Хочу танцевать с тобойТекст

8
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Риша

Сама до конца не понимаю, куда попала. Эта движуха не должна была обернуться конкурсом красоты. Все девушки в танцевальном зале словно куклы только что выпущенные с конвейера по производству клонов Меган Фокс и Джиджи Хадид. Разглядывают себя в зеркальных стенах, смахивая невидимые пылинки и поправляя идеальные укладки. Негромко переговариваются между собой, поглядывая на дверь и не только.

Ловлю на себе несколько открыто усмехающихся взглядов красоток и плотоядно скалюсь им в ответ. Курочки, если бы я расстраивалась из-за каждого такого выпада в свою сторону, то сидела бы на новопаситовой диете с самого детства.

Да, я на голову ниже этих супермоделей и знаю о своей «странной» внешности. Рот как у Джокера, уши как у эльфа. Слишком худая и бледная точно трупак. Не волосы, а младенческий пушок. Все это я слышала, и не один раз. Но… Срать я хотела на чье-то мнение и каноны красоты. Я – это я. Завалитесь!

И тут в зал входит он… Мечта каждой из нас. Причина, по которой все курочки нарядились, словно собираются проходить кастинг на участие в шоу «Холостяк». И да простит меня Егорка, но этот парень куда круче, даже без миллионов роз, баксов и команды «Блек Стар» за спиной. Тот самый брюнет, что раздавал листовки.

Он окидывает всех присутствующих радостным взглядом. Ох, бобышки-воробышки… У него такие глаза. Почти черные. Бусинки. В хорошем смысле. Сверкают, словно блестящая глазурь из темного шоколада.

– Добрый день. Рад вас всех видеть, – произносит красавчик, широко улыбаясь, и за своей спиной слышу тихий вздох восхищения.

Да… Битва будет жестокой. Не удивительно, что все остальные девушки, как и я, повелись на привлекательность этого парня. Высокий, с копной темных волос, с татуировками на обеих руках. А улыбка… Ее нужно пускать в прайм-тайм по телеку, чтобы зомбировать женское население всей страны.

– Меня зовут Влад. И сейчас…

– Алиса…

– Карина…

Так! Кто научил куриц говорить? Приподнимаю бровь, скашивая взгляд вправо, где умнички-подружки чуть ли не обжигают себе ноги от радости, когда Влад кивает им в ответ, но не задерживает свое внимание надолго.

– А сейчас я представлю вашего хореографа, – говорит всеобщая мечта, и тут же в зал заходит девушка, от вида которой перехватывает дыхание. – Олеся, – прижимает длинноногую соблазнительницу к себе, приобнимая за плечи.

Если до этого момента я не обращала внимание на дух конкуренции, смешавшийся с запахом модных духов, то сейчас… Выпрямляю спину, потому-то осанке Олеси позавидовали бы все балерины мира. Она широко улыбается, демонстрируя идеальные белые зубы, и приветствует учениц.

Вообще-то, я надеялась, что нашим тренером будет Влад, но все-таки допускала некий процент невозможности исполнения этого желания, потому что на буклете большими буквами было написано – «Леди Стайл». В любом случае, он ведь здесь, а значит, пришла я не зря.

Креативный центр «Малый, зажигай!» открылся в нашем городе уже очень давно, но заметила я его только сейчас. Начало осени выдалось откровенно хреновым. Мама уехала по работе в другой город, открывать новый салон красоты своей сети. Третий учебный год в ненавистном ВУЗе удушающе схватил за горло. Ну и в завершении… Мой личный сорт мудачина бросил меня ради какой-то темноволосой швабры, что умеет работать ртом на десять из десяти.

Бам! После такого обычно хочется свернуться калачиком в своей комнате и смотреть «Секс в большом городе», но… Риша решила, что хандрить не в ее стиле. Что нужно занять себя чем-то клевым и отнимающим кучу времени и сил вдобавок к моей обычной жизненной суматохе. А если Риша решила, то даже если солнце погаснет и начнется нашествие героев всех тупых телевизионных реалити с последующим уничтожением Земли, она не остановится. Я не остановлюсь.

