S-T-I-K-S. Опасный грузТекст

37
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
S-T-I-K-S. Опасный груз
S-T-I-K-S. Опасный груз
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 468  374,40 
S-T-I-K-S. Опасный груз
S-T-I-K-S. Опасный груз
S-T-I-K-S. Опасный груз
Аудиокнига
Читает Иван Никонов
249 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
S-T-I-K-S. Опасный груз | Каменистый Артем
S-T-I-K-S. Опасный груз | Каменистый Артем
S-T-I-K-S. Опасный груз | Каменистый Артем
Бумажная версия
305 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 3

При всей своей жестокой сути Улей дает иммунным все, что им требуется для выживания: одежду, пищу и воду, спораны и растворяющий их алкоголь, транспорт, чтобы спасаться бегством, и оружие, чтобы сражаться. Весь этот список неисчерпаем, сколько бы ты ни прибрал к рукам, все равно немало останется, потому что имеет место непрерывное пополнение.

Понимающему человеку требуется не так уж и много, но случаются ситуации, когда жадность не помешает. Общество иммунных держится в том числе за счет торговых отношений. Действо, задуманное Каратом после плотного общения с Пастором, неизбежно приведет к контактам с другими обитателями Стикса. Очень может быть, что некоторым из них придется платить, причем неизвестно сколько. Поэтому, пользуясь периодом вынужденного безделья, он не упускал шанса поправить материальное положение скромного отряда.

Лишь Стикс и люди вроде сектантов-килдингов знают период перезагрузки этого кластера, впрочем, последние могут ошибиться, потому как цифра, раз за разом срабатывая с точностью до секунды, внезапно может дать сбой.

Улей, он такой – непредсказуемый.

Понятно лишь одно – этот кусок, вырезанный или скопированный из очередного фрагмента Мультиверсума, пробыл здесь не одну неделю. Мясорубка первых дней, с массовым перерождением начинающих зараженных и охотой на ничего не соображающих свежеиспеченных иммунных, осталась в прошлом. Городские кварталы зачищены от прежних обитателей, те из горожан, кому слегка повезло, выжили, но вряд ли к их унылому существованию вообще применимо слово «жизнь». По улицам бродят матерые хищники, набежавшие после перезагрузки, доедают последние крохи, не брезгуя перекусить слабыми соплеменниками. Пройдет некоторое время, и все закрутится по новой, ненадолго наполнив кластер жизнью и ужасом.

Но есть еще кое-что, совершенно неинтересное монстрам – материальные блага. Все, что нельзя сожрать, они игнорируют, а вот иммунные поступают так далеко не всегда. Зачем пренебрегать тем, что умерший город способен дать полный список необходимого, причем бесплатно, лишь по праву первопроходца. От тебя требуется лишь одно, и это не деньги, – просто успей опередить конкурентов. Но здесь Запад, далекий Запад, почти Пекло, сюда добираются немногие и нечасто, потому схваток за богатые «поляны» и прочего ажиотажа не наблюдается.

Карат вот добрался.

Почему бы и не прибрать к рукам бесхозное добро? Все равно ведь прямо сейчас выступать в дорогу рискованно, Шуст еще не полностью оклемался. Вот и выдалась возможность день за днем наведываться в мертвый город, устраивая короткие вылазки, не рискуя удаляться от воды. При малейшем шорохе мгновенный рывок назад, к лодке, и бегом прочь, на веслах или моторе.

Вчера, правда, схема дала сбой, но, к счастью, обошлось лишь потерей времени, а не здоровья или даже жизни. Следовательно, по суровым меркам Улья – удачно сходили.

Чтобы уменьшить риск, перед вылазками, на местах, где возможен скрытный подход, обустраивали акустические приманки. Твари тупые, громкие звуки не игнорируют, сбегаются со всех сторон, в том числе и с той, где им вообще не следует находиться, ведь именно там лежит то, что планируется прибрать к рукам.

Вчера отвлекающий маневр не очень-то задался, да и сегодня не обошлось без непредвиденных приключений. Но нельзя не признать, что итог вышел не хуже (а то и получше), чем обычно. Зараженных попросили отойти в сторонку столь настойчиво, что устоять никак невозможно.

Теперь осталось сделать то, ради чего этот маневр, собственно, затевался.

