Подборки

Славянское фэнтези: лучшее

157 книг
Галина Бельтюкова

За первые девять месяцев 2023 года продажи славянского фэнтези на площадке Литрес выросли в полтора раза по сравнению с аналогичным периодом 2022 года и почти в два с половиной раза по сравнению с январем – сентябрем 2021 года. По мнению экспертов, причин этого может быть несколько.

Во-первых, влияет общая политическая обстановка. На фоне государственных усилий по народному объединению и поисков национальной идентичности вполне логично, что читатели обращаются к текстам, вдохновленным российской историей и фольклором, с узнаваемым славянским сеттингом. Такие романы погружают в знакомый культурный контекст и при этом вызывают чувство национальной гордости, показывают победы «русских» героев, в том числе против чуждых народов.

Во-вторых, по геополитическим причинам издательствам сейчас сложнее покупать права на иностранные книги. В качестве одной из ответных мер они стали гораздо больше привлекать российских писателей, в том числе работающих над фэнтези. А для успеха книг в этом жанре важное значение имеет глубоко проработанный и колоритный сеттинг. И использование славянских элементов – очевидный выбор для авторов, живущих в России. Увеличение числа писателей и книг, а также их более активный маркетинг приводят и к росту продаж.

Наконец, интерес читателей могут подогревать блокбастеры в сфере кино и игр, выходящие в последние несколько лет – от «Ведьмака» и «Конька-Горбунка» до «Русов против ящеров». В следующие два года планируется еще несколько таких масштабных проектов.

В этой подборке расскажем, на какие книги в жанре славянского фэнтези стоит обратить внимание в зависимости от вашего читательского опыта – от классических текстов до горячих новинок.

Классика славянского фэнтези

Мария Семёнова, «Волкодав»

Мария Семенова – одна из родоначальниц современного славянского фэнтези. Почти все ее книги и циклы написаны в этом жанре, но самый известный из них – «Волкодав». Первый роман цикла вышел в 1995 году и был ответом льющемуся в Россию рекой стандартизированному западному фэнтези. В то время Семёнова работала переводчицей и часто возмущалась шаблонностью и отсутствием оригинальности во многих переведенных ею романах. В конце концов, она решила сама исправить ситуацию и создать историю на основе российской – славянской – мифологии, с языческими богами, племенными князьями и сравнительно небольшим количеством магии. Читатели встретили роман очень тепло, по нему также были сняты фильм и сериал.

«Волкодав» – роман о мести. В нем главный герой, в детстве проданный в рабство, поклялся отомстить князю, погубившему весь его род, и его семье. Годы в неволе не сломали Волкодава, но как будто лишили его всех чувств. Однако он все равно пытается поступать по справедливости, защищает бедных и угнетенных, даже если это означает проблемы для него самого. Это почти идеальный протагонист, к тому же действующий в мире, очень похожем на наш, поэтому неудивительно, что его образ западает в душу многим читателям.

Юрий Никитин, «Трое из леса»

Юрий Никитин также стоит у истоков жанра. Его цикл «Трое из леса» начал выходить в 1993 году и насчитывает 24 книги. Он тоже рассказывает о героических приключениях, но уже трех персонажей – дударя Таргитая, ученика колдуна Олега и опытного охотника Мрака. После изгнания из племени они отправились в долгое путешествие в поисках нового дома, но сразу поняли, что мир совсем не такой, как им представлялось. В ходе странствий они сталкиваются с главами племен, магами и богами, и каждый раз им удается обращать в свою пользу даже безвыходные ситуации. Кроме того, это роман взросления и обретения собственного «я», развития своего потенциала. Стремясь добиться справедливости, герои сражаются в битвах, приобретают новые знания и ожесточенно спорят между собой. В цикле Никитина много экшена, но автор не обходит стороной и философские вопросы о рождении религий, судьбе и свободе воли и границах технологического прогресса.

Михаил Успенский, «Там, где нас нет»

«Там, где нас нет» – первый роман цикла о богатыре Жихаре, живущем в сказочном Многоборье и совершающем различные подвиги. Но это юмористическое фэнтези, поэтому Жихарь не похож на былинных богатырей, а скорее Иван-дурак в богатырском теле. Многие его приключения начинаются с глупой выходки, и сам он – не образец добродетели. Однажды герой пропил даже свою славу и был вынужден снова пойти в поход, чтобы сделать себе имя.

