Уведомления

Мои книги

0

Web 3.0: токенизация, или Завтрашний мир сегодня

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Корректор Мария Черноок

Дизайнер обложки Ольга Третьякова

© Владимир Попов, 2021

© Евгений Романенко, 2021

© Ольга Третьякова, дизайн обложки, 2021

ISBN 978-5-0053-2936-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Общее введение

Токенизация активов – способ повышения

их ценности

Начну сразу с банального, но оттого неоспоримого: с цитат из топа выдачи от «Корпорации добра».

«Токенизация активов – одна из актуальных тем в криптоиндустрии. Под этим термином понимается процесс выпуска цифровых токенов в качестве удостоверения прав на реальный актив. Объекты токенизации могут быть самыми разными: недвижимость, ценные бумаги, произведения искусства и т. д. В широком смысле активом физического лица являются также его деньги, профессиональные навыки, время и даже социальные связи. Всё это можно оцифровать – то есть токенизировать».

«Объяснить процесс токенизации можно по-разному. По большому счёту это выпуск цифровых токенов для удостоверения прав на реальный актив: от акций компаний до замков в Баварских Альпах».

«С точки зрения информационной безопасности, токенизация – способ защиты персональных данных при помощи токенов – комбинаций символов, не представляющих никакой ценности для злоумышленников» (и это – уже совсем другой аспект категории: омонимы никто не отменял).

Как раз смешение смыслов, как ни странно, в этом случае даст ответы, близкие к правде. «В итоге можно выделить три кита токенизации: использование криптографии для управления счетами; взаимодействие компонентов системы через открытые API; децентрализация аудита и принятия решений». Отсюда следует:

– управление ролями (пользователями и администраторами системы);

– управление жизненным циклом актива (эмиссия, вывод из оборота и т. д.);

– управление безопасностью;

– интеграции с системами KYC/AML;

– интеграции с платёжными гейтвеями;

– управление комиссиями, лимитами, событиями;

– мобильные и веб-приложения;

– биржевой модуль или интеграции с внешними биржами.

Но это – уже частности. Попробуем для начала разобраться с общим.

 
                                           * * *
 

Много лет учёные (и не очень) ведут меж собой споры: что такое блокчейн? DTL1 равен ему по содержанию и объёму? Возможен ли blockchain без криптовалют? И вопросов, как и статей, становится день за днём больше, с тем лишь «но», что хороших – по-прежнему мало. И дело не только в том, что русскоязычное (или любое иное) сообщество менее осведомлено, чем англоговорящее, но скорее в том, что слишком много людей обслуживают интересы банков, государств и прочих групп, цели, задачи и интересы коих противоположны по своей архитектуре, структуре и назначению p2p-миру в целом и его конкретным решениям.

Всё описанное ниже можно разделить на три условных и ни в коем случае не равных части:

Компоновка старых материалов 2016—2020 годов, через которую попробую переответить на те вопросы, на которые отвечал уже, и не раз. Попытка кратко, но предельно честно и внятно проанализировать рождённый рынок DeFi в рамках тех тенденций, которые изучались в трудах п. 1, хотя основы придётся почитать всё же по ссылкам2. Наконец, хочется дать несколько обобщающих выводов и подвести читателя к огромной вселенной Web 3.0, за которой – миры столь невероятные и даже неведомые, что на первый взгляд кажутся даже и невозможными.

И ещё несколько слов, прежде чем перейти к основному содержанию.

Ни в коем случае ни один тезис из данной книги не может быть расценён как рекомендация: она представляет сугубо исследование и/или компиляцию таковых, но никак не связана с финансовой и прочей стратегией. Тем более – вашей: готов отвечать только за свои деяния, как действия, так и бездействия, чего и вам желаю.

По понятным причинам операционная часть составных материалов может устареть, но меня она всегда интересовала даже не во вторую-третью, а в последующую очередь: куда важнее – то принципиальное, что здесь заложено. Это ценно и важно; остальное – изменится ещё, и не раз. Будь то стандарт ERC-721 или ERC-20 или, скажем, блокчейн №01 по инфраструктуре не Ethereum, а…

Рекомендовал бы использовать сию книгу как некое пособие: для начинающих – дабы ознакомиться с важнейшими аспектами работы p2p-сервисов и главное – их взаимодействие выявить; для продвинутых – найти близкую или же противоположную точку зрения на те процессы, которые наблюдаем последние 3-5-7 лет.

Засим: приятного чтения и встретимся, как обычно, в заключении!

P.S. Если перечитал книгу и нашёл в ней хотя бы 1% от актуального, то она была точно написана не зря: особенно – если речь идёт о таком бурном рынке, как IT. И да, прошло более трёх лет, а материалы ниже – актуальны куда больше чем на 1%…

Примечания к вводному

Книга эта написана как обобщение практики, поэтому ссылки могут устареть, а вот принципы и подходы – ещё не скоро, но ссылки всё же оставили (когда пишу в единственном числе – имею в виду себя, Menaskop; когда во множественном – себя и соавтора, Евгения Романенко), дабы было откуда отталкиваться.

Добавить после написания было что, но большая часть вопросов закрывается прочтением следующих источников:

– первая часть книги про Web 3.0: t.me/web3news/1184;

– книга о DeFi – подробная и тоже бесплатная: t.me/web3news/1140;

– книга Сатоши, которую лучше знать назубок: bitcoin.org/files/bitcoin-paper/bitcoin_ru. pdf;

– если хотите удивиться разнообразию токенов, то вам сюда: research.binance.com/en/analysis/tokenization;

– список литературы от Е. Романенко в конце сего нехудожественного романа.

Засим всё – и в путь!

Разумное, доброе, вечное

Во время быстрых3 перемен мозг отчаянно ищет ответы на вопросы: «Что есть незыблемо? Что никогда не изменится? На что делать ставку?» Вместо попыток предугадать будущее попытаемся понять, что есть фундамент, – это и будет ответ применительно к экономике.

Проведите эксперимент – мысленно уберите с планеты людей. Куда делись производство, торговля и так далее? Ничего этого нет. Остальным живым организмам экономика не нужна. Они живут по законам природы. Экономика есть следствие наличия на Земле Homo Sapiens. Их целенаправленные действия для увеличения благосостояния и составляют её содержание. Может показаться, что люди в этом плане умнее зверей и растений – те «как родились баобабами, так ими и помрут». А человек не соглашается с этим, меняет природу в угоду желаниям. Как тут не петь оду человеческому разуму!

Последние пять тысячелетий показывают, что человек научился неплохо преобразовывать энергию и материю. Однако чёткое понимание причинно-следственных взаимосвязей между целями и средствами у большинства людей по-прежнему отсутствует. Поэтому и втягиваются они в разные авантюры нечистоплотными политиками, которым помогают псевдоинтеллектуалы.

Изучением этих взаимосвязей занимаются экономисты. Они создают экономическую теорию. Науке этой нет и трёхсот лет – отсюда и проблемы. Эта глава написана с точки зрения экономической теории австрийской школы (далее – АЭШ). Кстати, если исчезнут экономисты, экономика не рухнет – её двигают предприниматели. В отличие от классиков, марксистов, кейнсианцев и монетаристов, АЭШ имеет право называться подлинно экономической наукой. Потому что она не выкинула реального человека из рассуждений. Она начала от аксиом его деятельности и логическим путём вывела из них весь корпус знаний. Желающих познакомиться с АЭШ отсылаю к книгам П. Усанова, Я. Романчука, Л. Мизеса, М. Ротбарда и Ф. Хайека (см. приложения).

В центре экономики – человек: не в целом, а 7,5 млрд (с лишним) методологических индивидов. Каждый осознаёт, какие ресурсы у него есть, что они ограничены. Потратишь на одно – не сможешь на другое. Что будет завтра – неопределённость. Но во многом можно подстраховаться. Многое будет так же, как было вчера.

В голове – сотни оценок: «Ценна ли ещё одна единица Х в моей ситуации?» Масса предпочтений: «Больше ли ценности станет у меня от обмена А единиц Х на B единиц Y?» Миллиарды таких обменов ежедневно при совпадении интересов держателей А и B и пропорций обмена (цен). Неудобный бартер превращается в косвенный обмен через посредничество универсального блага D. Оно ценно само по себе, но гораздо более ценно как признанное всеми средство обмена – деньги.

 

Осознание: чтобы было завтра, надо сберечь сегодня. Чтобы сделать больше Х, надо отказаться от потребления ряда благ, вложить их в производство, и тогда, если сделать всё грамотно и не случится плохого, станет больше Х. Оно будет дешевле и доступнее. Часть его можно будет обменять на Y. Так у всех, кто создаёт своим трудом и добровольно меняет, станет больше благ. Образуются капитал и процент, прибыль и убытки, предпринимательство. И так будет, пока есть человек и его потребности.

XX век – прогресс или тупик?

XIX век стал последним, когда рынок правил балом. На его последнюю треть пришёлся расцвет человечества во всех сферах: технологии, производство, наука и техника, изобретения, культура и искусство. La belle epoque, «Золотой век» называли его. «Золотой стандарт» и твёрдые курсы валют – вот основа экономики того времени.

В экономической теории в 1870-е произошла так называемая маржиналистская революция. Она отвергла как несостоятельные идеи А. Смита о том, что стоимость определяется затратами труда. Во главу был поставлен Homo Agens и теория предельной полезности. Рождение АЭШ принято отсчитывать от «Оснований политической экономии» К. Менгера, опубликованной в 1871 году!

Но прорастали и социалистические идеи, апеллировавшие не к разуму, а к чувствам. Росла религиозная вера в государство – этатизм. За её распространение ответственна немецкая историческая школа. В США на смену либерализму пришёл прогрессивизм – идея вмешательства государства в экономику. Её ключевая точка – создание ФРС банковским картелем, взявшим в подельники государство.

Первая мировая война ужаснула мир. Непонятная, бессмысленно продолжавшаяся пять лет и унёсшая 10 млн жизней, разрушившая четыре империи. Она уничтожила «золотой стандарт»: он был главным тормозом на пути финансирования военных расходов. Государства использовали войну, чтобы захватить власть над деньгами. После её окончания человечество познало то, чего не видело раньше. Гиперинфляция в Веймарской республике в 1922—23 году. «Ревущие двадцатые» в США от накачки экономики ФРС фиатом завершились крахом фондового рынка в 1929 году. Великая депрессия, вызванная вмешательством в рынок Ф. Д. Рузвельта и его New Deal. Конфискация золота у населения. Образование фашистских режимов в Европе, милитаризации Японии и укрепление тоталитарного СССР.

Всё это закономерно закончилось Второй мировой войной. Она завершила разгром экономики государством. О «золотом стандарте» уже никто не вспоминал. В 1944 году в Бреттон-Вудсе США «застолбили» право строить долларовую «пирамиду» на золоте, остальные государства – создавать «пирамиды» «национальных валют» на долларе. Началась накачка мировой экономики деньгами, сделанными из воздуха. Госрасходы, долги и налоги выросли на порядок. Экономики, искажённые фиатом, пришли в конфликт. В 1971 году президент США Р. Никсон отказался соблюдать размен долларов на золото. Мир окончательно погрузился в фиатную вакханалию. Образовался Форекс.

К концу XX века валюты мира девальвировались на 9/10. Надулись пузыри на фондовых рынках. Несмотря на научно-технический прогресс, мировая экономика зашлакована инвестиционными ошибками. Они вылились в кризис 2008 года, который государства и ЦБ снова «залили» деньгами. Иначе они не умеют, не хотят и не будут.

Проблема в том, что из сложившейся ситуации выхода в централизованной системе координат не существует. Мировая экономика похожа на алкоголика, который умрёт без дешёвого фиатного пойла. Но она не может и больше пить! Даже бесплатно и даже если приплачивают (нулевые и отрицательные процентные ставки). Централизация экономик в XX веке, основанная на ошибочных идеях Маркса и Кейнса, пришла в бесславный тупик. Как и предупреждали экономисты АЭШ.

Фиатное зло

Фиатные деньги – территориальная монополия на фальшивомонетничество. Мы живём в эпоху наихудших денег в истории. Дальнейшее развитие невозможно без разрушения фиатной системы и возврата к sound money (букв. «звонкая монета»).

Рассуждения о деньгах обычно начинаются с того, что раньше их роль играли ракушки, камни и т. д. Потом золото, потом бумажные деньги, золотое содержание которых падало, – и вот пришли к тому, что имеем сейчас. Но изучение экономической истории бессмысленно без знания экономической теории. Такой историк не будет знать, куда смотреть, какие факты из миллионов выбирать. И будет неосознанно подбирать их так, чтобы доказать свою теорию. Об этом писал Л. фон Мизес в книге «Теория и история».

Деньги – ценный товар. Он может быть использован по назначению. Но ряд его свойств (редкость, сложность добычи, стойкость, делимость) делают его особенно удобным в качестве посредника при обмене. Бартер неудобен. Нужно определять пропорции обмена, искать того, кому нужен наш Х и у которого есть нужный нам Y. Гораздо проще поменять наш Х на ценный товар D, понятный всем, чтобы потом обменять D на Y. Этот товар D – деньги. Его функция – средство обмена (medium of exchange). Товар на роль D отбирает рынок. В этом смысле «назначить» нечто (тем более – явно не имеющее ценности), деньгами – нельзя. Если это таки удастся (обманом или принуждением), эта игра неизбежно закончится, и плохо для всех.

История денег есть история их подделки правителями для удовлетворения своих аппетитов, в основном военных. Траты на это огромны. Налоговому грабежу подданные сопротивляются. Остаётся брать в долг или подделывать. Налоги, займы и подделка денег – вот способы существования власти за счёт подданных.

При «золотом стандарте» власти «портили» монету, уменьшая содержание золота в ней. В XV веке развилось банковское дело. Мошенничать стали банкиры, выпуская расписок на золото больше, чем принимали на хранение. В условиях конкуренции денег мошенничество вскрывалось. Попытки образовать банковский картель, чтобы расширять фиктивный кредит согласованно, не топя друг друга, разваливались. И лишь когда идею картеля по производству денег удалось «продать» властям, он стал устойчивым. В его основу лёг т. н. центральный банк. Этой инстанции «законом» дана монополия на неограниченную эмиссию фиатной «национальной валюты» (лат. fiat – декрет, «да будет так»), не размениваемой на золото. Коммерческие банки – вассалы ЦБ – создают кредит «из воздуха», пуская в оборот почти все принятые на хранение депозиты. Взамен на поддержку фиатом из ЦБ в случае набега вкладчиков.

Вся система неустойчива, как игра в «музыкальные стулья». Только хуже: на один доллар десять и более хозяев. Абсолютно все введены в заблуждение. И действуют так, как будто ресурсы, которых на самом деле в экономике нет, есть. Происходят массовые инвестиционные ошибки (бум). Когда это обнаруживается, неизбежен крах. Он заливается новой порцией фиата. И пошло по-новому. В тупик. Это называется «теорией экономического цикла» АЭШ. Ещё одно следствие фиатных денег – ограбление через инфляцию. Это рукотворное и целенаправленное явление.

Институт грабежа

Фиатная система не стала таковой естественным путём. Мошенничество планетарного масштаба, бросающее вызов рыночным законам, не могло состояться без принуждения «законом». Оно происходит с участием государства и в его интересах. Государства и ЦБ – два главных врага человечества. Вторые являются основным орудием первых. Без крышевания государством ЦБ невозможен. Без создания ЦБ государства никогда не обрели бы такую власть. Генезис фиатной системы неотделим от эволюции государства. Это феномены, органично связанные.

Вначале появляется идея государства. В целях укрепления своей власти оно захватывает деньги, уничтожая их рыночную природу. Так появляется фиат. Для понимания эволюции государства рекомендую книги Э. де Ясаи «Государство» и М. ван Кревельда «Расцвет и упадок государства». В АЭШ вмешательство государства в добровольный взаимовыгодный обмен называется интервенционизмом. Описанию всех видов интервенционизма посвящён труд М. Ротбарда «Власть и рынок».

Ф. Оппенгеймер в трактате «Государство» писал: «Существует два фундаментальных противоположных способа, которыми человек, нуждаясь в средствах к существованию, способен получить необходимые средства для удовлетворения своих желаний: труд и грабёж. Собственный труд и насильственное присвоение труда других. … Я предлагаю… называть собственный труд и эквивалентный обмен собственного труда на труд других „экономическим способом“ удовлетворения потребностей, а невознаграждаемое присвоение труда других можно назвать „политическим способом“ … Государство – это организация политического способа».

Ещё одно определение государства дал в XIX веке Ф. Бастиа: «Государство – огромная фикция, посредством которой все пытаются жить за счёт всех». Государство – не злые диктаторы. Это миллионы бенефициаров грабежа – бюджетники, силовики, чиновники. Они не способны жить в условиях рынка. И не хотят меняться. Поэтому кровно заинтересованы в существовании института грабежа. И от него не откажутся.

Государство и рынок – антагонисты. Государство не умеет созидать, хотя и делает вид. Созидает предприниматель. Государство умеет только грабить и убивать. Чтобы дать видимость «созидания», оно сначала должно отнять. Создав на рубль, разрушает на сотню. Чем больше доля государства в ВВП, тем хуже его экономика4. Рынку не нужно государство. Государство же без рынка – нежизнеспособно, как всякий паразит.

Налоги – прямой грабёж. Займы – завуалированный. Они неэффективны, им сопротивляются. Гораздо удобнее косвенный грабёж через создание фиатных денег и обмен их первыми получателями (государство и банки) на реальные блага (т. н. эффект Кантильона). Он не так заметен. Псевдоинтеллектуалы всегда «объяснят пользу» инфляции. Хотя даже Кейнс не скрывал грабительской природы своих идей: «Благодаря беспрерывному процессу инфляции у правительства есть возможность тайно и незаметно изымать у своих граждан значительную часть их средств».

Фиат – технология грабежа. Изначально он был навязан как legal tender. И с этим люди согласились. Это же и вселяет надежду: как согласились, так могут и отказаться. Институт грабежа сейчас в тупике. Работает всё хуже, но отказаться от него не готовы. Выход из него находится на индивидуальном уровне, с помощью p2p-технологий.

Снижение предельных издержек

В последние десятилетия многие вещи стали делаться быстрее, легче и дешевле. Это стало возможным благодаря технологиям, в первую очередь – интернету. Сначала он казался диковинкой. Потом выяснилось, что многие вещи (коммуникация, платежи) с ним можно делать эффективнее. Интернету подчинились ежедневные практики, потом бизнес-процессы, а потом вынуждены были и государства с их законами. А что было в предыдущее столетие? Несмотря на радио, электричество, телефон и телеграф, упростившие массовую коммуникацию, в экономике доминировали крупные предприятия, объединяющие тысячи работников. Приобрести специальность, делать в ней карьеру всю жизнь и уйти на пенсию было нормой для индустриального века. В XXI веке это выглядит сомнительным. Стабильность удобна для тех, кто не хочет меняться. Но, учитывая скорость перемен, такая стабильность есть деградация. И она невозможна: крупные предприятия в постиндустриальную эпоху долго не живут.

Откуда брались крупные предприятия? Ответ дал экономист Р. Коуз в первой половине XX века. В экономике есть транзакционные издержки между агентами. Для их снижения в целях производства нужно объединять людей в централизованную структуру. Выгодно расширяться: нанимать больше людей, делать всё внутри себя – от добычи сырья до магазинов готовой продукции. Так было в США, Европе и СССР.

 

Укрупнению мешает закон убывающей предельной полезности, открытый АЭШ. Каждый новый работник, единица сырья или рынок приносят меньше ценности (предельные издержки растут). При некотором уровне транзакционных издержек фирма достигает некоторого оптимального размера. А внутри себя – максимально допустимого уровня неэффективности. Так и существует десятилетиями.

Развитие технологий снижает транзакционные издержки, массово меняет потребности, создаёт новые рынки. Крупные предприятия обнаруживают раздутые затраты и падающую выручку от производства всё менее нужной продукции. Становится выгоднее сосредоточиться на ноу-хау. Остальное аутсорсится по максимуму.

Новые бизнесы состоят из одного человека. Создаются в вебе за часы – от идеи и до первой выручки. Иерархическая фирма «по Коузу» с треском проигрывает конкуренцию многомиллионной армии фрилансеров. Временные удалённые команды создают тысячи стартапов, им становятся доступны инвестиции со всего мира. Вершина краудфандинга – ICO5. Традиционные территориальные юрисдикции не смогут конкурировать с виртуальными. В них за полчаса участниками чата в мессенджере со всего мира создаются ДАО, управляемые собранием токенхолдеров через смартфоны.

Какова судьба наиболее неэффективного предприятия в условиях технологического дисраптора – государства? Оно хочет сохраниться, расширяться, требует больше ресурсов. Мотивируя тем, что оно нужное, что без него экономика рухнет. Вердикт выносит АЭШ: если государство ликвидировать, благосостояние всех экономических агентов вырастет. Нет ни единого товара или услуги, которую не мог бы быстрее и дешевле произвести на конкурентном рынке частный поставщик и для которой требовалось бы существование государства. Предпринимателю нужен клиент, но не грабитель. Строй, при котором существует 100% рыночная экономика без государственного грабежа, называется анархо-капитализм.

  См. приложение с разъяснением, а также материал: https://plusworld.ru/journal/2020/plus-8-2020/kriptovalyuty-i-blokchejn-stsenarii-neizbezhnogo-budushhego/.   Например: https://t.me/web3news/1140.   Автор главы – известный криптоведущий, экономист АЭШ Евгений Романенко: https://www.youtube.com/c/CryptoEmCee.   Прим. Menaskop: Конечно, есть и те, кто до сих пор ратует за противоположные позиции, как, скажем, Ф. Фукуяма и его «Сильное государство»: вот только нужно ли оно? На этот вопрос вам лучше ответить, дочитав главу Е. Романенко до конца. Особенно в эпоху постковида, когда за тоталитаризм Китая поплатился весь мир!   Прим. Menaskop: О невероятных положительных показателях отрасли – см. в нашем исследовании: https://itsynergis.ru/assets/docs/ico-report-first-half-2018.pdf.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»