Встретимся на Кассандре! Текст

Из серии: Космоолухи #8
133
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Снег валил третьи сутки – то колкой крупкой, то филигранными снежинками, то, как сейчас, большими липкими хлопьями.

Кира стояла возле окна своего кабинета в башне и смотрела в большое, веющее холодом стекло. Поздний зимний рассвет так неубедительно серел сквозь тучи, что понять, это уже он или отражающаяся от снега подсветка замка, не удавалось. В последний раз двор и посадочную площадку расчищали поздно вечером, перед самым отбоем, и с тех пор их замело на полметра. Кира определила это по статуе Ванессы Кассандрийской, по колено утопшей в снегу. По первое колено, ибо скульптура служила наглядным доказательством, что киборги способны не только на механическое копирование, но и на творчество. Впечатленная им живность облетала шедевр по большой дуге, если и оскверняя его натуральным удобрением, то исключительно от избытка чувств, а один какой-то журналюга даже накатал огромную заказную статью, что, мол, подобная абстракция является надругательством над памятью покойной герцогини, как, собственно, и вся деятельность ОЗК на дареной планете. Разозленная и расстроенная Кира уже решила убрать статую, чтобы не провоцировать злопыхателей, однако не прошло и суток с публикации статьи, как незадачливый писака споткнулся на ровном месте и сломал обе руки. Шутки про призрак герцогини не прекратились, но приобрели уважительный оттенок, а статуя получила статус оберега.

Увы, с финансовыми проблемами ОЗК приходилось справляться самостоятельно. Наследство Ванессы Кассандрийской оценивалось в такую сумму, что нули рябили в глазах, но живых денег к нему не прилагалось, только замороженные в недвижимости, причем в эту пору года – в буквальном смысле слова. Вести по такой погоде строительные работы, а тем паче заниматься сельским хозяйством было нереально, и зимой освоение планеты сильно тормозилось.

Федерация же, при показушной поддержке, так и норовила сунуть ОЗК лом в ядерный реактор. Официальной блокады Кассандры не было, однако возле планеты постоянно шнырял полицейский корвет – «исключительно ради вашей безопасности!» Нет, патрульные вели себя строго в рамках закона и, возможно, действительно отпугивали антидексистов, но «плановая» проверка всех пролетающих мимо кораблей неизменно оборачивалась ворохом штрафов – ведь придраться, при желании, можно к чему угодно, даже к схеме эвакуации, висящей не слева, а справа от шлюза. В итоге частные торговцы и дальнобойщики стали облетать Кассандру, как зачумленную, а государственные транспортные компании выкатили такой прайс, что проще расчищать снег лопатами и отапливать замок дровами. Благо камины Ванесса не демонтировала, оставила в декоративных целях.

В ход шли и другие грязные приемчики. Федерация постоянно задерживала и пересматривала дотации в надежде (пока тщетной) их урезать, оспаривала разумность каждого конфискованного ОЗК киборга, создавая уйму юридических проблем и хлопот, а в плане бухгалтерии и делопроизводства вела себя хуже крамарцев. Плюс постоянные инспекции пожарной, санитарной, социальной и прочих госслужб, нападки антиобщественных (как ядовито выразилась Мэй) организаций типа «Живых» и «Свободного космоса», а так же легальных, но оттого не менее безумных сект, исподволь натравливаемых на ОЗК в надежде побить подобное подобным. Особенно лютовали «Дети Рода», осуждавшие все, что, по их мнению, шло вразрез с матерью-природой, которой виднее, кому и как размножаться. Раньше они боролись против УЗИ, генетических тестов и искусственного оплодотворения, затем переключились на пробирочников, а уж идея разумных киборгов и вовсе привела их в бешенство. Самое забавное, что против обычных киборгов они не возражали – их возмущало, что «бездушных полумашин» приравняли к «настоящим», богоодобренным людям, а если ОЗК еще и отстоит их право на размножение, то пропала Галактика! Нет, ее погубят не войны между людьми и киборгами, а куда более безжалостная рыночная экономика: кто станет нанимать на работу обычных людей, когда модифицированные работают втрое быстрее и точнее? Открыто в этом признаться сектанты не могли и продвигали свои претензии под соусом «бесчеловечных экспериментов над младенцами», которых в процессе производства якобы гибнет больше, чем получается киборгов. Как ОЗК ни уверяло, что использование более совершенной и дорогой технологии («DEX-компани» работала по принципу максимальной прибыли, а «невезучие» зародыши просто пускались на переработку) сравняет смертность инкубируемых плодов до таковой при естественной беременности, сектанты не унимались и вопили, что данные фальшивые, а эксперты подкупленные.

