3 книги в месяц за 299 

Я Восьмая. За последней каплейТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

В чем разница между полусветом и полутьмой?

Все зависит от того, к чему ты повернулся спиной.

Александр Пашнин

© Shahsanam Binalieva, 2018

ISBN 978-5-4474-5482-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Сумрак. Земля под черным небом дремлет после очередного дня, холодный дождь закончился, оставив после себя свежий аромат и вязкую слякоть. Холодно дует ветер, изгибая недавно позеленевшие ветви деревьев. Полная луна то исчезает, то снова появляется из-за уплывающих туч. Весна скорее похожа на осень – уставшая земля продолжает дремать и все еще живая зима тихо тешится своим мрачным царствованием в этом огромном лесу.

Грозными шагами сквозь сырые деревья движутся три силуэта к возвышенной скале. Та, что посредине, мчится вперед, будто обгоняет ветер, а подол черного плаща на изысканной фигуре отлетает назад, трепеща под порывами сильного ветра. Двое по бокам, в таких же плащах, еле успевают за ней.

Скала, огромная и черная, сливается с темным небом, становясь незаметной. Только высокие серебряные врата выдают ее. Жидкая слякоть проваливается под сапогами, то прилипая к ним, то снова разлетаясь мелкими брызгами. И вот, скала совсем близка – три силуэта уже стоят перед ней и ждут, пока их впустят вовнутрь.

Полная луна снова скрылась за очередной тучей, оставив землю в густой тьме. Врата открылись.

Стук каблуков по зеркально чистому полу коридора теперь четко звенит в огромном помещении. Каролина уверенно идет вперед, не замечая, как лампочки на стенах включаются вслед за ее шагами. Строгие черты лица соответствуют ее характеру, она сильна и уверенна в себе, но в глазах виднеется тоска и утомлённость. Происходящее вокруг не оставляет в покое никого из представителей ее общества и встреча с Господином один на один в такое время не предвещает ничего хорошего. Жить в вечном страхе… Ей надоела такая жизнь, но у нее нет выхода. Ах, как она завидует смертным людям!

Конец коридора уже близок, а серебряные двери четко виднеются под тлеющими свечами в стеклянных сосудах. Кругом тишина. Два ее спутника уже опустили свои огромные капюшоны, ожидая, пока их впустят в главные двери. Вокруг подозрительно пусто – ни души, а где-то недалеко слышится тиканье часов. Двери открылись. Каролина глубоко вдохнула сырой воздух и вместе со своими подчиненными переступила порог серебряных дверей.

Опустив свой капюшон, Каролина оглянулась – вокруг такой же полумрак и пустота. Каменные стены высоки так, что не разглядеть их конца. Свечи на них освещают большой стол и несколько стульев, которые приросли к черной земле. Это место единственное в скале, где природа осталась нетронута. Лишь маленькое окошко врезалось в грубые камни, и заполняет помещение ярким светом луны. Каролина чувствует себя неуютно, не смотря на то, что она часто здесь бывает. Всеохватывающая тишина звенит в ее ушах, и она оглядывается, будто ищет кого-то. Вокруг никого нет, хотя обещали встретить ее ровно в полночь. Бросив взгляд на своих подчиненных, Каролина выдохнула и произнесла:

– Я здесь, Господин. – Ее голос эхом отдался от каменных стен. Кругом стало еще более жутко и тихо. По коже бегут мурашки от внезапно появившегося холода, а сердце бьется у самого горла. Каролина уже слышит, как беспокойно дышат ее подчиненные.

От внезапного сквозняка с треском потухли несколько свечей. В помещении стало темнее.

– Я очень рад, – негромко прозвучало из ниоткуда. – Ты никогда не заставляла долго ждать…

– Я рада вам служить, – неуверенно произнесла Каролина, не зная, в какую сторону ответить. Голос доходит отовсюду. Будто из-под земли донесся глухой смех:

– Что-что, Каролина, а врать ты так и не научилась. К тому же, я просил тебя прийти одной, а ты не посчитала это нужным…

Не успела Каролина взглянуть на своих подчиненных, как они тут же вспыхнули ярким пламенем, и сгорели, не успев издать ни звука. Черные холодные стены начали давить, поднимая градус напряжения. Это сложно назвать жуткой неожиданностью. Это мелочь. Он может позволить себе нечто более страшное, нечто неисправимое.

