Электронная книга

Как говорить, чтобы маленькие дети вас слушали. Руководство по выживанию с детьми от 2 до 7 лет

Авторы:Джоанна Фабер, Джули Адэр Кинг
4.25
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Как говорить, чтобы маленькие дети вас слушали. Руководство по выживанию с детьми от 2 до 7 лет
Как говорить, чтобы маленькие дети вас слушали. Руководство по выживанию с детьми от 2 до 7 лет
Как говорить, чтобы маленькие дети вас слушали. Руководство по выживанию с детьми от 2 до 7 лет
Аудиокнига
Читает Ксения Бржезовская
Подробнее
Шопинг в воздушном замке
Шопинг в воздушном замке
Шопинг в воздушном замке
Бумажная версия
$1,37
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Joanna Faber & Julie King

How to Talk So little kids will listen. A Survival Guide to Life with Children Ages 2-7

Copyright © 2017 by Joanna Faber and Julie King Originally published by Scribner, a division of Simon & Schuster, Inc.

© Фатеева Е., перевод на русский язык, 2017

© Оформление. ООО Издательство «Э»,2017

Из этой книги вы узнаете, что делать, когда ваш ребенок:

– не хочет чистить зубы

– отказывается есть

– не желает вставать и одеваться утром

– бесится в супермаркете

– разбрасывает книги в библиотеке

– никак не может заснуть

– часто дерется

Человек всегда человек, даже если он маленький!

Слон Хортон (доктор Сьюз)

Голос, которым мы разговариваем с детьми, становится нашим внутренним голосом.

Пегги О’Мара

Предисловие
Адель Фабер

Я заметила первые симптомы увлечения, которое впоследствии привело к созданию этой книги, когда наступила моя очередь отвозить ее будущих авторов в начальную школу.

Посадив в машину свою дочку Джоанну, я проехала дальше, подобрала Джули, а еще через два квартала – Робби. Теперь все трое, пристегнутые на заднем сиденье, весело болтали друг с другом. Внезапно атмосфера изменилась, и разгорелся ожесточенный спор:

Робби: У него не было причины плакать! Его даже не задели.

Джули: Может быть, задели его чувства.

Робби: Ну и что? Чувства – ерунда. У тебя должна быть причина!

Джоанна: Чувства не ерунда. Они так же важны, как причина.

Робби: Ничего подобного! Причина точно должна быть.

Я слушала и дивилась этому маленькому народцу. До чего же просто определить, почему они так говорят. Мама Робби была серьезной, отнюдь не сентиментальной женщиной. Мама Джули, учительница музыки, с удовольствием обсуждала со мной открытия, которые я делала для себя на семинарах для родителей под руководством знаменитого детского психолога доктора Хаима Гинотта. Нам всегда было о чем подумать и что опробовать на своих детях.

Отголоски наших дискуссий появились на страницах книги, которую мы с Элейн Мазлиш решили написать. Каждая из нас испытала глубокие перемены в жизни, и мы были свидетелями столь удивительных трансформаций в жизни других людей, что было бы ошибкой не поделиться всем этим со многими и многими родителями. И что самое замечательное, мы получили благословление доктора Гинотта. Он прочитал первые черновые наброски книги и предложил нам услуги в качестве редактора.

Прошло двадцать пять лет. Наша первая книга «Свободные родители, свободные дети» получила премию Кристофера за «литературные достижения, подкрепляющие высшие ценности человеческого духа». За этой книгой последовало еще семь. Книги «Как говорить, чтобы дети, слушали, и как слушать, чтобы дети говорили» и «Братья и сестры: как помочь вашим детям жить дружно» стали бестселлерами, опубликованными более чем на тридцати языках.

Те маленькие девочки, которых я возила в начальную школу, выросли, вышли замуж, и у каждой родилось по трое детей. Они живут в разных частях страны, и они получили образование в разных областях. Я до сих пор не могу удержаться от улыбки, вспоминая, как Джули рассказывала мне о первом впечатлении, которое получила в качестве юриста-практиканта в адвокатской конторе. Она работала с судебным иском, который, казалось, был основан на простом отсутствии взаимопонимания.