Кира прекрасно понимала, чего добиваются их недруги. Что ОЗК сдастся и либо урежет свою киборгоспасательную деятельность (тут бы уже спасенных прокормить!), либо откажется от непосильного наследства. Тогда Кассандра перейдет к внуку герцогини, а он щедро вознаградит пособников. «Обездоленные» родственники Ванессы до сих пор скакали на всех новостных каналах, фонтанируя крокодильими слезами; впрочем, снискать общественное сострадание им было сложно, ибо холеные морды страдальцев, унаследовавших всего-навсего кучу акций и недвижимости, еле помещались в вирт-экран.

Кира охотно отдала бы им полпланеты, да даже три четверти, лишь бы ОЗК оставили в покое, но завещание было неумолимо: либо вы становитесь хранителями Кассандры, либо ее и без вас найдется кому испоганить.

Организовать экологичную и одновременно прибыльную эксплуатацию планеты было вполне реально, главное – продержаться первые два-три года. Когда колония станет полностью автономной, Кассандра сможет потребовать от Федерации суверенитета, и тогда… И тогда поднимется новая волна интриг, скандалов и политических дрязг.

Кира подловила себя на нервном тереблении кончика косы и, решительно разжав пальцы, закинула ее за спину. Годы состоят из месяцев, месяцы из суток, и если не таращиться в эту пропасть до смертельного головокружения, а сосредоточиться на сегодняшнем дне, то завтра победа станет чуть-чуть ближе.

Глава ОЗК повторяла это себе каждое утро, но пока что холодная война (Кира зябко передернула плечами) только набирала обороты.

Дверь замка со скрипом, отодвигая в сторону снежные заносы, приоткрылась, из нее вылетела стая корги и с разгону намертво влипла в снег. Возмущенно поскулив и потявкав, собачки сориентировались и принялись высоко подскакивать, как мышкующие лисы. От крыльца веером потянулись оставленные ими борозды.

Последним из замка выглянул Лаки, воровато покрутил головой по сторонам, обнаружил сурово грозящую ему пальцем Киру и шарахнулся обратно. Корги продолжали рыжими блохами расползаться по двору, будя сперва обладателей чуткого слуха, а затем всех остальных. В замке засветилось одно окно, второе. Из башни Кира их не видела, но на снегу появлялось все больше желтых бликов.

Несмотря на показания термометра, денек обещал быть жарким.

В приоткрывшуюся дверь кабинета белым флагом просунулась чашка с кофе, а следом вошел несущий ее секретарь. Вид у него был сочувственный, но непреклонный.

Глава ОЗК вздохнула и отвернулась от окна. Последнее, что она успела выхватить краем глаза, – как Лаки длинной «ласточкой» прыгнул с крыльца в снег и погреб вслед за Чипсом.

– Да, Реми?

Киборг сперва аккуратно поставил кружку на стол подальше от края, а затем эффектным текучим движением выдернул из наручного видеофона первое вирт-окно.

– Поступило сообщение от торговой делегации авшуров.

– И что там? – Кира продолжала смотреть секретарю в лицо, а не на текст.

– Послезавтра они будут «совершенно случайно» пролетать через наш сектор и желают посетить Кассандру на предмет оценки перспектив сотрудничества. Перечисляют условия своего проживания, питания и желаемую культурную программу.

– Можем поводить их вокруг сугробов и угостить свежей корой, – саркастично предложила Кира.

Реми терпеливо молчал. Чувство юмора у него было отличное, так что, видимо, проблема заключалась в юмористке.

– Ладно, – вздохнула Кира, – пусть посещают. Напиши им от лица ОЗК, что мы очень рады их визиту и постараемся обеспечить достойный прием.

Киборг кивнул, получив ожидаемый ответ. Ни он, ни Кира не сомневались: это заведомо бессмысленная трата времени и коры. Чтобы сотрудничать с авшурами, необходимо иметь либо что-то очень нужное им, либо деньги на что-то очень нужное людям, а у ОЗК не было ни того, ни другого. Авшуры не впервые предлагали ОЗК «самую капельку подвинуть» условия завещания, и некоторые их схемы, виртуозно балансировавшие на грани закона, действительно выглядели соблазнительно-прибыльными, однако главный юрист категорически отговаривала Киру «связываться с этими неродственными жуликами»: «Я безумно рада, шо ви так хорошо думаете за мою расу, но лучше б вы думали за нее головой! Нет, они ничуть не станут нас обманывать – они просто сделают себе хорошо, а нам честно». Саре, разумеется, было виднее: она уже столько раз «делала честно» ОЗК, что Кира не сомневалась – никакого прока от очередных авшурских коммивояжеров не будет.

Впрочем, Реми всегда начинал доклад с самых несущественных новостей. Чтобы не с нахрапа обухом по голове, а сперва линейкой, потом молоточком, а затем уж кувалдой – авось начальница постепенно притерпится!

– Алан с Тайрой покрасили за ночь комнату для совещаний.

– Что ж, молодцы, – вздохнула Кира.

Комнату собирались красить сегодня с утра, ночью же и людям, и киборгам полагалось спать, но скучающие малолетки частенько нарушали это правило, а для бывших армейских DEX’ов игрой была абсолютно любая деятельность, не сопровождающаяся травмами. В казарме-то они большую часть времени стояли по углам либо вообще в стендах, за развлечение даже в сортир сходить.

Реми выдержал выразительную паузу, давая понять: нет, не молодцы.

– Теперь она с черными стенами и красным потолком.

– Что?!

– Вы же сказали, что хотите покрасить комнату в приятные природные тона. Они так и сделали: скалы черные, небо красное.

 

– Красное?!

– Они с Кракоса.

Кира нервно фыркнула и тоже попыталась пошутить:

– Хорошо хоть солнышко не нарисовали!

Реми снова выразительно промолчал.

– Что еще? – Кира наконец вспомнила про кофе.

– Транспортник с Эдема до сих пор не прилетел.

– Неудивительно. – Несмотря на термокружку, напиток уже был ощутимо холоднее, чем любила Кира. Хотя она в любом случае скривилась бы: транспортник ждали еще вчера, он маякнул с предыдущей станции. – Наверняка на «таможне» застрял. А что у нас там?

– Продукты, лекарства, немного техники. Все важное и нужное, однако время пока терпит. Главное, чтобы вообще не завернули.

– Ладно, ждем… – Кира попыталась погреть пальцы о кружку, но тепло, напротив, как будто всосалось в шершавый пластик. – А что насчет той комиссии из санэпидслужбы? Они наконец нашли к чему придраться, вернее, прислали нам экспертное заключение?

– Да, – ответил Реми на оба вопроса разом. – Мы обязаны в срочном порядке обеспечить колонистов общественной баней.

– Чем?!

– Баней, – терпеливо повторил Реми. – Это такое специальное отдельно стоящее строение, оборудованное для мытья человека с одновременным действием воды и горячего воздуха либо воды и пара…

– Я знаю, что такое баня! – Кира раздраженно отставила кружку в сторону. – Но в замке целых три ванных комнаты, на каждом этаже! А все жилые модули поселка стандартно укомплектованы душевой кабиной!

– А бани – нету, – меланхолично напомнил киборг. – Значит, условия проживания колонистов не соответствуют установленным санитарно-гигиеническим нормам.

– Кем и когда установленными?! – Кира бегло просмотрела подсунутый ей документ с услужливо подсвеченным абзацем. – Господи, да этой директиве уже сто лет, ее потому официально и не отменили, что напрочь про нее забыли! Надо сказать Саре, чтобы поискала прецедент – или создала его, она же это умеет!

– Я с ней уже проконсультировался – проще построить баню, – философски сообщил секретарь. – Это несложно, Трикси нашла в сети все ТУ. Построим, предъявим, а потом будем в ней что-нибудь хранить, как в сарайчике.

– Ушам своим не верю… – Кира потрясла головой, но уши продолжали настаивать, что услышали именно это. – Ладно. Стройте. Слушай, а хоть одна хорошая новость – ну, чисто для разнообразия! – у тебя есть?

– На счет для добровольных пожертвований поступил денежный перевод в размере трех тысяч единиц.

– О! – оживилась глава ОЗК. – От кого?

– Анонимно, с припиской: «На корм котикам».

– Я же просила хорошую! – простонала Кира.

– Нет, вы поинтересовались, есть ли она. – Реми был убийственно серьезен. – Я посчитал этот вопрос риторическим.

Таинственный меценат давал о себе знать нерегулярно и разными суммами, но одной и той же фразой. Трикси как-то попыталась отследить переводы через лабиринт инопланетных банков-посредников и вернулась из виртуала в глубочайшей задумчивости. «Я, конечно, надеюсь, что это совпадение, – сказала она, аккуратно подбирая слова, – и эти деньги никак не связаны с громкими заказными убийствами, совершенно случайно случившимся в тех секторах космоса, откуда через день-два были отправлены пожертвования… Но, думаю, стоит оставить данную версию строго для внутреннего пользования».

Кира понятия не имела, каких котиков подкармливает киборголюбивый Робин Гуд, но кровавые деньги напрягали ее и сами по себе, а уж если полиция поймает мецената, то СМИ, разумеется, громко раструбят о его «работе» на ОЗК!

– Может, как-нибудь намекнуть ему, что у нас тут только собачки? – безнадежно предложила Кира.

– Проще завести котиков.

В дверь деликатно постучали и тут же нахраписто вломились.

– Да, Сара? – обреченно поздоровалась и одновременно осведомилась о своей судьбе (по любому печальной) глава ОЗК.

– Реми уже сказал вам за баню?!

Не успела Кира обрадоваться, что это всего лишь дубль проблемы, как Сара без паузы продолжила:

– Значит, мне не надо тратить язык на ерунду и можно сразу делать важный разговор! Ви представляете – нам снова устроили иск!

– По поводу кого? – устало спросила глава ОЗК, имея в виду очередного киборга, за разум которого предстояло бодаться с Федерацией.

– По поводу скелетного элемента в нашей архитектуре и душевной боли не то фольклорного персонажа хумансов, не то таки истца!

– Чего? – Кира в полной растерянности уставилась сперва на юриста, а затем на секретаря. Взгляд у киборга был затуманенный – очевидно, информация оказалась настолько свежей, что Сара и файл добрались до приемной одновременно. Впрочем, Реми вскоре моргнул и медленно, словно сам себе не веря, сообщил-зачитал:

– К нам поступила электронная копия искового заявления от барона Грегора Мак-Тауна, предыдущего владельца нашего замка. Он утверждает, что покупательница, Ванесса Кассандрийская, намеренно ввела его в заблуждение, не сообщив о предстоящем перемещении здания на Кассандру. Данное действие грубо нарушило права третьего лица, на основании чего истец требует признать сделку недействительной. Суд принял дело к рассмотрению, слушание назначено на двенадцатое февраля по местному времени. То есть через две недели.

