Хелл. Обещанная усем любоффТекст

15
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Вставшего на ее пути стражника Хелл вырубила, не останавливаясь, в таком состоянии она была быстрее, а сила особого значения не имеет, если знаешь, куда и как бить. Второй стражник не избежал участи первого и тоже скорчился от боли на зеленой травке. Не сбавляя темпа, Хелл оглянулась в поисках своего мучителя, но ее никто не преследовал! И она поняла почему, когда на полном ходу врезалась в нечто с очень знакомым запахом!

Хелл среагировала мгновенно, нанеся двенадцать ударов по важнейшим болевым точкам. Варвар рассмеялся, схватил девушку, прижал к себе, заведя ее руки за спину, перехватил одной рукой, второй начал гладить по спине и плечам:

– Шшш, все успокойся. Ты проиграла, – он заглянул в серые глаза, и улыбка стала шире, а затем деймас и вовсе захохотал. – Я даже не помню, когда последний раз мне было так весело!

– Правда? – искренне полюбопытствовала Хелл, – а я тоже еще никогда в такое дерьмо не влипала! – добавила она и мстительно нанесла резкий удар по достоинству деймаса.

А сильный оказался, даже не дернулся, только глаза из синих опять черными стали, и зрачки в змеиные трансформироваться начали.

– По хорошему говорю – отпусти меня! – угрожающе произнесла Хелл, – не ты первый и не ты последний самовлюбленный придурок на моем пути.

Деймас выдохнул, потом снова улыбнулся, хотя Хелл понятия не имела, как ему удалось стоически вынести такой-то удар:

– Может и не первый, – иронично согласился он, – но в том, что последний, можешь не сомневаться!

Его глаза полыхнули фиолетово-розовым, ощутив легкое головокружение она поняла, что они снова переместились. Легкий толчок и Хелл полетела на кровать.

Сам варвар стоял, раздумывая о чем-то, затем повернулся и посмотрел на двери.

Словно подчиняясь его приказу, они распахнулись, впуская двух служанок, очень зло поглядывающих на Хелл, которые толкали перед собой серебряный столик, на какой-то воздушной подушке, потому что столик парил в нескольких сантиметрах от пола. На столике был сервированный на двоих ужин. Варвар придвинул предмет нестандартной мебели к кровати, приглашающим жестом предложил ей присоединиться. Сам взял стул, сел напротив, начал накладывать на тарелку.

Затем бросив взгляд на Хелл, быстро убрал от ее тарелки нож и вилку, оставив только две ложечки – большую и маленькую.

– Не успел поесть, – пожаловался он, – то переговоры, то документы, то беготня за тобой. Не скрою, что бегать за тобой весьма приятно, но и утомительно слегка.

Он прожевал очередной кусок мяса, и продолжил, – давай-ка придумаем тебе имя.

– Я тебе не домашняя зверушка, – зло ответила наемница.

– Не спорю, – варвар отпил из высокого стакана зеленоватую жидкость, – но, то, как тебя мысленно называли наемники, мне не особо понравилось. Хелл – это скорее кличка, а ты ведь не зверушка! – он послал ей чарующую улыбку, и снова занялся мясом. Через несколько минут продолжил разговор. – Вообще ты удивительная, наемники редко уважают женщин, а перед тобой просто трепетали.

Хелл молчала несколько минут, разглядывая его, потом спросила:

– Почему вы нас убиваете?

Деймас медленно отпил из бокала снова, откинулся на спинку стула и начал терпеливо объяснять:

– Потому что вы – паразитируете. На планете, которую вы называете Тарге, вам требовались месторождения черных кристаллов, так? – наемнице пришлось кивнуть, соглашаясь с его словами, – вот видишь. Вместо того, чтобы производить кристаллы самим, вы грабите другие планеты. Кстати убиваем вас не мы, это случайность, что я оказался в тот момент там. Уже предвижу твой вопрос на тему, на кой мне сдались варвары. Отвечаю – я привез им оружие, потому что не вы первые и не вы последние нападаете на планету. Еще вопросы?

– Неужели нельзя менее жестоко прогонять всех кто на Тарге опустился? – нервно сглотнув, спросила Хелл.