– Можем ли мы пригласить стороны для разговора? Я уверена, что, выслушав точку зрения друг друга, они придут к согласию.

Начальник Джули был возмущен ее наивностью.

– Мы этого не сделаем. Вы не можете общаться с противоположной стороной.

По словам Джули, в этот момент она усомнилась, что правильно выбрала профессию.

Также я улыбаюсь, когда вспоминаю телефонный звонок от Джоанны, ее голос, торопливый и прерывающийся после сложного дня работы в классе, где у каждого ученика были «индивидуальные особенности».

– Эти дети не прекращают драться. Не класс, а какой-то бедлам. Я не могу вести урок! Что мне делать?

Я помедлила.

– Ну, ты знаешь, что я обычно делаю в таких случаях, но…

– А, ты про решение проблем. Хорошо, спасибо. Пока! – И она отключилась.

Джоанна тут же приступила к делу, буквально на следующее же утро, и мы с Элейн с воодушевлением описали потрясающие результаты ее тактики в нашей книге «Как говорить с детьми, чтобы они учились».

Так уж вышло, что и Джули, и Джоанна оказались вовлечены в деятельность семинаров для родителей: Джоанна на Восточном побережье, Джули – на Западном. Помогая родителям, многие из которых имели маленьких детей с различными проблемами, они решили объединить усилия и выпустить собственную книгу:

Как говорить, чтобы маленькие дети слушали.
Руководство по выживанию с детьми от 2 до 7 лет

Мы с Элейн надеемся, что вы получите удовольствие и ценные знания, путешествуя по страницам этой книги.

Приятного чтения!

Как все начиналось, Джули

Мой двухлетний сын помочился на коврик в манеже… опять! Что делать? Мое образование в области государственной политики и права оказалось бесполезным. Я была потрясена, насколько быстро меня бросило на колени маленькое существо – слишком маленькое, чтобы водить машину или даже завязывать собственные шнурки.

Я не планировала делать карьеру в качестве учителя для родителей. Я представляла себя мамой постольку-поскольку, и вовсе не думала забрасывать профессиональную карьеру. Но когда мне сказали, что мой первенец значительно отстает в развитии, как потом и второй ребенок, я поняла, что воспитание детей больше не может быть для меня «побочной деятельностью». Выяснилось, что я должна бесконечно консультироваться с медицинскими специалистами и психотерапевтами и отстаивать интересы детей с проблемами нейропсихического развития.

К счастью, я выросла вместе с лучшей подругой, Джоанной. Ее мама, Адель Фабер, сначала посещала, а потом и вела семинары для родителей с великим детским психологом, ныне покойным Хаимом Гиноттом. Мама Джоанны и моя мама тоже близкие подруги, и они проверяли все свои воспитательные стратегии на нас. Я не знала, что эти стратегии буквально спасут мне жизнь спустя много лет, когда я столкнусь с проблемами воспитания троих собственных детей.

Джули и Джоанна в детстве


Когда в подготовительной школе моего сына искали кого-то для организации родительского семинара, я вызвалась вести его, основываясь на книге Адель «Как говорить, чтобы дети слушали». Мой первый восьминедельный семинар имел такой успех, что все просили продолжить и вести его следующие восемь недель, и еще… В итоге мы закончили семинар через четыре с половиной года! Узнав о семинарах через «сарафанное радио», провести занятия стали просить другие родители, и так далее и тому подобное. О такой карьере я никогда и не мечтала.

Мы с Джоанной продолжали дружить. Во многих смыслах, мы совершенно разные. Она любит прогулки и собак (в этой книге вы найдете множество ссылок на собак), а мне нравится играть классическую музыку на фортепиано (поэтому рассуждения Джоанны о популярной музыке часто оказываются выше моего понимания). Тем не менее я всегда чувствовала, что могу говорить с ней на любые темы, Джоанна действительно слушает и понимает меня. Несмотря на то что мы теперь живем в разных концах страны, весь последний год мы трудились вместе и в результате написали эту книгу.