И в этот самый момент моего великого прозрения по пути в универ появился темный джин с листовкой в руках. Не в моих правилах бегать за парнями, но встретившись с ним взглядом лишь раз, я почувствовала, это именно то, что нужно.

Нет. Не новые отношения. А новое увлечение. В купе с танцами получается вообще охренительно крутой и бодрящий коктейль. Сейчас встряхнем его и опустошим до дна.

Быстрая, разогревающая мышцы разминка. Прыжки с арбузами, некоторым даются не просто. Про себя ржу над идиотками, что не додумались надеть нормальное спортивное белье. Меня в этом месте природа тоже не обделила, но я позаботилась о том, чтобы не получать по подбородку каждый раз, как подпрыгиваю.

Олеся, попросившая звать ее просто Леся, занимается вместе с нами, а Влад сидит в углу за столом с компьютером и звуковой аппаратурой и блуждает взглядом по новоиспеченным пинпонговским мячикам. Сколько нам еще скакать? Я скоро легкие выплюну.

– Размялись? – звонко произносит Леся, которая даже не запыхалась, поправляя свои и так идеально сидящие легинсы на плоском рельефном животе, который совсем не скрывает белый короткий топ.

Похоже, большинство присутствующих ограбили отдел одежды для спорта «Виктории Сикрет», которая, кстати, не оставляет ни одного секрета. Одна я в старом добром костюме для бега от «Найк». Тоже симпатичном, на минуточку. Черный. С белыми вставками на коленях и фирменным логотипом на футболке. Вечная классика.

– Теперь немного потянемся, а я пока расскажу вам о направлениях, с которыми мы будем работать. Возьмите коврики в углу.

Дружной толпой направляемся к складу резиновых валиков, и мне, конечно же, везет. Как русалочке в рыбной лавке. Передо мной забирают последний. Мегашки и Джиджики в мгновение расхватали все коврики своими длинными ручищами. Сучки!

Хотела, Риша, отличиться? Отличилась. Будешь заниматься на полу.

Замечаю, что чуть левее у стены сидит парень. Он тут с самого начала что ли? Капюшон серой спортивной кофты натянут на глаза, длинные ноги вытянуты вперед, а под пятой точкой как раз то, что мне нужно. Решительно направляюсь к нему и хватаю свою прелесть за край.

– Можешь встать? – произношу резковато, потому что Леся уже начала первое упражнение. Не хочу отставать.

– А что мне за это будет? – отзывается тип хрипло.

Он что спал? В таком-то шуме? Или это просто какой-то извращуга, что пришел посмотреть на женские задницы в лосинах? Хотя, как можно смотреть через капюшон?

Вижу его лицо только ниже кончика носа. Небритый подбородок в темных колючках и гаденькая улыбка. Он даже не пытается сдвинуться с места. Может и не извращенец, но придурок точно.

– Неправильная постановка вопроса. Встань, и тогда за это тебе точно ничего не будет, – дергаю коврик с такой силой, что парень заваливается на бок, и, не дожидаясь его реакции, вытаскиваю свою прелесть из-под его жопы совсем.

Вот так-то! Довольная возвращаюсь на свое место с добычей в руках и тут же складываюсь пополам, усаживаясь на черный коврик. Стараюсь дотянуться руками до кончиков пальцев, выбросив из головы последние две минуты, как ненужный хлам.

– Нашим основным направлением будет леди-стайл. Эта что-то вроде сборной солянки из стрип-пластики, гоу-гоу, хай хилс, ар-н-би и еще кучи разных стилей. Все что угодно, чтобы как можно гармоничнее выразить вашу женственность и красоту, – рассказывает Леся. – Теперь ноги в стороны. Тянемся к правой. Тридцать секунд.

Выполняю указ тренера, толкая ногой одну из Мегашек. Она бросает на меня злобный взгляд, на который я только усмехаюсь в ответ. В тесноте, и ты в обиде, курочка. Смирись. Наклоняюсь к правой ноге и с удивлением замечаю, что тело-то все помнит. Идет, конечно, тяжелее чем раньше. Мышцы одеревенели и не такие мягкие, но… С легкостью опускаюсь так, что упираюсь лбом в колено.