– Иначе вы не понимаете! – он тяжело вздохнул, – один раз всех просто выгнали, и наемники узнали, что на Ористаните, которую вы именуете Тарге, есть кристаллы. Итог – энная по счету операция. Кстати, как ты нас заметила? Это ведь ты всех предупредила, так?

– Ты реально настолько глуп, что надеешься на мой ответ? – может грубить и плохо, зато помогает пар выпустить. – Почему ты меня не убил, раз уж всех всегда мочите?

– Я хотел, – честно признался деймас, – очень сильно хотел после того, как ты убила Истабрга. Ты первая, кто убил жителя Ористаните. Но ты уклонилась от удара, начала атаковать, даже зная, что шансов нет. Впрочем, было понятно, что защищаешь своих, и я позволил им уйти. А потом стон… и я понял, что сражаюсь с женщиной. А женщин мы не убиваем. Никогда! Это закон!

Хелл мысленно поставила зарубку – больше не стонать! Никогда!

– Что будет с теми наемниками?

– Это решать не мне, – деймас улыбнулся, – они не мои пленники.

– Так, хорошо, – Хелл села поудобнее, – а что будет со мной?

Улыбка варвара стала откровенно наглой, указав кивком на кровать, он спросил:

– Нравится?

– Не очень, – честно призналась наемница.

– Привыкай! – столь же честно посоветовал он.

Тааак. А мы пойдем другим путем. Хелл сексуально улыбнулась:

– А дальше что? Ну, развлечешься… пару дней. В итоге либо я тебя к праотцам отправлю, либо ты меня. И заляпаем твою любимую кроватку кровью… и что-то мне подсказывает, что твоя это будет кровь!

– Зато скучно не будет, – парировал он.

– А жена не против, появления новых постельных игрушек, а? – ядовито вопросила наемница, – а то глазками от ярости так и сверкала.

Деймас вздохнул, указал на стол:

– Ты есть будешь? А то я такой марафон запланировал, что боюсь, сил тебе не хватит.

– А ты за меня не переживай, – Хелл спрыгнула с кровати, подошла к столику, задумчиво осмотрела предлагаемое меню. Интересно, что некоторые блюда, которые гипотетически могли привлечь ее, сам варвар не трогал. Не желая рисковать, наемница потянулась, забрала высокий стакан из его руки, и нагло усевшись напротив, попробовала напиток. – Ммм, божественно. Это как называется?

– Лиссат. Несколько расслабляющий напиток, рад, что у нас одинаковые вкусы, – деймас улыбался, пристально следя за каждым ее движением.

Хелл послала ему очаровательную улыбку:

– Так что там с твоей женой?

– Она мне не жена, – ей показалось или на его лице промелькнуло полное грусти выражение, – она не смогла стать моей женой. Впрочем, я рад, ее заносчивый характер не делал чести моему дому. Через несколько дней глава дома Растан заберет ее.

– Какая интересная информация, бедная блондиночка, – с сарказмом произнесла Хелл, – а скажи-ка милый, тебе-то на кой Тарге сдалась?

– Внешнеполитические интересы, – деймас улыбнулся, – ты закончила с ужином?

– Нет еще. А давай-ка мы и тебе имечко придумаем, – умела Хелл наглеть, – а то господин и господин, больше на кличку похоже. А тебе красивое имечко подобрать нужно, эротишшное, типа "поймаю-поимею", что скажешь?

– Я в восторге от тебя, – снова улыбка на красивых губах, – и что, совсем не боишься?

Ой, милый, в эти игры она уже играла и не раз.

– А чего тут бояться, – Хелл изобразила мечтательное выражение, – с кем только я этим не занималась. – Она отложила стакан и принялась демонстративно загибать пальчики, – и с наставником, и с демоном, и с партнерами по команде, да и Аваргали вся, и Никея, и Когти дракона и Хозяин пожирателей и…

– Богатый опыт, – прервал он, никак не реагируя на количество названных любовников, – значит, ты уже многое можешь?

Настроение скатилось в пропасть. Хелл чувствовала себя загнанным зверьком, для которого нет выхода. Стало грустно и мерзко. Настолько мерзко, что сняв ментальный блок, она послала ему все эти эмоции, насладившись тем, как сползает улыбка с красивого лица.