Джули и Джоанна сегодня


Надеюсь, эта книга изменит вашу жизнь так же, как изменила мою, и думаю, что вы посмеетесь над некоторыми страницами, как смеялись мы, когда писали их. Я познакомлю вас с моими тремя детьми, и вы узнаете о том опыте, который я получила, воспитывая и обучая детей, необычных в смысле нейропсихического развития.

Как все начиналось, Джоанна

Я должна вам признаться, что меня воспитывала мама, которая писала бестселлеры о воспитании детей. Мои два брата и я выросли в семье, где мама и папа уважительно относились к идеям и эмоциям детей. Даже самые ожесточенные конфликты разрешались методом решения проблем, а не наказания.

Так что воспитание детей должно было стать для меня элементарной задачей. У меня не было оправдания! Опять-таки, я не думала, что мне понадобятся оправдания. Я не только воспитывалась почти идеальными родителями, но и сама приобрела достаточный опыт. Я прилежно изучала материалы по развитию и психологии детей. Я получила диплом по коррекционно-развивающему обучению и десять лет работала учителем в системе школьного образования Нью-Йорка. Я собиралась продолжать в том же духе, когда у меня появились собственные дети, и это было совершенно естественно.

Помню, как однажды я взяла своего первенца, еще совсем маленького, в супермаркет. Я шла и что-то ему рассказывала, пела какие-то песенки про яблоки и бананы. И тут одна из покупательниц великодушно поделилась со мной советом: «Наслаждайся моментом, пока твой кроха не научился говорить». Ну что за ужасная женщина! Ведь я не могу дождаться момента, когда мой милый сыночек сможет наконец выразить словами все свои чудесные мысли!

Прошло несколько лет, и где я оказалась? Опять в магазине. Теперь у меня на буксире было трое детей, и именно в тот день они прекрасно себя вели. Двое младших ехали в тележке, а старший помогал собирать продукты с полок. Пожилой джентльмен остановился, посмотрел на моих прелестных деток и сказал: «Какие вы молодцы. Держу пари, ваша мама никогда не кричит на вас!»

 

Это был знаменательный момент. Мой старший сын посмотрел на джентльмена круглыми глазами и ответил: «Нет, она все время кричит на нас… без причины!»

Интересно, где та идеальная мама, которая никогда не «кричит без причины», тем более «все время»!

Став мамой, я обнаружила, что существует двадцатичетырехчасовая беспощадная необходимость ухода за маленькими детьми, которая лишает способности ясно мыслить. Хотя я думала, что у меня все будет получаться легко и естественно, едва дело дошло до того, чтобы просто справляться со всеми этими бесконечными потребностями и эмоциями, само понятие «легко» перестало существовать. А иногда нужно было просто выживать.

Как новоиспеченная мама, я, конечно, не чувствовала себя вправе делиться с кем-либо мудростью воспитания детей. Я вообще не ощущала себя компетентной. На самом деле лучше бы помалкивать о собственном опыте воспитания детей. Я была тише воды, ниже травы и избегала даже намекать своим знакомым, что моя мама – знаменитый автор книг по воспитанию. Когда мои дети ныли, скулили и задирали друг друга, я предпочитала разбираться с этой ситуацией, не имея за спиной тех, кто мог бы сказать: «Хм, и это ее мама написала книгу о воспитании детей?»

Но однажды на детской площадке моя приятельница Кети сказала: «Джоанна, у меня есть книга, которая тебе понравится. Она в твоем стиле. Я сразу вспомнила, как ты разговариваешь со своими детьми. Книга называется “Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили”».

С этого момента я решила, что дальше прикидываться бесполезно. Я решила признаться, что это моя мама написала книгу. Кети была восхищена. Она созвала целую толпу родительниц: «Эй, послушайте, мама Джоанны написала великую книгу, а Джоанна никогда не говорила об этом!»

Я была рассекречена, тайна моей личности была раскрыта.

