Дым ОтечестваТекст

Читать фрагмент
Эта и ещё две книги за 299 в месяцПодробнее
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Посвящается маме – Новиковой Лидии Александровне



Родился в Казани в 1944 году, детство провел в маленьких деревеньках на западном склоне Урала закончил среднюю школу в г. Альметьевске – ныне нефтяной столице Татарстана. После окончания школы начал трудовую деятельность на газобензиновом заводе в качестве разнорабочего, затем в 1962 году поступил, а в 1967 поступил в Уфимский нефтяной институт, после окончания которого был оставлен в этом же институте на преподавательской работе.

…До того как Владимир Данилов начал сочинять стихи, он прошёл непростой, насыщенный многими драматичными событиями жизненный путь. Удивительно, что интеллектуал, окончивший четыре престижных вуза – нефтяной институт в Уфе, две столичные академии, в том числе Дипломатическую МИД СССР, и философский факультет МГУ, – всю жизнь занимается самообразованием. Богатый жизненный опыт однажды побудил его взяться за перо. Автор опубликовал несколько сборников стихов, в том числе «Ключ», «Песни пилигрима», «Пока поётся слово», «Храни…». В его стихах – дыхание времени, философская тема, связь с происходящими в стране событиями, любовь к Родине, природе, жизни, неповторимой и непредсказуемой, и, конечно же, к женщине. Проживает в г. Старица Тверской области.

С 1999 года – член Союза писателей России. Лауреат и дипломант международных, общероссийских и ведомственных фестивалей и конкурсов стихов и песен «Спецназ-50» (1999), «Виват Победа» (2002), «Рубеж славы» (2003), Лермонтовского конкурса «Люблю Отчизну я…» (2003), награждён медалью Лермонтова (2005), участник около трёх десятков песенных аудиоальбомов.

Данилов В. А. стал инициатором сборника «Служу Отечеству», вышедшего в 2005 году.

Дым Отечества

 
«Мне дым Отечества и сладок и приятен»:
Сказал когда-то наш известнейший кумир.
– Не ведаю, что скажет мой историк,
Но дым Отечества сегодня горек.
Разрывами кассетных бомб дымится мир.
 


Пока поётся слово…

 
Твори, поэт, пока поётся слово,
Пока над миром плавится заря,
И опускается закат лиловый,
И бьётся сердце, пламенем горя.
 
 
Твори, поэт, пока Пегас крылатый
В заоблачную высь уносит ум,
Пока на душу не надеты латы,
Пока она полна свободных дум.
 
 
Пока в полёте прорезаешь время
И видишь то, что не дано другим,
Пока несёшь чужих страданий бремя,
Пока любить способен и любим!
 

30 июля 2000 г.

Храм

 
Чем в жизни занят ты, —
Спросил меня мой друг, —
И почему твой лик
Так грустен и суров?!
Я идолам служу,
И чищу Солнца круг,
И воздвигаю Храм
На кладбище умов!
 

18 апреля 1999 г.

Ключ

 
Не мудрите, философы,
И не тратьте напрасно чернила:
Всё равно не ответите,
Для чего мы на свете живём.
Не стучите вы посохом
По земле нашей тёплой и милой,
Неизбежно мы встретимся
Под осенним пожухлым жнивьём.
 
 
Кто гранитом придавлен,
Кто упрятан густыми кустами,
Кто лежит между плитами,
В колумбарий надёжно закрыт,
Кто на поле оставлен
И завален гнилыми крестами,
Кто обмотан молитвами,
На погосте в могилу зарыт.
 
 
Все нашли свою пристань,
Где б кого и куда б ни носило,
Каждый выбрал по вкусу
Спасательный жизненный круг.
Шли путём каменистым,
Часто падая, шли через силу,
Поддаваясь искусу
Жить сытнее, чем преданный друг.
 
 
Совершали поступки,
В правоте иногда сомневаясь.
Наш единственный метод —
Бесконечных ошибок и проб.
Было, шли на уступки,
Красоте неземной поддаваясь,
Упивались моментом,
Прозревая, впадали в озноб.
 
 
Навсегда уходили,
Сделав самое главное дело,
Передав своим детям
Колдовской генетический ключ.
И дожди размывали
Наше хрупкое бренное тело,
Разлетались по ветру,
Собираясь средь розовых туч.
 
 
Не мудрите, философы,
И не тратьте напрасно чернила:
Никогда не открыть вам
Вечной тайны живого ключа.
Вновь покроется поле
Золотистою нежною нивой
И ударит копытом
Серый в яблоках конь сгоряча.
 

