Враг моего врага…Текст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Если воцарится мрак Быть может, мы увидим свет? Когда к нам взывает смерть, Быть может, нам отозваться? Когда возвратятся сомнения, Быть может, вера проникнет в наши шрамы? А когда мы поддадимся на соблазн, Быть может, мы не отринем свои идеалы? Все грешники – в будущем Все святые – в прошлом Начало, конец Всё станет прахом.

(Из песни группы METALLICA «Now That We're Dead»)

ГЛАВА 1.

Август 8662 года Атомной Эры,

Южная Галактическая Периферия,

территория Свободных Миров Карибской Впадины,

система двойной звезды Альбукерке,

четвёртая планета – Иберия,

Великая Равнина,

территория аграрного консорциума «Фернандо Алонсо и сыновья».

Тяжёлый двухканатный грейферный ковш ощутимо приложился о левый борт кузова наземного грузовика широко распространённой на Иберии марки «Элефант» дакотской компании «Камминс Атомикс», заставив его закачаться от удара. Тут же в открытое окно кабины высунулась голова водителя – молодого черноволосого парня, одетого в серый рабочий комбинезон, чьи рукава были закатаны по локоть, а глаза закрывали фототропные солнцезащитные очки.

– Hola, Isabella – mas con precaucion alli! Esto es para ti, no es el terreno el vagon abultar! Tu mismo me entero de un camion de romper puedes! – крикнул он на иберийском эспаньоле, демонстрируя белозубую улыбку, адресованную оператору самоходного крана на гусеничном шасси. – Yo tuve que torpe carnero en la carga de la terminal de puerto estelar debidamente!

– Не беспокойся, Мигель! – на том же языке прокричала ему оператор крана – молодая привлекательная рыжеволосая девушка, одетая точно так же, как и водитель грузовика, только помимо солнцезащитных очков, её волосы, собранные на затылке в пышный хвост, перехватывал ещё и обруч гарнитуры коммуникатора. – Это я для того, чтобы ты там не заснул!

– Да я и не сплю вовсе! – Мигель Алонсо сердито погрозил девушке пальцем.

– А что тогда делаешь? – грейфер, скрипнув, раскрылся и в кузов тяжёлого «Элефанта» густым плотным потоком заструился настоящий зернопад. – С Майей треплешься?

– Эй, сестрица – а вот это уже не твоего ума дело! – Мигель сделал страшное лицо. – Ты лучше за ковшом следи!

– А я что делаю?

Ковш, качнувшись, снова задел борт грузовика.

– Изабелла! – взвыл Мигель.

– А? – девушка, как ни в чём не бывало, закрыла «челюсти» грейфера и ловко и быстро подняла его в воздух, одновременно поворачивая кабину крана в сторону огромной кучи зерна, чью высоту можно было сравнить с высотой дома эдак этажей в пять-шесть. – Не нравится, как я работаю – грузи себя сам! Как это делает Марко Пиледжи!

– У Марко зуд в жопе! – буркнул себе под нос Мигель, однако Изабелла прекрасно его расслышала благодаря гарнитуре коммуникатора. – Если ему нравится скакать туда-сюда, то это его личное дело! А я не стану прыгать из одной кабины в другую! Так что давай, сестричка – грузи меня, и пошустрее! Каждый лишний час простоя лихтера в порту Сантьяго стоит немалых денег! А элеватор там ещё не заполнен до конца!

– Как-будто я этого не знаю! – проворчала Изабелла, захватывая очередную порцию зерна.

Наконец, последний ковш был опорожнён и Изабелла, ловко развернув кабину своего крана на девяносто градусов, ударом правой ноги застопорила педаль тормоза, одновременно левой рукой передвигая рычаг фиксатора, удерживающего кабину в неподвижном положении. Взглянула в окно.

