Мои книги

0

Бесплатно

Переписка князя П.А.Вяземского с А.И.Тургеневым. 1824-1836

Текст
0
Отзывы
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

763. Князь Вяземский Тургеневу. 7-го июля 1836 г. [Петербург].

Татаринов – Александр Николаевич. Булгаков – Александр Яковлевич.

Мейендорф – баронесса Елизавета Васильевна (см. о ней выше).

«Оправдание от редакции» состояло в следующей заметке: «Для очистки совести вашей и для предупреждения всех возможных толков и недоразумений вольных и невольных, почитаем обязанностью сознаться, что напечатание в 1-й книжке журнала вашего Хроники Русского в Париже, есть не что иное как следствие вашей нескромности, что сии отрывки из дружеских писем, или лучше сказать домашнего журнала, никогда не были предназначены к печати, особенно в том виде, в каком они представлены публике. Глубокомыслие, остроумие, верность и тонкая наблюдательность, оригинальность и индивидуальность слога полного жизни и движения, которые везде пробиваются сквозь небрежность и беглость выражения, служат лучшим доказательством того, чего можно было бы ожидать от пера, писавшего таким образом про себя, когда следовало бы ему писать про других. Мы имели случай стороною подслушать этот aparté, подсмотреть эти ежедневные, ежеминутные отметки, и поторопились, как водится ныне в эпоху разоблачения всех тайн, поделиться удовольствием и свежими современными новинками с читателями «Современника». Можно было бы, и по некоторым отношениям следовало бы для порядка дать этим разбросанным чертам стройное единство, облачить в литтературную форсу. Но мы предпочли сохранить в нем живый, теплый, внезапный отпечаток мыслей, чувств, впечатлений, городских вестей, бульварных, академических, салонных, кабинетных движений, так сказать стенографировать эти горячие следы, эту лихорадку Парижской жизни; впрочем, кажется, мы и не ошиблись в своем предпочтении. По всем отзывам образованных и просвещенных людей, Парижская хроника возбудила живейшее любопытство и внимание. Даже и тупые печатные замечания подтвердили нас в убеждении, что способ, нами избранный, едва ли не лучший. Вкус иных людей может служить всегда надежным и неизменным руководством: стоит только выворотить вкус их наизнанку. То, чего они оценить не могли, что показалось им неприличным, неуместным, то без сомнения, имеет внутреннее многоценное достоинство, следовательно не их имеем в виду в настоящем объяснении. Но мы желали только по обязанности редакторской принять на себя всю ответственность за произвольное напечатание помянутых выписок, отклонить ее от того, который писал их забывая, что есть книгопечатание на белом свете».

Ответ Булгарину на его критику Хроники Русского в Париже» (см. примечание в стр. 319-й) в Московском Наблюдателе не появлялся.

Протасова – Екатерина Афанасьевна (род. в 1771 г., ум. в 1848). рожд. Бунина, единокровная сестра В. В. Жуковского, который и провел с нею лето на мызе Эллистфер, близ Дерпта. Жуковский пил в это время вейльбургские воды и занимался окончательною обработкой своего стихотворного переложения «Ундины», известной романтической поэмы барона Фридриха-Генриха-Карла де ля Мотт Фуке, писанной прозою и напечатанной в 1813 году. Жуковский начал переложение «Ундныы» еще в 1817 году. Напечатана была в 1837 г. (К. К. Зейдлиц. Жизнь и поэзия В. А. Жуковского. С-Пб. 1883, стрр. 166-157. – Уткинский сборник. М. 1904, стр. 112).