Апрель 1996 г.

Буква заглавная

 
Делай, что должно,
Пусть будет, что будет.
Смело тогда на судьбу уповай.
Бог ничего никогда не забудет,
Главное, сам Его не забывай.
 
 
Жажду богатства
Гони за пределы
Сердца, души, головы и ума, —
Совесть не любит крутых переделов.
Чистая совесть – богатство сама.
 
 
Счастливы те лишь,
Кто звёзд не хватает
С неба, влезая на плечи других.
Что заработал, того и хватает, —
Совесть не любит вещей дорогих.
 
 
Делай, что должно,
Всё будет, как будет.
Душу излишеством не искушай.
Скромность и честность никто не осудит.
То, что заслужено, то и вкушай.
 
 
Делай, что должно —
Заповедь главная.
С правилом этим иди до конца.
Формулы счастья буква заглавная,
И без неё не достигнуть венца!
 

Молитва

 
Однажды заброшу все хлопоты,
Высоко в небеса поднимусь
И вдали от мирского грохота
Помолюсь за родимую Русь!
 
 
За людей, никому не известных,
За глаза, что устали от слёз,
И накрою Знамением крестным
Смятый ситец кудрявых берёз.
 
 
Попрошу я у Господа Бога
Разогнать над страною туман.
Помоги нам, Всевышний, немного, —
Разглядеть вековечный обман.
 
 
Знаю, сбросим безверия путы,
И туман растворится густой.
Ведь позволил же Ты почему-то
Называться России святой.
 
 
За забвенье Тебя я покаюсь,
За других, Ты прости, не берусь.
Я хочу, чтоб жила, улыбаясь
Золочёными храмами, Русь!
 

1998–2001 гг.

Поэту печали

 
Мать России целой – деревушка,
Может быть, вот этот уголок…
 
Н. Рубцов

 
Уголок мой, Богом позабытый,
На погосте сгнившие кресты,
Окна накрест досками забиты,
Избы ужасающе пусты.
 
 
Петухи давно уж не тревожат
Тишины по утренней поре.
И никто коня здесь не стреножит.
Дохлый пёс в собачей конуре.
 
 
Говорят, здесь жили две старушки,
Года два назад, а может, три.
А теперь крыльцо – одни гнилушки
И венцы, трухлявые внутри.
 
 
Остов развалившегося храма
Истекает кровью кирпича.
На ротонде кованая рама
Дыбится, судьбу свою влача.
 
 
Городищи, Глухово иль Льгово,
Все вы одинаковы теперь.
Вы останки времени иного,
Позабыла вас родная Тверь.
 
 
Не кричи так жалобно, кукушка,
Над бурьяном брошенных дорог.
Умерла старушка – деревушка —
Мать России – тихий уголок!
 

Цемент

 
«От пола ноги коченеют,
Цемент проклятый всё унёс».
 
(Надпись на стене камеры в лагере для политзаключённых под Карагандой. Закрыт в 1954 г.).

 
Чиновники в Москве чинеют,
А здесь бесчинствует мороз,
От пола ноги коченеют,
Цемент проклятый всё унёс.
 
 
Прошлась по мне лихая «тройка».
Ну где же справедливость, где?
Неужто в руднике, на стройке,
Неужто здесь, в Караганде?
 
 
И за какие прегрешенья
Перед любимою страной
Приговорён её решеньем
Жить за бетонною стеной?
 
 
Работа до седьмого пота
Не так страшна, как яд тоски
И как бесплодная забота
О доме – душит, что тиски.
 
 
Где лягу в землю, знаю точно,
Здесь есть табличек частокол.
Кладут под номер с датой, очно.
Крестом стоят табличка, кол.
 
 
Душа от боли коченеет.
Проклятый лагерь жизнь унёс.
Тузы потроечно тучнеют,
Съедая мой гражданский взнос.
 

19 августа 2003 г.

Непогоды

 
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.
 
Н. Рубцов

 
Не везёт нам в России с погодой —
Год из года скупые хлеба.
Век из века сплошные невзгоды
Да гудит моровая гульба.
 
 
Но зато на кресты урожаи —
Бесконечная войн полоса.
Сыновей для крестов нарожали.
Не скудеют в России леса.
 
 
А враги изнутри и снаружи —
Русофобы и прочая чудь.
Никакое не может оружие
Непогоду на «ясно» свернуть.
 
 
Кроме войн, революции, бунты,
Перевспашка застойных пластов,
Демократии, культы да хунты, —
И растёт урожайность крестов.
 