Мигель, махнув рукой из кабины своего грузовика, запустил двигатель. Мощный шестисотсильный мотор «Элефанта» плавно заурчал, набирая обороты, и тяжёлый грузовик, доверху гружёный отборным пшеничным зерном, тронулся с места. Водителю предстояло преодолеть сто десять километров до грузового космического порта Сантьяго, где зерно должно было отправиться через элеватор в огромные трюма межзвёздного лихтера юкатанской транспортной компании «Космические Коммерческие Перевозки», который по окончании загрузки должен был взлететь с Иберии и взять курс на одну из самых богатых и густонаселённых планет Южной Галактической Периферии – Амавию, которая постоянно нуждалась в продовольственных поставках из так называемых «аграрных» миров Карибской Впадины. Платили амавийцы хорошо и без задержек и обмана, а после получения денежных средств иберийское правительство, конкретно – Министерство Сельского Хозяйства – распределяло их между аграрными консорциумами и сельскохозяйственными кооперативами соответственно их доле в общепланетных поставках продовольствия. И вот уже на протяжении десяти лет агроконсорциум «Фернандо Алонсо и сыновья» являлся безусловным лидером в межзвёздном экспорте продовольствия.

На погрузочную платформу, натужно гудя турбинами, взобрался следующий грузовик – старичок «Мохаве», прошедший уже четыре капитальных ремонта, но всё ещё колесящий по просторам планеты. Его владелец и водитель Соломон Фоссел упорно отказывался менять этот реликт на более современную модель, навроде дакотского «Элефанта» или байкальского «Мамонта», объясняя этот свой бзик тем, что на этом грузовике ездил ещё его дед. Это обстоятельство служило поводом для многочисленных шуток, но Соломон не обращал никакого внимания на дружеские подколки и язвительные замечания на сей счёт.

«Мохаве», издав резкий звук при торможении, качнулся на платформе и замер, намертво зафиксированный стояночным тормозом. Из кабины высунулся Фоссел, приветливо махнул рукой Изабелле и кивком головы указал на пустой кузов своего грузовика.

– Насыплешь мне чуток зерна, Белла? – услышала девушка в наушниках коммуникатора спокойный голос Соломона. Фоссел являлся коренным иберийцем, хотя его предки происходили с планеты Гаратоль, расположенной в системе 212 Страуса, что находилась севернее Иберии парсек эдак на триста. Сюда, на Иберию, их вынудила переселиться космическая война, которую вели между собой две соседние с Гаратолем планеты – Лингар и Солбурн. Гаратоль был тут совершенно ни при чём, но кто будет спрашивать мнение жителей скромного мирка, который оказался меж двух индустриальных гигантов Южной Периферии, делящих сферу влияния? Соломон, что греха таить, нравился Изабелле за свой спокойный уравновешенный характер и за умение быстро и решительно поставить любого наглеца на место. Ну, и к тому же, Фоссел был довольно симпатичным парнем.

– Чуток – это сколько? – улыбнулась Изабелла.

– Как обычно, – услышала она в ответ.

Кивнув сама себе, иберийка сноровисто развернула кран и с ходу впечатала ковш грейфера в гору зерна.

На коммуникационной панели вспыхнул сигнал входящего вызова и перед девушкой развернулся видеообъём, из которого на неё воззрилось суровое лицо её старшего брата Диего, который в консорциуме Алонсо занимался вопросами безопасности и технического обеспечения. Для Изабеллы Диего был непререкаемым авторитетом, и не только в силу возраста – тридцать четыре года против её двадцати шести. В своё время Диего Алонсо отслужил шесть лет по контракту в Десантных Войсках Астраханской Федерации – своей армией Иберия, увы, похвастаться не могла, если не принимать в расчёт немногочисленные подразделения Планетарной Гвардии и скромные Силы Системной Обороны, что, вне всякого сомнения, пошло на пользу всей семье Алонсо и консорциуму, которым она владела вот уже на протяжении шести поколений.

– Слушаю, Диего! – отозвалась девушка, начиная загрузку «Мохаве» Соломона.

– Иза – у нас небольшое изменение в рабочем расписании, – услышала она голос Диего. – После Фоссела на загрузку становятся Кальдерон и Васкес, затем на сегодня всё.

– А Пиледжи? – слегка удивилась Изабелла. – Он должен был встать на загрузку перед Васкесом.