– Ты мне потом обязательно расскажешь, как ты это делаешь, – прошептал варвар.

– Что "это"? – не поняла наемница.

– Ставишь этот странный синий блок, сквозь который я не могу пробиться.

– А это просто, – Хелл усмехнулась, – начинаю думать, какая ты сволочь и все получается.

То, что сказала она это зря, стало понятно, едва он встал. То, что она зря начала швырять в него всем, что было на столике, стало понятно, когда он легко уклонился от большинства блюд, но поймал лицом странный синий соус. А соуса было много.

– Я рад, что у тебя было много партнеров, – прошипел он наемнице на ухо, утаскивая ее по направлению к ванной, – а то все боялся сделать тебе больно.

Хелл попыталась вырваться, не желая прекращать попытки, даже если заранее знала, что это бесполезно, и не сразу поняла, что они падают в бассейн.

Погрузившись с головой в воду, варвар оттолкнул ее, вымывая лицо от соуса.

Наемница, не теряя времени даром, поплыла подальше, намереваясь выбраться из водоема и попытаться сигануть с балкона еще раз, справедливо полагая, что лучше разбиться, чем с этим…

Он догнал ее уже у бортика, сжал, развернул лицом к себе, впился в губы, нежно, и в то же время требовательно и неистово. Это была страсть, не прикрытая и не завуалированная ничем, страсть, которая зажгла что-то в ней. Ее сердце забилось быстрее, руки против воли обняли его за шею, она не смогла удержать стон. Казалось, только этого деймас и ждал, чтобы начать разрывать на ней одежду, не прекращая поцелуй ни на мгновение, и в то же время не забывая ласкать. Хелл не понимала, что с ней, просто чувствовала, что рушатся все барьеры, сметая и ее сопротивление, и ее ненависть. И она уже сама целовала его столь же неистово, сама прижималась к нему обнаженным телом, сама обхватила его торс ногами, когда деймас, избавившись от одежды, продолжая ее целовать, направился к ступенькам, чтобы выбраться из бассейна. Он отнес ее на кровать, заглянул с пьяные от страсти глаза, уложил на прохладные простыни и снова потянулся к ее губам. Хелл выгнулась от страсти, застонала, полностью теряя над собой контроль.

 

– Ты! – он, тяжело дыша, оторвался от нее на мгновение, – Какое же ты чудо, Хелли.

Она протестующее застонала, едва он оторвался от ее губ, и потянулась к нему, приподнявшись, не соображая, что делает, не желая в этот момент думать ни о чем. И не смотря на то, что где то там, внутри, что-то кричало о неправильности, наемница отказывалась слушать доводы разума. А деймас целовал ее, гладил, ласкал, сводя с ума ее и сводя с ума себя. Хелл не заметила, как оказалась сверху, лишь почувствовала, как его руки ласкают шею, плечи, спину, заставляя тело загораться тысячей точек удовольствия, как спускаются, ниже поглаживая, сжимая, и снова лаская ее тело. И она не могла сопротивляться, мечтая лишь о том, чтобы это никогда не закончилось. Лаская его руками, целуя восхитительное тело, она вдруг прикоснулась к чему-то большому, горячему и пульсирующему.

Гипотетически она знала, что это такое, но размеры все же сопоставила и стало страшно… Отшатнувшись от варвара, Хелл с ужасом смотрела на то, что явно указывало на его желание.

– Хелли, – он потянулся к ней, поймал ее руку, начал целовать кончики пальцев, – Хелли, я аккуратно.

– Не… не… не надо! – в глазах появился откровенный ужас.

Наемница рванула с кровати, забыв и о своем желании, и о том, что именно этого больше жизни хотела всего несколько секунд назад. Деймас догнал, подхватил на руки, снова опустил на кровать, приник к ее губам заставляя забыть обо всем, стараясь вернуть то чувство страсти, в котором сгорали оба. Но чувствовал только страх, животный, неконтролируемый, страх на грани инстинктов. Хелл кричала, царапалась, отчаянно сопротивляясь, и ему пришлось придавить, схватить за руки, прижав их к кровати, не давая ей вырваться.

– Хелли, Хелли, ты же даже умереть не боишься, откуда же этот страх, малышка? – его голос, ласковый, нежный и страх отступает.