Вскоре после этого случая Кети сказала мне, что она организует серию лекций для церковной общины, и попросила меня выступить. Она решила, что у дочери Адель Фабер должны быть свои секреты воспитания. По мере приближения лекции я все больше надеялась, что в тот день произойдет какой-нибудь катаклизм. Ничего серьезного – проливной дождь или хотя бы отключение электричества. Что я буду говорить всем этим людям? Я чувствовала, что не имею права выставлять себя в качестве образца для подражания. Я и думать об этом не хотела!

Но прогноз погоды не предвещал никаких ураганов и бурь, горизонт был чист. Я почти отчаялась. В конце концов меня осенило. Кети на прогулке упомянула о стиле. Я не совершенная мама, у меня бывают ссоры с детьми. Но я могу помочь им справиться с конфликтами, у меня есть к этому способности, и я использую эти способности ежедневно.

Я прочитала лекцию, и вскоре прихожане с большим энтузиазмом организовали родительскую группу. Меня тут же назначили руководителем семинара для родителей, и я продолжила читать лекции, а потом стала ездить с лекциями по всей стране, выступать перед родителями, учителями, социальными и медицинскими работниками.

Книга, которую вы держите в руках, родилась по многочисленным просьбам родителей. Они хотели увидеть больше примеров и получить больше стратегий воспитания совсем маленьких детей. Ужасные двухлетки, разрушительные трехлетки, невыносимые четырехлетки, отчаянные пятилетки, эгоцентричные шестилетки и семилетки, которые периодически ведут себя, как дикари! Для меня работа над книгой стала вторичным погружением в океан знаний, среди которых я выросла, но к этому добавились мои личные представления о том, что значит быть родителями в двадцать первом веке. По сути, я искала свой путь. Книга содержит поучительные уроки, которые мы с Джули извлекли из своего опыта, а также из опыта тех родителей и учителей, которые делились с нами своими историями.



Наш труд состоит из двух частей. Первая часть представляет собой «базовое оборудование», необходимые инструменты, которые пригодятся вам, если дети отбились от рук. Во второй части разбираются специфические проблемы, которые, как мы поняли, являются самыми распространенными в раннем детстве: еда, одевание, выход на улицу, прекращение драк, укладывание в кровать. Многие родители применяют «инструментарий» необычными, креативными способами, и вы узнаете об этом. Мы надеемся, что эта книга станет для вас неиссякаемым источником идей, и вы всегда почерпнете глоток свежей, прохладной воды, когда почувствуете себя опустошенными!

Авторское пояснение

Нам пришлось решать, чей голос будет звучать за кадром. Стало ясно, что все время писать: «Я, Джоанна…» или «Я, Джули…» нерационально. Мы попытались создать некий абстрактный персонаж с абстрактными детьми, но это показалось неубедительным. Нам хотелось использовать реальные истории из жизни своей семьи. И мы в конце концов согласились говорить своими голосами. Вы увидите имя «Джоанна» или «Джули» под заголовком каждой главы и будете знать, кто из нас ведет рассказ.

Все истории, описанные в книге, произошли на самом деле. Имена и другие индивидуальные признаки были изменены, но во всех случаях реальные дети, родители и специалисты действительно говорили и делали то, о чем вы прочтете.


Часть I
Набор необходимых инструментов

Глава 1
Инструменты для управления эмоциями… Что это за суета вокруг чувств?
– Когда дети плохо себя чувствуют, они плохо себя ведут

Джоанна

Большинство родителей на моих семинарах хотели побыстрее пройти эту самую первую тему: как помочь детям справиться с трудными чувствами. Моим слушателям было интереснее сразу перейти ко второму вопросу: как сделать так, чтобы дети выполняли пожелания родителей! Не то чтобы они не обращали внимания на чувства своих детей. Просто для выжатого как лимон родителя чувства не являются проблемой номер один. Разберемся, мол, когда дети будут выполнять то, что мы им говорим. В этом случае наступит тишь да гладь, и все будут чувствовать себя прекрасно!

Но дело в том, что не существует легкого способа заручиться согласием ребенка. Можете попытаться, но скорее всего дело кончится тем, что вы по колено увязнете в болоте препирательств.