Приятная горячая боль расползается по спине и задней поверхности бедра. Че-е-ерт… И где вы были раньше с вашим креативным центром? Поворачиваю голову и смотрю на Влада. Сердце вздрагивает, когда мы встречаемся взглядами. И где раньше был ты?

– Нужна помощь? – обращается Влад ко мне и поднимается с места.

Мысленно ликую, отбивая воображаемым мечом острые ножи, что летят в меня со всего зала. Выкусите, модельки. У меня с самого начала было преимущество. Это моя не первая тренировка по танцам.

Влад присаживается позади меня и мягко надавливает на поясницу, заставляя прогнуться в спине. Терплю новую волну боли, сжимая зубы. Завтра я вряд ли смогу ходить, но зато он меня запомнит.

– У тебя отличная растяжка, – говорит парень мечты, усиливая давление.

Концентрируюсь на его прикосновении, расслабляя мышцы, и стараюсь дышать ровнее. Все-таки я не ошиблась. Сердце радостно бьется в груди, теплота ладони на моей спине вызывает легкий трепет. Может, это все только его внешность, но я себе никогда не вру. Я конкретно запала на этого парня, пусть и видела его только дважды, а разговариваю и вовсе впервые.

– Спасибо, – отвечаю, запуская мысленный генератор вопросов. Нужно ведь продолжить общение. – А какое направление преподаешь ты? – спросить о танцах кажется лучшей идеей.

– Хопчик, брейк. В общем стрит-стайл, – звук его голоса отзывается взрывными пузырьками в животе.

– К левой ноге. Тридцать секунд, – голосит Леся.

Не успеваю закончить диалог с Владом, потому что он переходит к блонди в розовой борцовочке, сидящей впереди, и помогает ей так же, как и мне. Джиджик пищит, что ей больно и она никогда так не сможет, а Влад тут же успокаивает ее, утверждая, что на первом занятии ни у кого не может получиться идеально.

Как это не может? Он только что видел своими глазами, что может, когда сидел рядом со мной. Ну да ладно… Зато сейчас я могу рассмотреть его сильную спину и накачанные руки. Скорее всего, брейк его основное направление. Нижний. Определенно нижний с такими-то руками.

Опускаю взгляд и невольно сглатываю скопившуюся слюну. Черт! Тренировка обещает быть интересной. Только пусть Влад остается в поле зрения.

 

Снисходительно смотрю на лица обезумевших курочек, когда Леся показывает нам небольшой кусочек того, к чему мы должны стремиться. Она действительно хороша. Лучше, чем девяносто процентов дур, пляшущих на камеру айфонов и выкладывающих потом это в Инстаграм. Олеся грациозная, зажигательная и сексуальная. Змейка искусительница, мать ее так!

Влад глаз не может оторвать. Да-да. Я за всеми успеваю следить. Он явно ей восхищается. И что-то мне подсказывает, что это взаимно. А интуиция меня никогда не подводит.

Как только музыка перестает звучать, первое, куда смотрит наша тренерша, так это на парня всеобщей мечты. Получает от него одобряющий кивок и радостную улыбку. Ему понравилось. Теперь зацепить его внимание будет еще труднее…

– Попробуем выучить пару восьмерок, – командует Леся, поправляя свои богатые каштановые локоны, а-ля это от природы.

Да красивая ты, красивая. Может, уже начнем? Одним движением головы смахиваю с лица свои три пера. Вся прелесть каре на прямых тонких волосах – ты можешь поправить прическу за одну секунду.

– Представьте, что вы кошечки, – говорит главная в нашей стае, отставляя одно бедро в сторону. – Все с легкой затяжкой. Немного лениво. Вы и так знаете, что сексуальны. Не стесняйтесь это показать.

Шагает вперед, умело виляя задницей. Нетрудно. Взмах руками. Наклон и подъем с прогибом в спине. Вообще проще простого.

Смотрю в зеркало только на себя. Первые две восьмерки я практически запомнила еще тогда, когда Леся плясала. Там нет ничего сложного. Кайфую от того, что делаю, краем уха слушая счет. Позволяю телу самому выбирать как ему удобнее выполнять то или иное движение. Чувствую каждую собственную клетку и мышцу.

– Отлично! – объявляет Леся после пяти повторов. – Теперь под музыку, – машет Владу, и из колонок по углам начинает звучать начало зажигательной композиции.