Викулин – Сергей Алексеевич (род. 28-го июля 1800 г., ум. 1-го января 1848), сын богатого воронежского помещика, Алексея Федоровича Викулина (ум. 17-го марта 1823 г.) от второго брака его с княжною Татьяною Григорьевной Кугушевой (ум. 6-го апреля 1848). Он считался на службе с 1809 г., когда был записан в Экспедицию о государственных доходах. В июле 1817 г. Викулин вышел в отставку с чином коллежского секретаря, а в октябре того же года поступил юнкером в гвардейскую конную артиллерию, откуда в 1820 г. был переведен сперва в Конноегерьский короля Виртембергского полк, а чрез несколько месяцев в л. гвардии Драгунский. В следующем году он был назначен адъютантом в командиру 5-го резервного кавалерийского корпуса, графу Карлу Осиповичу Ланберту, но в 1826 г., за болезнию, оставил службу. В 1835 г. он определился в Семеновский полк, состоял адъютантом при генерал-кригс-коммиссаре Военного министерства Сергее Павловиче Шипове, а в 1841 вышел в отставку с чином полковника (сообщено внуком Сергея Алексеевича, Александром Николаевичем Викулиным).

Даровитый от природы, Викулин получил солидное домашнее образование, отличался прекрасным знанием французского, немецкого, английского, итальянского языков и обладал замечательным даром слова (барон Б. А. Фитингоф-Шел. Мировые знаменитости. C.-Пб. 1899, стр. 97).

Из рукописного дневника Викулина, сообщенного мне внуком его, видно, что Сергей Алексеевич, начиная с двадцатых годов прошлого столетия, часто разъезжал по Европе. Это объясняется не только любознательностию его, но и плохим состоянием здоровья, требовавшего постоянного лечения минеральными водами. Во время своих вольных и невольных разъездов Викулин побывал в Англии, Голландии, Франции и Германии, которую посещал неоднократно. Дневник не представляет ни общественного, ни литературного интереса, но дает ценный материал для характеристики автора, личность которого является не совсем заурядною. Викулин был глубоко религиозным человеком, для которого Библия служила настольною книгой, но религиозность эта не мешала ему относиться с живым вниманием к литературе и науке. Он много и серьозно читал, делая выписки, из которых можно вывести то заключение, что в научной области он предпочтительно интересовался историею. Что же касается литературы, то влечение к ней было вполне естественным, так как сам Викулин занимался стихотворством, хотя и ничего не печатал, за исключением двух мистико-патриотических стихотворений, появившихся в Друге Юношества 1813 г. (т. I, стр. 140; т. II, стрр. 75-77), когда автору их было всего 13 лет. – Вопрос о самоусовершенствовании занимал видное место в жизни Викулина, который выражал постоянное недовольство собою и своими отношениями к людям. Много размышляя над этим жгучим вопросом, он употреблял все силы на то, чтобы смягчать свой мрачный, брюзгливый, порывистый характер, стараясь в то же время усиливать самообразовательную деятельность с целью извлечения из вся наибольшей пользы для ума и сердца. Однако, разочарование собою не прекращалось. «Тяжело видеть себя», читаем мы в дневнике 1828 г., «не улучшающимися; болезнь души или, лучше сказать, головы лишает меня средств к мышлению. Идея итти на войну оживила несколько душу, во борение любви сыновней с долгом гражданина омрачила ее».

Болезненное душевное состояние Викулина кончилось сумасшествием, ближайшим поводом к которому послужила идеальная любовь его к какой-то мисс Maclean. Еще в 1832 г. он ездил в ней в Шотландию, как к своей невесте (Письма А. И. Тургенева к В. А. Жуковскому, стрр. 268, 302), а в 1844 отправился в Девоншир с целью жениться на ней; но свадьба не состоялась, и Викулин окончательно сошел съума. Через четыре года он умер. Похоронен в Тюнинском женском монастыре, Воронежской губерния, около г. Задонска.

Неизвестно в точности, когда Тургенев и князь Вяземский познакомились с Викулиным, но с достоверностью можно сказать, что в 1827 г. он уже был знаком с братьями Тургеневыми, а в 1826 знал их общего приятеля Жуковского (Русский Архив 1895 г., кн. II, стрр. 480, 493, 502; кн. III, стр. 54. – Девятнадцатый Век, кн. I, стр. 412. – Дневники В. А. Жуковского. С.-Пб. 1903, стр. 192). С последним он находился также в переписке (Русский Архив 1883 г… кн. I, стр. V). Чрез Жуковского состоялось, быть может, и знакомство его с Гоголем, который заботливо относился к Викулину во время его тяжкой болезни (Записки А. О. Смирновой. Ч. П. С.-Пб. 1897, стр. 74. – Письма Н. В. Гоголя. Изд. А. Ф. Маркса, т. II, стр. 446).

Барон Franèois-Adolphe Loéve-Veimars (род. в Париже в 1801 г., ум. там же в 1854) был родом еврей, родители которого жили первоначально в Париже, во в 1814 г. переселились в Гамбург. Леве-Веймар недолго прожил там. Приняв христианство, он возвратился в Париж и занялся литературным трудом. Он обладал хорошим образованием и превосходным званием многих иностранных языков, почему вскоре и занял видное место в литературных кружках Парижа, сделавшись сотрудником Figaro, Révue de Paris, Revue Encyclopédique, Temps, Révue des Deux Mondes, Journal des Débats. Кроме больших исторических и историко-литературных исследований, вышедших отдельными книгами, Леве-Веймар печатал в периодических изданиях рассказы, повести, критические, политические статьи, этюды о театре, биографические очерки современных деятелей и усердно переводил из Виланда, Гейне, Вильгельма Гауффа, Эрнста Гофмана, Франца Фан-дер-Фельде, Иоганна Цшокке и др. немецких писателей, поставив себе задачею знакомить французскую публику с литературою Германии. На русский язык был переведен с французского С. М. Строевым отрывок из Истории немецкой литературы Леве-Веймара: «Последний блеск и падение древней романтической поэзии в Германии» и напечатан в 142-й части Сына Отечества за 1831 год.

С 1841 по 1848 г. Леве-Веймар состоял генеральным консулом в Багдаде, потом занимал ту же должность в Каракасе и наконец был поверенным в делах при Венецуэльской республике.

Леве-Веймар, судя по отзывам некоторых, близко знавших его современников (Louis Véron, Jules Janin), обладал блестящим, но не глубоким умом, что сказывалось иногда в его учено-литературных трудах. Он до страсти любил роскошь со всеми её эстетическими причудами и постоянно вращался в светском обществе, стараясь во внешнем блеске и изяществе не отставать от других. Не даром князь Вяземский и называл его Львом Веймарским.

В первой половине июня 1836 г., Леве-Веймар приехал в Петербург (Северная Пчела 1836 г., № 140, от 22-го июня). Цель его приезда объясняется следующими строками из депеши Тьера от 30 июня 1836 г. к Французскому посланнику в Петербурге, барону Баранту (о нем см. примечание к стр. 275-й): «У вас в Петербурге г. Леве-Веймар. Знайте, что ему не дано никакого поручения, не проговоритесь и устройте, чтоб о том не писали в Париж. Дело его предпринять что-либо в политической литературе. Это сотрудник очень умный, очень способный, и полезно держать его на лучшем пути. Прошу вас хорошо с ним обращаться и выразить, что вам о том писали отсюда, но в сношениях с ним будьте весьма осмотрительны. Мы посылаем ему орден, и вы отдалите ему грамоту на него» (Русский Архив 1896 г., кн. I, стр. 140). В дневнике H. B. Кукольника находим следующую любопытную заметку: «В Петербург приехал Луи-Веймар, издатель Révue des deux Mondes. Русь танцует около него; литераторы просятся в Révue, кланяются о литературной славе в Европе: очень нужно!» (Баян, 1888 г., № 10, стр. 90). Хотя в Петербурге Леве-Веймар пробыл и очень короткое время, но успел однако познакомиться с князем Вяземским (Русский Архив 1900 г., кн. I, стр. 380) и с Пушкиным, который перевел для него на французский язык 11 русских народных песен (там же, 1885 г., кн. I, стрр. 451-460. – Памяти А. С. Пушкина. Сборник Петербургского университета. С-Пб. 1900, статья Н. Н- Трубицына: «О русских народных песнях, переведенных Пушкиным на французский язык). Из Петербурга Леве-Веймар отправился в Москву, где прожил до конца октября, успев побывать в Нижнем-Новгороде и в Казаки (письмо князя П. А. Вяземского к жене, от 24-го августа 1836 г.). В это время он женился (11-го октября) на Ольге Викентьевне Голынской, внучке воспитателя императора Николая, генерал-лейтенанта Павла Ивановича Арсеньева (Русский архив 1902 г., кн. III, стрр. 179, 182, 183).

