У оружия нет имени. Книга 2Текст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
У оружия нет имени. Книга 2
У оружия нет имени. Книга 2
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448 358,40
У оружия нет имени. Книга 2
У оружия нет имени. Книга 2
У оружия нет имени. Книга 2
Аудиокнига
Читает Иван Букчин
249
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Планета Вулкан. Лайнер «Туманность» – диспетчерская «Вулкан-1»

– Капитан, у нас проблема, – встревоженно воскликнул вахтенный офицер.

– Что ещё? – мрачно осведомился командир корабля.

Для плохого настроения у него были все основания: рутинный рейс неожиданно превратился в парад неприятностей. Сначала на борту обнаружилась парочка то ли диверсантов, то ли террористов, то ли просто бандитов. Затем объявился прибывший для их поимки спецназ. Затем преступники, спасаясь от погони, сумели обойти шифр замка, вскрыть люк спасательной капсулы и покинуть судно.

Капитан уже предвидел нагоняй, который получит от руководства компании за потерю дорогостоящего спускаемого аппарата.

И вот, словно этого мало, новая напасть!

– Бортовой компьютер, – офицер повернул к командиру побледневшее лицо. – Он… взломан. Все системы корабля находятся под чужим контролем.

На лбу капитана выступила испарина. Все прошлые проблемы разом показались мелкими и незначительными на фоне этой новости.

– Связь с Вулканом, – сдерживаясь, чтобы не заорать, просипел он.

– Нет связи, – убито отозвался со своего поста связист. – Управление перехвачено. Мы сами по себе…

Мысли в голове капитана панически смешались. Это катастрофа. Жизни тысяч людей на борту теперь зависели от прихоти взломщика центрального бортового компьютера лайнера. Двигатели, системы жизнеобеспечения, связь – всё находилось в чужих руках. Возжелай этот неизвестный – и трёхкилометровая туша космолёта рухнет на лежащий внизу город.

Эта мысль заставила командира корабля собраться. От него сейчас зависели и те, кто доверил ему свою жизнь, взойдя на борт, и люди в ничего не подозревающем городе.

– Вестовой, – капитан обернулся к застывшему у входа на мостик матросу. – Пулей к командиру сухопутов. Передай, что управление лайнером захвачено. Только ему, понял? Не вздумай никому проболтаться. Мне только паники на борту не хватало.

– Есть, – матрос явно проникся серьёзностью ситуации.

– Сэр, – обратился к капитану старший связист. – Разрешите, я попробую выйти на обшивку и просигналить на поверхность световым семафором.

– А вы его помните? – уточнил капитан.

– Разумеется, – криво ухмыльнулся связист. – Пять лет в училище…

– Потом о молодости поностальгируете, – грубо оборвал его капитан. – Выход в космос разрешаю. Передавайте, что бортовой компьютер взломан неизвестными, управление лайнером утеряно, угроза теракта. Выполнять.

– Есть, – связист метеором вылетел с мостика.

Капитан посмотрел ему вслед и вознес к небесам беззвучную молитву. Всё, что мог – он сделал. Теперь оставалось только ждать и надеяться на чудо.

В диспетчерской центрального космопорта царила обычная рабочая атмосфера. Дежурные диспетчеры развлекались, гадая, какая муха укусила вояк, ломанувших на своём корыте к только что прибывшему лайнеру.

– Плимутского серийника вычислили на корабле, – не отрывая взгляда от экрана, поделился мнением один из диспетчеров.

– А я говорю, учения, – гнул свою линию его напарник.

Разговор прервал писк тревожного зуммера.

– Что там? – недовольно скривился старший смены.

– От лайнера отстрелили спасательную капсулу! – доложил один из его подчинённых. – Сообщение с «Туманности», говорят, что преступники, за которыми охотятся вояки, захватили капсулу.

– Траектория проходит рядом с маршрутами? – уточнил диспетчер.

– Нет.

– Ну, на всякий случай всё же объяви тот квадрат закрытым, – старший смены взял кружку. – И пусть дальше вояки развлекаются.

– Ага… – диспетчер забубнил в микрофон.

– Ты гля, как вояки за ними ломанули! – воскликнул второй диспетчер.

Смена дружно уставилась на его монитор, наблюдая, как военный шаттл устремился в погоню.

– Они не сгорят на хрен? – спросил кто-то.

Ответа не последовало. Вся смена не дыша наблюдала за отчаянными манёврами военного корабля.

В какой-то момент показалось, что пилот потерял управление, но в следующий миг шаттл выровнялся и, заложив лихой вираж, пошёл на посадку.