Не позволив себе даже моргнуть, Каролина отдалилась от пепла и вздрогнула от внезапного голоса:

– Вот так-то лучше, – произнес господин и через секунду появился перед окном, перекрыв свет. Темнота начала сгущаться, а ноги подкашиваться от страха и предчувствия очередного ужаса. Последняя встреча с господином не оставило после себя никакого желания увидеться с ним вновь. Сейчас же он стоит спиной к гостье и остается неподвижным. На нем длинная черная накидка свисает с высоких острых плеч до самой земли. Господин будто не замечает свою слугу.

Настороженный взгляд не сходит с его ровной спины. Каролина старается не дышать, не зная чего ожидать от этого всемогущественного существа. Мурашки продолжают бегать по коже, а жуткая атмосфера давит со всех сторон.

– Чудная погодка на улице… не находишь? – глухо донеслось от окна. Каролина пошатнулась.

– Бывало и лучше.

– Я согласен… слишком спокойно.

Стекла окна внезапно затряслись от сильного порыва ветра, покрываясь крупными каплями очередного дождя.

– Так-то лучше…

Убрав руки за спину, господин медленно повернулся к гостье. На лице у него серебряная маска с тремя отверстиями для глаз и рта. Он плавно движется в сторону Каролины и с каждым его шагом, ей становится все холоднее. Луна уже не освещает помещение, стуки дождя становятся громче. Господин уже перед Каролиной, внимательно смотрит на нее, а она стоит неподвижно, пытаясь сглотнуть комок страха, подкативший к ее горлу. Странно видеть его в маске. Каролина одна из немногих, кто видела его лицо, но ни капли не гордится этим. Протянув руку к подчиненной, господин убрал завившийся локон ей за ухо. Это мерзко-холодное касание… Каролина побледнела и затряслась, но старалась держаться ровно и уверенно.

Шумно выдохнув, господин, наконец, произнес:

– Мы оба отлично знаем, что ты в любой момент можешь исчезнуть так, что даже я не смогу тебя найти.

Каролина в недоумении нахмурила брови:

– Господин, я…

– С того дня, как ты продала мне свою душу, очень многое сделала для меня. За что и была вознаграждена сильными способностями…

Каролина опустила глаза. Эти слова насторожили ее.

– А так же, мы оба отлично знаем, почему ты этого не делаешь…

Резко посмотрев на господина, Каролина схватила свисающий рукав плаща так, что побелели костяшки пальцев. В глазах родились тоска и ненависть.

– Я не понимаю, зачем вы мне это говорите, – наконец произнесла она и тут же отшагнула: взгляд Люцифера, сверкающий через маску, заставил покрыться ее тело морозом. Окно вновь задрожало от очередного порыва ветра, а дождь все настойчивей стучит, будто пытается выбить стекла. Господин опустил руки из-за спины и шагнул назад.

– Видишь ли, настает трудное время для меня… для нас. Я слабею с каждым днем все больше и больше. И знаешь, что самое интересное? Я не в силах что-либо сделать с этим! – Он резко взмахнул рукой, от чего Каролина вздрогнула всем телом. Камни обрушились с того места, куда была направлена его рука.

– Все изменилось, – продолжил господин ровным тоном. – Люди, которые легко позволяли руководить своим разумом, теперь бесстрашны. Я теряю власть над сознанием человека. Искушать людей становится сложнее…

Голос господина эхом отдается в мрачном помещении. Каролина и предположить не может, что ждет ее в конце этого разговора. Ведь не просто так она была сюда вызвана. Сколько собраний состоялось до этого дня, сколько подчиненных Люцифера пострадало от того, что ничем не могли ему помочь. Даже советом. Осознавая, что наступает конец, Господин по очереди уничтожил почти всех, кто в этом не сомневался. Ад его пустеет. Наверное, это действительно начало конца власти Дьявола над этим миром. Кто бы мог предположить, что Люцифер может казаться настолько беспомощным…

Резко грохнул гром, подтвердив состояние Дьявола. Последние свечи лениво догорают, едва освещая помещение. Люцифер пристально смотрит на подчиненную. Это чувствуется даже через маску.