Наемница, тяжело дыша, взглянула на него, посмотрела в полные ласкового синего сияния глаза и тихо попросила:

– Не надо…

Деймас вздохнул, потерся щекой о ее плечико, все еще удерживая.

– Про любовников ты солгала, так? – проницательный взгляд под которым так трудно было лгать.

– Да, – прошептала девушка.

– У тебя совсем никого не было?!

– Да…

– Почему?

Этот вопрос почему-то взбесил, она снова попыталась вырваться и снова безуспешно. Хелл отвернулась, пытаясь скрыть бесполезные, ненужные слезы.

– Хелли, – он снова начал целовать ее, нежно, очень бережно, – я тебя не трону, не сегодня, идет?

Девушка замерла, недоверчиво посмотрела на него и с подозрением спросила:

– А когда?

Он согнулся от хохота, отсмеявшись, ласково погладил ее животик:

– А ты любопытная! – резко встал, абсолютно не стесняясь своей наготы, зато бережно укрыл Хелл, и со словами, – спи, я скоро вернусь, – ушел в ванную.

Вернулся варвар прежде, чем Хелл успела придумать очередной план побега и, скользнув под одеяло, прижал наемницу к себе.

– Кстати, я подозревал, – сдерживая смех, шепотом сообщил деймас.

– Откуда? – грустно спросила Хелл, не имея ни сил, ни желания вырываться из его объятий.

– Когда на привале, я притянул тебя, у всех наемников практически одна мысль проскочила, общий смысл "Наконец, Хелл поимеют!". Если бы ты тогда потише вопила, я бы прочитал больше, да и их вариации на тему, как я буду это делать, и сколько других привлеку, были забавными.

Хелл замерла. А с таким сочувствием смотрели! Вот дерсенгом недоделанные!

– Тахешесс! – выругалась наемница, – а я еще их спасти думала!

– Это когда ящера моего угнала? Бедная Зинатра, я потом всю дорогу был вынужден ее лечить. Хотя с другой стороны, когда я ее развернул, и вы обратно помчались, у тебя такое лицо было… Мне понравилось.

Хелл не удержавшись, пнула его локтем, нервно контролируя дыхание, пока он откровенно хохотал.

– Слушай, – возмутилась наемница, – а чего ты ко мне прицепился, а?

– Это сложно объяснить, – варвар лег на спину, аккуратно переложил ее себе на грудь, начал ласково поглаживать волосы. – Я не читаю тех, кого убиваю. И тут у самого ненормального противника в моей весьма долгой жизни, вырывается типично женский стон! Я начинаю считывать информацию, и слышу смутно знакомый язык, с общим смыслом фразы "И все!". Разрезаю твой мундир и обнаруживаю очаровательнейшую девушку, которая в этот момент размышляет о холодной и странной смерти. Я смотрел и не знал, что с тобой делать и тут ты встаешь, враждебно смотришь без тени страха, и еще и дерзишь мне! Тогда и было принято решение оставить столь забавный экземпляр себе.

– Ну, ты… – она приподнялась, с ненавистью посмотрела на него. – А ты не подумал, что у меня есть своя жизнь? Что я не игрушка, например?

– Да? – он задумчиво провел по ее носу, – стоило оставить тебя варварам? Они, правда, ваш язык не знают, и про "не трогайте меня, я невинна" ничего бы не поняли! – съязвил деймас.

В этот момент она определенно решила, что будет мстить, причем жестоко.

– А ты, оказывается, можешь быть нормальным, – тихо произнесла Хелл, – и как же тебя звать, варвар?

Он хмыкнул:

– Арсианар, наследник дома Азгарт, первого дома империи Дайтилонас.

– Какой империи? – не поняла девушка.

– Дайтилонас.

– А почему вас тогда деймасами называют?

– Деймасс… Похоже, просто использовали первый и последний слог из названия, изменив в последнем слоге звук. Кстати, а откуда у тебя браслеты? Да еще и активированные?

Она проигнорировала его вопрос, потому что отвечать правду не собиралась. Затем и ментальный блок усилила.

– Это я опять настолько глуп, что надеюсь на ответ? – свирепея, спросил Арсианар.

