Уведомления

Мои книги

0

Будущее сегодня. Как пандемия изменила мир

Текст
12
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Будущее сегодня: как пандемия изменила мир | Шеварднадзе София Паатовна
Будущее сегодня: как пандемия изменила мир | Шеварднадзе София Паатовна
Бумажная версия
555 
Подробнее
Будущее сегодня: как пандемия изменила мир | Шеварднадзе София Паатовна
Бумажная версия
555 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Литературный редактор Юлия Гайнанова

Художественное оформление обложки Манана Арабули

Фото автора на обложке Александр Кунда

© Шеварднадзе С., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Рецензии на книгу

Михаил Зыгарь, журналист, писатель, автор книг «Вся кремлевская рать» и «Империя должна умереть»

Российская журналистика часто бывает сфокусирована на прошлом. В России не принято говорить о будущем – это сложно. Многим кажется, что строить прогнозы или наивно, или провокативно, или глупо, или гарантированно бессмысленно. При этом именно в разговорах о будущем рождаются новые смыслы. Именно в планах на завтра рождается образ будущего, который мы творим своими руками. Софико – редкий журналист, которая устремлена в будущее, которая о нем думает, о нем говорит, о нем волнуется. А значит, будущее за ней.

Юрий Сапрыкин, журналист, руководитель проекта «Полка»

Софико Шеварднадзе провела несколько месяцев в самоизоляции – точно так же, как и мы, ее зрители и читатели, – но использовала это время гораздо лучше, чем большинство из нас, ее читателей и зрителей. Так же, как мы, она переживала из-за того, что привычный ритм жизни оказался нарушен, мучилась из-за неопределённости, тревожилась о будущем, даже немного болела: обо всём этом вы прочитаете подробнее на страницах этой книги. Но, в отличие от большинства из нас, она успела поговорить за эти месяцы с самыми блестящими и проницательными людьми, которые могут объяснить, что с нами происходит и чего ждать дальше, а потом сделала из этих разговоров книгу, которую вы и держите сейчас в руках (или, может быть, видите на экране).

Эта книга, прежде всего, лирический дневник обычного человека, переживающего совершенно неординарную ситуацию. В тех событиях, надеждах и страхах, о которых пишет Софико, любому читателю легко узнать себя: да, мы точно так же волновались за здоровье близких, спешили к ним через стремительно закрывающиеся границы, отменяли уже готовые планы и строили новые, чтобы потом снова их отменить, искали (и находили) у себя самые пугающие симптомы, боролись с внезапно навалившимся сном в течение дня, с бессоницей – ночью и с тревогами в любое время суток, учились работать, дружить и влюбляться в зуме, пытались угадать, что ждёт нас дальше. Наверное, когда-нибудь по этой книге мы сможем вспомнить, что происходило с нами в это странное время. Важное и существенное отличие заключается лишь в том, что у Софико Шеварднадзе в этой неординарной ситуации были очень необычные собеседники: вирусологи и художники, экономисты и футурологи, нобелевские лауреаты и авторы интеллектуальных бестселлеров. И пока автор проживает эти тревожные месяцы, герои её интервью объясняют, что с нею и с нами происходит.

То, что они говорят, можно свести к нескольким простым тезисам. Во-первых, пандемия – это не результат заговора миллиардеров во главе с Биллом Гейтсом и не изобретение сумасшедшего учёного: это естественное следствие того, как устроен современный мир, с его перенаселёнными мегаполисами, открытыми границами, тысячами людей, которые ежедневно перемещаются с континента на континент, и тут же встречают другие десятки тысяч на стадионах, уличных праздниках или научных конференциях. При такой конфигурации общества уберечься от разрушительных эпидемий невозможно: победим эту, придёт другая. Во-вторых, внезапно обрушившаяся пандемия – лишь один из факторов глобальной нестабильности: сложность современной цивилизации достигла такого уровня, что главным навыком в этом мире становится умение мириться с непредсказуемым, обходиться с неопределённым и постоянно меняться на ходу. Один из героев этой книги Николас Нассим Талеб назвал это умение «антихрупкостью»: нужно научиться таким навыкам и качествам, чтобы внешние воздействия и глобальные катаклизмы – вроде переживаемой нами пандемии – не могли бы разрушить нас (наши проекты, наши компании, наши сообщества), чтобы мы, столкнувшись с ними, готовы были измениться в ответ. В третьих, в результате пандемии (как этой, так и возможных будущих) мир точно станет меньше. Не таким глобальным, не таким прозрачным и проницаемым, не таким единым. В нем будет меньше трансконтинентальных перелетов, в нем придется меньше думать о судьбах человечества и больше – о сегодняшнем дне своего города, в нем необходимо будет делегировать принятие решений с глобального или общенационального уровня на уровень отдельных городов, регионов или сообществ. И успех в этом новом мире придет к тому, кто увидит в этом новом мироустройстве не ограничения, но возможности – будь то возможность лучше узнать свою страну, ограничить ненужные общения, заняться новыми онлайн-проектами или сосредоточиться и лучше разобраться в себе.

