежной любовью и глубоким знанием всех этих бесовских механизмов и ритуалов. Поэтому и получается, что книга водит за нос не только главного героя, запутавшегося в реальности и ирреальности, но и читателя (что же всё-таки было у этого разбойника — дьявольский дар за кровавое подношение или банальное заболевание?) Текст настолько плотный и насыщенный, что невозможно осветить в одном маленьком отзыве даже названия одних только тем, затронутых в романе. Двойничество, зеркальная магия, алхимия, сны, передающиеся по наследству, прошлое, которое определяет настоящее главного героя... Неужели всё ещё не хочется это всё прочитать? Но несмотря на густоту и зыбкость повествования, основная сюжетная нить никуда не теряется, так что всегда понятно, что и где происходит. Главный герой варится в каком-то чудовищном котле потустороннего абсурда, который больше всего напоминает мне Гоголя — здесь тоже, куда ни плюнь, под каждой человеческой физиономией то чёртово рыльце, то могильный холод трупика.

Наверное, для забугорных читателей этот роман ещё более экзотичен и мистичен, чем для нас, потому что не последнее место в нём занимает образ загадочной России, русских тайн и прочих вещей, которые для нас-то нормальны, но для Майринка были примерно тем же самым, как если бы некоторые действующие лица приехали из древнего рода шаманов в глубинах Африки.

Отдельно хочется выразить удивление и потрясение по поводу женских образов. Как Майринк умудряется их выписывать! Это одновременно и восхищение женщинами, и уважение к ним, и страх перед их особой силой, отличной от мужской, со скидкой на возможные слабости. Если он и в жизни так же относился к дамам, то они должны были штабелями укладываться у его ног.

Однако, если читать роман не только ради развлечения прекрасной потусторонней атмосферой, то он будет довольно тяжеловесен. Очень много надо знать, чтобы понять, что происходит, хотя бы на несколько пластов вглубь: много имён, много личностей, много литературных персонажей и эзотерической кухни (нам, русским, опять же попроще, потому что многие «редкие» литературные ссылки ведут к «Петербургу» Белого или «Бесам» Достоевского). Хотя мне кажется, что углубляться во всю эту алхимию необязательно, потому что даже на уровне «новичка» в мире постмодернистских аллюзий от романа можно получить громадное удовольствие, а потом, по мере расширения «базы знаний», произведение можно банально перечитать и насладиться недоступными ранее для понимания подсмыслами. Для первого же прочтения банально хватит представления о том, кто такие Джон Ди и Сен-Жермен.

Впрочем, у подобного романа бесполезно пересказывать сюжет или пытаться осветить происходящее в нём. Это надо читать самому: и или возненавидеть, или всей душой, как я, полюбить, а потом вспоминать каждый раз, глядя на обложку, как со скрипом и смехом покачивается на ржавых цепях полусумасшедший Бартлетт Грин, продавший душу дьяволу, и слышно, как хрустят и ломаются его кости в неведающей боли человеческой оболочке.

Флэшмоб 2011, миллион благодарностей за совет Alighiero .

olastr

Первое чтение «Ангела западного окна», 12 лет назад, было полетом над бездной, я несколько дней была как в бреду и потом потребовалось время, чтобы утрясти все хаотичные впечатления, которые в итоге выразились в одной фразе «Это невозможно». Невозможно что? Невозможно все. «Ангел» просто не от мира сего.

По отзывам вижу, что многим это позднее произведение Майринка не слишком понравилось, да и современники не отнеслись к нему с восторгом. Не удивляюсь. Как сказал Евгений Головин, оккультист и специалист по «черной» литературе:

…творческое сообщение Майринка носит принципиально вневременной характер и адресовано людям, обладающим довольно-таки специфическим взглядом на мир.

Это как раз мой случай. Лично мне эта книга причинила «травму черепа мозговую». Я ее не читала, а проживала, причем сразу в нескольких измерениях. Закончив, я еще не сразу очнулась от очарованного сна. Такое же произошло когда-то с «Мастером и Маргаритой», которых я читала в 16 лет, когда знаменитый роман Булгакова только вышел из подполья и еще не стал культовой книгой и не изучался в школе.

Есть мнение, что «Ангел западного окна» был книгой, вдохновившей Булгакова на написание «Мастера и Маргариты». Я готова была под этим подписаться после первого прочтения, в переводе Владимира Крюкова, и помню долго думала, можно ли считать Булгакова плагиатором. А вот во второй раз, на который меня вдохновил все тот же Головин сборником «Приближение к Снежной Королеве», я для разнообразия выбрала другой перевод (Галины Снежинской), и такой разительной близости не заметила.

Из текста как будто ушли какие-то детали, придававшие сходство. Хотя все равно остаются розы, Понтий Пилат и «Что есть истина?», гроза, параллелизм некоторых сцен, полет в автомобиле с непонятно кем за рулем, жертвенность женщины, любовь к пожарам, голые гражданки и тема черных котов, но в целом, по духу, «Ангел» и «Мастер» – совершенно разные книги, и Булгаков однозначно ближе к народу.