– Ага! – Хелл начала водить пальчиком по его груди, размышляя, как будет из всего этого выпутываться, – а давай спать, а то день такой длинный был и тяжелый.

Наемников учили засыпать мгновенно, поэтому она практически заставила себя уснуть, потому что силы ей были нужны. Сквозь сон чувствовала его поцелуи, то, как долго Арсианар не мог уснуть. Потом вырубилась окончательно… чтобы увидеть его глаза во сне..

Хелл проснулась на рассвете, когда повсюду еще был сумрак, но небо розовело в ожидании солнца. Потянулась, словно кошечка на солнце и вспомнила все.

Медленно обернувшись, встретилась взглядом с темно-синими глазами, цвета предгрозового неба. И мысли умчались вдаль, не обещая вернуться. Хелл поцеловала его первой, он ответил на поцелуй, а затем с протяжным стоном обхватил ее, прижал к себе, до хруста в ребрах, до потери сознания, и она ответила ему столь же неистовыми объятиями, словно желая раствориться в нем.

– Остановись, малышка, – хрипло взмолился Арсианар, – иначе потом не смогу остановиться я.

– К демонам! – Хелл теперь лежала под ним, тяжело дыша смотрела на того единственного который сумел ее победить. – Ты мне всю ночь снился, и к моему стыду не могу сказать, что сновидения были приличными.

– Хелли, – его желания она ощущала очень отчетливо, но сейчас это лишь заводило сильнее, – будет больно…

– Мне часто бывает очень больно… поцелуй меня… еще раз…

Он подчинился, начал целовать нежно, осторожно, словно боясь навредить, затем быстро и неистово, лишая ее остатков сомнений. Простынь была скомкана, одеяло давно валялось где-то, подушек тоже не оказалось, а два тела на огромной постели переплетались в диком танце страсти, зажигая друг друга, и горя в пламени. Ее стон – и он понимает, что действует правильно, ее вскрик – и он начинает ласкать сильнее, выискивая ее чувствительные точки, ее просьба – и он следует пожеланию. Она не поняла, в какой момент он вошел в нее, просто к пьянящему наслаждению добавились нотки боли, и наемница вскрикнула, вынуждая его остановиться, замереть в испуге, ожидая ее реакции, но вскоре двинулась навстречу сама. Арсианар взвыл, попытался ее остановить, но мгновенно и сам утратил остатки контроля, как молитву, как обещание все повторяя и повторяя ее имя, до неистовой разрядки, до вспышки, которая соединила обоих, заставляя мир вращаться быстрее.

Хелл уснула. Аккуратно, стараясь не разбудить ее, Арсианар встал, поднял одеяло, укрыл девушку, лег рядом сам и понял, что впервые за несколько сотен лет чувствует себя счастливым. Долго гладил ее по волосам, стараясь унять вновь вспыхнувшее желание. Затем надел браслет из белого золота, с кристальными рунами, опустил руку на ее живот, проверяя повреждения. Их практически не было… Облегченно вздохнув, он снова поцеловал ее плечико, и встал.

Арсианар, наследник дома Азгарт, Великого дома империи Дайтинлонас вышел из своей спальни, не сдерживая счастливую улыбку. У дверей его встретил распорядитель Синкай, низко склонившись, поинтересовался:

– Я вижу, мой господин доволен своей новой игрушкой?

Арсианар видел его насквозь – страх, лесть, старательно скрытая ложь, и снова страх.

– Я более чем доволен, Синкай, когда она проснется, возьмете ее кровь, отныне это инари дома Азгарт!

Распорядитель удивился настолько, что даже позволил себе взглянуть на повелителя.

– Господин, великие дома не поддержат и я должен предупредить, что ваша матушка…

– Синкай! – глаза наследника дома Азгард потемнели, – я не меняю своих решений!

Когда Хелл проснулась, она ощутила странный дискомфорт, было мокро и неприятно. Потом вспомнила о том, что совершила и неприятно стало вдвойне!

– Тахешесс, – простонала наемница, боясь обернуться. Но прислушавшись, поняла, что она одна в комнате.

Закутавшись в тонкое одеяло, Хелл поднялась и брезгливо поморщилась, ощутив, как по ногам стекает нечто. Было желание рвануть в ванную на огромной скорости, вот только каждое движение отдавалось болью.