– Но это же полный бред! Ванесса была жутко хвастливой и болтливой стару… – Кира осеклась и боязливо втянула голову в плечи, словно ощутив на себе оскорбленный взор покойной герцогини, – … прямолинейной и общительной особой! Она наверняка объявила о своих планах прямо с порога, а потом заставила барона пересмотреть тысячу голографий Кассандры, рассказывая, как изумительно замок туда впишется! К тому же для вывоза здания с Земли Ванессе пришлось собрать уйму документов – например, что хоть оно и является историческим памятником, но земная история готова расстаться с ним за определенную плату. При условии его сохранности, конечно…

– Бред, – согласился Реми. – Но нам придется доказать, что Ванесса говорила это продавцу, а не только комитету по памятникам. А поскольку герцогиня, увы, уже не может явиться на судебное заседание, то получается наше слово против баронского.

– И его затянет на обвес побогаче, потому как он присутствовал на той сделке, а мы – нет, – добавила Сара.

– Да почему мы вообще должны что-то доказывать?! Если в договоре купли-продажи нет пункта о запрете транспортировки, то закон на нашей стороне!

– В договоре – нет, – подтвердила юрист. – А вот в завещании…

– Но если барон умер, то как он подал иск? – совсем запуталась Кира.

– Барон жив и здоров, шоб ему от этого не было никакой радости! – со смаком пожелала Сара. – Этот шлимазл откопал макулатуру своего древнего родича, который приказал сделать себе похороны в несущей конструкции!

– «Сим завещаю упокоить тело мое в стенах замка моего на земле предков моих», – все с тем же видом «боже, что я несу!» процитировал Реми одно из приложений к исковому заявлению. – А значит, транспортировка означенного строения за пределы оной земли нарушила волю и право покойного и, в соответствии со статьей сто шестьдесят семь гражданского кодекса Федерации, является заведомо противной основам правопорядка или нравственности… Не смотрите на меня так, это фраза из иска!

– Но не заметить исчезновение такого огромного здания невозможно! Почему продавец спохватиться только спустя тридцать лет?! Пусть бы судился с герцогиней, а не с нами!

– По слова истца, сразу после заключения сделки он отбыл на Новую Верону.

– А сейчас внезапно вернулся?

– Нет, ему явился призрак покойного предка, пожаловался на нарушение своего покоя и потребовал восстановить статус-кво.

– Что?!

Секретарь стоически выдержал очередной ошалелый Кирин взгляд.

– Почему дух ждал тридцать лет, я тоже не знаю.

– Зуб даю: этого спиритиста подуськали родственники Ванессы и даже нарисовали ему бюджет по такому поводу! – Юрист зловеще продемонстрировала такие шикарные клыки, что подойти за одним из них в случае выигрыша никто не осмелился бы.

– Но это же полный бред! – растерянно повторила Кира. – С каких пор суд принимает иски от призраков?!

– Завещание у него таки материальное, – с сожалением сообщила Сара. – А душевное здоровье наследника до его имущественных прав никак не касается!

– И что, он действительно может выиграть дело?!

– Обычно нет, – неубедительно обнадежила начальницу юрист. – Но хороший адвокат и нехорошие свидетели способны сделать феномен побольше призрака!

– В эту игру можно играть и вдвоем! – запальчиво пообещала Кира. – Надо найти людей, которые могли присутствовать при подписании договора, и пообещать им гонорар за честность… или нечестность и подать встречный иск! Мы, может, тоже не хотели получить замок с призраком… то есть со скелетом, ставящим под сомнение надежность стены, в которую он вмурован!

– До решения суда на счета и имущество ОЗК наложен арест! – раздался громкий свистящий шепот в замочную скважину. – Последний платеж не прошел!

Реми и бровью не повел. Сара повела носом и презрительно фыркнула, учуяв своего закадычного соперника по финансовым делам ОЗК.

– Сергей Петрович! – рявкнула Кира, найдя хоть какой-то выход для обуревавших ее чувств. – Какого черта вы там подслушиваете?!

– Ничего подобного! – донеслось из-за двери. – Я просто шел мимо, и мой сверхчуткий киберслух…

– Вот и идите!!!

Авшурка злорадно распушила морду, и начальница тут же переключилась на нее:

– Сара, вы можете что-то с этим сделать?!

– Ну… – Шерсть начала медленно, смущенно приглаживаться. – Таки да, но существуют всякие нюансы, о которых приятнее думать, когда имеешь поменьше врагов и побольше денег…

– То есть проще отдать замок?!