Для того чтобы понимать «Ангела западного окна», нужно хотя бы немного разбираться в алхимии, иначе книга потеряет как минимум одно измерение, причем самое важное, потому что весь сюжет завязан на алхимической трансформации героя. Хотя правильнее будет сказать – героев. Это книга двоящихся судеб, повторяющихся историй, двойственных персонажей, двуликого Януса, или Бафомета, где действие происходит на разных планах и в разное время.

Одна линия развивается в современные автору 20-е годы 20 века, а историческая часть уходит в 16-й и начало 17-го века. Написала «развивается» и поняла, что вру. Там ничего не развивается, а все случается, причем непонятно где: герой мог вполне не выходить из своего кабинета большую часть времени, а мог и вовсе вообразить себе всю эту историю в одно мгновение, когда прикоснулся к опасному наследству, пришедшему по почте. Это как у Гессе, когда ученик йогина нагнулся зачерпнуть воды, прожил всю свою жизнь за один миг и тут же ее отменил.

Самая интересная история в «Ангеле западного окна» происходит вне реальных времени и пространства (если вообще есть какие-то реальные время и пространство), и она то летит, то застывает в неподвижности, то горит, то открывается бездной, пространством снов, воспоминанием о том, чего не было. Кто вообще надоумил автора сочинить роман на такую странную тему, про математика и алхимика, жившего во времена королевы Елизаветы?

В комментарии к собственному роману Майринк объясняет, что в молодые годы, узнав о Джоне Ди, он был просто одержим его судьбой. Он бродил по переулку Алхимиков в Праге и мечтал встретить Доктора Ди и получить от него урок герметического искусства. Ди являлся молодому человеку даже во сне, и позже, когда Густав Майринк стал писателем, он решил написать роман, в котором Джон Ди будет действующим лицом.

Майринк не был традиционным автором, и просто исторический роман казался ему «тленом», поэтому он придумал сюжет о современном ему герое, который связан с историческим Джоном Ди узами кровными и духовными, хотя правильнее будет сказать – кармическими. Ведь герой, считающий себя потомком баронета Глэдхиллского, не просто расследует историю, произошедшую с его предком, он полностью идентифицируется с ним, переносится в прошлое и ощущает себя Доктором Ди, и его наследство – больше, чем пачка обгоревшей бумаги («рукописи не горят» – исторический Доктор Ди как бы сжег свои записи, а потом нашел их невредимыми под розовым кустом), это миссия закончить трансформацию, которая не удалась Джону Ди в силу заблуждений и хождений кривыми дорогами. Ди ступил на путь магии и спиритизма, которые отвлекли его от истинных целей, хотя он не на миг не забывал своей Зеленой Страны, Гренландии. Гренландии не географической, а алхимической, где его ждет женская ипостась его существа, королева. Он так и не соединился со своей королевой, не объединил мужскую и женскую сущность в прекрасном андрогинном существе.

Про алхимическую подоплеку и разговоры с ангелом я писать не буду, потому что собственного мнения по этому поводу не имею, о том, что происходило в романе с алхимической точки зрения, я знаю в основном от Евгения Головина, его рецензия на «Ангела западного окна» была включена в издание в переводе В. Крюкова, а также в сборник «Приближение к снежной королеве». А вот историческим Джоном Ди я тоже заразилась от Майринка, и теперь обречена читать про него дальше.

Как выяснилось, это исторический Агент 007, именно так он подписывал свои донесения британской королеве Елизавете. А также он герой пьесы Шекспира «Буря», человек, который написал знаменитое предисловие к эвклидовой геометрии, не веря при этом в возможность существования прямой линии («живая изменчивость пространства искажает геометрические аксиомы»), и вообще многое из того, что про него врали – правда, если конечно существует какая-либо историческая правда.

Возвращаюсь к роману. Обе реинкарнации героя, Ди и его потомок, имя которого мы узнаем на последней странице из газетной заметки, а через книгу он проходит безымянным «я», оказываются вовлеченным в противоборство демонических и светлых сил. Демонические силы в романе представляют… иммигранты из России. Черкесская княжна Хотокалюнгина – воплощение черной понтийской Исаиды, богини не вполне ясного происхождения. Есть искушение назвать ее известной всем Изидой, но это будет ошибкой, она скорее носит черты Кибеллы; упоминает Майринк и кошмарную шотландскую богиню, требующую жертвоприношений черных кошек.

Другой персонаж с российскими корнями – антиквар Липотин, посредник и медиатор, хотя и второстепенный персонаж, он все время продвигает историю, открывая очередной рояль в кустах, восстанавливая связи с прошлым при помощи артефактов, которые он приносит герою. У него есть двойник во времени Ди, царский (Ивана Грозного) магистр Маски. Непонятно, что магистр делает в Англии, но он тоже подбрасывает Джону Ди магические предметы.