"Нашла с кем вступать в половую жизнь, скарити", – выругалась наемница про себя.

Но сколько она не думала о событиях ночи, сожаления почему-то не испытывала, скорее странное чувство умиротворения и затаенной радости, хоть этот неварвар и был гадом!

Шаг в сторону ванной, еще шаг и вроде боль отступала. Тут за дверью послышались крики, шум. Хелл замерла, прижимая одеяло сильнее. Дверь распахнулась, вбежали две служанки из вчерашних, тут же повернулись к двери лицом, и склонились. Хелл ожидала увидеть гневную блондиночку, по крайней мере, это было бы закономерно, но вошла деймосянка с темно-каштановыми волосами, мрачно посмотрела на нее темными глазами с фиолетовым свечением.

"Только из портала, – подумала Хелл, – а так злиться-то зачем?"

Деймосянка пристально на нее смотрела, все больше и больше злясь. Наемница не сразу поняла, что у нее опять пытаются прочитать мысли, зато, когда поняла, с вызовом глянула на женщину, которая была выше нее на голову.

– Или у тебя совсем нет мыслей, или ты… но этого быть не может! – деймосянка растерянно оглядела комнату, а затем ее глаза изменились в размере. Хелл проследила за ее взглядом и покраснела – значительное пятно крови с ночными ощущениями как-то не вязалось. – Аааа, – выдала ее посетительница, – мне понятно… теперь… первая кровь…

– А мне не понятно! – вспылила наемница, – кто вы и по какому праву врываетесь?

Разговор языке деймасов давался Хелл с трудом, но все же ее поняли.

– Я вторая инари дома Азгарт, – медленно произнесла деймосянка.

– Понятно, – Хелл усмехнулась и, развернувшись по направлению к ванной, продолжила идти куда собиралась.

– Ты, – послышалось гневное сзади, – остановись!

– Отвали, – грубо ответила Хелл, не желая поворачиваться.

В ванной бассейн был уже снова чист, в его дальнем конце стояли сосуды с мыльными растворами, которыми ее натирали вчера. Сбросив одеяло, Хелл нырнула, рассекая воду, быстро поплыла, сбрасывая напряжение и стараясь успокоиться. Намотав несколько кругов, вышла из воды, села на бортик, поджав колени и обхватив обнаженное тело руками. Вошли две служанки с полотенцем и нижним бельем. Хелл бросила на них злой взгляд и служанки, сложив все возле нее, быстро ретировались. Переодевшись, наемница вернулась в комнату, взглянула на перестеленную новыми простынями постель, стянула одеяло и оттащив его на балкон, расстелила.

Третья поза шааза – поза Равновесия, когда энергия тела сливается с энергией космоса. Вдох, вдох, вдох и медленный, безумно медленный выдох, доводящий до головокружения. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Вдох, вдох, вдох и медленный выдох.

Мужчина в черном подходит к ней, боясь взглянуть на девушку в белоснежном нижнем белье, что-то сбивчиво говорит, пытается взять за руку.

– Вон! – она сорвалась на крик.

Деймас испуганно отпрянул, скрылся за занавесями.

Пятая поза шааза – поза Спокойствия. Она становится на пол, опускает ладони, опускает голову. Колени так же касаются пола, она спокойна. Спокойна как камень… монолитный камень в котором вытесан дворец! Это открытие заставляет ее вздрогнуть, а затем усилием воли Хелл успокаивается, дышит глубоко и спокойно.

 

Когда она вновь вошла в спальню, ее уже ждал завтрак и новый наряд, на этот раз простой и с прямой юбкой, правда длинной, и туфельки в тон к бежевому платью. Хелл оделась, не позволяя служанкам прикасаться к себе, и просто заплела волосы в косу. Старательно пережевывая, позавтракала, практически не ощущая вкус еды. Еще более старательно она пыталась не думать об Арсианаре, который просто бросил ее и ушел. Использовал как… Спокойствие! Ты спокойна!

Снова вошел мужчина в черном, попытался взять ее руку, и отлетел к двери.

Рывком, наемница настигла, выхватила нож, которым разрезала фрукты и, приставив нож к его горлу, тихо спросила:

– Как обойти стену?