И, наверное, самый обнадеживающий итог этих разговоров: в этом стремительно меняющемся мире по-прежнему есть эксперты, понимающие суть этих изменений, а также в том, что любознательный и неленивый человек, в какой бы точке мира ни застал его карантин, способен добраться до этих экспертов, задать им правильные вопросы и рассказать об этом своим читателям. Попутно показав на своём примере – и на примере книги, которую вы видите перед собой, – что понятные и достижимые цели помогают справиться с унынием, а режим дня прекрасно помогает от тревожности.

Жизнь продолжается. Мы не одни.

Предисловие

Пятнадцать лет я была политическим интервьюером. Кульминацией моей карьеры стало пленарное заседание Петербургского международного экономического форума. Раньше ни одному отечественному журналисту вести подобное мероприятие не поручали, всегда приглашали западных звёзд. А я модерировала беседу, в которой приняли участие президент России Владимир Путин, президент Китая Си Цзиньпин, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш и главы ещё трёх государств. Это был один из самых интересных и важных опытов в моей жизни – четыре часа общаться с людьми, по сути творящими историю современного мира.

Форум разделил мою жизнь на «до» и «после», но совсем не в том ключе, в котором я ожидала.

Прошла заслуженная эйфория, мои пять минут славы. Я успокоилась и стала вспоминать, как провела последние несколько месяцев, как готовилась, конспектировала, читала, сколько сил тратила. Вокруг предстоящего события строилась вся жизнь, я была максимально сконцентрирована, спала по три-четыре часа в сутки. Состояние, немного похожее на влюблённость. Я превратилась в клубок из энергетически накалённой проволоки.

Но вот клубок распустился, я расслабилась и две недели проспала. Так я всегда справляюсь со стрессом: когда умерла любимая бабушка, то вообще три недели не вставала с постели.

Наступило чудовищное опустошение, как это часто бывает после грандиозных проектов. Я как будто сошла с эмоциональных американских горок, где перед каждым спуском у меня перехватывало дыхание. Кто же знал, что скоро начнёт задыхаться весь мир.

Я поняла, что потратила столько энергии и внутреннего ресурса при подготовке к форуму… и мне захотелось более осязаемых результатов! Изменилось ли что-то после этого, безусловно, интересного и насыщенного обсуждения? Не думаю. Когда взвешиваешь уровень отдачи и то, что остаётся в сухом остатке, приходится быть с собой честной. Да, я хорошо провела сессию, я войду в историю как первый российский журналист, который её модерировал, и что? Этого просто недостаточно.

Не хочу показаться неблагодарной и искренне считаю, что мне невероятно повезло. Получилось доказать и себе, и другим, что я – отличный модератор. Но результат был несоразмерен тем ресурсам, которые ушли на подготовку. Если уж на чём-то так сильно концентрироваться, отдавать всю себя, пусть это будет нечто, что по-настоящему изменит мир.

Под «изменить мир» я не имею в виду что-то громадное и пафосное, нет. Чтобы быть героем, достаточно делать то, что в твоих силах в данный момент, например, перевести пожилую женщину через улицу. Именно так и меняется мир. И мне хотелось сделать максимум из того, что я реально сейчас могу.