По диспетчерской пронёсся вздох облегчения.

– Ну всё, теперь вояки отыграются, – злорадно сказал кто-то.

Старший смены раскрыл рот для ответа, но тут по ушам ударил визг тревожной сирены.

– Сообщение с «Туманности»! – доложил диспетчер, контролировавший лайнер. – Угроза теракта, эвакуация пассажиров и экипажа…

На глазах остолбеневшего старшего смены от туши лайнера мошками брызнули огоньки спасательных капсул и устремились к планете.

– Объявляй тревогу! – заорал он, бросаясь к своему месту. – Всем! Полная отмена полётов над городом! Всем покинуть районы… – дальше посыпались цифры координат.

Диспетчерская превратилась в растревоженный улей. Дежурная смена наперебой корректировала маршруты, сообщала координаты опасных районов, давала указания сотрудникам спасательных служб, полиции и военным. На смену рутине пришла тревожная горячка, и никого это не радовало.

У военных дело обстояло ничуть не лучше. Хотя, в отличие от гражданских коллег, диспетчеры военного космопорта были в курсе происходящего, ничего поделать они не могли: все полёты пришлось срочно отменить из-за угрозы столкновения со спускающимися с орбиты капсулами.

Орбита планеты Вулкан. Мостик лайнера «Туманность»

– Что у нас с внутренней связью? – спросил капитан «Туманности».

– Работает, – со смесью удивления и облегчения сообщил вахтенный.

– Объявляй учебную тревогу, – приказал командир. – Всем пассажирам надеть скафандры…

– Они будут недовольны, – справедливо заметил вахтенный.

– Насрать на их недовольство! – взорвался капитан. – Если нам разгерметизируют корабль – вот тогда они будут недовольны! А сейчас действуем по закону военного времени! Инструкцию забыли?

Офицеры понимающе переглянулись. Полученная от министерства обороны инструкция о проведении регулярных учений с пассажирами и экипажем по отработке аварийных ситуаций была прочитана и тут же забыта как несущественная. Действительно, чёрт знает, что там за война такая: три месяца, как прошло единственное сражение в богом забытом закоулке галактики, а вояки никак не утихомирятся. Им лишь бы изобразить бурную деятельность, демонстрируя собственную значимость. А жалобы пассажиров будут иметь самые печальные последствия для экипажа лайнера, но не для министра обороны или кого-то из генералов.

И вот сейчас внезапно эта бесполезная, казалось бы, писулька стала спасением.

– Пассажирам и экипажу – учебная тревога, – распорядился капитан. – Всем, кто не наденет скафандр или будет препятствовать работе экипажа, – штраф. Членам экипажа разрешаю применять силу для принуждения к подчинению. Согласно полученной инструкции. Пусть жалуются в министерство обороны.

Мостик вновь превратился в центр управления кораблём. Оцепенение, вызванное шоком, прошло. У офицеров и матросов корабля появилась работа, и все посторонние мысли были отброшены.

Взвыла тревожная сирена – и по коридорам забегали стюарды и матросы, успокаивая обеспокоенных пассажиров. Экипаж, облачившись в скафандры, торопился к своим постам по аварийному расписанию, гадая, какая муха укусила капитана.

А тот, стиснув зубы, смотрел на хронометр. Каждая секунда казалась ему вечностью. В любой момент уроды, завладевшие управлением лайнера, могли превратить его в братскую могилу. Или падающую на планету бомбу.

– Капсулы! – крикнул бортинженер, уже одетый в скафандр.

– Что «капсулы»? – раздражённо рявкнул капитан.

– Все капсулы отстыковались, – отрапортовал инженер. – Шлюпочные палубы пусты… Куда вести пассажиров?

– К шаттлам, – тут же среагировал капитанкомандир. – Пилотам шаттлов – стартовать по заполнению. На посадку не идти – внизу и так сейчас будет чёрт-те что. Пусть покатают пассажиров, покажут им планету. Главное – подальше от корабля.

Планета Вулкан. Окрестности города Вулкан – нижние уровни

Виновники переполоха мчались к поверхности в одной из капсул. Судёнышко периодически рыскало, когда бортовой компьютер вносил корректировки в курс, и разговаривать было невозможно. Даже у Блайза периодически темнело в глазах от перегрузок, что уж говорить о куда менее приспособленной к подобным посадкам Свитари.

Когда капсула приземлилась, репликанту пришлось помогать спутнице покинуть кресло. Она вытерла дрожащей рукой капающую из носа кровь и со второй попытки произвела герметизацию шлема.