Светлое братство представляют лаборант доктора Ди Гарднер и погибший друг барона Теодор Гэртнер – созвучие говорящих фамилий, садовники, взращивающие розы в саду братства. Когда Джон Ди сбивается с пути и становится почти одержимым, Гарднер покидает его, чтобы вернуться к смирившемуся старику в преддверии его смерти и проводить в ту страну, из которой не возвращаются.

Но Ди не заслужил свет, поэтому он был обречен застрять вне времени и пространства, в замке Эльсбетштайн, хранителем артефакта, в ожидании потомка, который его освободит, и своей королевы. Тут надо сказать об основном недостатке романа, который многих от него отталкивает – это нечеткость сюжетной линии. Есть одержимость Ди Гренландией (как уже сказано не реальной землей, а Зеленой Страной, где успешного адепта ждет соединение со своей женской ипостасью), есть трансформация, в которую он ввязывается не вполне осознанно, есть происки темных сил, увлекающих искателя прочь от его пути, но, в целом, все происходит довольно хаотично и получается, что герой (как Ди, так и его потомок) приходит к каким-то результатам по большей части случайным образом, что впрочем, не противоречит логике жизни, которая хаос по своей природе, но противоречит канонам литературы.

И теперь о самом проблематичном: женских персонажах. Они в романе скорее символы, чем реальные женщины: это демоническая пожирающая женская сила, недостижимая королева – предел стремлений героя, и преданная любящая женщина-жертва. Если с первыми двумя все относительно понятно, то третьей отведена самая непонятная роль, причем в обоих временах.

Королева – эта тот женский элемент, соединившись с которым адепт обретает целостность. Сначала все чаяния Джона Ди устремлены к реальной королеве Елизавете, но, пытаясь привлечь ее с помощью магии, он овладевает не ей, а некоей демоницей, суккубом, и это ложный путь, который закрывает ему доступ к Елизавете (она становится Снежной Королевой, отчужденной и далекой).

Потом алхимику открывается путь к другой короне, короне адепта, и королева – уже не реальная женщина, а женская ипостась, необходимая для трансформации героя. В это противостояние полярных женских сущностей непонятным образом вплывает преданная и любящая Джейн, она же Иоханна, но роль им обеим выпадает странная – она приносится в жертву, и жертва эта довольно бессмысленна. Она ничего не решает и не выкупает, особенно в истории доктора Ди. Она превращается в насмешку, в хохот равина, в возвращение в разрушенный замок без надежды на что бы то ни было.

Иоханна, повторение Джейн, но очищенное. Ее жертва добровольна, но непонятно, почему она должна способствовать трансформации героя. Она даже не избавляет его от финального искушения – перемещаясь за пределы досягаемости, Иоханна оставляет своего возлюбленного с фантомом княжны. Похоже, эта линия воплощает земную любовь, которая должна умереть, чтобы герой мог жить преображенным в вечности.

При втором прочтении я взглянула на роман более трезвым взглядом, но он не потерял свою магическую силу. В «Ангеле» есть динамика, пламенная сила и остроумие, которые предохраняют автора от эзотерического пафоса и темного мистицизма, а определенная остросюжетность позволяет поддерживать интерес. Получив опасное наследство, сопровожденное надписью «сожги или сохрани», барон Мюллер (вспоминается «садовник Мюллер» из Мюнхгаузена) сразу же безоглядно бросается разбираться в запутанной истории из прошлого, и мы бросаемся за ним.

Безумство храбрых всегда вознаграждается. Полусумасшедший герой достигает того, что не получилось у умудренного алхимика, а опьяненный адской смесью герметизма, кабалы и какой-то там тантры (подлинность – под вопросом) читатель получает зажигательную историю, хотя порой и закрадывается мысль, а не сон ли все это или бред.

И да: конец шедевральный. Гомерический хохот.

Оставьте отзыв

Войдите, чтобы оценить книгу и оставить отзыв

Описание книги

Один из главных шедевров в истории существования мистической литературы. Последнее и самое совершенное творение писателя. «Книга на все времена» для любителей и знатоков эзотерики, достаточно равнодушно принятая европейской читающей публикой при первой публикации в 1927 году, заново открытая уже в эпоху нью-эйдж и с тех пор по праву занимающая место на вершине европейской прозы о событиях и реалиях, находящихся далеко за гранью обыденности.

Насыщенный подлинной колдовской символикой роман, в котором история великого елизаветинского алхимика и оккультиста Джона Ди и его ассистента и «злого гения» Эдварда Келли перемежается с историей «магической войны» и оккультных интриг, где герой – своеобразный духовный наследник и реинкарнация Ди – внезапно для себя оказывается на пике столкновения интересов сил Света и Тьмы.


В формате a4.pdf сохранен издательский макет книги.

Книга Густава Майринка «Ангел западного окна» — скачать в fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
18 ноября 2022
Дата перевода:
2005
Дата написания:
1927
Объем:
530 стр. 1 иллюстрация
ISBN:
978-5-17-150692-6
Переводчик:
Примечания:
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip