Я не отдам тебе детейТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Я не отдам тебе детей
Я не отдам тебе детей
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448 358,40
Я не отдам тебе детей
Я не отдам тебе детей
Я не отдам тебе детей
Аудиокнига
Читает Валерия Савельева
249
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

– Амматиса Тимара, вы уверены? – тихо, почти шёпотом спросила юная послушница, взвешивая на весах стройную рыжеволосую женщину.

– Да, Ронта. Милость Дающей Жизнь безгранична, а вот её супруг не так щедр. Я так и не нашла человека, с которым хотела бы связать жизнь. Возможно, мне нужно его создать из своей плоти и крови. Этот мир жесток, милая, чтобы родить, нужен мужчина. И вот я здесь. Смотри не ошибись с дозой.

Женщина улыбнулась собственному отражению, задорно подмигнула ему и едва удержалась от того, чтобы не начать переминаться с ноги на ногу. Нужно подождать, пока девушка закончит, измерение должно быть точным. А она такая неопытная, мешкает. Сегодня просто замечательная ночь, сегодня она станет матерью!

Наконец, Тимара сошла с весов и проследовала к купальне с тёплой, подкрашенной в бирюзовый цвет водой. Попробовав на всякий случай температуру пальцами, она с наслаждением опустилась в чашу, выждала положенное время и грациозно взошла по ступеням на небольшой постамент, ощущая себя невероятно чистой…

Ронта завистливо поглядывала на неё. Всё-таки Тимара амматиса, это большая ответственность и куча работы, а выглядит получше многих вельмож. Тонкая талия, широкие бёдра, аккуратная грудь с чуть вздёрнутыми сосками. Идеальная. Мужчине не пригодится афродизиак, хотя он всё равно его выпьет.

Тимара подняла руки, и послушница укутала её в невесомую бирюзовую ткань. Протянула пиалу со святым символом Дарующей Жизнь.

– Да осенит нас милость её, – пробормотала ритуальную фразу послушница.

Жрица взяла двумя руками пиалу и пригубила. Терпкое зелье, чем-то напоминающее на вкус абсент. По телу тут же разлилась приятная истома, внутри занялся пожар. Милостью Дающей Жизнь сегодня Тим будет всё равно, с кем делить ложе. Она пришла не за любовью. Она пришла за ребёнком.

Приятный полумрак окутывал с ног до головы. Журчала вода в фонтанчике. Потрескивали дрова в камине. Ступни Тимары утопали в мягкой шерсти овечьих шкур. Внутри неё разгоралось пламя страсти. Жрице не терпелось поскорее слиться с тем, кого подобрала для неё богиня. Умом Тим понимала, что это всё действие зелья, но ничего не могла с собой поделать.

Испытывая негу и страстное желание, она раскинулась на шкуре, ожидая, когда же наконец появится он, тот, кто подарит ей семя. Время тянулось невыносимо медленно, хотя на самом деле прошло не более трёх минут.

Скрипнула дверь, и с противоположной стороны комнаты вошёл он. У Тим сразу же пересохли губы. Провались она на месте, если бы отказалась от его детей даже без дурмана. Перед ней стоял ни кто иной, как Вертон Нитрийский. Неофициальный советник казначея, успешный торговец и просто притягательно красивый мужчина.

Тимара скользнула взглядом по обнажённому торсу с кубиками пресса. С замиранием сердца наблюдала она за тем, как скатываются капельки воды по его груди, как бугрятся мышцы при движении. Тим встала и пошла к нему, на ходу сбрасывая с себя лёгкие одежды.

Разум постепенно покидал её, оставалась лишь кипящая в крови страсть.

Их взгляды встретились, и Вертон шагнул ей навстречу, властным движением притягивая к себе и впиваясь колючим жадным поцелуем в губы. Горячие ладони гладили её талию, опускались на ягодицы, сжимая их и доводя Тимару до состояния кошки по весне. Не удержавшись, жрица закинула ногу ему на бедро, прижалась всем телом и почувствовала его возбуждение. Ей показалось, что её от макушки до кончиков пальцев пронзило раскалённое копьё.