 
Обозначился Родины остов —
Отощала Великая Русь.
Вырастают кресты на погостах.
Жаль, но скоро и я уберусь.
 
 
Измочалили нас непогоды.
Не кончается войн полоса.
Век из века сплошные невзгоды
Да крестов вековые леса.
 

25 октября 2001 г.

 

Не зовите

 
Эй, слезливые разрушители!
Слуги доллара и тельца,
Чернодушные небожители,
Мать продавшие и отца.
 
 
Не зовите меня покаяться
В оправдание ваших грехов.
Не надейтесь, вам не достанется
Покаянных моих стихов.
 
 
Русь родная! Мне не в чем каяться.
Я пылинка с твоей ноги.
Суждено мне с тобою маяться, —
Нет верней у тебя слуги.
 
 
Выходите на площадь строиться,
Перевёртыши всех мастей.
Вас осудит Святая Троица —
Власть верховная всех властей!
 

19 июля 2000 г.

Струна

 
Бывали хуже времена,
Но не было подлей…
 
Н. Некрасов

 
Двадцатый век ушёл навек,
И человек устал.
Век всё купил и всё продал,
И веком ада стал.
 
 
Ну вот и двадцать первый век
Вступил в свои права.
Всё те же небо, человек,
Вода, земля, трава.
Всё так же хочется добра,
Но всё во зле горит.
Всё так же та, что из ребра,
Всё-то же говорит.
 
 
По-прежнему пылает страсть,
Желанья щекоча.
И, как и раньше, служит власть
Лишь воле трюкача.
 
 
Как в прошлом, главные слова
Кончаются на «изм».
От них кружится голова…
Террор и глобализм.
 
 
Как раньше, спорим: «Кто наш Бог?
Христос или Аллах?»
Всё так же «дольний мир» убог,
И правит нами страх.
А то, что в «мире горнем» есть,
Тому не можем внять,
И слепо ждём «благую весть»,
Не в силах связь понять.
 
 
Век Двадцать первый наступил,
В нём Водолей царит.
Он всё продал и всё купил,
И ложью говорит.
 
 
Куда пришла моя страна?
Ответь мне, Водолей!
Бывали хуже времена,
Но не было подлей!

Судьбою тяжкою годин
Натянута струна!
А Бог у нас, у всех – один,
В любые времена!
 

4 ноября 2002 г.

«Царь природы»

 
Всё, ребята, мы дождались —
Ось у шарика снесло.
То, чего мы так боялись,
Мимо нас не пронесло.
 
 
От сохи и до ракеты
Пролетел Двадцатый век.
Без расчета и без сметы
Рвался к власти человек.
 
 
Рвался к власти над природой
Без раздумий, напролом.
Показали наши годы:
Царь природы – дуролом.
 
 
Сила есть – ума не надо!
Лозунг праведный: «Прогресс».
Власть над разумом – награда.
Вместо Бога – жёлтый бес!
 
 
В том же веке царь природы —
«Ноосферный гамадрил»
Вынес ядерные роды,
Миру бомбу подарил.
 
 
Обескровлена планета.
Властью правят нефть и смерть.
В паутинах интернета
Лопнула земная твердь.
 
 
Тон бен-ладены и буши
Всему свету задают
(Некому надрать им уши):
Гимны сатане поют.
 
 
То жара, то жуткий холод,
Спид, цунами, птичий грипп…
Ожирение и голод…
В общем – «царь природы» влип.
 
 
Стоит Солнцу ярче брызнуть,
Пламенный послать привет,
И останется от жизни
Пыль летящих вдаль комет.
 
 
Если б бросило светило
Нас хоть в маленькую тень,
Холодом бы всё скрутило
И погас бы жизни день.
 
 
Нам тепло Земного шара
Вместе с солнечным лучом
Подарили жизни чары
И подставили плечо!
 
 
Мы ж, сумняшеся ничтоже
Долбим Землю в пух и прах.
Часто лезем вон из кожи,
Чтоб другого ввергнуть в крах.
 
 
Ну а если бы без страсти,
Без ущерба для Земли
И без алчной жажды власти
В мире люди жить могли?
 
 
Разум в небеса прорвётся,
Жизнь в Галактику взлетит!
Может быть, тогда прервётся
Цепь безумных атлантид?!
 

23 января 2006 г.

Ядерная диета

 
Земляне, спасайте планету,
Послушайте нас, стариков!
И ядерной бомбы диету
Накройте проклятьем веков,
Которые долго учили
Ценою бесчисленных жертв,
(Что в бозе кровавой почили):
Ты жив ещё, но уже мертв!
 