 

По поводу приезда князя Э. П. Мещерского H. B. Кукольник говорит в своем дневнике: «Мещерский приехал из Парижа и затевает в Петербурге Revue русских произведении для русских во французских переводах!! Очень кстати! Неужели он надеется, что в Европе будут читать его статьи. Нет, не надеемся. Там, в России? да! Наши вельможи не могут читать по-русски; не варит желудок». (Баян 1888 г., № 10, стр. 90).

Трехгорная вода – вода Трехгорного колодца, которым пользовались москвичи до открытия в 1804 году Мытищинского водопровода.

«Хроника» Тургенева появилась в IV-й книжке Современника.

764. Тургенев князю Вяземскому. 14-го июля 1836 г. Москва.

Статья во II-й книжке Современника – редакционная заметка о «Хронике» Тургенева, приведенная вами выше.

Андрюша – барон д'Андрэ.

Из трех братьев Dupin в министры юстиции прочили André-Marie-Jean-Jacques (род. в 1783 г., ум. в 1865), известного под именем Dupinaine, который с 1832 г. был президентом Палаты депутатов, во министерского поста не получил.

Восклицая: «Опять имя!» Тургенев разумеет С. П. Свечину, имя которой раскрыто в его «Хронике».– Chateauvieux – местечко, а не лицо, какого и не существовало.

Михаил Буонаротти (род. в Пизе 1761 г. ум. к Париже 1837), потомок знаменитого итальянского скульптора, убежденный демократ, один из ревностных деятелей французской революции, участник заговора Франциска Бабефа (род. в 1764 г., ум. в 1797), отца французского коммунизма, стремившагося низвергнуть Директорию с целью замены ее неограниченною охлократией. Заговор Бабефа не удался. Сам он погиб на эшафоте, а сообщники его, в том числе и Буонаротти, подверглись ссылке. После 1814 г. Буонаротти освободился от всяких преследований. Тургенев, лично знавший его, говорит, что он «скитался в бедности, жил трудами и не принимал помощи ни от богатого сына, ни от приятелей» (Современник 1836 г., т. I, стрр. 275-276). Умер в совершенной неизвестности. Ему принадлежит сочинение: «Histoire de la conspiration pour l'égalité, dite de Babeuf (1828).

Сестры – вероятно, дочери Петра Петровича Тургенева, родного дяди Александра Ивановича. – Иван Иванович – Дмитриев. – Пашковы – Александр Васильевич и Елизавета Петровна. – Валуева – Марья Петровна. – Татаринов – Александр Николаевич.

Павлов – Николай Филиппович (о нем см. примечание в стр. 36-й), который участвовал в издании Московского Наблюдателя, начавшего выходить с конца 1835 г. (Н. П. Барсуков. Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. IV. С.-Пб. 1891, стр. 232). «Синонимы» – стихотворение князя Вяземского, приведенное в предыдущем письме.

Сестра – Александра Ильинична Нефедьева.

Об Орасе Верне см. примечание в стр. 261-й. Он приехал из Парижа в Петербург во второй половине июня (Северная Пчела 1836 г., № 140, от 22-го июня).