– Ты ведь осознаешь, что происходит? – прозвучал его голос. – Господь задумал вернуть себе власть, отобрав ее у меня… Еще не пришло время, а он отправляет на землю своих ангелов… теперь люди, осознающие свои содеянные грехи, становятся на путь верный!.. А тем временем, моя способность искушать людей и влиять на их выбор постепенно исчезает. – Дьявол усмехнулся. – Теперь мои рабы имеют большее влияние на человека, чем я сам!

Люцифер взглядом воспламенил обрушившиеся неподалеку камни, от чего в помещении стало светлее, но тревожнее. Взмахнув подолом накидки, господин отдалился от Каролины, чем помог ей свободней дышать. Ладони вспотели, сердце колотится в ожидании очередного порыва гнева господина, но она стоит ровно. Камни громко трещат от пламени, а полумрак томит и без того уставшие глаза. Люцифер снова стоит у окна, спиной к гостье. Спустя минуту, камни внезапно перестают гореть.

– Ты осталась единственная, на ком моя надежда, Каролина, – ровно донеслось от окна.

– Я вас слушаю господин.

Каролина достаточно сильна в своих способностях. Она всегда оправдывала надежды господина, но только потому, что она вынуждена. Руки у нее связаны, нет ни малейшего выхода. Она сделает все, что ей будет велено.

Внезапно появившись перед подчиненной, Люцифер снял маску и Каролина, вздрогнув, опустила глаза. Она не в силах смотреть на его лицо. Оно искушает своим превосходством, невероятной красотой и наводит страх одновременно. Она не поднимет глаза, это не подвластно ей.

Загремел очередной гром и ведьма сглотнула. Она боится шевельнуться – два небольших комка от пепла, лежащие по сторонам, не дают ей покоя. В случае чего, рядом с ними может оказаться еще один комок.

 

– Я выпустил демонов на землю, что бы они поддерживали зло, которое одерживалось мною веками, – ровно проговорил Люцифер, размельчив ногой, лежащий перед ней камушек. – Люди пока еще инфантильны. Им все еще импонирует зло. Им присущ страх перед выбором. Еще не все потерянно.

Став совсем близко, Люцифер взглянул ведьме прямо в глаза. Каролина заворожена его соблазнительностью и превосходством.

– Сейчас людям дается шанс исправиться и очиститься от грехов… перед тем, как воцарится добро, – Дьявол громко засмеялся, от чего Каролина поежилась и задрожала. Нервно сглотнув, она снова опустила глаза. – Не все так быстро и легко… – продолжил он. – Ты думаешь, почему я до сих пор не устроил голода, войны, болезни, концы света и извержения вулканов, чтобы бросить вызов Богу, хм? – господин снова убрал непослушный локон ей за ухо. – А пока нет смысла! Я ведь знаю: есть в твоей головке то, что непременно поможет мне.

Каролина стоит окаменевшая. Она чувствует на себе внимательный взгляд, изучающий выражение ее лица после сказанного. Если выглядеть уверенной и непринужденной, останется больше шансов не превратиться в пепел. Господин любит рабов сильных духом.

Люцифер делает медленные, едва слышные шаги вокруг слуги, рассматривая ее с ног до головы.

– Временами я жалею, что одарил тебя способностью… защищать себя от всех. Даже от меня. Теперь ты можешь не подпускать никого даже к своим мыслям. Меня в том числе. Ты умна и хитра… и настолько, что я был вынужден себя подстраховать… С твоим смертным возлюбленным все в порядке, я давал слово.

– Госпо…

– Давал слово, но могу не сдержать его, если ты будешь продолжать молчать, как будто ни о чем не знаешь!

Пошатнувшись, Каролина шумно выдохнула и посмотрела в глаза господина, а сердце сжалось от смятения чувств. Как ей было больно от того, что по ее вине страдает совершенно невинный человек… Судорожно выдохнув, ведьма спросила:

– Что я должна сделать?

– Это я должен у тебя спросить, – господин усмехнулся. – Ведь есть нечто в твоей головушке, что поможет вернуть мне силу, а вместе с ней и власть.