* * *

Карат, присев за раскуроченной до печального состояния малолитражкой, оглянулся. Спуск к воде не просматривался, но он не сомневался, что там, внизу, возле первой опоры моста так и болтается лодка. Борта ее обвешаны связками веток и стеблей камыша, Диана облачена в маскировочную накидку и приучена совершать поменьше движений. Издали, со стороны, разглядеть ее позицию можно, но зрение тварей, заточенное на движение, или резко выделяющиеся на местности предметы, зачастую напрочь игнорирует скучный с виду объект.

На мосту, который за спиной, никого не видать. Только остовы разбитых и чуть ли не в блины расплющенных машин. Чем это их так приголубили? Не похоже, что друг в дружку врезались. Танками подавили? Сомнительно, ничего похожего на тяжелую бронетехнику или неоспоримые следы ее действий Карат в городе ни разу не замечал. Возможно, кто-то, как это часто бывает со свежеприбывшими, сбрендил и катался, игнорируя все правила, на карьерном грузовике или чем-то подобном. Ну да какая разница, все это осталось в прошлом, а сейчас тыл чист, над головой Дианы опасности нет.

Подняв к глазам малогабаритный бинокль, Карат изучил противоположный берег, тянувшийся метрах в двухстах. Дорожки, по которым не так давно разгуливали не знавшие лиха горожане, безлюдны, среди зеленых насаждений ничего не просматривается.

Хотя…

Это ветка шевельнулась или нервишки шутят со зрением? Нет, всего лишь птица на тощем деревце резвится. Вот кому хорошо на свете живется, несмотря на беспечное поведение, Стиксу до пернатых добираться непросто. Правда, если подумать, здесь что-то не так. Ведь их сюда много заносит при перезагрузках, если зараженным они не по зубам, что получается? А получается, Улей давно должны были плотно заполонить воробьи, голуби, вороны, утки и прочие летающие создания. Но этого не наблюдается.

Почему?

Почему-почему?.. Да по кочану. Что-то не дает разрастаться поголовью птиц до неприличия. Стикс устроен сложно, поди пойми, что у него припасено для обладателей перьевого покрова. Неуместные мысли для того, кто пришел сюда заниматься важным делом.

А дело отличалось от всех прежних. На местном криминальном счету за Каратом и Дианой уже числятся ограбления двух полицейских машин и одной инкассаторской, обыск останков зараженных, коих горожане, прежде чем повторить судьбу мамонтов, успели переколотить немало, пополнение запаса продовольствия за счет местных магазинов и другие занятия, впрочем, не принесшие солидных дивидендов.

Но сейчас, возможно, все пройдет по-другому. В это место Карат сунулся не наобум. Как прочие районы действий, выбирал его тщательно, изучая берег с воды при помощи бинокля, а в особых случаях прибегая к мощной подзорной трубе. Вот и здесь она пригодилась, когда внимание привлекло отдельно стоящее невысокое здание с укрепленными массивными решетками окнами. При помощи мощной оптики удалось разглядеть мелкие детали, в том числе и скромную вывеску, на которой хватало полезной информации. Если ей верить, в этом магазине в хорошие времена торговали всем, в чем нуждаются туристы и рыболовы.

И про охотников тоже не забыли.

Гражданские винтовки и тем более ружья – не первостатейный товар для Улья, зато спросом пользуются повсеместно. Жаль, по соотношению цены и веса с ними в такой ситуации вряд ли имеет смысл связываться. А вот патроны – другое дело. Да, бронебойные охотникам не продают, но и для обычных покупатель найдется в любом стабе. Их популярность высока, расходуются быстро, сколько ни привези, пресыщения рынка не вызовешь.

Даже одна удачная ходка с вместительным рюкзаком может заметно поправить материальное положение. С учетом того, что насобирали на месте убийства скребберов и последующего разгрома команды бироновских прихвостней, очень даже неплохо можно приподняться. Хуже нет, если при поездке в дальние края попадешь в ситуацию, когда в кармане вошь на аркане. А это в Улье запросто, не забылось еще, как в Полисе попадали на большие деньги.

Одно хреново – магазин располагается слишком далеко от воды. Но зато путь к нему загроможден машинами. Когда все случилось, светофоры работать перестали, автомобильное движение парализовало, а вскоре и твари подоспели. Где-то техника даже сгореть успела, где-то разбита в хлам, где-то стоит как новенькая, но во всех трех случаях она поможет пробираться относительно незаметно.

Что там левее? Тройка бегунов? Карат теперь знает, где они, показываться на глаза не станет.