Хомяков – Алексей Степанович (род. 1-го мая 1804 г., ум. 23-го сентября 1860), который 5-го июля 1836 г. женился на Екатерине Михайловне Языковой (род. 15-го июля 1817 г., ум. 26-го января 1852), сестре поэта (В. З. Завитневич. А. С. Хомяков, т. I, кн. 1. Киев 1902, стр. 224.

Свербеевы – Дмитрий Николаевич и Екатерина Александровна. – Волконский – князь Григорий Петрович (см. выше).

Князь Александр Николаевич – Голицин.

766. Тургенев князю Вяземскому. 21-го июля 1836 г. Москва.

Булгаков – Александр Яковлевич.

Четвертинский – князь Борис Антонович.

Об «Испании» Минье св. примечание к стр. 301-й.

Арженитинов – Иван Семенович.

Перевод Шатобриана «Le Paradis perdu» вышел в Париже в 1836 году, два тома. Пушкин написал о нем статью.

Бутовский – Иван Григорьевич (род. в 1785 г., ум. после 1872) двоюродный брат Надежды Андреевны Дуровой, записки которой были изданы им под заглавием: «Кавалерист-девица. Происшествие в России». С.-Пб. 1836. Две части.

Бутовский, как видно из его автобиографических показаний в брошюре о князе Кутузове, получил домашнее образование и в 1798 г., по желанию матери, определился на службу в киевское Губернское правление; в 1803 г., будучи коллежским регистратором, он поступил подпрапорщиком в Московский мушкетерский полк; участвовал в первой войне с Наполеоном (1805 г.), впоследствии же снова перешел в гражданское ведомство и дослужился до чана коллежского советника. Выйдя в отставку, он поселился в селе Пронозовке, близ Кременчуга, где, вероятно, и умер в глубокой старости (Русский Архив 1872 г., ст. 200). В двадцатых годах прошлого столетия он жил в Петербурге и состоял членом кружка известной сектантки Е. Ф. Татариновой (Русская Старина 1895 г., т. LXXXIV, октябрь, стрр. 45, 48). Из литературных трудов Бутовского известны: 1) Разговоры в царстве мертвых древних и новейших лиц, Фонтенеля. Пер. с фр. С.-Пб. 1821. С посвящением Арс. Андр. Закревскому; 2) Об открытии памятника императору Александру I. С.-Пб. 1834; 3) История Крестовых походов, Мишо. Пер. с фр. 5 частей. С.-Пб. 1822 – 1836. С посвящением Ал. Петр. Ермолову и барону Григ. Влад. росену. Изд. 2-е, испр. С.-Пб. 1841; 4) Мысли, Паскаля. Пер. с фр. С.-Пб. 1843. С посвящением принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому; 5) Фельдмаршал князь Кутузов при конце и начале своего боевого поприща. Первая война императора Александра I с Наполеоном в 1805 году. (Из №№ 64-69 Русского Инвалида за 1858 год). В Новостях Литературы 1824 г. встречаются его переводы с французского.

О письме В. Скотта к Гете см. примечание в стр. 319-й.

В Московском Наблюдателе 1836 г. не печатались «Письма» Тургенева; но в том же журнале за 1835 г. встречаются: 1) Письмо из Флоренции в Симбирск (ч. I, стрр. 296-337; 529-550. 2) Отрывки из заграничной переписки из Лондона и Парижа (ч. IV, стрр. 624-633; ч. V, стрр. 251-264).

«Статья ваша» – редакционная заметка во ИИ-й книжке Современника (см. примечание в стр. 322-и).