Что может быть сексуальнее старушки Бейонсе?

Приятный щелчковый бит, первый шаг… Улетаю в другое измерение, забыв о курочках, парне-мечте и маме кошке. Только я и музыка. Прогоняем вступление пару раз, и у меня все тело чешется, чтобы продолжить дальше, но…

– Закончили! Спасибо за занятие, – Леся со счастливой улыбкой хлопает в ладоши.

Вареные птички с раскрасневшимися лицами повторяют за ней.

– Если понравилось, то мы ждем вас послезавтра в это же время, – подключается к прощанию Влад.

– Вы все просто прекрасны. У меня давно не было таких талантливых учениц, – подводит итог Леся.

Громкий хриплый смех раздается с другого конца зала, заставляя всех обратить внимание на его хозяина. Наверное, почувствовав, что в него полетели как минимум десяток ментальных гранат, тип затыкается, но не перестает улыбаться. Да кто он вообще такой?

– Что смешного, чудик? – не удерживаюсь от капли яда.

– Ничего… – все с той же гаденькой улыбкой отвечает он.

– Ты можешь лучше? Так покажи. Мы все посмотрим и даже похлопаем.

Гробовая тишина повисает в зале. Все пялятся на меня и на этого клоуна в серой толстовке.

– А что мне за это будет?

– Вечный почет и слава, – саркастично отвечаю и растягиваю губы в кривой улыбке, подражая его манере.

Нет ничего лучше, чем ставить на место козлов, которые считают себя самыми крутыми и думают, что могут безнаказанно ржать над другими. Я вот хотя бы делаю это про себя. Экономит кучу чужих нервов. И как бы там ни было… Мы с курочками старались и уж точно не заслужили такого пренебрежения.

– Ладно, – парень нехотя поднимается с места и стягивает через голову кофту.

Мгновение, и на меня смотрит… Влад? Только небритый и с торчащими во все стороны темными волосами. Да как такое?…

– Стас, – предупреждающе говорит настоящий Влад откуда-то из-за моей спины.

– Включай музыку, – бросает точная копия парня-мечты и ухмыляется, глядя на меня. – Будешь должна мне, обезьянка.

Проходит мимо, направляясь к центру зала. Курочки освобождают ему место, Леся закатывает глаза. Ну а я просто молча жду, когда он облажается, чтобы добить его.

– Вы слишком пытаетесь выпятить все, чем наградила вас природа, и получается какой-то антисексуальный мясотряс. Прости, Лесь, но все эти «расслабьтесь и почувствуйте себя кошкой», – вздыхает, – ну, ты сама понимаешь. Будет мне музыка или нет?!

Клоун сначала смотрит на брата, а после чуть ведет подбородком, чтобы встретиться со мной взглядом. Наклоняю голову вбок, дергая бровью. В отличие от Влада, этот парень вызывает во мне ураган не самых хороших чувств. Но все-таки довольно сильный, что странно…

– Вы же хотели увидеть, как надо? – Стас подмигивает мне, излучая уверенность, и бросает еще один испытывающий взгляд на брата.

Влад нехотя щелкает мышкой, Бейонсе снова начинает петь, а этот типчик в спортивных штанах и черной майке вытворяет такое, что моя челюсть медленно ползет вниз. Это нихрена не женский танец в мужском исполнении, на который я, собственно, и рассчитывала, чтобы хорошенько потроллить парня. Это теперь его собственный танец. Каждое движение верно, но выполнено с какой-то хитрой магией, потому что разительно отличается от оригинала.

Невозможно… Невозможно оторвать от него взгляд. Точно, выверено, всего в меру и одновременно слишком много. Напрягаю ноги, потому что дух сексуального влечения врывается в танцевальный зал, намереваясь уложить здесь всех нахрен на лопатки. Как он так может?

– Ну все, – произносит Влад, выключая музыку. – Накрасовался?

Близнец поворачивается ко мне и, дерзко улыбаясь, шагает вперед.

– Не слышу аплодисментов, – останавливается прямо передо мной.

С трудом сглатываю, пытаясь прийти в себя. Сердце стучит в ребра, теряюсь в темноте его глаз. Черт возьми, Риша. Да что с тобой?