– Марко сломался. Просто встал посреди дороги – и всё. Фрайг разберёшь, что там с его грузовиком приключилось. Доминик сейчас его на трале тащит в Сан-Рафаэль. Марко пытался починиться, но так и не смог понять, в чём загвоздка. Машина просто заглохла и отказывается заводиться. Надо загонять грузовик в ремонтный бокс и там уже разбираться. Если уж такой спец, как Марко, не смог понять, что случилось… – Диего развёл руками. – Как бы не пришлось вызывать техников из Сан-Анджелеса.

– Ого! – только и сказала Изабелла. Вызов техников из столицы обошёлся бы консорциуму в звонкую монету, но если иного выхода не было, то придётся так и поступить. – Хорошо, Диего, я тебя поняла.

Диего Алонсо кивнул сестре и пропал из створа видеопередачи.

Где-то далеко, у самого горизонта, в ярко-синем небе возникла быстро движущаяся чёрная точка. Изабелла заметила её краем глаза, но внимание своё на неё не переключила, так как именно в этот момент она подносила очередной ковш с зерном к машине Фоссела. Очередной грузовой звездолёт, идущий на посадку в Сантьяго – чем ещё могла являться эта точка? И лишь когда знакомого звука рассекаемого корпусом космического корабля воздуха не последовало, Изабелла недоумённо оглянулась по сторонам.

Звездолёт, который она заметила минутой ранее, вовсе и не думал двигаться в сторону грузового космопорта. Снизившись над руслом реки Итуральде, он миновал агрокомплекс по пологой дуге, пролетев от него километрах в пяти-шести, и девушке не удалось как следует разглядеть, что это был за корабль. По крайней мере, очертаниями своими он не походил на межзвёздный лихтер, да и размерами – тоже. Изменив траекторию полёта, неизвестный звездолёт взял курс на расположенный по ту сторону Галисийских гор главный космопорт планеты – Сан-Анджелес, до которого отсюда было порядка двух тысяч шестисот километров.

Изабелла равнодушно пожала плечами и захватила ковшом очередную порцию зерна. Подумаешь – звездолёт! Хотя Иберия и считалась периферийной планетой, глушью всё-таки систему Альбукерке назвать было трудно. Это вам не Аквилония или Таурус, расположенные чуть ли не на самой границе спирального рукава – до Байкала отсюда было сто шестьдесят четыре парсека, а до Амавии – восемьсот восемнадцать. Это много, конечно, расстояние до Амавии, однако до границы территории, находящейся под контролем Корпоративного Правления Эльсинора, было ещё дальше – пять тысяч пятьсот семьдесят два парсека. Система Альбукерке находилась на пересечении сразу трёх космических коммерческих линий – Дакота-Иберия-Пинемюнд-Гания, Алур-V-Иберия-Астрахань и Наор Хасса-Иберия-Чанунга-Кабинда-Денгар. Отсюда, естественно, стратегическое положение системы, а то обстоятельство, что единственная обитаемая планета системы – Иберия – обладала мягким тропическим климатом и плодородными почвами и урожай можно было снимать по два-три раза в год (который здесь был длиннее стандартного галактического и равнялся четырёмстам сорока шести дням семи часам сорока трём минутам семнадцати секундам), делало систему Альбукерке одним из основных поставщиков продовольствия для нескольких десятков звёздных систем. Одно только было плохо, на личный взгляд Изабеллы – Иберия практически была безоружной планетой. Шестьдесят тысяч гвардейцев Планетарной Гвардии и три эскадры Сил Системной Обороны во главе с флагманом – крейсером дакарской постройки проекта «861» – вот и вся армия. Для отражения массированного нападения, если бы вдруг кому-нибудь пришло в голову напасть на Иберию, этого явно было недостаточно. Конечно, сюда можно было добавить местные полицейские силы, но согласитесь, что вооружённый бластером и станнером блюститель закона мало что мог противопоставить, скажем, астраханским космическим десантникам или хассианским штурмовым пехотинцам. Но, хвала духам Космоса, никто нападать на Иберию вроде как не собирался. И жителей планеты такое положение дел вполне устраивало.