– Да, но, господин, то, что я делаю, ничем вам не поможет… – Каролина напряглась, вспомнив про лежащий рядом пепел.

– Тогда, пожалуй, я дам себя уничтожить, а перед тем, как сделаю это – уничтожу тебя.

– Нет. Есть одно зелье, но… оно не проверенное.

– Зелье?.. Что за зелье?

– Я давно узнала его рецепт, но никогда не пробовала приготовить, так как это очень сложно… Я не советую вам надеяться на это зелье. Лучше поискать другие варианты.

– А мне плевать: сложное оно или нет! Ты должна приготовить мне его и завтра же принести! У меня нет времени ждать, если ты не заметила!

– Так в том то и дело, что его придется готовить семь месяцев!

– Что?! Семь месяцев? Что это за зелье?!

– Для него понадобится человеческая кровь восьми видов. Жертвой для приготовления станет тот, кто в жизни совершил хотя бы один из семи смертных грехов, а так же, родился 13 в пятницу. В каждую первую ночь полнолуния я должна буду собирать один из видов крови, для того, что бы приготовить задуманное.

– Только в первую ночь?

– Да. Это один раз в месяц.

– Тогда, какой же восьмой вид крови?

– Этот самый сложный: кровь полудемона. Его можно добавить в зелье в любое время, независимо от полнолуния и месяца. Сейчас март и если эта жертва будет найдена, то к октябрю или ноябрю месяцам зелье будет готовым.

Люцифер потер подбородок длинными бледными пальцами и в глазах его блеснули искорки.

– Полудемона? – спросил он уже ровным тоном.

– Да.

– Найти его сложно, но возможно… – Дьявол прищурился и медленно перевел взгляд на Каролину.

– Хорошо, но вдруг зелье окажется недейственным? – спросила она.

– Тогда… – господин подошел слишком близко и, проведя пальцами по холодной щеке ведьмы, прошептал – Все. Абсолютно все пострадают. На земле не останется ни единого живого существа, перед моим уходом. Ни единого, ты представляешь это?

Каролина сглотнула, боясь дышать.

– И первым отсчет начнет твой смертный. – Дьявол усмехнулся и поднял глаза вверх. – Ни то, какой смысл существовать чему-либо в этом мире без меня? – Каролина закрыла глаза. – Нет смысла. Он будет жалким и ничтожным.

Ведьма глубоко вздохнула. Приказ, как огромный камень, свалился на ее плечи. Страшно представить, что ожидает Землю, если приказ не удастся выполнить… Выхода нет. Надо собраться силами и максимально использовать свои способности.

Каролина с тяжестью подняла свои веки и взглянула на Люцифера.

– Я могу идти?

– Можешь, – ответил он и понаблюдал, за отдаляющимся силуэтом гостьи. – Погоди.

Ведьма замерла, а через секунду повернулась к нему.

– Я отдаю тебе Карея. Будет твоей правой рукой. А также, можешь в любой момент пользоваться моей армией.

– Благодарю вас.

Шаг за шагом, лампочка за лампочкой… Каролина поспешила из этого наводящего тоску и жуть места. Выйдя из скалы, она удивилась спокойной погоде. Дождь уже остановился, унеся за собой сильный ветер. Она глубоко вдохнула свежий аромат сырой земли и взглянула на полную луну. Как много впереди им предстоит пережить…

7 Месяцев спустя

Глава 1
Поток новостей

Я стою в густом лесу, в котором нет ни единой живой души. Неба почти не видно из-за высоких деревьев, которые мутнеют под густым туманом. Я пытаюсь сделать шаг, но что-то давит на меня так, что трудно дышать. Я прикована к земле, будто ноги приросли к ней. Дыхание становится все чаще, сердце подкатывает к горлу и ладони покрываются холодным потом.

Послышались шорохи и я, вздрогнув, оглянулась. Надеюсь никого не увидеть. В голове крутится чье-то имя, которое я пытаюсь произнести. Это имя мне незнакомо, но так больно слышать его из глубины сердца. Я не могу его вымолвить, позвать кого-то в помощь. Ничего не понимая, я хватаюсь за голову и осознаю свою беспомощность и безысходность в этом бескрайнем лесу.