Трижды хлопаю в ладоши, выбивая из собственной головы оцепенение, а после ко мне присоединяются все курочки, у которых в глазах светится надпись «джекпот». Сразу два невероятных красавчика. Значит, повезет больше, чем одной девушке.

Красовашка театрально кланяется на все стороны и подхватывает с пола свою толстовку. Кажется этот раунд за ним, но я умею принимать поражения. Иногда…

– И тот коврик лично мой, – произносит негромко, только так чтобы слышала я. – Так что ты уже дважды моя должница, обезьянка.

Терпеть не могу тупые клички. Сколько волос я повыдергивала и носов разбила из-за них. Правда «обезьянка» еще не самое обидное, что я слышала в своей жизни. Но если ты хочешь быстро избавиться от прозвища, самая большая ошибка – это показывать свою реакцию на него. Так что я изо всех сил сдерживаю порыв назвать этого плясуна тем самым словом, которое отлично рифмуется с его именем.

– Пришли мне счет за химчистку, а я так уж и быть вышлю тебе цветы за удивительно-клоунское выступление, – складываю руки на груди.

Не на ту напал, мальчик. Я тебе не девица-красавица из фильмов про подростков. Млеть и трястись перед тобой точно не буду.

Стас хмыкает, вскинув густую черную бровь и разворачивается, чтобы уйти. Быстро же он сдался. Даже обидно. Но перед выходом из зала он все-таки останавливается, но только обращается уже не ко мне.

– Учи их индивидуальности, Лесь, а не просто сиськами трясти. Этим уже никого не удивишь.

Олеся отводит взгляд в сторону, поджимая губы, а Влад вскакивает с места и бросается следом за братом. Хлопает дверь. В зале становится убийственно тихо.

Черт! Откуда в груди это скребущее чувство, словно я в чем-то виновата? Смотрю на Лесю и вижу, как она изо всех сил пытается сдержать слезы. Твою же мать!

– Спасибо всем. Все свободны, – произносит наша мама кошка дрожащими губами.

– Предлагаю доказать этому умнику, что он ошибся насчет всех нас. Это ведь только первое занятие, – громко говорю я, хлопая себя по бедрам, чем снова привлекаю внимание. – Лесь, можно приобрести абонемент на полгода?

Она смотрит на меня блестящими светло-карими глазами и улыбается с благодарностью, потирая пальцами раскрасневшийся нос. А ведь казалась в начале такой сильной барышней. Что ж за козлина этот Стас? Совсем свой говнопоток не фильтрует? Я не хореограф, но предполагаю, что делать такого рода замечания не очень красиво в присутствии чужих учеников.

Кудахтанье разносится по залу. Ой, нет. Это просто девчонки тоже начинают задавать вопросы насчет тренировок, времени и оплаты занятий. Благодарить и делиться впечатлениями. Ну вот. В курятнике все спокойно. Мама кошка реабилитирована.

Стас

– Ты охренел! – брат толкает меня в спину.

Продолжаю идти вперед, принимая ускорение.

– Ты знаешь, что я был прав, – бросаю через плечо.

Влад не отстает и через мгновение вырастает передо мной, грозно раздувая ноздри.

– Ты мог бы сказать ей свое мнение после занятия. Она и так сильно переживала.

– Так иди и успокаивай ее, – усмехаюсь и пытаюсь обойти брата. В последнее время наши отношения становятся все хуже и хуже.

– Хватит! – моя точная копия грубо толкает меня в грудь и делает шаг вперед, чтобы поднести указательный палец к моему носу, подражая нашему отцу. – Ты бесишься, что она не выбрала тебя. Прекрати вести себя как обиженная пятилетняя девочка. Расплети косички и отрасти яйца.

– Это ты мне говоришь? – поражаюсь его наглости. – Она выбрала тебя, а ты…

– Она выбрала танцы и работу, – отрезает. – Она все еще наша Леся, Стас. Зачем ты так с ней?

– Я помогаю ей стать хорошим хореографом, а что делаешь ты? Вытираешь ей сопли?