При этом цикл Успенского – удачный пример мэшапа в литературе. Хотя это славянское фэнтези со всеми необходимыми атрибутами – сеттинг, мифологические персонажи, былинные сюжеты, Успенский также включает в него множество отсылок к современной поп-культуре, событиям и артефактам других государств. Так, во второй книге цикла, «Время Оно», Жихарю нужно сорвать строительство Вавилонской башни. Писатель не оставляет вниманием и современность – книги иносказательно критикуют политическую и экономическую систему 1990-х. В этом смысле их можно считать конъюнктурными, но от этого они не устаревают. Многие темы по-прежнему актуальны, и хорошие шутки и сатира вызывают смех даже через много лет после написания.

Дмитрий Скирюк, «Жуга. Осенний лис»

Некоторые критики сравнивают цикл про Жугу с «Ведьмаком», и в этом есть смысл. Тоже в центре один главный герой, потерявший семью, путешествующий по миру и ищущий свое предназначение. Тоже разрозненные истории, перетекающие в глобальный конфликт, в разрешении которого Жуга играет важную роль. И множество тем, поднимающихся в обоих циклах – от соотношения судьбы и свободы воли до выбора между любовью и долгом. Более того, Геральт даже появляется в качестве второстепенного героя в одном из томов.

Но «Жуга» более неспешный и ближе к концу приобретает философско-религиозный уклон. Автор делает упор на атмосферу и психологию героя, хотя в книгах есть и боевые сцены. Как и у Успенского, в тексте можно встретить персонажей из разных эпох и произведений культуры, есть даже Карлсон и, внимание, Сталин! Это не всегда выглядит органично, но фантазии Скирюка можно только позавидовать. В целом же это приятные, хотя и немного старомодные, романы, где нет сложных интриг или неоднозначных героев, но которые просто хорошо написаны и поднимают настроение.

Александр Прозоров, «Ведун. Слово воина»

Сейчас Прозоров, пожалуй, самый неизвестный из нашей пятерки «классиков», но в начале 2000-х он был популярен. «Ведун» – это история о слесаре Олеге, попаданце из нашего мира в дохристианскую Русь, в которой есть магия и чудовища. Писатель решил поступить провокационно: он описывает события с точки зрения язычников, для которых христианство – великое зло, а также часто отходит от толкований, известных читателю из школьной программы истории. Это может кого-то отвратить от цикла, но от художественного произведения не стоит ждать исторической достоверности. Зато в «Ведуне» динамичный сюжет и детальные описания языческих обрядов и быта. А герой проходит интересный путь взросления и адаптации к новым реалиям. Любителям таких тропов стоит обратить внимание на эту серию.

Новинки

Роман Папсуев, «Битва за Лукоморье. Книга 1»

Изначально Роман Папсуев – иллюстратор книг известных российских фантастов (Ника Перумова, Веры Камши, Вадима Панова) и художник нескольких игр. В 2015 году он запустил проект «Сказки Старой Руси», в котором переосмыслял фольклорных и сказочных героев и создавал им новые образы в стилистике компьютерных игр. Сначала проект ограничивался красочными артбуками. Но потом Папсуев с соавторами начал писать рассказы о приключениях этих персонажей в авторской вселенной, основанной на мире Древней Руси, с учетом традиций западного фэнтези. Истории написаны в разных стилях и разных жанрах – от детектива до лавкрафтианского хоррора. Это позволяет посмотреть на знакомых персонажей свежим взглядом и раскрыть в них новые грани. При этом Папсуев не зря называет свой цикл «романом-мозаикой» – все рассказы в конце концов сливаются в общем сюжете и посвящены борьбе против сил тьмы, которые надвигаются на Славию.

Цикл «Битва за Лукоморье» не закончен – планируется минимум четыре тома, из них пока вышли только первые два.

Лия Арден, «Мара и Морок»

Цикл «Мара и морок» – один из самых успешных young adult фэнтези-проектов в настоящее время. Его общий тираж превышает 300 тысяч экземпляров, он переведен на английский язык и продается на Amazon, а в начале 2024 года по истории выйдет комикс. Мара – служительница богини смерти, но ее культ уничтожен, и все жрицы убиты. Когда по приказу короля Мару воскрешают, ее целью становится месть и свобода. Ведь чтобы Мара не сбежала, при воскрешении ее привязали к служителю другого культа Мороку.