Спешка до добра не доводит. Вот и не торопился выбираться, раз за разом осматривал нагромождения машин, подворотни, остановки общественного транспорта и прочие места, где чаще всего ошиваются зараженные. Заметил еще несколько пар и троек бегунов, и один раз, далеко справа, промелькнул кто-то быстрый и большой. Детали разглядеть не удалось, но определенно не элита, что радует.

Выжав из первого укрытия все, что получилось, Карат переместился к другой машине, откуда открывалась возможность изучить пару скрывавшихся прежде участков.

И почти мгновенно заметил интересное – метрах в ста, выше по улице, на не загроможденном машинами пятачке, даже без бинокля удалось разглядеть полезные для иммунных вещи. Но оптика все же надежнее, и потому припал глазами к окулярам.

Так и есть: пара автоматов и ручной пулемет валяются бесхозно на асфальте. И зеленый рюкзак рядом с ними разлегся, в окружении живописно разбросанных магазинов. А что за ним? Ба, да это у нас цинк с патронами, по виду нераспечатанный.

Тот случай, когда стволы оставлять нельзя, ведь это армейское автоматическое оружие, да еще и под ходовой в этих краях патрон. Такой хабар везде с радостью заберут, дав побольше, чем за рядовые гражданские стволы из первого попавшегося магазина. И идти далеко не потребуется, путь удобный, подбирайся, хватай и оттаскивай к Диане. Считаные минуты займет, не нарушив планы.

То есть после можно успеть еще и к магазину сгонять.

Вот только Карат не торопился покидать укрытие, чтобы потом, прячась за машинами, с улыбкой идиота, узревшего цветастую игрушку, подбираться к разбросанным по асфальту материальным ценностям. А все потому, что новая жизнь научила его перед любым действием задавать себе простые вопросы. Особенно если на ровном месте с небес сваливается подарок. Дурак неминуемо обрадуется до слюней, а умный первым делом подумает, что никакой это не подарок, а самая что ни на есть приманка.

 

Вот что там делает все это добро? Почему лежит так, будто его не обронили в спешке, а разложили тщательно, на видном месте, чтобы желающие разглядывали богатства во всей красе? Ладно, допустим, рюкзак под завязку набит магазинами. Но почему, когда его скинули, они разлетелись четким кругом? К тому же он не выглядит рваным или открытым нараспашку.

И вообще, таким имуществом в Улье разбрасываться не принято, его пытаются тащить до последнего. А раз так, где же кости его хозяев или хотя бы пятна крови на асфальте? При нападении зараженных ее много проливается, непременно должна быть. Дождями размыло? Допустим, так и произошло. Как раз вчера утром хороший ливень прошел, с молниями и даже градом. Однако ткань рюкзака не выглядит влажной. Высохла? Так ведь по ней не скажешь, что ее вообще мочило, прибивая тяжелыми струями к земле.

Это все больше и больше смахивает на то, что принято называть «сыром в мышеловке».

И что еще можно разглядеть с нового места?

Да то же самое, что и с первого – мертвяки видны где угодно, но только не на ближайших подступах. Они игнорируют скопище машин, несмотря на то что здесь имеется немало удобных позиций, будто созданных для мелких групп бегунов. Им ведь так нравится часами выстаивать на местах, с которых открывается прекрасный обзор. Однако почему-то в этом случае решили сделать исключение.

Смысл? Ради того, чтобы Карату было удобнее прибрать трофеи? В такую доброту и отзывчивость не верилось совершенно.

А вот в то, что зараженные чем-то напуганы, очень даже верилось.

Чем? Что вообще способно напугать всех тварей в округе?

Карат, непрерывно озираясь и готовясь в один миг активировать свой единственный, не раз его выручавший дар, потянулся к разгрузке и сделал то, что позволял себе делать лишь в самых крайних случаях, – второй раз за этот день нажал на рации кнопку вызова.

Одна секунда. Две. Три.

Диана не отвечала.

Глава 4

Элита – высшая форма существования зараженных. Существует широко распространенное мнение, что со временем, прожив не одно десятилетие и употребив неимоверное количество высококалорийной и богатой белком пищи, она может перерасти в скреббера. Но в такое верят немногие, да и тема непопулярна для обсуждения, подняв ее, ты рискуешь схлопотать по морде (а то и пулю). Сильнейшие и опаснейшие создания, способные разобраться с самой серьезной бронетехникой и даже низколетящими воздушными целями. Их природная броня, усиленная тем, чему институтская братия до сих пор не смогла дать научное объяснение, предоставляет им защиту, позволяющую игнорировать большую часть угроз со стороны человека.