В темных глазах брата мерцает ярость. Не будь мы близнецами, я бы подумал, что он сейчас врежет мне по роже, но… Я слишком хорошо его знаю. Пусть мы и одинаковые, но только один из нас горазд махать кулаками. И это не Влад.

– Скажи ей, что мне жаль, но своих слов я не забираю. Если она хочет стать действительно крутым хореографом, то ей нужно найти себя в этом, а не использовать фразочки для одноклеточных.

Ухожу, и брат больше не пытается меня остановить. Он и сам знает, что я прав. Просто никогда не сможет сказать Лесе в лоб то, что думает. Слишком любит. В груди прорастает кактус, впиваясь острыми колючками в плоть. Как же это тупо. Влюбиться в ту же девушку, что и близнец. Тупо и предсказуемо. Я до двадцати лет думал, что мы с Владом не попадем в эту ловушку, но два года назад к нам в танцевальную команду пришла Олеся. И в тот же день все полетело к чертям.

Выхожу на порог креативного центра и достаю из кармана пачку сигарет. Мать убьет меня если увидит, но, судя по звукам, доносящимся со второго этажа, она сейчас занята своим детским хором. Хреновый день по всем пунктам. А вот, кстати, и еще один из них.

Щуплый белобрысый гном толкает парадную дверь и, заметив меня, хмурит брови. Странная девчонка. Огромная ветровка цвета хаки, черные ботинки и всклоченные светлые волосы. Дочь лесоруба какая-то. Но я заметил в зале кое-что интересное.

– Каким стилем ты занималась раньше? – спрашиваю, пока она еще не успела далеко убежать.

– Ты это мне? – оборачивается, показывая презрение, что плещется в светлых глазах.

– Тебе, обезьянка.

Разворачивается и шустро поднимается по ступенькам обратно на крыльцо. Тычет мне в грудь своим тонким пальчиком и приподнимается на носочки, чтобы взглянуть в лицо.

– Во-первых, для тебя Риша Мариновна, и никак иначе, а…

Запинается, когда я наклоняюсь к ней, едва не задевая своим носом ее. Что она там пропищала? Риша Мариновна? Это вообще имя?

– А во-вторых, – подсказываю ей не скрывая веселье в голосе.

– А во-вторых, я не рассказываю о себе всяким придуркам, которые не знают, для чего человеку нужен мозг и как им пользоваться.

Круто разворачивается и перебирая своими худыми ножками улепетывает по тротуару, засунув руки в глубокие карманы ветровки. Риша Мариновна значит. Вот это нрав. Я понял, что она далеко не девочка-ромашка, еще когда оказался на полу в зале, после того, как мой коврик для растяжки был нагло украден, но чтобы настолько…

Чиркаю зажигалкой и вдыхаю необходимую дозу никотина. Определенно странная девчонка, но она может помочь мне. С ее танцевальной базой это не будет так трудно, как если я возьму просто новичка. Надеюсь, она еще придет к нам.

– Стас!

Визг сотрясает стены здания. Это кричит его королева. Женщина, которая создала здесь все и дала шанс многим талантливым людям, ну и еще… Дала мне жизнь.

– Не посмотрю, что ты уже взрослый мужчина, и пущу в ход указку!

Отправляю недокуренную сигарету в урну и поднимаю взгляд вверх, пряча руки за спину.

– Привет, мам! – растягиваю губы в улыбке, глядя на красивую женщину с мягкими чертами лица, но строгим взглядом.

– Стас, – повторяет мое имя, сверкая предупреждением в глазах.

– Здравствуйте, Маргарита Ивановна, – исправляюсь я.

– Зайди ко мне в кабинет, – произносит властно и скрывается в окне.

 

Черт! Только перед этой женщиной я чувствую себя вечным школьником. Ну не за сигареты же она собралась отчитывать меня, мы это прошли еще лет пять назад. Влад… В груди что-то противно хихикает. Обычно мы с братом горой друг за друга, но Леся изменила это. Стукач хренов!

Вхожу в кабинет матери и вдыхаю запах влажной земли и цветущих хрен-пойми-кого. Никогда не мог запомнить названия этих зеленых уродцев. Мать обожает комнатные цветы, а вот мы с братом их терпеть не можем. Сколько себя помню, указ полить все цветы в доме был самым страшным наказанием, потому что там их столько…

Можно было весь день этим заниматься, таская за собой стремянку, три ведра воды разной температуры и пульверизатор. «Цветы – тоже мои дети и, в отличие от вас – оболтусов, они меня не расстраивают». Собственно, кабинет Маргариты Ивановны Белецкой больше похож на клумбу, посреди которой стоит стол.