Кире внезапно показалось, что это не такой уж плохой вариант. Они вернут замок, барон вернет уплаченные за него деньги, а на них можно будет построить нормальное современное…

– Нет, – в один голос возразили секретарь, юрист и дверь, а Сара пояснила: – Этот баронский жулик жаждет прижать к груди такую компенсацию за моральный вред, что после разлуки с ней, транспортными расходами и судебными издержками у нас останется финансов только на поплакать в последние трусы.

Глава ОЗК с тоской вспомнила славные, спокойные времена, когда она была бездомной контрабандисткой, преследуемой киллерами «DEX-компани».

– Господи, почему они арестовали наши счета до, а не после перевода на котиков?! – надрывно вырвалось у нее.

– У вас, хумансов, есть прекрасная поговорка как раз для таких трогательных моментов, – нравоучительно напомнила авшурка.

Кира мрачно хмыкнула:

– Снявши голову по волосам не плачут?

– Нет, закон – что дышло: куда повернешь – туда и вышло! – Похоже, Сара восприняла баронский иск как личный вызов своему профессионализму, и ее шерсть снова начала воинственно топорщиться. – Поэтому давайте отложим плакать, покуда я хорошенько не подумаю за это дело: покопаюсь в законах, поищу общие знакомства с судьей, нотариусом и адвокатом истца, и сочиню им какую-нибудь бюрократию на так же пострадать! – Авшурка предвкушающе потерла лапы и тем же бодрым тоном продолжила: – А вы пока начинайте стараться насчет бани, да побыстрее и побольше, шоб нам таки было куда перенести вещи.

Кира тихо застонала.

– Давайте я приготовлю вам свежий кофе, – решительно сказал Реми, забирая остывшую кружку и, подойдя к двери, тактично кашлянул, давая Сергею Петровичу возможность «сконнектиться» с ним и убраться с дороги.

Сара вроде бы двинулась на выход вместе с секретарем, но на полпути замедлила шаг и вернулась, воровато морща нос.

– Еще один малюю-юсенький, но, возможно, имеющий потребность до вашего внимания момент!

– Да? – слабым голосом отозвалась Кира, все еще оглушенная перспективой банного новоселья.

– До завтрашней торговой делегации примазался мой дядя, – скорбно сообщила авшурка.

Кира насторожилась. Дядя-то был Сарин, но юрист в ее лице – озэкашный, и лишаться его из-за семейных склок очень не хотелось. Особенно сейчас, когда положение Центра висело на волоске – уже в сотый раз, но от этого не легче.

– Он же вроде бы торговец, да? – припомнила Кира. Про родню Сара рассказывала много, охотно, эмоционально и крайне… неинформативно. Подобные байки мог плести абсолютно любой авшур и даже человек с буйной фантазией и хорошо подвешенным языком. – Семейный бизнес с сетью магазинов?

Из одного из которых Сара сбежала, бросив его на произвол судьбы, что для прижимистых и ответственных авшуров было крайне смелым поступком.

– Таки да, – охотно поддакнула юрист, и нет бы Кире этим удовлетвориться – глава ОЗК постыдно расслабилась и уточнила: – А как она называется?

Сара почему-то замялась.

– Ой, да какая разница? Один магазинчик там, один сям… Главное не имя, а репутация промежду аудитории!

 

– Какой?

– Целевой! – выкрутилась авшурка, окончательно убедив Киру – что-то тут нечисто!

– Ну хорошо, а где сам твой дядя работает?

– На Джек-Поте.

Большинству людей – и абсолютному большинству законопослушных людей! – это название ни о чем не говорило, но тертая жизнью Кира быстренько перебрала в уме немногочисленные торговые точки пиратского астероида и охнула:

– Сара!

– Шо? – Юрист уставилась на начальницу круглыми каштановыми глазами, излучающими обожание, невинность и, как теперь Кире начало мерещиться, фамильный хищный блеск.

– Сара, твоя дядя – Айзек, самый известный в Галактике скупщик краденого?!