 
Зачем нам штыки из булата,
И пища из ломаных ген?
Всё ближе и ближе расплата,
И воздух заменит фосген,
Земля превратится в помойку,
Насквозь продырявленный шар!
И род тараканий сверхстойкий
Обломки воспримет как дар!
 
 
Начнёт «возрождаться» планета —
Восцарствует чувственный ум,
Наступит эпоха расцвета —
Крысиного разума бум!
А мы, человеки, неправы, —
Все те, кто корыстью гоним.
Замечу и левым, и правым
Без разницы, вместе сгорим.
 

26 апреля 2009 г.

Может быть!

 
Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует…
 
Ф. Тютчев,1851 г.

 
Не плоть, а дух растляется в веках,
И человек отчаянно тоскует;
Но кто свой дух сдержал в своих руках,
Душа того растленьем не рискует.
 
 
Всё так и было испокон веков,
И никогда не будет по-иному —
Не сбросить нам растлительных оков,
Пока охвачены соблазнов комой.
 
 
Растленный дух мятется среди нас,
Стремясь схватить весь мир в свои объятья;
Но благовестом льёт небесный глас, —
Услышьте этот голос, люди – братья!
 
 
Божественная сила от небес
Нисходит каждому из нас без меры.
Воспользуйся сим чудом из чудес,
Смелей отбрось неверия химеры!
 
 
И, может быть, наступит Новый век,
Умерят пыл растлительные силы,
И Homo Sapiens – разумный человек
Восцарствует на берегах России!
 

8 ноября 2002 г.

Крест

 
В чём счастье?… В жизненном пути
Куда твой долг велит – идти…
 
А. Майков, 1889 г.

 
В чём счастье?…
                В жизненном пути,
Что нам судьбою обозначен?
В том, чтоб безропотно пройти —
Удачен он, иль неудачен?
 
 
В том, чтобы крест свой до конца
Нести, каким бы тяжким ни был,
Будь он из злата иль свинца,
Куда б в конце пути ни прибыл?
 
 
Но если ты врагом гоним,
Корыстью алчного соседа,
Жестокой грубостью раним
Или безбожною беседой?
 
 
Что ж, на врага закрыть глаза
И не преодолеть преграды?
И ждать, пока твоя слеза
В миру не вызовет отрады?
 
 
Любить покорно, тихо жить,
Терпеть надеяться и верить?
И обстоятельствам служить,
Своих сомнений не проверить?
 
 
В чём счастье?… В жизненном пути,
Куда твой долг велит – идти,
К врагам непримиримым быть,
Своею честью дорожить,
Отечеству служить и Веку,
Любить и славить Человека!
 

9 ноября 2002 г.

Доколе!..

 
Мне голос был, он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда…»
 
Анна Ахматова

 
О, край мой, лапотный и снежный,
О, Русь, – холодная земля,
Народ мой, страждущий и нежный,
О, пустынь, – вотчина Кремля!
 
 
Доколе ворон будет виться
Над золочёною главой,
Доколе будет дым клубиться
И клич носиться боевой.
 
 
И голос вкрадчиво утешный
Доколе будет зазывать
Покинуть край «глухой и грешный»,
Забыть Отечество и мать.
 
 
Спаси, о Господи, помилуй
От лжепророков и льстецов.
Не бросить нам России милой,
Не кинуть родины отцов.
 
 
Закройте, братья, слух спокойно,
Что б ни нашёптывала чудь,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернилась ваша суть.
 

Не покидайте…

 
Не уезжайте из страны, ребята:
Ни дочь, ни сын, невестка или зять!
Ведь Родина ни в чём не виновата.
Она сегодня, как больная мать.
Не покидайте в трудную годину
Свой отчий дом и материнский край!
Подставьте им своё плечо и спину,
Несите крест не за путёвку в рай!
 
 
Отцы отдали кровь свою и силу,
Отечество спасая от врага!
На том стояла и стоит Россия!
Вам предков честь и память дорога?
 
 
Сидеть в кустах негоже на пожаре,
Негоже холуём в чужом краю
Хватать куски, как крыса на базаре,
И представлять, что ты в земном раю.
 
 
Тот рай «зелёный» эхом отзовётся
Потомкам вашим через много лет.
У нас оно беспамятством зовётся.
Свободы не было без Родины, и нет!
 
 
Не покидайте Родину, ребята!
Ни русский, ни татарин, ни чуваш!
Ведь мать бывает лишь детьми богата.
И не бросайте этот дом – он Ваш!
 

3 апреля 2001 г.