Есть и еще кое-что – настолько же необъяснимое, как завышенная прочность биологической брони. У элиты нередко наблюдается то, что иммунные называют дарами Улья, или, говоря проще – сверхъестественные способности. Никогда не знаешь, с чем столкнешься, выходя на такого противника. Тут тебе и маскировочный щит, позволяющий оставаться незаметным на открытой взорам местности; и сканер, при помощи которого твари замечают добычу за любыми укрытиями; и удары невидимой десятипудовой кувалдой по целям, находящимся за десятки метров, и многое-многое другое. Потенциально – беспредельный набор сюрпризов.

А еще элиту нельзя называть безмозглой – интеллектом она способна затмить некоторых иммунных (и не только недалеких). Нет, с ней вряд ли получится пообщаться на тему строения Вселенной, хитроумные головоломки чудовищам тоже неинтересны, зато перехитрить добычу – запросто.

Лакомая добыча элиты – человек, ведь с точки зрения зараженных, по гастрономическим качествам с ним способны соперничать лишь некоторые представители домашнего скота. Люди – не самые глупые создания, но и на них управа найдется.

Элита находчива и наблюдательна: умеет думать, сопоставлять и запоминать. Также существует обоснованное мнение, что она способна обмениваться информацией с себе подобными и младшими зараженными. Приметив что-то полезное, тварь не спешит это забыть и при первой возможности использует на охоте новое знание.

Излюбленный и простейший трюк развитых тварей – разместить в просматриваемом издали месте что-либо, представляющее интерес для иммунных. К примеру, это может оказаться недоеденная туша опасного зараженного с нетронутым споровым мешком – такое добро привлекает всех. Оружие и боеприпасы тоже имеют шансы пойти в дело. Но о таком рассказывают куда реже, ведь нечасто в лапы тварей попадает огнестрельное добро.

Этой вот попало.

А еще Карат в один миг понял, что элита засекла их еще при первом появлении, позавчера, когда он, на пару с Дианой, сидел в лодке напротив этого места и разглядывал подступы к магазину, начерно набрасывая план его ограбления. В это время откуда-то с берега за людьми, в свою очередь, следила пара крайне недоброжелательных глаз, а их хозяин тоже занимался планированием. Монстр вычислил, что именно заинтересовало людей, и пока они забавлялись с петардами и неудачными отвлекающими вылазками, приготовил свою ловушку.

Карат до сих пор жив, значит, западня не настолько уж продуманная. Но не факт, ведь Диана молчит, а это может означать, что элита добралась до девочки, заодно отрезав путь к отступлению ее спутнику. Девочка, возможно, мертва, а чтобы уйти по воде, придется прорываться в направлении, на котором действует опаснейший противник.

Все это вертелось в голове Карата уже на бегу – он, полностью забив на маскировку и осторожность, в открытую мчался назад, к мосту. Надо выручать Диану или хотя бы убедиться, что тревога ложная.

Команда у него крошечная, собранная в результате цепочки случайностей, а не по осознанному выбору, при желании можно попробовать подобрать напарников получше, посильнее. Но это Улей. Сила в Улье – прекрасно, но если речь заходит о выборе между силой и доверием, всегда следует выбирать последнее. И Диане, и Шусту Карат доверял как себе, что для столь людоедского мира – ценно. Оставить кого-то из них в беде?

Да ни за что!

На самый крайний случай – кое-какой запас сил остался. Если их не хватит для победы, можно попробовать уйти по воде. Элита, конечно, и там способна доставить неприятности, но возможностей на реке у твари поменьше, чем на суше.

И вообще, кто сказал, что у Дианы возникли проблемы? Может, рация забарахлила, ведь связь в Улье столь же непостоянна, как настроение легкомысленной барышни. Не исключено, что Карат сейчас дико сглупил, выдал себя отчаянным рывком, переполошив местных тварей, не соблазнившихся далекой шумовой приманкой. Может, и нет никакой элиты, давно ушла, или сидит где-то выше по улице, даже не подумав заходить с тыла, под прикрытием закованного в бетон берега.

А вот и тот самый бетон – спускается к мутной, замусоренной воде. А там, в направлении первой опоры моста, замерла лодка, в которой сидит Диана.