 

Помахав Изабелле из кабины своего реликта и послав девушке воздушный поцелуй, Соломон запустил двигатель и, медленно скатившись с погрузочной платформы, повёл свой «Мохаве» в сторону дороги с покрытием из армированного дасфальта, что вела с территории комплекса в направлении шоссе, соединяющему Сантьяго и расположенный в двадцати двух километрах юго-западнее агрокомплекса городок Сан-Рафаэль. А на его место тотчас же взгромоздился огромный денгарский восьмиколёсный «Катерпиллер» Рамона Кальдерона.

– Иза – ты слышала последние новости из порта? – тут же раздался в гарнитуре коммуникатора бойкий голос Рамона, которого беззлобно прозвали «радио Кальдерон». Если кому-нибудь было нужно узнать какую-либо новость или получить сведения о ком-либо или о чём-либо – этот «кто-нибудь» мог смело обращаться к Кальдерону.

– Нет, конечно, – отозвалась девушка, опуская ковш грейфера в зерно. – А что такое?

– Вчера в Сантьяго приземлился транспортник с Лоргара, – Рамон назвал планету в системе 98 Сфинкса, расположенную в ста семи световых годах от Иберии, – привёз для кооперативов Андретти и Полякова запчасти для сельскохозяйственной техники и опреснители для фермеров Санта-Коломы. Я разговаривал с одним из космонавтов, и он сказал, что в районе Кирианского Провала опять неспокойно. Две недели назад неизвестный крейсер там атаковал суперкарго с Амавии, который следовал на Азенкур. Амавийцам повезло – они оторвались от крейсера в поясе астероидов вблизи орбиты шестой планеты Уктара.

– Опять кто-то выполз на космические линии? – ковш опустился в кузов «Катерпиллера» и, раскрывшись, высыпал туда пару тонн пшеницы.

– Похоже, что да. Амавийцы и астраханцы вроде как собираются провести совместную операцию по выявлению пиратов, да только затея эта кажется мне не совсем удачной.

– Это почему? – не поняла Изабелла.

– Сама посмотри, Иза – пираты эти появляются из ниоткуда и пропадают в никуда. Либо они очень хорошо знают этот квадрант и их база очень умело замаскирована – либо они вообще не из нашего сектора.

– А какой смысл пиратам, скажем, из сектора Сто Пятьдесят Два, орудовать в Двести Одиннадцатом? – не поняла Изабелла. – Типа, здесь глухая периферия и планеты отсталые? Про Амавию, Байкал, Дакоту и Астрахань так не скажешь. Амавия и Астрахань вообще по уровню развития мало в чём уступают таким мирам Директората, как Деллат и Тигона. Да и Байкал с Дакотой и Денгар с Иссом тоже не отнесёшь к числу бедных миров! Я всё же думаю, что они отсюда, вот только откуда именно?

Нападения пиратов на коммерческие звездолёты в районе Кирианского Провала начались примерно девять лет назад и с той поры никому ещё не удавалось прищучить мерзавцев. Дакотианцы и пандорианцы несколько раз посылали туда свои боевые корабли, которые, казалось, прочесали в той части космоса каждый астероид – без толку. Денгар даже отправлял туда целую эскадру своего Флота – тоже никаких результатов. Пираты словно знали о готовящихся рейдах (Изабелла полагала такой расклад событий вполне допустимым) и обнаружить их так и не получилось. После этих рейдов боевых кораблей различных планет нападения прекращались, но лишь ненадолго. Проходило некоторое время – и пираты снова принимались за свои грязные делишки.

– На этот вопрос никто пока не знает ответа, – сказал Кальдерон. Он хотел было ещё что-то добавить, но тут на панели коммуникатора, что была расположена сбоку от пульта управления краном, загорелся зелёный огонёк входящего вызова.

– Извини, Рамон, но у меня тут входящий сигнал на другой линии, -произнесла Изабелла. Переключив канал связи, девушка быстро перенастроила коммуникатор, после чего услышала негромкий спокойный голос Фоссела.

– Белла – это Соломон, – проговорил Фоссел. – У меня к тебе есть дело… небольшое…

– Я слушаю тебя, Сол! – улыбнулась девушка.