Цикл можно назвать славянским фэнтези лишь условно, потому что наряду со славянскими именами и богами здесь много атрибутов западной культуры и западного фэнтези (даже на уровне предметов одежды и устройства государства). Тем не менее его огромная популярность не позволила нам пройти мимо. Причина этой популярности – в сочетании необычных героев, яркой любовной линии, неожиданных сюжетных поворотов и легком слоге. Хотя «Мара и Морок», возможно, не удивит читателей с большим опытом чтения подросткового фэнтези, всегда любопытно знакомиться с книгами, которые приобрели такое большое количество фанатов.

Екатерина Казакова, Алена Харитонова, «Жнецы страданий»

В первый раз цикл «Ходящие в Ночи» издавался в 2014 году, но стал популярным после переиздания в 2020 – 2021 годах. Это темное славянское фэнтези в духе «Ведьмака», рассказывающее о становлении трех героев в мире, полном нечисти и темной магии, где с закатом солнца пробуждаются силы зла – оборотни, упыри, призраки. Бороться с ними могут только Осененные – охотники на мертвецов, обладающие магическим даром. Обучают их в Цитадели, и ее педагоги каждый год объезжают земли в поисках наделенных силой детей. «Жнецы страданий» – своего рода роман в духе dark academy об обучении очередного набора таких детей. В следующих томах юные обережники станут полноценными защитниками людских селений и узнают, что не все ходящие в ночи одинаковы.

В цикле есть отчетливый славянский колорит, и это проявляется не только в именах, но и в культурном коде, например, в том, что касается отношения к женщинам. Кроме того, язык романов стилизован под старину для более глубокого погружения – на страницах много терминов, смысл которых приходится угадывать по контексту. Впрочем, читать это не мешает.

Андрей Рубанов, «Финист – ясный сокол»

Андрей Рубанов – единственный нежанровый писатель в нашей подборке, хотя во многих его книгах есть элементы магического реализма или фэнтези. И его «Финист – ясный сокол» в 2019 году завоевал совершенно нежанровую премию «Национальный бестселлер». Роман переосмысливает известную сказку, в которой крестьянская девушка Марья спасает своего возлюбленного Финиста из плена. Действие происходит в псевдославянском сеттинге, в котором находится место и летающему городу, и скифам, и Соловью-разбойнику. Но стиль повествования при этом современный и не вызывает сложностей.

В сказке главной героиней является Марья, но Рубанов рассказывает историю по-другому – глазами трех Иванов, каждый из которых был влюблен в Марью и помогал ей найти Финиста. Выдвижение вперед второстепенных персонажей не новый тренд, но он работает, помогая подсветить неочевидные моменты и показать, как один эпизод для главного героя может изменить всю жизнь второстепенного. Единственным недостатком является то, что при таком формате меньше времени уделяется самой Марье – ее взгляд на происходящее не был бы лишним.

Ульяна Черкасова, «Золотые земли. Сокол и ворон»

В Золотых землях творить магию опасно. Но иногда необходимо пойти на риск – ради семьи, друзей или любимого человека. Четырем героям надо по разным причинам попасть в Великий лес, и эти путешествия не оставят их прежними. Цикл Черкасовой подкупает глубокой проработкой мира и мрачной атмосферой темного фэнтези в славянских декорациях. В первом романе упор делается как раз на обрисовку сеттинга и раскрытие персонажей, поэтому любителям экшена он может показаться скучноватым. Зато не разочаруются те, кто любит подробные и атмосферные описания мира, славянских обрядов и погружение в психологию героев. А все они очень разные – дочь мельника, чародей, слуга и княжич. И у каждого есть свой изъян – в мире цикла нет однозначно положительных или отрицательных персонажей, все они способны на подлость и совершают ошибки. Благодаря этому не всегда можно угадать, что произойдет дальше и какую сторону займет тот или иной герой. Поэтому сюжет держит в напряжении, несмотря на некоторую медлительность.

Новинки

Яна Лехчина, «Лихо. Медь и мед»

Яна Лехчина не новичок в жанре славянского фэнтези. «Лихо» – ее третий роман, и пока писательница только набирает обороты. Сюжет довольно прост: за колдуньей Ольжаной охотится лихо – получеловек-полуволк, сотворенный неизвестным колдуном. Вместе со своим спутником она постоянно перемещается с места на место, спасаясь от погони, и параллельно пытается придумать, как одолеть монстра. Второй главный герой – ученик колдуна, которого обвиняют в создании лиха. Он ищет доказательства невиновности учителя, но сталкивается с мрачными тайнами в его прошлом. Эта прямолинейность компенсируется интересным мироустройством, правила которого раскрываются постепенно, по мере путешествия двух героев. Формат роуд-стори позволяет ненавязчиво познакомить читателя со всеми четырьмя колдовскими дворами и с обширным бестиарием, обитающим на их землях.