Вдруг прямо над моей головой, громко каркнув, пролетел ворон. От испугу и неожиданности я упала на сырую землю. Трава подо мной мокрая и холодная, а лежащие ветки черные и мягкие. Шумно дыша, я встала и посмотрела на черную птицу. Она села на ветку ближайшего дерева. Ее маленькие круглые глаза вонзились в меня, точно предупреждая о нечто неизбежном.

– Тайра! – услышала я свое имя за спиной и резко обернулась. – Тайра!

Это… это она. Туман окутывает подол ее черной накидки и поднимается до самой головы. Рыжеволосая стройная женщина стоит совсем недалеко и, усмехаясь, смотрит на меня огромными глазами. Выглядит она как из прошлого – под накидкой виднеется длинное синее платье со шлейфом. Такие еще в средневековье надевали богатые женщины. На ее лице настораживающая улыбка, губы накрашены ярко-красной помадой, а глаза четко обведены черной подводкой. В моей голове мчатся непонятные мысли, я на миг закрываю глаза и, когда открываю, незнакомка уже стоит передо мной и резко хватает мою руку. – Тайра!

Я вскочила на кровати, зацепив что-то рукой. Чашка громко упала на пол, оставив черное пятно на ковре. Черт… вчерашний кофе, который я так и не допила. Трудно дыша, а потерла пальцами окаменевшие и гудящие виски и, когда помутнение в глазах исчезло, передо мной нарисовалась Эшли. Она сидит прямо на мне! Нет, это уже слишком…

– Тайра, неужели ты проснулась? Я уже полчаса ее зову, а она – ноль… Ты в курсе, что в школу через два часа? – резкое движение руки и ее тонкий палец указывает на часы.

– Слезь с меня! Мне из-за тебя кошмар приснился. Ты мне все органы отдавила,

– заныла я, опрокидывая подругу на свободную часть кровати. – Кто тебя впустил вообще?

– Это нормально? Заставила меня проснуться, ни свет ни заря, на пробежку, а сама тут утренними кошмарами наслаждается! Вставай, давай, одевайся. Твоя мама ждет нас за столом. – Подруга слезла с моей прогнувшейся кровати и, поправив штаны, направилась к дверям. – Я сейчас приду и такое тебе расскажу, ты не поверишь!

Ох. Наверное, опять хочет рассказать о своем бесконечном любовном треугольнике…

Эшли… моя недалекая подруга с пятого класса, у которой никогда не бывает никаких проблем. Ну, кроме любовных, разумеется. Родители у нее строгие, но, как говорится, у самых строгих родителей самые непослушные дети. Эшли не исключение. Она – глаза и уши нашего маленького городка Рослин поэтому, я никогда не смотрю новости. Я и без того обо всем проинформирована.

Все еще находясь под впечатлением от кошмара, я встала с кровати и схватилась за шкаф. Голова… кружится. Надо поднять чашку. Моя привычка никогда не допивать кофе обернется для меня сокрушительной катастрофой.

«Мама тебя убьет», – уточнил внутренний голос. Кстати, мама. Она улетает сегодня после обеда в Париж, оставив меня одну на целый месяц, а может и больше. И что я буду без нее делать?

Сжав губы и шумно выдохнув, я отодвинула пальцем темную шторку и посмотрела в окно. За ним красуется пасмурное октябрьское небо. Я уже мечтаю о последождевом аромате, которым веет сырая земля.

– Эшли, какая пробежка в такую погоду? Давай отложим на завтра. Тем более, у меня болит голова, – крикнула я в сторону двери и принялась заправлять кровать.

– Нет, одевайся, – ответила подруга из другой комнаты. – И только давай быстрее, я тебе рассказать хочу. Кстати, как твой глаз? Совсем забыла у тебя спросить.

Вбежав в комнату, Эшли стукнулась лбом об мой лоб и принялась щупать мой глаз.

Стоп. Мой глаз!

Почему я не чувствую боли? Бросившись в ванную, я подбежала к огромному зеркалу и удивленно открыла рот: я ожидала снова увидеть огромный синяк. Вчера мне его поставил любезный одноклассник, неожиданно открыв дверь. Теперь же, синяка вовсе нет!

Ощупав кожу вокруг глаза, я не почувствовала вчерашней противной боли. Круто.