Перебирая одной рукой короткие тёмные кудри, Тим смотрела в глаза Вертона и не могла дождаться момента, когда же он сделает её счастливой. И пусть Эрешта не приветствует раскрытия имени отца, теперь Тим будет спокойна. У неё родится самый лучший ребёнок во всей Миртании!

Нащупав рукой узелок завязок на его шароварах, Тимара потянула за кончик верёвки и оставила Вертона в чём мать родила. Во рту снова пересохло. Поцелуй подарил ей не только чувство эйфории, он вновь вдохнул в неё жизнь, сам её смысл. Этим двоим не нужны были слова, они понимали друг друга через прикосновения, взгляды.

Вертон ловко подхватил Тим под ягодицы и внезапным резким движением насадил её на себя. По комнате поплыл сладкий стон наслаждения. Тимара впилась в его плечи пальцами, желая, чтобы это никогда не прекращалось. И плевать, что у них была всего одна ночь. Эта ночь будет принадлежать ей!

Плавно поднимая и опуская Тимару, Вертон целовал её нежно и страстно, отдавая всего себя. Ему нравилась эта женщина. Она будет хорошей матерью, жаль только, что не хорошей женой. Не выдержав слишком медленного темпа, Вертон положил её на шкуры и навис сверху, любуясь изнывающей от страсти красавицей с безумным взглядом блестящих глаз, румянцем на щеках, быстро вздымающейся и опускающейся грудью, торчащими сосками, которые так приятно сжимать между пальцами и слышать в ответ довольный стон, тонкой талией и раскинутыми стройными ногами…

Она звала его, она хотела его. И взгляд её прямо говорил о том, что если Вертон немедленно не возьмёт её, то окажется снизу.

Упрашивать долго не пришлось, и вскоре Тим вновь застонала, почувствовав сладкую наполненность внутри себя. Богиня была благосклонна к ним, и яркая вспышка оргазма накрыла их одновременно.

Тимара жалобно всхлипнула, чувствуя, как сладкая нега постепенно покидает её тело, а разум возвращается. Рядом лежал один из завиднейших холостяков Миртании. Он тяжело дышал, на его груди поблёскивали то ли капельки пота, то ли капельки воды. Не удержавшись, Тим слизнула одну из них и заглянула в глаза мужчины: он тоже пришёл в себя. Дурман афродизиака больше не действует на них. Богиня сделала своё дело.

– Ты прекрасна, – неожиданно сказал Вертон. – Мы ведь не должны уходить отсюда сразу, да?

Тим неуверенно кивнула. По правилам их не могли прогнать до утра, но кто знает, что взбредёт в голову конкретному жрецу.

– Тогда ты никуда от меня не убежишь, моя сладкая, – прошептал он ей в губы, вновь целуя.

Внутри стало тепло. Нет, не убежит. А если кто-то попробует их разлучить, Тим найдёт способ показать, кто тут главный.

Хвост первый
Под крылом богини

Глава 2

Вино лилось рекой, столы ломились от угощений, а слуги, порядком устав, сбились со счёта, сколько же гостей пожаловало сегодня к Вертону? Десятка три, не меньше. И с каждым хозяин успевал переброситься как минимум парой слов.

Ходил слух, что это последний крупный приём на ближайшие несколько дней. Одни из слуг вздыхали с облегчением, другие же начинали беспокоиться о своем месте: ведь если праздников не будет, то и работы… не останется. А кормить дармоедов никто не любит.

Впрочем, всех собравшихся в доме объединяло одно: радость за хозяина, который, похоже, наконец-то решил остепениться.

– Ну и кто она, кто? – не выдержав, спросил Артио, один из новых партнёров Вертона.

На него тут же уставился десяток человек. Осуждающе так уставились, словно он сморозил редкостную глупость. Артио невольно почесал белокурый затылок и бросил взволнованный взгляд на хозяина этого вечера. Не хотелось бы поссориться из-за невинного вопроса, но откуда он мог узнать?

Вертон рассмеялся, откинувшись на подушки, пригубил вино.

– Ты слишком молод, мой друг, чтобы постичь простую истину. Или тебе везёт в торговле, или в любви. Я выбрал торговлю и ни капельки об этом не жалею. Так проще понять гнилую природу женщин, желающих только моих денег. Нет, ноги их здесь не будет.