– Госпожа, вы не должны, – испуганно начал деймас, в ответ она прижала нож сильнее, так что по его шее потекла струйка крови.

– Где сейчас Арсианар?

– Господина нет во дворце, он появится к закату светила.

– Так! – эта информация ее более чем устраивала. Резкий удар и мужчина спит сладким снов на несколько часов.

Не глядя на служанок, Хелл покинула комнату, быстрым шагом прошла по светлому коридору, обе стены которого представляли собой стекло, искрящееся на солнце. Дворец был удивительно красивый, с длинными галереями-переходами, мягкими покрытиями на полу и четкой структурой, которая позволила ей отыскать выход на балкончик третьего этажа. Прыжок вниз на этот раз был прост, как на тренировках в Академии.

Уверенно она двинулась во двор, с каменным лицом прошла мимо охранников, и не сдержала усмешки, когда миновала и подъездную дорогу к дворцу, покрытую гладким белым камнем. В город она вошла спокойно, прошла несколькими улицами, разглядывая постройки и местных жителей. Ища лазейки, чтобы исчезнуть. Так ищет лазейку зверь, загнанный в клетку. Сейчас у нее была возможность все осмотреть, но уже через мгновение Хелл почувствовала опасность, накатившую на нее словно удушливая волна. Медленно обернувшись она увидела светловолосого деймаса, того самого который тогда был в саду с остальными и той блондинкой.

– Какая встреча, – протянул мужчина, делая шаг к ней, – неужели подстилка умудрилась сбежать? Впрочем, у тебя много сюрпризов.

Он говорил на межмирном, поэтому его Хелл понимала дословно.

Ассоциировать себя с подстилкой было обидно, с другой стороны если так и есть, то обижаться не на что.

– Встретил? – враждебно спросила Хелл, – вот и топай куда шел!

Глазки блондинчика полыхнули черным, на лице появилась хищная усмешка.

– Э нет, я тоже хочу попробовать тебя на вкус! – он сделал шаг к ней, а Хелл не отрываясь, смотрела на два браслета, которые висели на его поясе.

– Какие красивые, – изобразив восхищение, протянула она.

– Кто? – не понял мужчина, – эти безделушки? Они не активированные. Ты хочешь их получить?

– Очень, – честно ответила Хелл. – Дай посмотреть, – невинная улыбка и чуть расширенные глаза, – ну дааай…

Блондин отцепил браслеты и с нескрываемым удивлением протянул ей.

– Вот спасибо, – она выхватила оба, – а теперь прошу простить меня, мне пора.

– Стоять, – а приказной тон у блондинчика хорошо развит, видимо часто приказывает, – ты идешь со мной.

Хелл почувствовала легкий запах озона, который теперь у нее стойко ассоциировался с порталами деймасов, медленно обернулась, различив рябь и фиолетово-розовую кромку.

– Ты идешь со мной, – повторил деймас.

Она улыбнулась, с нескрываемой грустью посмотрела на него и мгновенно перешла в боевой транс.

– Я не игрушка, – с угрозой произнесла Хелл, – я наемная убийца. Одумайся и вали куда направлялся.

– А ты с характером, – восхищенно протянул деймас, и направился к ней.

Мысленно посочувствовав идиоту, Хелл бросила в него украденный нож.

Блондинчик нож перехватил в миллиметре от своей шеи.

"Тахешесс! – мысленно выругалась наемница, – с аристократишками оказывается лучше не связываться!"

Медленно отступая от взбешенного деймаса, она инстинктивно одевала браслеты – серебряный на левую руку, золотой на правую. С некоторым облегчением ощутила, как зашипел металл, обхватывая ее запястья. Мысленно потянулась к серебряному браслету, кидая зов:

"Северное Сияние, ответь мне!"

Блондин остановился, с некоторым удивлением смотрел на нее. Хелл повторила зов, но результата не было. Тогда она потянулась в империю Дарка, разыскивая белоглазого демона, кинула зов. И снова тишина.

– У меня странное ощущение, что ты кого-то зовешь, – блондинчик в мгновение оказался рядом с ней, склонился, вдыхая ее запах, – но это бесполезно, пойми.