Нет, Карат не впустую себя накрутил – элита находилась именно здесь. Громадина возвышалась метра на два с половиной, и это с учетом того, что положение тела у нее скрюченное, а нижние конечности до середины бедер скрыты под мутной водой. Все атрибуты развитого монстра прилагались: массивные щитки костяной ткани, наросты и шипы на них, раздутая мускулатура, под давлением которой броне, должно быть, приходилось тяжко. И полная потеря всех намеков на происхождение, – уже не понять, человек или животное переродились в такую образину.

Лапы, которыми можно рвать легкую бронетехнику, тварь протянула к Диане, но не довела начатое до конца – кончики массивных когтей замерли в паре десятков сантиметров от лица девочки. А спутница вела себя в высшей мере странно: не орала от ужаса, не пыталась прыгнуть за борт или постараться поразить чудовище из своей неуместной в такой ситуации винтовки. Просто выпрямилась в лодке во весь рост, да так и застыла, будто изваяние. Локти прижаты к бокам, предплечья чуть расставлены, будто собиралась что-то отпихивать от себя, поза напряженная, взгляд неописуемый. Карату показалось, что он различил особенный цвет глаз, они будто засветились фиолетовым, хотя за десятки метров с его зрением такие детали недоступны.

Да и фантастичны.

Как, впрочем, и все остальное.

Что происходит? Нет, элита так никогда не ведет себя. Ей незачем растягивать удовольствие, наслаждаясь ужасом жертвы. Все, что монстру требуется – побыстрее отправить добычу в желудок. Но эта тварь даже не шевелится, она будто и впрямь окаменела.

Чертовщина какая-то.

Эти мысли у Карата проскочили все в той же обстановке, не располагающей к размышлениям. Трудно предаваться раздумьям, когда мчишься со всей возможной скоростью туда, куда приближаться очень не хочется. Он еще не знал, что станет предпринимать, зато прекрасно понимал, что издали такому монстру можно навредить лишь серьезным оружием, коего в руках не наблюдалось.

Значит, остается одно – приблизиться.

А там посмотрим.

Закидывая автомат за спину, вбежал в воду. За урезом плиты глубина резко выросла, Карат вмиг ушел под воду по пояс, но это почти не сказалось на скорости, потому что его простимулировала новая деталь – кривые когти, остановившиеся перед лицом девочки, нехорошо подрагивают. Может, такое и раньше имело место, просто не просматривалось издали. Это выглядело нехорошо, заставило мгновенно изыскать скрытые резервы быстроты.

Еще чуть-чуть, крохи. Сейчас придется пойти на самоубийственно опасный трюк – забраться на спину твари и лишь потом активировать умение. Сделать это раньше, конечно, никто не запрещает, но он будет вынужден столкнуться с сопротивлением водной среды, а в состоянии ускорения она противостоит движениям не хуже застывающего бетона.

Действительно смахивает на самоубийство, но страха нет – слишком много адреналина в крови. И слишком заметно, что элита явно не в себе, она даже не попыталась покоситься на шумно приближающегося человека. Не до него ей сейчас, другим занята.

И чем же?

Да какая разница…

Карат, с трудом оттолкнувшись от илистого дна, ухватился за пару массивных шипов, защищающих спину твари, подтягиваясь давно доведенным до автоматизма усилием, вошел в состояние ускорения. А дальше все пошло по накатанной, тут главное – ни в коем случае не задевать острые элементы брони монстра. Даже мимолетный контакт с ними может привести к серьезнейшим травмам. Дар хорош, чертовски хорош, но под его действием желательно вообще не прикасаться к твердому. Да так даже мягким можно себе навредить. Бывало, от простой одежды оставались кровоточащие ссадины, конкретно с этим натерпелся, пока свыкался.

Споровый мешок элиты прикрывался костяным капюшоном, так что доступ оставался лишь снизу. Но именно оттуда Карат и подбирался – удачно получилось. Удерживаясь одной рукой, без замаха повел второй, на которую, еще на бегу, успел нацепить выдернутый из разгрузки кастет с единственным, чуть приплюснутым массивным шипом. Надоело ломать ножи, практика показала, что столь грубое оружие куда долговечнее привычного клинкового.

На такой скорости без разницы, куда бить, но все же постарался попасть в щель между дольками, там оболочка послабее. Забив шип внутрь, повел руку назад, одновременно проворачивая оружие, калеча набитое черной паутиной содержимое. Даже незначительная рана в самом важном органе валит с ног любую тварь, будто паровой молот, а уж настолько серьезная не оставит ей ни единого шанса на месть.