Он снова расхохотался, погладил тонкими пальцами, явно не знавшими грубой работы, подбородок и довольно улыбнулся.

– Милостью Дарующей Жизнь в этот дом через год придёт полугодовалый младенец. Я найму лучших нянек и…

– Но как же ваши слова про то, что ноги женщины в этом доме не будет? – не унимался Артио.

– Служанки не женщины, – с тяжёлым вздохом пояснил Вертон. – Это как считать женщиной шлюху.

– Но ведь их называют продажными женщинами.

– Продажными, это ключевое. А то, что продаётся, это уже вещь. А женщина не вещь. Малыш, когда-нибудь ты заработаешь на торговле приличную сумму, тогда мы и поговорим, – усмехнулся Вертон.

– Ладно, – нахохлился молодой человек, но по выражению его лица всем было понятно: жизнь ещё не выбила из него романтическую чушь. – Кстати, а вы когда последний раз посещали храм Дарующей Жизнь?

– Когда зачал ребёнка, – ответил Вертон, недовольно нахмурившись.

От этого юнца слишком много шума. Он портил такой замечательный праздник! Надо с этим что-то делать.

– То есть вам неинтересно, что происходит с той женщиной, которая носит под сердцем ваше дитя?

– А что с ней станется? – отмахнулся Вертон. – Она под присмотром жриц. Всё будет в порядке.

Артио обречённо вздохнул, поднял глаза к небу, что-то пробурчал себе под нос и посмотрел на хозяина празднества посерьёзневшим взглядом.

– То, что она находится рядом со жрецами богини, не делает её счастливей. Да, она в тепле, одета и накормлена, за её здоровьем следят каждый день, но… она заперта в четырёх стенах. Возможно, у неё никого нет, ведь мало какой мужчина вашего уровня разрешит своей женщине родить ребёнка незнакомцу… А значит, она одинока. Немного внимания ей бы не помешало. Ведь от её настроения тоже зависит здоровье ребёнка.

Вертон задумался, посмотрел на свет сквозь вино в бокале. Червячок сомнения принялся медленно терзать его разум, прогрызая ходы. Действительно, как он мог так халатно отнестись к здоровью собственного ребёнка. Нужно сегодня же зайти в храм.

Не откладывая дело в долгий ящик, Вертон резким движением поднялся, поставил полупустой бокал на поднос подошедшего слуги, обвёл собравшихся довольным взглядом.

– Благодарю, что вы решили разделить со мной этот вечер. Надеюсь, мы по-прежнему останемся добрыми друзьями и партнёрами. Я вынужден откланяться, сама Смотрящая послала нам сегодня Артио, чтобы напомнить о простой истине: нет ничего важнее здоровья твоего ребёнка. Надеюсь, вы поймёте меня.

 

В зале повисло невольное молчание. Воспользовавшись минутным замешательством, Вертон быстро пересёк помещение и скрылся за массивными дверями.

– Подать гиппогрифа, никого за мной не пускать, – скомандовал он оказавшемуся рядом слуге и бодрым шагом отправился в сторону своих покоев.

Там его уже ждала девочка-ведьма. Неудачница, которую выгнали после первого курса академии. И зачем Вертон её пожалел? Пожалуй, только затем, что в хозяйстве всё пригодится, а она была такая голодная, что на мгновение в нём пробудились отцовские чувства. А выставлять человека на улицу из-за того, что эти чувства были недолгими, как-то неправильно.

– Приведи меня в порядок. Планируется важная встреча.

– Конечно, кин. Всё будет исполнено.

Она нахмурилась, на милом личике отразились сложные муки выбора. Девчушка сдула длинную чёрную чёлку, закрывающую половину лица, сделала хитрый пасс руками, и Вертон почувствовал себя свежим. Почти как вымытым, но без приятного ощущения спокойствия и умиротворённости, которое появлялось после отмокания в купели.

– Благодарю.

– Рада служить, кин, – она довольно заулыбалась и поправила складки на платье.

– Свободна, – Вертон указал ей кивком на дверь и, подойдя к письменному столу, потянул за ручку верхний ящик.

Оттуда на него с укором посмотрели утренние письма, на которые кин торговец так и не удосужился ответить. А ведь он позвал ведьму для того, чтобы она помогла с этим справиться, а потом пришла экономка с просьбой дать дополнительные указания по поводу праздника. Как быстро бежит время!