– Ну, больше шести единиц в момент посадки, что уж тут, – без какой-либо нужды объяснил ей Блайз.

Выглянув в иллюминатор, он обозрел безжизненную каменную пустошь, унылое однообразие которой нарушали лишь приземлившиеся капсулы.

– Скучное местечко, – поделился наблюдениями репликант и, удостоверившись в герметичности скафандра Свитари, открыл шлюз.

Ри едва переставляла ноги: девушку шатало, и, судя по слегка расфокусированному взгляду, мир плыл перед её глазами. Но дожидаться, пока она восстановится, Блайз не мог. Время уходило с катастрофической скоростью: вскоре устроенный репликантом «капсулопад» прекратится, небо расчистится и вновь станет безопасным для полётов. И тогда в воздух поднимут всё, что только можно, чтобы разыскать беглецов. А до города было больше трёх километров…

Взвалив девушку на плечи, Блайз перехватил карабин и припустил к ближайшей капсуле. Репликант развил максимально возможную в текущих условиях скорость. Сначала он двигался перебежками от капсулы к капсуле, укрываясь от возможного наблюдения за их корпусами, но когда миновал последний аппарат в группе приземлившихся, отбросил осторожность и помчался со всех ног.

Укрытий больше не было – на многие километры вокруг простиралась равнина, усыпанная мелкими камнями. Тут и там над поверхностью вздымались конструкции систем жизнеобеспечения, но, к досаде репликанта, ни одна из них не могла послужить укрытием.

 

«Хоть бы один бункер возвели», – мысленно попрекнул градостроителей Блайз, срываясь на бег.

Репликант нёсся так быстро, как только мог, в любой миг ожидая услышать свист турбин преследователей. Его целью был «грибок» шлюза, которым пользовались сотрудники коммунальных служб для выхода на поверхность.

К радости Блайза, шлюз не имел внешнего замка с кодом. Разумное решение, позволявшее людям, попавшим в критическую ситуацию на поверхности, не тратить время на возню с набором шифра, которого они могли и не знать. Шлюз защищался лишь от случайного выхода наружу, но не от проникновения внутрь.

Ввалившись в технический коридор, Блайз и не подумал остановиться. Не снижая темпа, он уходил в глубину города, используя жетон для взлома кодов технических коммуникаций. Но чем ниже опускался, тем примитивнее становились запоры. В одном месте репликант с изумлением увидел механический кодовый замок с потемневшей от времени панелью. Замок Блайз выбил пинком без всякого почтения к археологическим ценностям и, злобно ругнувшись, продолжил путь.

Лишь забравшись туда, где гладкие стены сменились грубо вырубленными в породе лазами, репликант остановился и бережно опустил девушку на пол.

– Как ты? – спросил он.

– Бывало и лучше, – вяло отозвалась Свитари, пододвигаясь к стене и опираясь на неё спиной. – Тут можно дышать?

– Да, атмосфера пригодна для дыхания, – кивнул Блайз. – Только жарковато – тридцать два градуса по Цельсию.

Усевшись рядом, он снял шлем, сделал вдох, сморщил нос и чихнул.

– И попахивает серой, – репликант повертел головой. – Думаю, с очисткой воздуха тут туго.

– Жарко и пахнет серой, – вяло улыбнулась Свитари. – А меня ведь пугали тем, что я сюда попаду.

– На Вулкан? – удивился Блайз.

– Не забивай голову, – отмахнулась девушка. – Лучше скажи, что будем делать дальше.

– Осмотримся, проведём разведку, – изложил Блайз порядок действий. – Надо узнать возможности преследователей и выбрать место временной дислокации. Затем провести разведку объектов, на которых держат наших, и спланировать операцию по освобождению.

Он едва слышно вздохнул.

– Зря ты не дала мне то корыто разгерметизировать – сейчас бы им точно не до нас было. А лучше бы ещё и двигатели запустить, чтобы догонялось веселее.

Блайз даже мечтательно прищурился, представив последствия подобного шага. И напрягся, лишь заметив пристальный взгляд Свитари. Взгляд, означавший, что он опять сказал или сделал что-то не то.

– И как бы тебе спалось, зная, что ты угробил шесть тысяч человек? – Лорэй внимательно вглядывалась в его лицо.

– Как обычно, – недоумевая ответил Блайз. – Успешно проведённая диверсия разом лишила бы противника единицы транспорта и более шести тысяч единиц живого ресурса. И, главное, это отвлекло бы внимание от группы. Наверное, я за такое даже благодарность получил бы. Не, точно получил бы благодарность перед строем.