– Ой, ну он же его еще и продает! – резонно уточнила авшурка.

– И ты говоришь мне об этом только сейчас?!

– Таки вы не спрашивали! – справедливо возразила Сара. – А шо?

Ответить на этот простой вопрос Кира не смогла, потому что слишком много подумала. Какими бы глупыми, жадными и беспринципными ни были пираты, контрабандисты и прочее космическое жулье, все они быстро и твердо усваивали главное правило жизни (либо смерти): ни при каких обстоятельствах не пытаться обмануть Айзека, не вставать у него на пути… и уж тем более не красть у него племянниц!

Сара внимательно наблюдала за лицом начальницы, чтобы в ключевой момент – когда к Кире наконец вернется дар речи – заявить:

– Но в этом есть и большой позитив!

– Какой?! – рыкнула Кира на манер авшура – судя по реакции Сары, весьма близко к оригиналу.

– У вас феноменально здоровое сердце, не делающее себе инфаркт по таким пустякам! – сообщила юрист, уже выскакивая из кабинета, чем выиграла ключевые две секунды – глава ОЗК сперва попыталась ее дослушать, а затем уж потянулась за чем-нибудь тяжелым.

Кира несколько секунд тупо смотрела в захлопнутую дверь, потом аккуратно поставила стул на место, села на него и обхватила голову руками.

* * *

Пропавший транспортник прилетел ближе к полудню. Как Кира и предполагала, он угодил в лапы к полицейскому корвету и, по словам разъяренного капитана, лучше бы это были пираты: на тех хоть есть кому пожаловаться, а тут себе дороже выйдет. Стражи правопорядка перелопатили корабль от грузового отсека до пассажирских кают, оставив себе на память два контейнера с сублимированными фруктами и первого помощника, у которых оказалась одна и та же проблема – подлинные, но просроченные документы. У фруктов на месяц, у помощника – на неделю, и он честно собирался обновить их в ближайшем порту. Обычно копы к такой ерунде не придирались или соглашались закрыть на нее глаза, однако здесь попытка договориться обернулась еще двумя штрафами (второй – за мат в общественном месте).

Капитан потребовал приплюсовать эти убытки к стоимости доставки, и Сара энергично торговалась с ним больше часа, из чисто спортивного интереса сбив размер претензий втрое («я очень разделяю вашу любовь к наживе, но надо же делать ее застенчивее!»), а затем отфутболила измотанного оппонента в бухгалтерию, где тот узнал, что заплатить ему смогут в лучшем случае через две недели.

– Тогда я не отдам вам груз! – возмутился капитан.

– Тогда мы не включим вам гасилку, – парировал Сергей Петрович.

– Шантаж! Грабеж!

– Нет, всего лишь небольшая форс-мажорная отсрочка платежа, – услужливо помог определиться с термином главбух.

Капитан принялся закатывать рукава, но Сергей Петрович металлическим голосом объявил, что переходит в боевой режим, после чего кредитор предпочел закатать губу и ретироваться из кабинета. Вопрос груза и оплаты остался в подвешенном, вернее, запертом в корабле состоянии.

Пассажиров на транспортнике оказалось всего три: двое рослых мужчин в камуфляжной форме – человек и киборг – и здоровенная свинья цвета дикого вепря, но кучерявая, как овца, которую киборг вел на миниатюрной розовой рулетке с видом «а это наша карманная собачка, просто немножко перекормили». Сбежавшиеся к кораблю коржи сперва воодушевленно ее облаяли, а затем с визгом бросились врассыпную: свинка радостно поскакала им навстречу, беспрепятственно вытягивая тросик из рулетки. На месте остался только Чипс, который напряженно обнюхался с чужаком, нескрываемо радуясь отсутствию хвоста – иначе тот позорно прилип бы к брюху. Свиной, напротив, энергично вентилировал воздух, и знакомство кое-как состоялось. Коржи снова сомкнули круг и повели гостей к крыльцу, все больше смелея и расшаливаясь, так что в замок вошел уже не почетный эскорт, а поющий и пляшущий цыганский табор.