– Судя по всему, я вполне успею добраться до порта и выгрузиться засветло. Значит, в Сан-Рафаэле я буду ближе к вечеру…

Фоссел замолчал, но связь по-прежнему продолжала работать.

– Сол? – Изабелла поняла уже, к чему клонит Фоссел, но ей захотелось услышать подтверждение своих мыслей из уст Соломона.

– Я… кхм… тут подумал… – на пару секунд в эфире снова воцарилась пауза, – быть может, нам стоит… э-э… поужинать вместе… да, кхм…

Фоссел издал ещё пару невнятных звуков и умолк.

– Нисколько не возражаю! – улыбнулась Изабелла. – У меня ещё две машины на загрузке – Пиледжи сломался, так что время подготовиться у меня будет!

– Да, я видел его машину на трале Доминика, – донеслось до неё по каналу связи. – Думаю, что полетел блок управления двигателем. Марко мне объяснил ситуацию, а у «Катерпиллеров» это бывает. Дело там в одном… впрочем, неважно. Так ты согласна, Белла?

– Конечно, Сол!

– Мм… если нам встретиться часиков в девять у кафе Санчеса?

– Хорошо. В девять, у кафе Санчеса.

– Отлично, – голос у Фоссела был такой, словно он только что прошёл дистанцию супертриатлона на планетарном чемпионате по лёгкой атлетике. – Надеюсь, мой старичок меня не подведёт!

– Сплюнь трижды, Сол! – засмеялась Изабелла. – Кстати – а ты не видел, что там за корабль в сторону Сан-Анджелеса над Равниной прошёл?

– Точно не скажу, но по виду – боевой звездолёт, – ответил Соломон. – Похож на миноносец, но с такого расстояния я мог и ошибиться. Но одно могу сказать точно – корабль не иберийский. А что?

– Да так просто… раз боевой… Правление?

– Не знаю, Белла. Эльсинор отсюда далеко, но ни для кого не секрет, что корабли Директората последние полвека очень часто появляются на востоке Периферии. Оно и понятно – после разгрома в прошлом веке Адонии и их союзников-ралан и присоединения к своим территориям миров баронов Бальдура, технократов Каладана и тренторианских планет, Эльсинор стал ещё более могуществен. Ты знаешь, что Сиврон, Дируно, Лансфорд и Ку-Эйн признали над собой протекторат Правления? И на подходе Астраханская Федерация?

– Серьёзно? – удивилась девушка, давая знак Кальдерону, чтобы тот съезжал с платформы, освобождая место замаячившему у въездных ворот погрузочного терминала грузовику Константина Васкеса.

– Разве я похож на шутника? – в наушниках послышался смешок. – Тебе ведь прекрасно известно, что если какая-нибудь планета признаёт над собой протекторат Эльсинора, то она фактически становится входящей в Правление. Плюсы огромны, что есть, то есть, но не всем это нравится. Военно-технократическая меритократия с авторитарным уклоном – не все могут поступиться своими принципами. Особенно, если кто-то привык запускать руку в государственный карман, а у Полиции Безопасности с такими деятелями один разговор – виселица или каторга… В общем, в девять у Санчеса?

– Да, конечно!

– Тогда до вечера, Белла.

Фоссел отключился, оставив Изабеллу сидеть за пультом управления краном с мечтательно-довольной улыбкой на губах.

Кафе Эрнесто Санчеса, известное не только всему Сан-Рафаэлю, но и ближайшим окрестностям радиусом эдак километров в пятьдесят от городка, располагалось на центральной улице и представляло собой аккуратное двухэтажное строение из светло-серого полибетона, выстроенное в классическом новоиспанском стиле. Первый этаж здания занимало собственно кафе с кухней и обеденным залом, в котором одновременно могло разместиться до шестидесяти человек, и который был обставлен, как говорится, просто, но со вкусом. Второй этаж целиком был отведён под жилые апартаменты семьи владельца кафе, уроженца Новой Испании Эрнесто Санчеса, прадед которого перебрался на Иберию подальше от царившего тогда в Лукрецианской Лиге бардака.