Ратный дух

 
Ах ты, Русь, моя Россия, —
Море слёз, любви и… кровь!
Может, правда, ты – Мессия, —
Восстаёшь из пепла вновь!
 
 
В прошлом, позапрошлом веке,
Триста лет тому назад,
Ищут в русском человеке
То ли перед, то ли зад!
 
 
Все хотят понять причину:
Почему нельзя убить,
Почему с одной лучиной
Можно жить, творить, любить!
 
 
Сожжена, плетьми забита,
Обескровлена сто раз,
Но ни разу не убита,
И лицо – как на показ!
 
 
И свои её терзают,
И неймётся взять чужим.
То кроят, то разрезают,
То в растяжку, то в зажим.
 
 
Север, Юг, Восток и Запад
Размечтались: Русь в забой!
Все её хотят захапать
И загнать народ в запой.
 
 
Успокойтесь и уймитесь, —
Господа из разных стран,
Чем-нибудь своим займитесь,
Не тревожьте наших ран!
 
 
Есть неведомая тайна —
Иноземцу не понять! —
Дух общинный или стайный
Собирает русских в рать!
 
 
Ну а ратный дух России
Никому не одолеть!
Помните! – Свои, чужие, —
Будем жить и песни петь!
 

13 июля 1997 г.

Альманах

 
Москва, седая от мороза,
Застыла в долгих зимних снах.
Скупая уличная проза —
Московских улиц альманах.
 
 
На Красной Минин и Пожарский
Застыли в бронзе на посту.
Часы на Спасской звоном царским
Сбивают спесь и суету.
 
 
Брусчатка холод источает,
Молчит Кремлёвская стена —
С тревогой новый век встречает.
О чём задумалась она?
 
 
Тверская зябко жмётся в шубки,
Раскрыв оконные глаза.
С ментолом сигареты в губках,
Щекочет на ветру слеза.
 
 
Когда-то конка тут ходила,
Царил в витринах пролеткульт,
И Маяковский – заводила
Внедрял стихом работы культ.
 
 
Манежная преобразилась:
Классический, помпезный тон!
Базаром злачным вглубь вонзилась,
Презрев земли московской стон.
 
 
Базар пока закрыт для черни,
Хотя тепло там и в мороз.
В час утренний, дневной, вечерний —
Там царство «зелени» и роз.
 
 
Морозостойкие студенты,
Освоив каменный Арбат,
К хот-догам тянутся под тенты,
А после им и чёрт не брат!
 
 
Лотки, художники, пижоны
Арбата – модернизма фронт.
Здесь Пушкин был молодожёном,
Ему завидовал бомонд.
 
 
Метро ноздрями дышит паром,
Мчат под землёю поезда.
Недаром, люди, ох, недаром
Горит Кремлёвская звезда.
 
 
Садовое кольцо дымится —
Свинцовый ядовитый пар.
Поток автомобилей мчится —
Безумен взгляд раскосых фар.
 
 
Задумчив Гоголь на бульваре:
Зачем столь быстрая езда,
Коль потонуло всё в угаре
И не видна над ним звезда?
 
 
Поклонная гора курится
Во славу предков, не спеша,
Ведь предкам нечего стыдиться…
Замри пред ними, не дыша!
 
 
Подумай, как они сумели
Остановить у стен врага,
Какими были предков цели,
Чем им столица дорога?!
 
 
Меня в уныние приводит
Ростовых дом на Поварской:
Во дворике охрана бродит,
И дом пустует день-деньской.
 
 
А ведь когда-то в этом доме
Был у Наташи первый бал!
О нём Толстой в известном томе
Нам всё подробно рассказал.
 
 
Наследники седого мэтра,
Собравшись в праведный Союз,
На всех его квадратных метрах
В нём прославляли раньше Муз!
 
 
За супермодных «новых» стыдно,
Ведь разоряют славный дом.
За беззащитных Муз обидно,
Круг них Гоморра и Содом!
 
 
Неглинка под землёй струится,
Лубянка, Старая, Китай!
Здесь снова строгий люд роится, —
Смотри, да много не болтай.
 
 
Здесь был когда-то Гиляровский,
В уме мешая краски дна.
Его эскизы ярки, броски —
В них нагота Москвы видна.
 
 
Её мы любим и такую —
Ведь, говорят, любовь слепа.
Поверьте, правда, не смакую,
Мы дети ей, а не толпа.
 
 
Я верю в новую Россию,
В её могущество и стать!
Жаль «новых», что, имея силу,
Не могут книги полистать!
 

16 февраля 2000 г.

 
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»