Вертон улыбнулся, сложил письма на столе и поднял фальшпанель, доставая договор с храмом Эрешты. Приходить к жрицам просто так не стоило. Подумав, захватил небольшой мешочек с золотом. Подношение тоже лучше сделать, лишним не будет.

Гиппогриф уже нетерпеливо бил копытом. Вертон даже остановился на почтительном расстоянии, любуясь питомцем. Иссиня-чёрное оперение, плавно переходящее в смолисто-чёрную шерсть крупа. На крыльях крайние перья словно серебро. Сбруя поблёскивает в лучах солнца. В парадном варианте есть ещё несколько рядов позвякивающих золотых монеток на ней, но сегодня он просто летит в храм. Не нужно лишнего пафоса.

Куда ему понимать, что для обычных людей появление гиппогрифа всегда событие? Вертон привык к роскоши и был уверен в том, что он может себе это позволить. Он действительно мог. И позволял.

Почесав гиппогрифа под шеей, Вертон ловко запрыгнул в седло и тронул бока зверя пятками. Летун заклекотал.

– Хор, хватит тебе. Прилетишь и поешь. Я же никогда не оставляю тебя голодным, – купец наклонился вперёд и обнял зверя за шею.

Как раз вовремя: Хорриан понёсся, на ходу расправляя крылья. Взмах, другой, и они взмыли в небо.

– Да, мой хороший. Молодец. Летим в Миллент, в храм Эрешты.

Заложив крутой вираж, Хор выбрал верное направление. Вертон смотрел на удаляющееся поместье. Всё-таки ему крупно повезло, что он смог выкупить этот оазис в частное владение. И плевать, что пришлось обустроить ещё один для нужд караванщиков. Прибыли от местной гостиницы хватит, чтобы с лихвой покрыть все расходы. А вот уединение и спокойствие просто так не добудешь.

Под ними простирались рыжие барханы, напоминавшие сверху огромных притаившихся змей. Ветер бил в лицо, было холодно. Вертон даже пожалел, что не приказал ведьмочке защитить его от воздействия стихий; полёт перенёсся бы куда приятнее.

Соблазн остановиться и проверить, как там дела в его маленьком оазисном заведении, был очень силён. Но Вертон не поддался ему, помня о том, что жрицы, хоть и рады всем посетителям храма, предпочитают работать до шести. И осталось-то всего два часа. Лучше разобраться с тем, что от него не зависит, а потом пойти с проверкой.

Спустя час на горизонте показались золотистые шпили города. Солнце уже клонилось к закату, отражаясь от них десятками «копий», как любила говорить одна из давних спутниц Вертона. Белоснежные башни и стены создавали ощущение, что Миллент парит над песками, чистый и прекрасный, недоступный для смертных.

Впрочем, это очарование – лишь один из многих мороков, ловко демонстрируемых городом гостям. Те, кто жил в Милленте, прекрасно знали, что на самом деле он не такой.

Город с двойным дном, огромными катакомбами, в которых чего только не найдёшь. Вертон недовольно скривился, вспомнив, как местные дельцы украли его груз. Хорошо, что единственной показательной порки было достаточно, чтобы все поняли: его товары трогать нельзя, мало не покажется.

Одним из значительных плюсов посещения Миллента на гиппогрифе было то, что не нужно ждать в огромной очереди, тянущейся метров на триста от ворот. Вертон направил Хорриана к одной из центральных башен, снизился и передал поводья выбежавшему мальчишке-служке.

– Два кролика и чистой воды, – властно скомандовал Вертон, кинув мальчишке пару монеток.

Убедившись, что Хора отвели в приличное стойло, быстро спустился по винтовой лестнице вниз, оставил отметку о прибытии в журнале и вышел на улицу. Пересёк пару улиц и оказался прямо перед храмом Эрешты, напоминающим маленькую крепость внутри крепости. Отделанные белым мрамором в стиле города стены с острыми металлическими зубцами сверху, небольшая лестница, ведущая к распахнутым воротам, возле которых, растянувшись на каменной кушетке, возлежала жрица в пронзительно-бирюзовом платье.