В ванную с тревожным лицом вбежала Эшли.

– Что такое? Болит?

– В том то и дело, что нет. Эшли, вчера ведь здесь был огромный синяк. И притронуться было невозможно…

Я стою с восторженным лицом, показывая однокласснице правый глаз.

– Ну да, – Эшли удивленно растянула губы и хихикнула, – тебя даже домой с четвертого урока отправили! Кстати, тебе Фил еще раз передал, чтобы ты его простила.

Я нахмурилась:

– Вечно со мной что-то не так: то чихнут случайно в лицо, то сок в столовой разольют, то…

– Ах! Давай скорее договаривай! Ты крадешь мою историю.

– Да говори уже…

Я отдавила кусочек зубной пасты на щётку и была в полной готовности выслушать очередную историю про Джека или Саманту. Прошедшие года дружбы с этой удивительной особой не дают мне усомниться в том, что предстоящий рассказ именно об этих людях.

– Я тут подумала, к черту эта пробежка, – Эшли махнула рукой и тонкими пальцами уложила волнистый длинный локон волос, который когда-то был ее челкой. – Короче, после того, как ты ушла, я купила в кафе свой любимый гранатовый сок. Смотрю, а там за столиком Саманта… Как та липучка, снова липнет к моему Джеку, – Эшли сжала кулаки. – Неужели ей так нравится липнуть к парням, которые кому-то уже нравятся? Или у нее все женщины в роду такие? Нет, ну я видела ее маму – вполне приличная особа, но…

Чистя зубы, я засмотрелась в зеркало и мои мысли поплыли в другом направлении. Надо бы устроить разгрузочный день. Или не надо?

«Надо», – рявкнул внутренний голос.

Делая вид, что внимательно слушаю подругу, я споласкиваю рот и поправляю каштановые запутанные волосы. Они свисают у меня ниже плеч. Может, если бы они слегка не крутились после стрижки, путались бы меньше?

За ухом что-то гудит и гудит без перерыва. Я научилась делать внимательное лицо, будто слушаю собеседника и мне это даже интересно. Главное, периодически произносить «угу» и похихикивать, когда подскажет интуиция. Да, я не хороший собеседник, когда мне не интересно то, о чем рассказывают.

Кстати, Эшли немного ниже меня, но волнующие формы у нее пышнее… Зато, я горжусь своей вполне стройной фигурой. Почти стройной. Зря мы отменили эту пробежку… Надо сбалансировать свою лень. Последнее время, я то и делаю, что сижу в Facebook, смотрю фильмы, в особенности ужасы, и ем. Ем много. Может, именно из-за ужастиков мне приснился этот странный сон? Эта женщина в черном плаще… И чье имя я так отчаянно пыталась выговорить?

Сердце сжалось, как только я вспомнила об этом. Сделав глубокий вдох и выдох, я решила: больше никаких ужасов. И куда делся мой синяк? Впрочем, чего я так волнуюсь? Если бы он продолжал красоваться на моем лице, я бы волновалась больше.

«Зато, школу прогуляла бы, уроки сегодня все отстойные», – не дал о себе забыть внутренний голос. Еще и мама уезжает… Я отлично знаю, что свобода, отдых от ее командований и упреков лишь на несколько дней. Все остальное время я буду жутко скучать по ней.

 

– Вылила на нее сок! Ты представляешь?

Черт.

– Как, этот самый гранатовый сок на ее белую блузку?

– Да!

Еще один секрет: мозг непроизвольно откладывает хоть и мизерную, но нужную информацию, чтобы ты мог быстро сориентироваться в нужный момент.

– Но это ерунда по сравнению с тем, что я на самом деле собиралась тебе рассказать. – У Эшли сменился тон. Он больше не возмущенный, он настораживающий. Господи, сделай так, чтобы это было интересно.

Мы автоматически направились в мою комнату, как только я закинула зубную щетку в пластмассовый стаканчик. Надо бы купить себе новую зубную щетку – первое серьезное решение перед началом самостоятельной жизни.

Эшли прыгнула на мою только застеленную кровать, а я принялась расчесывать непослушные волосы. Найдя под подушкой книгу со знаменитым названием «Ромео и Джульетта» и небрежно листая ее, подруга принялась играть с моим терпением.