Политика в той форме, в которой она существует, уже не успевает за быстро развивающейся реальностью. Я наблюдаю некий дисбаланс. Какими бы успешными ни были политические лидеры, они действуют по правилам, которые не обновлялись со времён холодной войны. Может быть, это странно прозвучит от человека, который вырос в семье крупного политика, но я так чувствую. Чувствую, что все эти новые холодные войны между Россией и Америкой или между Америкой и Китаем, неужели они важны, когда тебе говорят, что через сто лет, – а это как бы не так уж и много, это про твоих правнуков – уже нечем будет дышать и негде будет жить? И вроде кто-то как-то реагирует, потому что не комильфо не реагировать, но, по большому счёту, эта повестка играет роль даже не второго плана, а растворяется в массовке. Такие вопросы, как прогноз погоды, всегда где-то в конце. И это в то время, когда уже произошла четвёртая индустриальная революция и мир стал свидетелем невиданного технологического прорыва. Государства продолжают качать нефть, продолжают вооружаться и разоружаться, вести гибридные войны. Главы основных мировых экономик в силу возраста существуют в другой парадигме: мой регион – твой регион, где проходят границы… Кому сегодня это важно, если самая главная проблема, перед которой стоит мир, – нехватка чистой питьевой воды?

То есть за последние двадцать лет мы все стали жить по-новому. Но вместо благотворного влияния инновационных технологий на эволюцию человечества, мы получили возрастающую разницу между бедными и богатыми. Никогда ранее в мире столько людей не голодало.

Сколько бы я ни провела панелей с главами государств, ничего не поменяется. Мне показалось, что если начать говорить с людьми, которые реализуют проекты, меняющие конкретные жизни, это будет созидательнее, чем просто брать интервью у политиков. Хороших политических интервьюеров и так много, обойдутся без меня.

 

Тогда я пошла искать ответы у визионеров, и уже год беру интервью у лучших умов современного человечества: учёных, нобелевских лауреатов, деятелей культуры. Я переделала свою авторскую программу из «СофиКо» в «СофиКо. Визионеры». Что значит новая приставка? Под этим словом я подразумеваю человека с особенным видением, лидера или даже пророка в своей отрасли.

Пленарное заседание прошло в конце мая 2019 года, а в конце июня я уже сделала промо для программы нового формата. Эта передача шла на канале «Россия сегодня» на английском языке, и тогда я подумала, что важно делать нечто подобное и на русском, в российском пространстве, так запустилась передача «Просто о сложном» на «Яндекс. Эфир».

Я с изумлением обнаружила, что почти все, кто меня окружает, тоже были в поисках контента именно с визионерами. И с тех пор, если честно, само слово стало избитым и для кого-то звучит пафосно, расплодились шарлатаны. Но, тем не менее, люди с видением, способные чувствовать будущее, они точно есть. Визионеры мыслят иначе, смотрят глобально и видят шире, у них есть ответ, как обуздать волну современных вызовов.

Я как будто предчувствовала, что должно произойти нечто важное. И когда началась пандемия, выяснилось, что большинство интервью так или иначе оказались пророческими. Мои собеседники в программе «СофиКо. Визионеры» предсказали те события, с которыми мы столкнулись сегодня. Но всего несколько лет назад их слова казались чем-то маловероятным или даже невозможным.

Например, меня поразил отрывок из интервью с Нассимом Талебом, автором бестселлера «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости», когда я его пересмотрела в сегодняшней реальности: «Я был удручён тем, как мир отреагировал на вирус Эбола. Меня опечалила беззаботность людей. Они не понимают, что такие угрозы необходимо подавлять в зародыше, а не ждать, пока заболевание распространится. Меры по снижению риска требуются более активные. Нужно собраться и сказать: “Итак, если появится ещё один вирус, подобный Эболе, как мы будем с ним бороться?” Если завтра произойдёт чрезвычайная ситуация, вспыхнет заболевание, мы к ней не подготовлены».

Когда я увидела, как большинство моих программ резонируют с тем, что происходит сегодня, я поняла, что просто обязана поделиться знаниями, приобретёнными за это время. И своей историей, и идеями визионеров, с которыми мне повезло пообщаться.

В книге я собрала важные мысли наших значимых современников о том, как пандемия изменила мир. Это разговор о проживании кризиса, о том, какие этапы мы проходим в «Третьей мировой войне», и что нас ждёт. Она обо мне, о вас и важных выводах, к которым нас подтолкнула пандемия, на каком бы континенте мы ни находились, кем бы ни работали и какими бы проблемами ни была занята наша голова.