Вертон провёл рукой по волосам, приводя причёску в слабое подобие порядка. Приосанившись, он взлетел по ступеням и встретился взглядом со жрицей.

– Рады приветствовать вас, кин Вертон. Решили творить благие дела и далее, продлевая род человеческий? – поинтересовалась девушка, тряхнув копной чёрных волос кудряшками.

– Пришёл кое-что узнать у амматисы Роданы. Надеюсь, она меня примет, – уверенно ответил мужчина. Он не спрашивал, он утверждал.

Девушка, словно кожей почувствовав исходящую от него власть, поспешила соскользнуть с кушетки и встать напротив гостя.

– Конечно. Вам очень повезло, сегодня амматиса не занята и, конечно же, она уделит вам время. Следуйте за мной.

Она неслышно пошла вперёд, покачивая бёдрами при каждом шаге, и Вертон невольно вспомнил, как пришёл сюда с мыслью завести ребёнка, а получил одну из ярчайших ночей в жизни.

«Интересно, она будет так же горяча в постели? Впрочем, жрицу Эрешты не соблазнить. Они слишком хорошо знают себе цену. С подобными предложениями лучше завалиться в храм Голта» – мысленно ухмыльнулся Нитрийский.

Вертон довольно зажмурился, вспомнив, как проводил время сразу с тремя красавицами. И совершенно бесплатно. Просто потому, что всем нравилось происходящее.

Тем временем они вошли под своды часовни. Жрица замерла перед алтарём, прошептала священные слова и дотронулась до ноги статуи Эрешты. Вертон проделал то же самое. Чувствовал он себя в это время очень неуверенным, поскольку никогда не был преданным последователем богини. Зачем купцу? Ему нужен бог торговли, Еликтон. И в моменты воздавания почестей другим богам он чувствовал себя лжецом и предателем.

Жрица поманила его дальше. Она всё так же шелестела юбками впереди него, заставляя Вертона забывать об основной цели своего визита и желать её.

«Нет, отсутствие женщины делает тебя слабым. Надо поблагодарить Эрешту за то, что она тебе это показала. Ещё не хватало совершить какую-нибудь глупость на переговорах из-за того, что засмотришься на аппетитные изгибы!» – отчитав самого себя, он испытал облегчение.

Девушка вывела его в небольшой садик, по четырём сторонам которого тянулась галерея. У входа приятно журчал фонтан, а центр этого импровизированного дворика отвели под подиум, заваленный подушками. Присмотревшись, Вертон заметил столик с закусками и вином.

– Располагайтесь, кин. Амматиса Родана даст вам аудиенцию здесь.

Он удивлённо поднял брови, бросил взгляд на несколько дверей, но жрица покачала головой.

– Ожидайте, отдыхайте. Ваш путь был долог. Мне попросить кого-нибудь из послушников скрасить ваше время?

– Нет, благодарю.

«Лучше бы послушниц предложила. Их хотя бы полапать можно!» – мысленно фыркнул Вертон, устраиваясь на подушках.

Хвост второй
Истина чужими устами

Глава 3

Время тянулось невыносимо медленно. Вертону успела наскучить его маленькая тюрьма, и мыслями торговец возвращался к празднеству у себя дома, представляя, какие кушанья сейчас выносят гостям. Ему порой даже мерещился вкус вина на языке и нежнейшие копчёности, тающие во рту.

Полуденный жар почти полностью улетучился, и кин Вертон почувствовал, как холод начинает забираться под его лёгкую одежду. А ещё надо будет лететь домой под ветром. Поездка обещает быть не из приятных.

– Доброго вечера, кин. Вы хотели о чём-то поговорить. Что вас беспокоит? Какая нужда привела вас под своды храма Дарующей Жизнь? – мягко спросила женщина лет пятидесяти с небольшим, опускаясь рядом с ним на подушки.