О том, что собрался дезертировать, репликант в настоящий момент забыл – так его захватила мечта о самой желанной для любого из «Аресов» награде. Торжественное построение под звуки гимна, а затем командир называет номера счастливчиков, и те выходят из строя, сделав два чётких строевых шага и поворот кругом.

Блайз мечтательно улыбнулся, представив себя на их месте, и с сожалением вернулся к реальности.

– А при чём тут сон? – спросил он.

Ри глубоко вдохнула, выдохнула и сняла шлем скафандра. Поморщилась от неприятного запаха, села поближе к Блайзу и спросила:

– А ты никогда не видишь за «единицами живого ресурса» людей? Некоторых ты даже знаешь по именам. Вера, Джунг, Кристи…

Память репликанта послушно воскресила образы девушек, с которыми он знакомился на лайнере под чутким руководством Свитари. Серьёзная русоволосая студентка юридического факультета, робкая кареглазая красавица из обслуги, весёлая любительница пострелять в тире… Он помнил их лица, улыбки, голоса. Они были живым ресурсом врага, но Блайз вдруг увидел нечто большее, чем раньше. Они больше не были просто целями или бесполезными статистами. Это оказалось странно и ново, но…

Но ничего не меняло.

– Знаю. Но необходимость часто заставляет приносить что-то в жертву. Себя, друзей. Так нас учили, – сказал Блайз. – Да, мне было бы неприятно знать, что они, скорее всего, погибнут. Наверное, неприятно… – он на миг нахмурился, оценивая верность своих рассуждений. – Но тем не менее они враги. Потенциальный ресурс. Мобилизационный, рабочий. Так нас учили.

– Я тоже ресурс, – тихо произнесла Свитари. – Ресурс, который ты должен доставить тем, кто его выработает и вышвырнет остатки.

– Нет! – возмущённо воскликнул Блайз. – Это не так!

– А в чём разница? – Лорэй уставилась на него с болезненным любопытством.

– Ну… Я люблю тебя, – привёл Блайз неоспоримый, с его точки зрения, аргумент.

Несколько секунд Ри молчала, глядя на него со смесью горечи и удивления.

– Их тоже кто-то любит. Это не считается?

Блайз глубоко задумался.

Понятие ценности чужой жизни было ему чуждо: репликантов создали для войны и готовили только для неё. Люди в концепции войны Консорциума могли быть лишь командирами, союзниками, целями, ресурсом или средством воздействия на противника. Всё зависело от ситуации. Даже жизни собственных граждан – точнее, сотрудников – зависели от степени их значимости для эффективной работы Консорциума.

Теперь Блайз пытался встроить слова Свитари в привычный образ мира, но раз за разом терпел неудачу.

– Ну, любит, – наконец, сдался он. – Какое это имеет значение? Не понимаю, что ты хочешь этим сказать.

– Может, когда-нибудь поймёшь, – сказала Свитари, и Блайзу на миг послышалась нотка сомнения в её голосе. – А пока будем считать, что это подарок для меня. Большой подарок.

Она погладила репликанта по руке.

Несмотря на то, что сквозь броню Блайз не почувствовал прикосновения, жест девушки был ему приятен. Репликант всё лучше понимал как саму прелесть тактильных контактов, так и человеческую потребность в них.

– Думаю, я готова идти.

Блайз поднял ладонь.

– Подождём ещё. Я скачал из инфосети план города, предлагаю изучить и разработать маршрут движения, а также подобрать оптимальные точки для временного пункта дислокации.

С этими словами он включил голопроекцию.

В разрезе Вулкан напоминал кондоминиум мегаполиса, помещённый под землю. Весь состоящий из ровных линий жилых блоков, складывающихся в улицы и районы, с прямыми лучами тоннелей монорельса, убегающими к шахтам и заводам, город выглядел торжеством технологии над силами природы.

Ряд секторов репликант выделил алым цветом.

– М-м-м… – улыбнулась Свитари, разглядывая карту. – Подбираем хороший район для уютного семейного гнёздышка? Как романтично… А что отмечено красным? Районы без школ и парков?

Блайз не понял шутку, но её наличие уловил безошибочно. Концепции «романтизма» Лорэй не могла до него донести, как ни старалась. Не помогли даже словари. Так что репликант удовлетворился тем фактом, что спутница пришла в норму настолько, чтобы снова начать шутить, и вернулся к понятной части вопроса.

– Объекты инфраструктуры, которые лучше всего уничтожить для нанесения максимального ущерба, – охотно пояснил Блайз.