– Присядь, Стас, – звучит спокойный голос за моей спиной, но ей меня не обмануть.

Разговор будет не просто будничным.

Сажусь на стул с высокой спинкой и тут же отодвигаюсь от монстра, что стоит на краю стола и так и норовит дотянуться до меня своими колючками. Мама занимает кресло напротив и насмешливо приподнимает тонкую накрашенную бровь, как бы намекая, что я правильно все понял. Она не в настроении. Одно неловкое движение, и мне придется потратить вечер на то, чтобы выковырять из своего лица кактус.

– Ничего не хочешь сказать мне? – начинает Маргарита Ивановна, включая педагога.

– Мам, давай без психологических штучек, – вздыхаю.

– Я просила тебя поприсутствовать у Леси на репетиции, чтобы подыскать партнершу, а не для того, чтобы ты снова довел бедную девочку до слез.

– Я сказал правду, – чувствую себя попугаем.

Долго мне еще это повторять?

– А тебя о ней кто-то просил? – парирует мать.

Сверлим друг друга взглядом. Никто не собирается прерывать схватку, и мама хорошо это знает. Как и то, что характером я точно пошел не в отца. Вячеслав Святославович Белецкий уже бы давно опустил голову с фразой «ты права, милая», Влад, скорее всего тоже, но не я.

– Я имею право на собственное мнение.

– Да, если ты компетентен и объективен в вопросе. Минусы по обоим пунктам, Стас.

– Хочешь сказать, я плохой танцор?

– Хочу сказать, что ты не хореограф, не тренер и не учитель.

– Но я видел перед собой лучшие примеры, – растягиваю губы в улыбке, потому в глазах матери появляется яркий огонек. Она мой главный учитель, а еще она женщина, которая любит комплименты. – А Леся начала нести такую…

– И ты жаловаться будешь, – мать тяжело вздыхает и упирается подбородком в ладонь, вколачивая локоть в стол. – Может, в роддоме что-то напутали и у меня все-таки две дочки. Так я вам обоим платьица и бантики куплю.

Стыд ощущается красными пятнами на лице и шее. Отстой. Смотрю на кактус и всерьез подумываю самому долбануться об него мордой. Я ведь реально только что собирался ныть ей о том, как я прав, а все остальные не правы.

– Стас…

– Мы сами разберемся, мам. Я тебя услышал, – произношу спокойно и серьезно впервые за сегодняшний день.

Поднимаюсь с места, мечтая свалить уже отсюда скорее, но стук ногтя по столешнице заставляет остановиться.

– Мы еще не закончили, – Маргарита Ивановна взглядом указывает, чтобы я вновь занял свое место.

Конечно не закончили. Усаживаюсь обратно на стул в ожидании приговора. Из этого кабинета можно выйти только с грамотой в руках, либо с листком наказания. По-другому никак.

– Ты выбрал себе партнершу для новогоднего концерта?

– Мам, у меня есть партнерша. И не одна, – снова включаю режим попугайчик-Стас.

Понятия не имею почему родительница так загорелась идеей увидеть меня в паре с новичком, но уже целый месяц я слышу только об этом. А ведь у меня действительно есть на примете пара хороших девчонок из нашей прошлой команды, которые смогут станцевать со мной практически все, что угодно. Так зачем заморачиваться?

– Нет-нет, – качает головой. – Мы уже говорили, это должна быть просто девушка, а не твои роботы, которые не вылезают из танц-классов с тех пор, как научились ходить.

– Но я ведь такой же робот, – развожу руками, как бы подтверждая очевидное.

– Именно! Поэтому, я и хочу увидеть тебя в паре с человеком.

– Ты что-то недоговариваешь…

– Ты можешь хоть раз просто довериться матери?! – в глазах Маргариты Ивановны просматриваются слезы, а в голосе дрожь, словно я действительно обидел ее.