Вертон вздрогнул, выпрыгивая из мыслей, как лягушка из кипятка. Но тут же принялся оглаживать складки на одежде, пытаясь придать себе достойный вид. Искоса поглядывая на амматису, купец в который раз удивлялся тому, какая она. Амматису Родану можно было часто встретить на городских праздниках, где она и её помощницы раздавали дары Эрешты. Неизменное бирюзовое платье с белоснежным орнаментом по подолу и воротнику подчёркивало невероятно притягательную фигуру для женщины её возраста. Тёмные волосы с проседью убраны в высокую строгую причёску. Кожа на руках, как и на лице, вся в морщинках, но это не вызывает неприязни, подобной тому, когда смотришь на нищих старух, вовсе нет. В амматисе Родане видится стать, опыт, немного плутовства и невероятное добро.

– Прошу простить. Не ожидал, что вы сможете найти время так быстро, амматиса.

– Это наша работа: находить время для тех, кто пришёл к богине. Что же заставило вас покинуть гостеприимные стены вашего дома и прийти к нам? – изящным движением она поправила подушки у себя за спиной и приняла из рук незаметно появившейся послушницы серебряный кубок с вином.

Второй кубок достался Вертону, который тут же пригубил его, прикрывая глаза.

– Скажите мне, амматиса Родана, беременные женщины, впускающие в мир младенцев её милостью, проживают при храме? – зашёл издалека Вертон, стараясь ненавязчиво наблюдать за реакцией настоятельницы храма.

– Истинно так, кин. Они находятся под нашим присмотром. Можно сказать, что у самой богини за пазухой. Вы хотите внести пожертвование в честь Дарующей Жизнь, чтобы улучшить их быт? Сейчас самое время, на рынках много фруктов, девочки будут рады.

– Вовсе нет, – сурово оборвал её Вертон. – Я хотел бы посмотреть…

– Исключено! Вы нарушите таинство. Никто из мужчин не входит туда. Это место женского спокойствия и счастья, – строго пресекла его поползновения Родана, посмотрев на него словно на нашкодившего мальчишку.

– Амматиса Родана. А как насчёт сделки? Я пожертвую вашему храму достойную сумму… но взамен вы позволите мне увидеть женщину, которая носит моего ребёнка под сердцем.

– А, так вот в чём дело, – примирительно улыбнулась жрица. – Думаю, это можно будет устроить. Но вы ведь понимаете, что нарушение традиций – дело недешёвое.

«Старая ведьма! Нигде своей выгоды не упустит. Интересно, если бы я не сказал о моём ребёнке, она бы держалась дольше или тоже сразу приступила бы к торгам?!» – мысленно ругнулся Вертон.

– Я понимаю, амматиса. Думаю, мы сочтёмся. Суммы с тремя нулями будет достаточно? – предложил он, чувствуя себя в самом начале карьеры торговца, когда ему ещё стыдно было пытаться сбить цену.

– Четырьмя нулями, и первая цифра этой суммы будет больше двух. Так угодно богине, кин.

– Договорились. Я внесу пожертвование сразу же, как смогу убедиться, что она в порядке.

– Можете не сомневаться, что с ней всё в порядке, – с прищуром улыбнулась Родана. – Это наша работа.

– И всё же, – нахмурился Вертон. – Я уже один раз заплатил вам, не зная, что за товар получу. Теперь я хочу ответную милость в свою сторону.

– Хорошо. Следуйте за мной, кин.

Настоятельница храма изящно поднялась, расправила плечи и медленно пошла вперёд. Вертону даже показалось, что она специально пытается разозлить его, но потом он заметил, что женщина едва заметно хромает на левую ногу.

И Вертон невольно подумал: «Даже жрецы не вечны. Как-то боязно это осознавать. Когда-нибудь и мой путь в мире смертных завершится… Но я оставлю наследника. Благо, наследовать есть что. И это не может не радовать».

 

Он усмехнулся собственным мыслям и пошёл вслед за амматисой. Встречные послушницы почтительно склоняли головы при её приближении, и купцу становилось завидно. В этом жесте было столько уважения, что невольно Нитрийский задумывался о том, что ему почтение оказывали только из страха.

Родана вывела его на небольшой балкончик, откуда открывался вид на парк. Из-за газовых штор снизу не разглядеть наблюдателей, но в обратную сторону это работало немного иначе.

– У девушек вечерняя прогулка. Смотрите. Все здоровы. Сроки, правда, разные, но ведь это не главное? – хмыкнула Родана, едва заметно опираясь ладонями о перила. – Правда, они прекрасны, кин? Истинная милость богини.