– Удивлен, что вообще умеешь с ними обращаться, но они не активированные и работать не будут. Как тебя зовут, малышка? – он привлек ее к себе, удерживая за талию.

– Руки убери, – с едва сдерживаемой яростью ответила Хелл.

– Забавное имя, – сыронизировал блондин, – тебе не подходит.

Это как сказать…

Хелл улыбнулась и нанесла сильный удар в кадык. Затем рывок в сторону и удар ногой в болевую точку на груди. Блондинчик хоть и обладал реакцией почти как у Арсианара, но к такой подлости с ее стороны, в отличие от ее первого мужчины оказался не готов. Арсианар! Сердце почему-то сжалось от боли. Арсианар!

Она тряхнула головой, стараясь выбросить воспоминания о нем и на секунду, отвлеклась от блондинчика. Эта секунда ей дорого обошлась, потому что аристократ успел оклематься, подскочил к ней и схватив за шею одной рукой, приподнял так, что ее лицо оказалась на уровне с его.

– Ах, ты дрянь, – прошипел блондин, – я с тобой церемониться не буду!

Она нанесла несколько ударов ногами, задыхаясь и пытаясь разжать железную хватку, как вдруг ощутила ментальный ответ на свой зов:

"Аааа, Хелл???"

Голос был сильно искажен, почти до неузнаваемости, поэтому наемница несколько ошарашено уточнила:

"Ксиай?"

"Что? Какой Ксиай? Хелл, ты где? Почему ты задыхаешься? Хелл! Демоны пустоши! Позови меня через второй браслет! Хелл, живо!"

Вот теперь она узнала голос. И стало страшно настолько, что даже мысль о блондинчике была не такой жуткой. А аристократ, решив, что придушил ее до полуобморочного состояния, направился к порталу. Не теряя ни секунды, наемница потянулась к золотому браслету, и послала зов к тому, кто ждал:

"Арсианар!"

"Наконец-то!"

В глаза ударил яркий розовый свет, в следующую секунду ее отпустили, и Хелл упала на дорогу, растирая шею, пытаясь восстановить дыхание. Затем подняла голову, посмотрела на черноволосого Арсианара, с черными, змеиными глазами и блондинчика, у которого глаза полыхали испуганным зеленым светом. В том, что они общались, причем общение было бурным, Хелл не сомневалась. Но при этом общение явно было на ментальном уровне, потому что молчали оба. Через мгновение блондин отступил, склонился под презрительным взглядом Арсианара и скрылся в портале. С легким шипением портал закрылся. Варвар медленно повернулся к Хелл, подошел, сел перед девушкой на корточки:

– И? Мы опять пытались сбежать? – его глаза гневно сверкали. – Я кого спрашиваю?

Стало страшно.

– Не кричи на меня, – тихо ответила Хелл.

– Что? – он схватил ее за руку, резко поднялся сам и поднял ее, заглянул в серые глаза, – кто такой Ксиай?

Она отвернулась, кусая от досады губы и проклиная всех на свете. Арсианар едва не зарычал, а потом снова резкий запах озона, фиолетово-розовое сияние и они стоят перед дворцом.

– Синкай! – грозный окрик наследника дома и перед ними появляется деймас в черном, – Как она сбежала?

А Арсианар в гневе это нечто. Хелл даже залюбовалась невольно, стараясь не думать, что будет, когда свой гнев он обратит на нее.

– Мой господин, я… она угрожала… – начал деймас.

– Синкай, – вкрадчивый шепот варвара, завораживал как танец удава, – женщина угрожала? Женщина?! Приказ всем, – он чуть повысил голос, – первая инари дома Азгарт не должна покидать пределы дворца! Синкай, нож!

Дрожащий от ужаса деймас мгновенно передал господину сияющий белый клинок. Хелл рванулась, когда поняла, что клинок подносят к ее руке, но Арсианар удержал, прижал нож к изгибу на локте, и вспорол кожу. Стиснув зубы, наемница смотрела, как кинжал, словно шприц, наполняется ее кровью.

Удивительно, что боли при этом она не чувствовала совсем. Едва клинок наполнился и стал алым, Арсианар передал его деймасу в черном. Снова фиолетово-розовый портал и знакомая кровать.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»