– Ты отлично играешь, мам, но я не папа. На меня это не действует, – произношу и вижу на ее лице зеркальное отражение моей собственной усмешки.

– Ты курил на порожках, Стас. Знаешь, что это значит?

– Заставишь меня вымыть полы во всем центре?

– Ты будешь помогать Лесе с ее группой до нового года. И из этой же группы выберешь себе партнершу, с которой поставишь номер. Лирический номер, Стас. Тонкий и душевный. Со смыслом.

Она так говорит, словно все остальные мои номера бессмысленны. Это не так. У них есть идея и сюжет. Нормальный сюжет, а не такой, когда боишься поскользнуться на соплях во время танца.

– Чем я могу ей помочь? У нее есть Влад.

– А теперь еще и ты, – не дрогнувшим голосом мама произносит саму страшную фразу, что я слышал.

Олеся получила нас обоих. Заманила в свои сети. Заколдовала. Притворялась милой подружкой, проникла в наши души. И в итоге похитила сердца и расхреначила их друг об друга, искупавшись в крови.

Молча поднимаюсь с места. Наказание никогда не может быть изменено или обжаловано, но… Я больше не ее ученик и не обязан играть в эти тупые игры.

– Стас… – мягкая интонация ломает ее голос и он становится таким тихим, что еле слышно.

Замираю возле двери, потому что теперь в кабинете не Маргарита Ивановна, а только моя мама.

– Белецкие не сбегают от проблем, ценят семью и уважают друзей. То, что она сделала не тот выбор, на который рассчитывал ты, не делает ее плохой. В любом случае кто-то бы пострадал.

– А так страдаем мы все, – сквозь стиснутые зубы произношу я.

– Нет. Они с Владом снова стали друзьями. Почему бы и тебе не попробовать?

– Они притворяются. Нельзя после такого стать друзьями. Зачем ты позволила ей остаться? Еще и группу разрешила набрать…

– Потому что я хочу, чтобы мои мальчики стали мужчинами.

Хмыкаю, толкая дверь. Мы уже давно ими стали, мам. Лет так в четырнадцать. Что она несет?

– И приведи себя в порядок! – кричит в спину Маргарита Ивановна. – Побрейся! Выглядишь как бездомный!

Не поворачивая головы, поднимаю вверх руку и перебираю пальцами. А я и есть бездомный, так что вполне соответствую. Не хочу возвращаться в нашу с братом квартиру, потому что Она почти все время там. Олеся. Улыбается и печет свои чертовы блинчики, а Влад радуется как придурок и продолжает делать вид, что его вполне устраивает статус друзей. Идиот! Иногда я вообще не вижу в нас ничего одинакового или даже отдаленно похожего. И теперь мне придется лицезреть эту парочку почти каждый день, да еще и партнершу искать для номера. За…шибись. Спасибо, мам!

Можно уйти. Конечно можно. Бросить все и просто… Тоска отзывается в каждом ударе сердца. А куда идти? Зачем? Все, что я умею, это танцы, но нашей команды больше нет. Искать работу на подтанцовках? Может, все-таки поступить в какой-нибудь универ? Ничего не хочется. Абсолютно ничего.

Так что, пока я снова нахожусь на попечении у родителей, придется их слушать. Точнее, ее. Мама у нас всем рулит. Хорошо, что она позволила нам с Владом поработать в ее креативном центре, после того как мы вернулись из тура. Прощального тура.

Мы делаем все, что не делает никто. Уборка, починка, косметический ремонт в музыкальном классе. Ну и еще ведем несколько занятий для детей и подростков. Мамуля не бросила своих оболтусов, но и никаких блюдечек с голубой каемочкой и пачек денег. «Мужчина должен обеспечивать себя сам. Иначе как он будет обеспечивать семью?» – говорит она постоянно. И все мужчины в нашем доме следуют этому правилу.

Вхожу в пустой танцевальный класс, где недавно была тренировка Леси, и включаю свет. Здесь все еще остался женский дух, в смысле пахнет перемешавшимися духами и совсем немного потом. Открываю настежь окно и подставляю лицо осеннему ветру. Вдыхаю свободу, выдыхаю огорчения. Новый день. Новые испытания. Танец с новичком значит? Лирический?

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»