– Ну? – выкрикнула я, когда провела щёткой по не проводимым волосам.

– С какой новости начать? Есть плохая и хорошая.

– С плохой, – недолго размышляя, ответила я.

– О`кей, – Эшли швырнула роман на кровать и подсела ближе ко мне. – Помнишь, неделю назад Миссис Браун сказала, что у охранника отпуск?

– Ну?

– Никакой у него не отпуск! Он пропал на самом деле. – Подруга смотрит на меня с таким лицом, будто только что сдала экзамен на отлично.

– Что? – я с недоверием свожу брови, – с чего ты… кто сказал?

– Папа ведь дружит с полицейскими… Один из них и сказал, что они обыскали весь Рослин, потом звонили сестре Мистера Филча. Та тоже в шоке, ничего не знает.

Я ошарашенно открыла рот и, замерев, остановила взгляд на подруге. Неужели Мистер Филч тоже…

– Директор школы уже ищет нового охранника, а учителя, скорее всего, скрывают эту информацию, что бы «не отвлекать детей от учебы»… – Эшли закатила глаза. – Представь, он уже четвертый в нашем штате… Ни одного не нашли.

Покачав головой, я отвела взгляд от подруги. Она имеет в виду – четвертый пропавший человек именно в Вашингтоне. Остальные три бесследно исчезли за пределами нашего штата. Последнее время по новостям только о них и говорят.

Положив щетку на место, я обошла кровать и убрала книгу из школьной библиотеки на место. Мне еще отвечать за нее.

– Теперь хорошая новость, – Эшли вскочила с кровати и поплела за мной к шифоньеру. – Представляешь, – как всегда начала она, – к нам в класс завтра переходят три новичка! Они переехали в наш город на прошлой неделе.

Пффф.

– Тоже мне хорошая новость – таких ненормальных, как в нашем классе, станет на три больше.

Разочаровавшись в хороших новостях, я еще раз взглянула в окно и точно решила одеться потеплее.

– Так они родственники! Два двоюродных брата и девчонка – родная сестра одного из них.

Эшли пытается меня переубедить, что это хорошая новость, к тому же, она сделала подозрительный акцент на словах «два двоюродных брата».

– А Мистер Конорс, папа и дядя этих новичков, будет преподавать у нас литературу.

– Ого. Они что, всей семейкой решили нашу школу атаковать?

– Не знаю. Надеюсь, он будет лучше вести литературу, чем наш завуч…

– Ну завуч же не виноват, что Мистер Кэрифул вдруг решил уйти на пенсию.

– Он физик, вот пусть своей физикой и занимается! Короче, я надеюсь на Мистера Конорса.

– Эшли, и откуда все эти подробности? Когда ты успеваешь?

– Кто владеет информацией, тот владеет миром, детка. Так, я иду кушать, – вздохнула подруга и вышла из комнаты.

Я поспешно натянула на себя свои любимые темные джинсы, которые не сильно облегают ноги, надела черный плотный свитер и, поправив на шее медальон с растущей луной в кулоне, спустилась на кухню.

– Тайра, почему так долго? – Устремив взгляд на мое лицо, мама подлетела ко мне. – Ничего не пойму, где твой синяк? Эшли сказала – я не поверила.

– Да ладно, мам, – я села за стол рядом с подругой и взяла с тарелки обгорелый блинчик. – Вы бы меньше переживали, если бы он до сих пор красовался на моем лице.

За дружным завтраком мы поговорили о последних событиях в школе, в городе и о предстоящем отлете во Францию. Эшли, пожелав маме приятной поездки, отправилась домой. Ей надо поспешить, чтобы переодеться в школу. Я помогла маме убрать со стола и, сполоснув чашки, взглянула на нее. Она неспокойна. Меня придется оставить на месяц, чтобы отправиться к больному деду. У него недавно был инфаркт, а кроме мамы никто не сможет поставить его на ноги. Я уже знала, что в случае чего, буду обращаться к нашей милой темнокожей соседке Джесс. Мама доверяет Джесс. До шестого класса, когда ей приходилось ненадолго отъезжать, она оставляла меня у нее.

– Вроде, все собрала! – мама застегнула грубый замок красного чемодана.