– Да, – кивнул Вертон, всматриваясь в девичьи фигуры. – Здесь все? – обеспокоенно спросил он.

– Да, конечно. Все восемь будущих мамочек. А что?

– Её нет, – уверенно заявил торговец.

– Как это нет? – непонимающе спросила амматиса. – Восемь девушек числятся по документам. И восемь же сейчас находятся во дворе. Не считая жриц и послушниц, конечно.

– Вот так, кина Родана, – недовольно пробурчал Вертон, осознанно обращаясь к настоятельнице как к знатной даме, а не как к жрице. – Я хорошо помню ту девушку, с которой свела нас богиня. Как минимум один признак, который можно разобрать даже с такого расстояния, отсутствует. У неё короткие рыжие волосы. Здесь нет ни одной рыжей.

– Этого не может быть. Вы уверены? – Родана напряглась.

– Да, я уверен. Как вы это объясните?

– Пока никак, – уверенно сказала амматиса. – Пойдёмте в мой кабинет. Будем разбираться.

Не без удовольствия Вертон наблюдал за тем, как на безмятежном лице отражается беспокойство. Но он поспешил поскорее загнать эти чувства как можно глубже. Это низко и подло. Нужно не искать и наказывать виноватых. Нужно искать её. Что, если в обитель прокралась обманщица, которая мечтает потом доказать через жрецов, что это именно его дитя, и отобрать часть нажитого непосильным трудом?

«Не позволю! Это мой ребёнок. И что бы ты ни сделала, наглая рыжая стерва, я заберу его у тебя!» – решил он.

Мысли о мести почему-то успокаивали. А ещё вспоминалась ночь, проведённая в невероятной страсти. От этого становилось чуточку противно, ведь она нравилась ему… Эта странная рыжая женщина, из-за которой у него сейчас столько проблем!

Добравшись до кабинета амматисы, Вертон без колебаний переступил порог и, не дожидаясь приглашения, расположился в одном из кресел. Жрица подошла к массивной полке и в задумчивости посмотрела на неё. В комнату незаметно просочилась одна из послушниц и замерла у двери.

– Когда вы зачали ребёнка?

– Седьмого уртака. Чуть больше трёх месяцев назад, – покорно ответил Вертон, с трудом скрывая собственное беспокойство.

Амматиса достала одну из папок и пролистала её, качая головой.

– Кин Вертон, а вы точно посещали наш храм? – она сделала особое ударение на «наш» и исподлобья посмотрела на мужчину.

– Да, я в этом уверен. А что?

– Седьмого уртака никто не искал рождения детей в нашей обители. Приходили две женщины в поисках детей, но божественных матерей не было.

– Это как так?! Как это понимать?

– В моих архивах нет записей об этом. Нет записей и о том, что женщина отказалась от вынашивания ребёнка. Вы же знаете, они имеют право передумать. Но в таком случае тоже остаётся документ. Его нет. Кин Вертон, может быть, у вас есть ваш экземпляр договора?

Он порадовался, что всегда носил с собой важные документы. Извлёк из-за пазухи волшебный тубус, открутил крышку и достал свёрнутый в трубочку листок. Послушница тут же подошла к нему, забрала документ и передала Родане. Амматиса развернула бумагу и пробежалась по ней взглядом.

– Это очень подозрительно, – заметила Родана. – Здесь стоит подпись моей помощницы. Но к моменту заключения договора жрица Глено уже месяц как паломничала. Она не могла поставить свою печать.

– И что это значит?! – вспылил Вертон.

– Это значит, что вам нужно быть спокойнее, кин, – недовольно нахмурилась Родана и обратилась уже к послушнице: – Позови Ронту и Алию. Они в тот день работали у купален. Возможно, удастся что-нибудь узнать.

Послушница кивнула и исчезла за дверью.

– Кого вы хотите видеть? – спросил Вертон, чтобы хоть чем-то занять свои мысли.

– Юных послушниц, проводивших аналогичный ритуал для женщин второго уртака. Возможно, они помогут нам разобраться, – обеспокоенно ответила Родана, задумчиво поглаживая документы кончиками пальцев.

Алия появилась на пороге кабинета амматисы спустя пять минут. Вертон окинул блёклую, словно мышка, девушку удивлённым взглядом. Она растворялась на фоне яркого одеяния послушницы.