Изабелла прибыла на место за полчаса до назначенного Соломоном времени. Припарковав свой кар – изящный наземный мобиль популярной на Дакоте модели «себринг» – на парковочной площадке напротив кафе, она придирчиво осмотрела себя с головы до пят. Не найдя никаких изъянов, Изабелла перенесла своё внимание на висящее в салоне зеркало заднего обзора и тщательнейшим образом рассмотрела своё отражение. Посчитав, что и здесь всё в должном порядке, Изабелла, переключив встроенный в ручной инфор портативный коммуникатор в дежурный режим, поудобнее устроилась в водительском кресел и стала ждать появления Фоссела.

Посетителей в кафе, вопреки ожиданиям, было не так уж и много. Девушка разглядела сидящую за одним из столиков, что располагался у огромного панорамного окна из поляризованного глассита, чету Мендоса, у которых сегодня был выходной, и с которыми семья Алонсо была очень дружна. Альфредо Мендоса в консорциуме Алонсо являлся одним из трёх вице-директоров, а его супруга Мария занималась вопросами продовольственного снабжения работников консорциума. Их единственный сын Тобиас служил в Силах Системной Обороны в чине капитан-лейтенанта на фрегате «Пауло Фернандес», и насколько Изабелле было известно, в данное время находился на военной базе, что располагалась на соседней с Иберией планете – укутанной плотной хлорной атмосферой Кордове. Через два столика от них девушка разглядела Камиллу Фуэнтес, чья свадьба с Гектором Дэвидсоном должна была состояться через неделю. Как лучшая подруга Камиллы, Изабелла была, естественно, приглашена, и девушка очень надеялась, что туда она пойдёт не одна. И к этому, надо сказать, имелись все предпосылки.

(Когда-то один древний философ, чьё имя и родная планета уже забылись в памяти, сказал: «Ни одно разумное существо в нашей Галактике не может угадать, когда Колесо Судьбы сделает свой очередной поворот». Возможно, он был не так уж и неправ, так как именно сейчас это самое Колесо по какой-то непонятной никому из живых существ причине совершило резкий поворот, вследствие чего для многих из тех, о ком сейчас идёт речь, в скором времени всё должно было измениться. И совсем не в лучшую сторону.)

Изабелла взглянула на таймер, встроенный в приборную панель «себринга». И как раз в этот момент из-за поворота показалось такси, едущее прямо в её сторону. Девушка внезапно заволновалась – она прекрасно знала, что, кроме «Мохаве», у Соломона не было другой машины, но вряд ли Фоссел стал бы отправляться на свидание на грузовике. Это не Мигель – с братишки станется заявиться на какое-нибудь торжественное мероприятие на своём «Элефанте» и потом удивляться, чего это все над ним смеются. Соломон отличался скромностью и выдержкой, так что, скорее всего, это был именно он.

Такси остановилось прямо напротив входа в кафе и из него появился Соломон Фоссел. При его виде Изабелла даже подалась вперёд, едва не впечатавшись при этом грудью в панель управления своего мобиля.

Прежде она ни разу не видела Фоссела в таком виде. Конечно, на огромный букет горного двенадцатилистника, что держал в левой руке Соломон, она сразу же обратила внимание, но затем её взгляд сфокусировался на самом Фосселе. Таким его девушка ещё ни разу не видела. С аккуратно подстриженной бородкой и с аккуратно же собранными в «хвост» длинными волосами, одетый в строгий костюм-«двойку», пошитый на локрисский манер, Соломон и выглядел, словно настоящий аристократ с Локриса. Особенно данное впечатление подчёркивали его неизменные очки классического стиля с фототропными линзами.

Оглядевшись по сторонам, Фоссел заметил припаркованный «себринг» Изабеллы и уверенной походкой направился в ту сторону. Девушка, стремясь поскорее вылезти из машины, завозилась и открыла дверцу как раз в тот момент, когда Соломон очутился подле кара.

 

– Для самой прекрасной девушки на всей Иберии! – провозгласил Соломон, протягивая Изабелле букет. – Надеюсь, я не слишком задержался?