Этот роман – только первая часть трилогии, поэтому он может показаться немного затянутым и недостаточно плотным с точки зрения сюжета. Но финальный поворот демонстрирует, что у Лехчиной еще есть карты в рукаве.

Елена Кондрацкая, «Клятвы мертвых птиц»

Трилогия «Дивные берега» относится к героическому славянскому фэнтези, хотя ближе к концу тоже смещается в сторону темного. В первом томе сюжет строится вокруг Василисы, мечтающей защищать свою страну от нечисти и поступающей в обучение к могущественному колдуну. Когда ее учителя убивают, она начинает собственное расследование. Тем временем нечисти, с которой должны бороться колдуны и воины, становится все больше, и, если не принять меры, угроза будет необратима.

«Клятвы мертвых птиц» – заключительная книга трилогии, в которой ставки максимально высоки. Столицу захватили темные силы, магия утеряна и, кажется, сопротивление бессмысленно. Василиса с друзьями отправляется в опасный квест, чтобы спасти Вольское царство, но она должна бороться и с внутренними демонами. Закрученный сюжет романа не дает читателю выдохнуть до самого финала, а психологическая драма порой сильнее внешних событий.

Иван Белов, «Заступа»

В альтернативном Новгороде 17 века полно нечисти – лешие, русалки, оборотни, вурдалаки. Для защиты от них люди нанимают заступ – профессиональных охотников на монстров. Рух Бучила – такой заступа, выбравший для покровительства село рядом со своим домом. Рух – не человек, а упырь, но это не мешает ему помогать соседям, конечно, за щедрое вознаграждение и новую невесту ежегодно.

«Заступа» – это смесь «Ведьмака» Сапковского с циклом «Я, инквизитор» Пекары. Главный герой – циник и негодяй, но жители села вынуждены нанимать его, потому что он, как никто другой, справляется с проблемами. Книга разделена на несколько рассказов, связанных между собой местом действия и персонажами. Писатель опирается на славянский фольклор и реальные исторические события, но сеттинг здесь несколько вторичен и ставка делается на динамичный сюжет и боевые сцены. С развлекательной целью книга справляется «на ура», главное – привыкнуть к стилю письма и черному юмору, без которого во вселенной Белова просто не выжить.

Анастасия Андрианова, «Песня чудовищ»

В этом ретеллинге умирающий царь отправляет старших сыновей за магической девоптицей, пообещав оставить трон тому, кто справится с задачей. Младшему запрещено участвовать в соревновании, но когда это кого-то останавливало. Впрочем, поймать птицу не так сложно, как ее удержать и не поддаться чарам. А еще сложнее сохранить семью и царство, когда между наследниками начинается борьба, а на границе активизируется соседняя страна, населенная колдунами.

Изначально Анастасия Андрианова – иллюстратор, и это чувствуется по красочным описаниям, запоминающимся персонажам и сказочной атмосфере книги. Девоптицы – не самый популярный сюжет, и смотреть на его интерпретацию интересно, особенно потому что автор добавила туда темы, популярные в современных фэнтези: дворцовые интриги, семейные проблемы, роль женщины в мире мужчин. И хотя темп повествования иногда провисает, а некоторые поступки героев вызывают недоумение, «Песня чудовищ» – приятная сказка, которая как раз подходит для наступающей зимы.

Дарина Стрельченко, «А за околицей – тьма»

На границе волшебного леса много десятилетий живет яга Обыда. Она хранит равновесие в мире и защищает Лес от тьмы. Но ее воспитанница, обладающая сильным магическим даром, разочаровалась в миссии хранительниц и хочет вернуться домой. Через историю взросления и описания повседневной жизни в лесу Стрельченко рассуждает о долге и ответственности, свободе воли и сложных моральных выборах. Динамика отношений между учителем и ученицей прописана с большим психологизмом и вниманием к деталям.

В романе славянские мифы переплетаются с удмуртскими, а Кощей соседствует с Нюлэсмуртом (Лешим). Это выглядит свежо на фоне многих других книг, в которых присутствуют только стандартные славянские существа. Этнический колорит заметен также в обычаях и костюмах героев. И хотя эта история скорее камерная (сюжет держится всего на двух персонажах), в ней чувствуется размах и глубина, в том числе благодаря продуманному мироустройству.

Читайте и слушайте все книги из статьи 👇

Реклама. ООО «ЛитРес», ИНН 7719571260, erid: LjN8KBkkC

Похожие статьи