– Лишнего тоже не понабирала, надеюсь? – я раздвинула шторы. В комнате слишком темно из-за пасмурной погоды. Мама обратно расстегнула замок и достала оттуда набор инструментов для маникюра.

– В самолет меня с ним все равно не впустили бы… Куплю уже в Париже.

Надев свою бирюзовую ветровку, я направилась к дверям. Надо встретиться с Эшли и поспешить в школу. Я обула ботинки и, взяв в руку зонт с сумкой, взглянула на маму.

– Тебе купить чего-нибудь вкусненького в дорогу?

– Пожалуй, купи немного зеленых яблок. Ты же знаешь, как я их люблю.

– Конечно, мам. Пока.

Урок тригонометрии для меня проходил, как урок изобразительного искусства. Весь блокнот обрисован инопланетными изображениями, которые на первый взгляд кажутся красивыми. Мои мысли где угодно, только не здесь. Никогда раньше я не хотела на ланч, как сейчас. Просто для того, чтобы пообщаться с друзьями и отдохнуть после трех смертельно скучных уроков.

За соседней партой сидит Саманта, ровно держа осанку и, время от времени подмигивая мальчикам. Кажется, если они с Эшли хотя бы попытаются за чашечкой горячего кофе мирно все обсудить… нет, лучше холодного. Так, неприятных последствий будет меньше.

Голос Мистера Додсона эхом доносится к предпоследней парте среднего ряда, за которой сижу я. Как только учитель подходит, что бы проверить, насколько я заинтересована новой темой, я быстро опускаю голову и сосредоточено всматриваюсь в учебник.

– Какую страницу вы рассматриваете, Мисс Блек?

Черт.

– 56 страницу…

Мистер Додсон коварно ухмыляется и глядит на одноклассников. – А мы какую страницу рассматриваем?

– Семьдесят пятую, – хором протягивает класс. Предатели.

Я поспешно перелистнула на 75 страницу и, дождавшись пока учитель отойдет к доске, снова подняла голову. Приду домой, проведу маму и буду убита своим одиночеством…

«Никакого одиночества, у тебя есть социальные сети», – успокоил внутренний голос. Нет. Проведу маму, сделаю легкую уборку в доме и буду смотреть сериалы. А что еще делать кроме домашних заданий?

Я глянула на Эшли – не сводит глаз с Джека. Боже… Как можно любить безответно? Мне только в восьмом классе нравился один мальчик и то, после его выпуска из школы я сразу забыла о нем. Сэм… даже фамилию его не помню. Что же касается моей личной жизни сейчас – я отказываюсь от предложений встречаться с парнями ибо, те мальчики, которые проявляют ко мне симпатию, несерьезны. Каждую неделю у них новая девушка, а словом «люблю» они разбрасываются на каждом шагу. Лучше я буду одна, и смотреть драматические фильмы, чем ходить на пьяные вечеринки со своим «новым парнем, в которого влюбилась с первого взгляда…».

Брр, аж противно. Так говорит Саманта о своих ухажерах.

Я засмотрелась на Джека, который о чем-то разговаривает с Рупертом – он совершенно не обращает внимания на Эшли. Когда-то я даже попыталась свести его с подругой, но как только поняла, что Джек не чувствует к Эшли абсолютно ничего, тут же бросила это дело.

– Мисс Блек, продолжите, пожалуйста, читать с того места, где остановилась Мисс Лафитт.

Черт, черт!

Отвязавшись от извинений Фила за вчерашнее, мы с Эшли заказали пюре с сосиской, привычные сок с булочкой и направились к столу, где нас заждались друзья. Джордж, наш темнокожий друг, что-то эмоционально рассказывает остальным, а те с интересом слушают. Странно, обычно они всегда просят Джорджа молчать, а тут выстроились, будто за каждую минуту прослушивания им заплатят деньги.

Мы пристроились между Кевином и Меган, которые даже внимания на нас не обратили. Возле Джорджа – Невил. Невил все время поддакивает своему другу. Это, можно сказать, его профессия: Джордж имеет популярную привычку врать, сочинять, и знает, что мы знаем о его привычке. Поэтому Невил обречен, он личный свидетель и адвокат.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»