Император Николай 8-го августа выехал в Москву, 15-го посетил Нижегородскую ярмарку, 20-го был в Казани, 22-го в Симбирске, а 23-го, в 7 1/2 часов вечера, выехал в Пензу. 26-го августа, при переезде из Пензы в Тамбов, не доезжая 5 верст до Чембар, в час по-полуночи, закрытая коляска, в которой сидел император, опрокинулась, и он переломил при падении левую ключицу. В Чембарах Николай I прожил до 8-го сентября и 17-го того же месяца возвратился в Царское Село (Северная Пчела 1836 г., №№ 192, стр. 767; № 195, стр. 777; № 199, стр. 793; № 210, стр. 639; № 213, стр. 849).

Гааз – Фридрих-Иосиф (Федор Петрович), род. 24-го августа 1780, близ Кельна, ум. 16-го августа 1853, в Москве, в которой жил с 1802 г., главный врач московских тюремных больниц, «человек цельный и страстно-деятельный, восторженный представитель коренных начал человеколюбия». О нем св. превосходную монографию А. Ф. Кони: «Ф. П. Гааз». Изд. 2-е. С.-Пб. 1901 г.

Ермолов – Алексей Петрович (см. т. II), в то время член Государственного совета. Сестра его – Анна Петровна (род. в 1777 ум. 1-го апреля 1846), бывшая замужем за Алексеем Александровичем Павловым.

767. Тургенев князю Вяземскому. 22-го поля 1836 г. Москва.

Волконский – князь Григорий Петрович.

Языков – Петр Михайлович (род. 3-го июля 1798 г., ум. 17-го июня 1851), геолог, старший брат поэта.

Павлов – Николай Филиппович.

Под Веленевым разумеется известный карпаторосс, историк и этнограф Юрий Иванович Венелин (род. в 1802 г., ум. 26-го марта 1839), сотрудник Московского Вестника, Телескопа, Московского Наблюдателя. На памятнике его, сооруженном в Даниловом монастыре одесскими болгарами, вырезана следующая знаменательная надпись: «Напомнил свету о забытом, но некогда славном, могущественном племени Болгар и пламенно желал видеть его возрождение. Боже всемогущий, услыши политву раба твоего».

Четвертинский – князь Борис Антонович.

Келер – Генрих-Карл-Эрнст (род. 13-го августа 1765 в Саксонии, ум. 27-го декабря 1837 в Петербурге), археолог, пользовавшийся большою известностью в Европе, с 1817 г. академик. С 1790 г. он находился в России, а с 1795 служил в Эрмитаже.

Дурова – Надежда Андреевна (род. в 1783 г., ум. в Елабуге 23-го марта 1866), дочь ротмистра Андрея Васильевича Дурова (ум. 10-го июня 1826, 73 л.) и Марфы Тимофевны, рожд. Александрович (ум. в 1807 г), 25-го октября 1801 г. вышедшая замуж за заседателя Нижнего земского сарапульского суда Василия Степановича Чернова, с 31-го декабря 1807 г. бывшая в военной службе, сперва под именем Александра Васильевича Соколова, а потом корнета Александрова, автор различных повестей и записок, отрывки из которых Пушкин напечатал во II томе Современника. О ней см. статью Е. С. Некрасовой в Историческом Вестнике 1890 г., т. XLI.

Муромцов – Матвей Матвеевич (см. т. II). Валуевы – Петр Александрович и Мария Петровна.

(Стр. 329). Колокол кремлевский – «Царь-колокол», вылитый еще по заказу Бориса Годунова. После нескольких перелитий, вес его определился в 12327 п. 19 ф. Во время пожара, бывшего 29-го мая 1737 г., он упал с обгоревших подмостков, приготовленный для поднятия на колокольню Ивана Великого. При падении край колокола отломился, а уцелевшая часть ушла в землю. В 1836. г. Николай I приказал вырыть его и поставить на гранитном пьедестале подле колокольни Ивана Великого.

Французский архитектор Auguste Ricard, по прозванию de Monferrand (род. в 1786 г., ум. в Петербурге 28-го июня 1868), рекомендованный князю П. М. Волконскому, в 1816 г. приехал в Петербург и получил место архитектора при Кабинете его величества. Он был строителем Исакиевского собора.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»