– Вы звали, амматиса? – спросила будущая жрица, склоняясь в почтительном поклоне.

– Да. Ты занималась подготовкой ритуала божественной милости седьмого уртака. Видела ли ты что-нибудь необычное?

– Нет, амматиса. Просящая пришла рано утром. Я совершила ритуальное омовение и поспешила заняться мужчиной. В тот час большинство сестёр молились богине, а я была дежурной. Уже к полудню пара покинула церемониальные покои, и я занялась уборкой. Ничего необычного. Так часто бывает, вам ли не знать, – девушка выглядела растерянной и напуганной, словно она действительно совершила досадный промах и теперь боялась, что её оплошность заметят.

– Хорошо. И ещё вопрос. Ты готовила к ритуалу этого мужчину? – Родана указала рукой на Вертона.

Девушка обернулась и уставилась на купца, чуть прищурившись, она подошла ближе, а потом покачала головой.

– Нет, амматиса. У того был шрам на щеке.

– Кин Вертон, вы не сводили шрамы в последнее время? – ровным голосом уточнила Родана и, дождавшись отрицательного покачивания головой, грустно улыбнулась. – Спасибо, Алия. Можешь быть свободна.

– Меня омывала не эта жрица. Я бы запомнил.

– Хорошо. Мы ждём Ронту. Она не очень расторопна, наберитесь терпения.

Вскоре в кабинет впорхнула ещё одна девушка, в которой Вертон узнал ту самую, встретившую его у входа.

– Амматиса, вы звали? – почтительно спросила она, поклонившись.

– Да. Ронта, ты проводила седьмого уртака ритуал?

– Да, амматиса. А вы уверены, что нам стоит обсуждать подобные темы при посторонних? – спросила девушка, настороженно покосившись на Вертона.

Торговец поднял глаза к потолку и что-то пробурчал под нос.

– Да. Готовила ли ты этого мужчину к ритуалу?

– Нет, мужчину готовила другая послушница. За моей спиной проходила старшая жрица и сказала, чтобы я работала только с женщиной. К сожалению, не уточнила что и как. Тем более гостья была не из простых людей, и я решила, что уделить ей больше времени, действительно, хорошая идея.

– Понятно. То есть кина Вертона ты не видела?

– И я её тоже вижу второй раз. Она встретила меня на пороге храма.

– Что ж, Ронта, расскажи, кого ты готовила к ритуалу.

– Амматису из соседнего города. Она была очень мила.

– Внешность? – направил мысли послушницы в нужное русло торговец.

– Около ста семидесяти сантиметров ростом, точёная фигурка, прямо как у Дарующей Жизнь, зелёные глаза и короткие рыжие волосы.

С трудом скрывая своё волнение, Вертон впился пальцами в подлокотники кресла. Это она! Та самая рыжая бестия, которую он встретил в храме ночью!

– Спасибо, Ронта, можешь быть свободна, – кивнула Родана, позволив себе нахмуриться, когда за послушницей закрылась дверь. – Это та самая женщина?

– Да, – коротко кивнул Вертон. – И я её из-под земли достану. Это мой ребёнок.

– Боюсь, что вам не стоит этого делать, – покачала головой амматиса и посмотрела на Вертона как на неразумного сына. – Кин, я поняла, о ком говорила Ронта. Это сильная и независимая особа. Она не отдаст ребёнка, если вы заявитесь к ней с подобным настроем.

– Вы думаете, меня это волнует? Она украла моего ребёнка!

– Технически она ничего не крала. Ваши документы недействительны. Дитя принадлежит ей.

Вертон недовольно топнул ногой.

– Тогда я засужу этот храм!

– И мы вернём уплаченную сумму. Это максимум, чего вы сможете добиться. Понимаете ли, – Родана привстала и посмотрела на торговца свысока. – А где доказательства того, что не вы подделали этот документ? Если я правильно помню, вы заключали несколько сделок лично с моей помощницей. У вас есть образец её подписи. Поэтому лучше не горячиться, а очистить тело и душу, чтобы прийти за ребёнком чуть позже. Мы найдём замечательную мамочку, можете не беспокоиться.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»