– Да что ты – это я, напротив, притащилась слишком рано! – ляпнула Изабелла и, сообразив, какую ерунду она только что сморозила, густо покраснела. Взяв букет, она аккуратно положила его на здание сиденье своей машины, после чего взглянула на Соломона. – Сегодня в кафе народу не слишком много, так что место мы там однозначно найдём. Пошли?

– Сеньорита – прошу вас! – Фоссел галантно оставил в сторону правую руку, приглашая Изабеллу. Девушка взяла кавалера под руку и…

И всё. Дойти до кафе Санчеса они так и не смогли. Почти одновременно встроенный в ручной инфор Изабеллы коммуникатор издал тональный сигнал входящего вызова, а над городом разнёсся протяжный вой сирен гражданской обороны.

– Что это? – Соломон непонимающе огляделся по сторонам.

Изабелла не ответила Фосселу. Включив коммуникатор, она внимательно всмотрелась в возникшую над инфором миниатюрную голограмму своего брата, Диего.

– Изабелла – ты меня хорошо слышишь? – без предисловий спросил Диего.

– Да. Что случилось, Диего?

– Чрезвычайная ситуация! – отрывисто бросил тот. – Немедленно возвращайся в Эль-Кораль!

– Да что произошло?!

– Не по коммуникатору, Иза!

Голограмма Диего исчезла. А мимо ничего не понимающих Изабеллы и Фоссела промчались сразу три полицейских кара и броневик Гвардии. На большой скорости миновав пересечение Коронадо и Секста Децима Калле, кавалькада проследовала куда-то в сторону военного аэродрома Монте-Ларго, скрывшись за углом торгового центра «Эль-Морро».

– Похоже, стряслось что-то серьёзное, – пробормотал Соломон, хмуро глядя вслед пронёсшимся полицейским карам и броневику. – Надеюсь, с комплексом это никак не связано.

– Полиция двигалась в сторону Монте-Ларго, так что это вряд ли, – рассеянно отозвалась Изабелла. Потом, словно очнувшись, потянула к своей машине Фоссела. – Поехали, Сол! Нужно узнать, что случилось!

– А твой брат? – Фоссел не тронулся с места. – Мне кажется, что сеньор Алонсо не будет рад видеть меня в Эль-Корале.

– Это его проблема! – отрезала Изабелла, буквально впихивая Соломона в салон «себринга». – Он мне свидание сорвал – вот пусть и шипит от злости, если уж так ему это нравится! А я поступлю по-своему!

Фоссел, улыбнувшись этим словам Изабеллы, уселся на соседнее с водительским сиденье и пристегнул ремень безопасности. Он хорошо знал, что машину единственная дочь Фернандо Алонсо водила так, как не каждый мужчина водит. И пристегнуться следовало не только согласно предписаниям правил дорожного движения…

Хэй! Ты сломлен!

Хэй! Ты сокрушён!

И смерть идёт за тобой!

В ловушке на острове, затерянном в море,

Потерпевший кораблекрушение – вот кем ты закончишь свои дни.

(Из песни группы ALESTORM «Shipwrecked»)

Пространство Южной Галактической Периферии,

район Вессалианского Рифта,

система тройной звезды Ракхгор,

пятая планета – Басцуда.

Горячий ветер, дувший весь день со стороны пустыни Балкор-ба-Шарахх, к вечеру сменился на прохладный бриз, дувший со стороны морского залива, что лежал в двадцати километрах от гряды пологих песчаных холмов, отделявших Шарахх от морского побережья. Звуки, доносящиеся со всех сторон, заставляли нервно озираться идущего вдоль гряды гуманоида в грязной порванной одежде, имеющей некоторое сходство с полевой формой даль-разведчика Правления, однако без каких-либо ранговых нашивок на изодранном кителе, и крепко сжимать в четырёхпалых руках лазган. Он хорошо понимал, что в его теперешнем состоянии – левая нога ксеноса была повреждена в колене во время жёсткой аварийной посадки его космического корабля, дым от которой был всё ещё хорошо виден – боец из него никудышный и от преследования ему не уйти. И это очень не нравилось гуманоиду, которого звали Теран Варсс и который принадлежал к расе фот с девятого спутника газового гиганта Нимаблу, расположенного в звёздной системе Цоокт, на самой границе Периферии, всего в двадцати семи парсеках от планеты Наджаф, входящей в подвассальный Правлению Ганианский Эмират. В том, что преследование обязательно будет, Варсс нисколько не сомневался. Ибо алтазианец Джифф Роканн был не из тех, кто так просто упускает свою добычу. А от Басцуды до внешнего астероидного пояса системы Ракхгор, где охотник за головами и подловил фота, было всего лишь одиннадцать единиц – для нормального звездолёта вообще не расстояние.