Готово. Теперь надо слегка оттолкнуться, откидывая себя прочь, и тут же выключить дар, вернуться в мир нормальных скоростей.

Возвращение вышло эффектным – Карата отбросило метра на четыре, он влетел в воду с брызгами, шумом и потерей ориентации. Но ничуть по этому поводу не огорчился, ведь так и было задумано. Тварь не из мелких, кто знает, в какую сторону ей вздумается упасть, не хочется оказаться прижатым ко дну бронированной тушей.

Поднялся, отплевываясь, – оберегая автомат, ухитрился не позаботиться о себе, вот и наглотался грязнущей воды. Обернулся, нахмурился – позади не все ладно. Нет, монстр успел рухнуть, подняв волну, на которой слишком уж отчаянно раскачивается лодка – видимо, тварь, падая, на совесть ее зацепила. Но это ерунда, посудина не из хлипких, и не такое может выдержать. А вот то, что Диана пропала с глаз, – хреново.

Не переставая отплевываться, помчался назад. Не раздумывая, заскочил на подрагивающую в агонии ножищу твари, запнувшись о некстати подвернувшийся шип, сумел удержаться от падения, добрался до возвышающегося над водой туловища, оттуда шагнул в лодку.

Диана лежала спиной на залитом водой дне, руки ее безжизненно раскинулись в стороны, закатившиеся глаза не закрылись и выглядели мертво-белыми. Карат, не теряя время на прощупывание пульса и определение дыхания, с ходу влепил неслабую пощечину и удовлетворенно убедился, что тактика себя оправдала – девочка издала неопределенный звук и зажмурилась.

 

Живая, а это главное, ведь все остальное Улей лечит.

Элитнику хана, но все еще только начинается. Замысел с петардами сработал лишь частично, далеко не все твари повелись на шум. По их первоначальному плану Карату следовало еще и пожар в той многоэтажке устроить, дабы и зрение зараженным взбудоражить, но забравшаяся в здание стая не оставила на это времени. В общем, мертвяков в округе немало, часть из них, без сомнения, заметила беспечно бегающего человека, и они уже мчатся сюда, да еще и урчат на ходу – вон самого голосистого прекрасно слышно. На такой призыв набегут и те, которые ничего не увидели, скоро здесь станет слишком весело.

Ладно, пускай веселятся, но без Карата с Дианой.

Оставив девочку в покое, вернулся назад, на тушу. Тварь зарылась в воду мордой и, похоже, уткнулась в камень на дне или во что-то другое. Затылок остался на поверхности, упускать возможность поживиться – великий грех для любого иммунного. Время терпит, вокруг устроившей засаду элиты образовался своеобразный круг отчуждения, куда не рисковали с ходу соваться прочие зараженные. Теперь им понадобится время, чтобы перебороть себя, да и страх перед опаснейшим монстром негативно сказывается на их скорости. Самые слабые и тупые даже не рискнут приближаться к туше, так и будут толкаться в отдалении. Карат такое наблюдал не раз, достаточно вспомнить самую первую встречу с Шустом, когда тот отпугивал новоиспеченных мертвяков головой развитого лотерейщика. Интеллекта у такой мелкоты, само собой, с наперсток, но и на тварей покруче удается воздействовать. Там, главное, чтобы устрашающий фактор выглядел покруче.

Свежая туша элиты очень даже подходит для этого.

Выдернуть из разгрузки специальный нож – с полноценной ухватистой рукоятью, но очень коротким и толстым лезвием с необычным изгибом клинка. Его еще чуть-чуть доработать, и получится открывалка для консервов. Весьма удобно, когда тебе придется в темпе вскрывать споровый мешок.

А в последнее время Карат то и дело сталкивается с ситуациями, когда это приходится делать в высшей степени поспешно.

Вбить острие в углубление между «дольками», с силой, с хрустом раздираемой оболочки, потянуть на себя. Теперь сунуть клинок чуть глубже и рвануть в сторону, устраивая прореху, в которую без помех проберется ладонь. Выхватить один из припасенных для таких случаев пакетов из плотного пластика, раскрыть, вывалить паутину, в которой, оплетенные черными нитями, укрываются невзрачные на вид, но ценнейшие сокровища.

Дело сделано, теперь остается последнее – унести отсюда награбленное.

И свои шкуры.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»