Чтобы понять, как человеку адаптироваться к новой реальности, и подготовить эту книгу, я вновь побеседовала с выдающимися людьми.

Нассим Николас Талеб – американский эссеист, писатель, статистик и бывший трейдер и риск-менеджер ливанского происхождения. Доктор философии. Автор бестселлера «Чёрный лебедь», «Антихрупкость» и «Рискуя собственной шкурой».

Челль Нордстрём – шведский экономист, писатель и общественный спикер.

Александр Аузан – российский экономист, доктор экономических наук. Декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Джеффри Сакс – американский экономист. Бакалавр, магистр и доктор философии Гарварда, с 2002 года работает в Колумбийском университете в качестве директора Института Земли. Лауреат премии Бернарда Хармса.

Владимир Познер – советский, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, первый президент Академии российского телевидения, писатель.

Айдан Салахова – советский и российский живописец, скульптор, галерист и общественный деятель, педагог, профессор. Академик РАХ. Член Союза художников.

Джанандреа Нозеда – итальянский дирижёр, обладатель премии «Грэмми» за лучшую оперную запись, главный дирижёр Филармонического оркестра «Би-Би-Си» и главный дирижёр Туринского Королевского театра.

Рем Колхас – голландский архитектор, теоретик архитектуры. Среди его самых крупных проектов Гуггенхайм-Эрмитаж в Лас-Вегасе, центральная библиотека Сиэтла и Дом музыки в Порту. Его бюро разработало концепцию здания для Центра современной культуры «Гараж» в Москве.

Ай Вейвей – китайский современный художник и архитектор, куратор и критик.

Татьяна Черниговская – советская и российская учёный в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания. Доктор биологических наук, доктор филологических наук, член-корреспондент РАО. Заслуженный деятель высшего образования и заслуженный деятель науки РФ.

Андрей Курпатов – футуролог, врач-психотерапевт, телеведущий, продюсер, бизнесмен, писатель.

Ольга Ускова – российский предприниматель, основатель и президент группы компаний «Когнитив Текнолоджис», заведующая кафедрой инженерной кибернетики НИТУ МИСиС.

Дмитрий Волков – предприниматель, инвестор, философ, коллекционер, деятель современного искусства. Совладелец компании «Дэйтинг Груп».

Константин Новосёлов – российский и британский физик. Лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года, член Лондонского королевского общества, иностранный член Национальной академии наук США.

Филипп Кусто – эколог, французский океанограф, режиссёр, исследователь, сын Жака-Ива Кусто и Симоны Кусто.

Сергей Нетёсов – доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета. В течение 17 лет работал заместителем директора по научной работе вирусологического и биотехнологического центра «Вектор», где разрабатывают российскую вакцину от коронавируса.

Михаил Фаворов – доктор медицинских наук, профессор, президент компании «Диапреп Систем», в прошлом руководитель Национального центра вирусных гепатитов СССР, региональный директор Американских центров по контролю заболеваемости в Центральной Азии, заместитель директора по науке Международного института вакцин при ООН.

Сергей Альховский – доктор биологических наук, заведующий лабораторией биотехнологии Института вирусологии имени Д.И. Ивановского.

Алексей Аграновский – доктор биологических наук, профессор, вирусолог с сорокалетним стажем. Несколько лет работал старшим научным сотрудником-вирусологом Минсельхоза СССР в Эфиопии. Возглавляет сектор молекулярной биологии вирусов кафедры вирусологии Биологического факультета МГУ.

Хелен Фишер – американский антрополог, исследователь человеческого поведения и автор методик самосовершенствования. Более 30 лет изучает романтическую межличностную аттракцию. Является ведущим экспертом по биологии любви и привлекательности.

Тихон Шевкунов – епископ Русской православной церкви, митрополит, глава Псковской митрополии, священноархимандрит и игумен Псково-Печерского монастыря.

Заранее благодарю читателей за доверие, оно взаимное. Я была бы счастлива, если бы эта книга помогла нам пережить пандемию с минимальными потерями.

Будущее – уже сегодня. У нас больше нет возможности говорить, как Скарлетт О’Хара, «я подумаю об этом завтра». Давайте думать прямо сейчас.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»