Лорэй окинула голопроекцию уже более осмысленным взглядом.

– Вот водный резервуар, – репликант указал на красный цилиндр. – С его помощью можно затопить весь расположенный под ним жилой блок. Если повезёт, и не сработают аварийные переборки, поток воды понесётся вниз до самых нижних уровней. Конечно, он будет терять силу, но в начале пути эффект получится что надо. А вот тут системы очистки воздуха. У этих дураков не хватило мозгов заменить программное обеспечение Консорциума на собственные разработки. Заблокирую им сектор и вызову перегрузку. Приток воздуха прекратится, будут дышать тем, что осталось. А тут… – репликант указал на целый ряд алых кубиков, – …медицинский блок. Они всю медицину в один район собрали, представляешь? Вызову аварию – и придётся ещё и туда людей посылать, чтобы спасать пациентов. На преследование у них не останется ни времени, ни ресурсов. Здорово, правда?

Он повернул сияющее лицо к Свитари. Восторженной его планом девушка не выглядела. Ри переводила взгляд с голограммы на Блайза, а затем снова на голограмму, будто видела какой-то изъян в стройном плане репликанта.

– А у нас есть вариант без массовых убийств? – после продолжительного молчания спросила она.

– Пока нет, – признался Блайз. – Чем этот плох? Смотри, поднимаемся на три яруса вверх, там стоит одна из контрольных панелей. Я подключусь и уже оттуда смогу отдавать команды ряду систем. К резервуарам с водой, правда, придётся идти и взрывать. Но я выставлю время так, чтобы все сбои начались одновременно. В больницах отключу энергию и подачу воздуха. Оптимальнее всего – роддом и детская больница. Это вызовет наибольший шок и максимальное отвлечение сил, как учили инструкторы. Садж бы так и сделал. Только, скорее всего, он бы ещё что-нибудь придумал. Пожары вызвал или столкновения поездов в тоннелях. Точно! Надо в систему транспорта влезть!

Блайз обрадованно потёр ладони, довольный идеей. И натолкнулся на полный ужаса взгляд Свитари.

– Ты правда меня любишь? – она непривычно-серьёзно посмотрела в глаза репликанту.

– Да, – кивнул тот, недовольный, что его чувства могли вызвать какие-то сомнения.

– Тогда пообещай хотя бы не трогать детей. Об остальных мы можем спорить, но наносить вред детям ты не будешь. Никогда.

Блайз обдумал её слова и кивнул. Медленно, словно его шея превратилась в конструкцию из заржавевших шарниров.

– Обещаю, – выговорил он.

Вздохнул и с отчаянием выпалил:

– Не понимаю. Почему этого нельзя делать? Нас учили наносить максимальный вред врагу всегда и везде. Но я вижу, что мои действия вызывают у тебя страх. Значит, я делаю что-то не так. Что-то, связанное с моралью или социальным устройством, или ещё чем-то неизвестным мне. Но что – понять не могу.

Он ткнул пальцем в плечо девушки:

– И вообще, советоваться с тобой нелогично. Ты некомпетентна в боевых действиях. Садж просто делал бы, что должно. Он не советуется, а приказывает. А я почему-то не могу тебя игнорировать. Не хочу пугать. Ри, я совсем запутался…

Он откинулся на стену, глядя в потолок. Мысли о закравшемся дефекте вновь начали одолевать репликанта. Сейчас, когда близость девушки уже не туманила разум так, как это было на лайнере, он начал сомневаться в верности собственных решений и выводов. Медблок брони не выявил отклонений – только необычный гормональный всплеск – и уже привёл тело в норму. Но сомнений не убавилось.

Свитари неловко обняла Блайза, непривычно неуклюжая в своём скафандре, стащила перчатку и коснулась мягкими пальцами его лица.

– Это нормально для людей – сомневаться, не понимать, запутываться, – попыталась утешить она. – Это и есть жизнь. Выбирать, не понимая до конца, правильно ли поступаешь. Или тебе больше нравится, когда всё просто и решено за тебя?

Репликант повернулся к ней.

– Если так надо, чтобы быть с тобой… – сказал он, – …значит, буду учиться выбирать. Хватит, за меня уже достаточно решали.

Алые метки на карте исчезли. Нарисованный город светился успокаивающим бело-голубым светом, словно кто-то погасил пожар. Или стёр нарисованные брызги крови.

– Так надо, чтобы стать человеком, – шепнула Свитари и поцеловала Блайза.

Это ненадолго примирило его с происходящим. В конце концов, ему слишком нравилось быть человеком.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»