Варсс споткнулся о попавшийся ему под ноги камень и замер, прислушиваясь к раздающимся отовсюду звукам. Нет, вроде ничего подозрительного. Зверьё его особенно не тревожило – лазган-то зачем? – но Роканн мог появиться в любой момент. Алтазианец слыл одним из лучших охотников за головами на всей Периферии, наряду с онтарианцем Раулем Торресом, и отличался прямолинейностью и использованием грубой силы при выполнении своих заданий от нанимателей. «Грубая сила» в случае с Роканном заключалась в использовании алтазианцем пульсатора – тяжёлого излучателя, способного одним выстрелом спалить легкобронированный полицейский мобиль. Обычно подобное оружие не использовалось в качестве ручного, но благодаря встроенному в боевую броню Роканна мускульному усилителю алтазианец с лёгкостью таскал с собой пульсатор. Варсс знал, что последнее, что слышит тот, в кого стреляют из такой вот пушечки – это шипящий звук разряда ионизированной плазмы, превращающий живое существо в облачко пара. Но пока вокруг всё было тихо. И проклятый алтазианец куда-то подевался после того, как подбил скиф Варсса одним-единственным выстрелом тяжелотактного лазера. Словно потерял к фоту интерес. Однако Варсс прекрасно знал, что Роканн никогда не бросает начатое.

Теран Варсс, контрабандист-фот с Оссаки, единственного крупного и обитаемого спутника газового гиганта Нимаблу, зло скрипнул всеми своими сорока двумя зубами и пробормотал себе под нос длинное забористое ругательство на своём языке. В его случае получилось, как говорили хомо, а именно – жадность фраера сгубила. Подрядившись на нелегальную перевозку груза с Нестины на Рейвенлок, фот польстился на довольно солидную сумму в двести тысяч амавийских гульденов – за эти деньги на Амавии или на Тортуге можно было купить подержанный карго, но в детали предпочёл не вникать. А зря. Груз оказался более чем нелегальным – крупная партия «эс-227», синтетик-наркотика, объявленного по всей Галактике, как, впрочем, все синтетические наркотические вещества, вне закона. Хорошо ещё, что здесь Южная Периферия, а не территория Корпоративного Правления – там звездолёт, заподозренный в перевозке наркотиков, патрульные корабли «безполов» просто расстреливали без предупреждения. Но и тут хватало тех, кому не терпелось всадить в корму такому вот «перевозчику» фотонную торпеду или ракету с термоядерной боеголовкой. Скорее всего, тот дебил-дилер, что всучил ему этот проклятый всеми духами и демонами космоса груз, был под колпаком астраханской полиции, иначе как тогда объяснить то обстоятельство, что Джифф Роканн так быстро вышел на его след?

Где-то далеко за спиной Варсса глухо прогрохотало и вечерние сумерки озарила яркая вспышка. Фот поморщился, и не только от того, что довольно неловко наступил на больную ногу. Взорвался двигатель скифа – теперь только слепой не найдёт место крушения звездолёта контрабандиста. Нет, надо было же ему влезть в это дерьмо! Теперь нужно ждать прибытия Роканна. И чутьё подсказывало фоту, что этого момента ждать осталось не так уж и долго.

И ксенос не ошибся в своих предположениях. Справа от него что-то прошуршало, по склону одного из холмов скатилась струйка вязкого коричнево-жёлтого песка, после чего в десятке шагов впереди Варсса на поверхности почвы расцвёл яркий белый цветок разрыва плазменного разряда.

Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»