– Эй, придержите свое животное! – рыкнула-охнула Кира, безжалостно затянутая в эпицентр событий обвившимся вокруг колен тросиком.

– Недопустимая операция, которая с высокой вероятностью приведет к порче хозяйского имущества, – невозмутимо возразил киборг.

– Джек, ёпт! – Парень торопливо выхватил у него рулетку и принялся выпутывать главу ОЗК с той же скоростью, с которой свинья нарезала вокруг нее новые обороты. – Мотя, фу! Лежать! Извините, пожалуйста, рулетка всего на десять килограмм рассчитана, а в ней уже больше сотни! Просто нас без поводка и намордника на корабль не пускали, пришлось одолжить у знакомой хоть какие-нибудь.

– А намордник где?!

– А намордник она в первый же день съела!

Еще один веселый свиной скачок – и поводок таки лопнул, петли тросика сами опали на землю. Кира укоризненно покачала головой, переступила через них и пошла дальше. Ей предстояла важная задача по улещиванию капитана, который после ухода пассажиров забаррикадировался еще глуше, чтобы те, не дай бог, не пролезли обратно. А с этим цирком пусть Трикси разбирается!

Трикси и так уже разбиралась с цирком, а именно отчитывала Лаки за то, что драгоценные собаки опять свободно бегают по территории, где могут попасть под приземляющийся транспортник. Лаки щерился на манер загнанного в угол пса, но огрызаться ни вслух, ни по внутренней связи не отваживался. Ему нравилось смотреть, как собачья стая весело выпархивает из дверей замка, будто моль из шкафа с полуобглоданной шубой. Он не хотел, чтобы коржи поломались. Два этих пункта в его голове упорно не увязывались. Если собачки не хотят ломаться, то они в опасные места и не полезут – их же никто не заставляет, как люди киборгов! Ну вот, вернулись целыми и невредимыми, так кто был прав?!

Лаки воспользовался моментом и улизнул. Трикси с досадой подумала: похоже, полагаться на благоразумие коржей действительно надежнее, но за Лаки не погналась, а сделала вид, что у них тут серьезная солидная организация с улыбчивым администратором. Эдемский гость все равно заметно растерялся, потому что вместо нормального приветствия ткнул пальцем в своего напарника и сбивчиво сообщил:

– Это мой киборг, Джек!

– А это мой человек, Женька! – радостно подхватил киборг.

Трикси присмотрелась к ним повнимательнее и заулыбалась уже по-настоящему:

– Эй, так мы же знакомы!

– Да, ты меня взламывала, – подтвердил Джек. – Спасибо, кстати! Я сразу заподозрил, что тот хакер – киборг, но в тот момент было мне слишком паршиво, чтобы уточнять.

– Пожалуйста, – польщенно пожала плечами Трикси. – Обращайся, если что. Привет, Леший! Как там Степановна поживает? Простила вас за розы?

– А… э-э-э… – Парень заморгал еще растеряннее и наконец тоже вспомнил: – Терри?!

– Трикси. И нет, – правильно угадала Bond следующий вопрос, – в баре я за вами не шпионила, это случайное совпадение – моей сестренке, как и твоему приятелю, просто захотелось оценить новое заведение.

Женька хотел возразить, что ни в чем ее и не обвиняет, но Трикси снова его опередила, прямолинейно добавив:

– Я шпионила через терминал.

– Что, все время?! – Судя по вытянувшемуся лицу парня, он лихорадочно пытался вспомнить, каким компроматом осчастливил злокозненную хакершу.

– Нет, только первую неделю, – рассмеялась Трикси. – Потом кое-кто переустановил и заново запаролил систему, и я поняла, что моя помощь тут больше не нужна.

Джек сделал вид, будто всецело увлечен подбежавшей к ним свинкой, из пасти у которой торчал какой-то клок, подозрительно гармонирующий с раритетными гардинами в холле.

– Значит, ты сразу поняла, что он бракованный? – растерянно спросил Женька.

Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»