Вспомните о тех случаях, когда вы радовались, что вас не снимают для реалити-шоу. О тех случаях, когда вы так орали на ребенка, что срывали голос. Но вы просто в сотый раз доносили до него, что не следует толкать маленькую сестренку или тянуть за уши пса: «ОН ТЕБЯ УКУСИТ! И БУДЕТ ПРАВ!» В сотый раз – а ваш ребенок снова забыл об этом.



Догадываюсь, что это были случаи, когда вы чувствовали усталость, напряжение или вас беспокоило что-то другое. Может, будь у вас настроение получше, конфликт был бы подавлен в зародыше. Вы бы подхватили дочку, погладили многострадальную собаку, а силы маленького варвара перенаправили бы на что-то иное.

Так в чем же дело? Дело в том, что мы не можем вести себя как должно, если мы не в настроении. И дети не могут вести себя хорошо, если им плохо. Если мы не разберемся с их чувствами, у нас не будет шанса заручиться их согласием и сотрудничеством. И нам останется только одно – применить силу. Однако силу лучше оставить для чрезвычайных ситуаций, например, чтобы поймать ребенка, убежавшего на проезжую часть, а вот с чувствами нужно разобраться. Так что давайте покопаемся в них!


Большинство из нас не испытывают трудностей, принимая позитивные чувства или эмоции ребенка. Это легко. О! Джимми твой самый лучший друг? Ты обожаешь папины оладьи? Ты так ждешь братика или сестричку? Как мило! Приятно слышать.

Проблемы начинаются, когда ребенок выражает негативные чувства.

«Что? Ты ненавидишь Джимми? Но он же твой лучший друг!»

«Ты собираешься дать ему в нос? Даже не думай

«Как это – тебя тошнит от оладий? Это же твой любимый завтрак».

«Ты хочешь, чтобы я вернула малыша аисту? Что за ужасные вещи ты говоришь! Чтобы я никогда больше не слышала таких слов!»

Мы не хотим принимать негативные эмоции, потому что они такие… негативные. Мы не хотим, чтобы эти эмоции обрели силу. Мы хотим их скорректировать, преуменьшить или вообще стереть с лица земли. Интуиция говорит нам, что такие чувства нужно гнать прочь так быстро, как только возможно. Но это именно тот редкий случай, когда интуиция ошибается.

Мама всегда говорила мне: «Если ты не знаешь, что правильно, примерь это на себя». Давайте попробуем.

Представьте, что вы проснулись в отвратительном настроении. Вы не выспались и чувствуете, что надвигается головная боль. По дороге на работу, а работаете вы в начальной школе, вы останавливаетесь, чтобы купить кофе, и сталкиваетесь с коллегой. «Слушай, – говорите вы ей, – мне не хочется сегодня идти на работу и встречаться с шумными, драчливыми детьми. Все, что я хочу, – вернуться домой, принять таблетку и залезть под одеяло!»

И как вы отреагируете, если коллега:


…откажет вашим эмоциям в праве на существование и отругает вас за плохое настроение?

«Эй, прекрати жаловаться. При чем тут дети? Ты не должна говорить о них так. Влюбом случае, как только ты придешь на работу, твое настроение изменится. Ну, давай, улыбнись».


…или даст вам пару советов?

«Слушай, соберись. Ты знаешь, что нужно работать. Что тебе следует сделать, так это выкинуть кофе, заварить успокоительный травяной чай и медитировать в машине, пока не начнется рабочий день».


…или даже прочитает небольшую лекцию по философии.

«Ну же, нет идеальных работ. Такова жизнь. Нет смысла жаловаться. Негативный настрой- это непродуктивный путь».


…А что вы скажете, если коллега сравнит вас с другими учителями?

«Посмотри на Лиз. Она всегда с радостью идет на работу. И знаешь, почему? Потому, что всегда прекрасно подготовлена. Каждый раз у нее готов прекрасный план урока, заранее, за несколько недель до срока».


…Помогут ли вам расспросы?

«Ты хорошо выспалась? Во сколько ты легла спать вчера вечером? Думаешь, у тебя простуда? Ты принимаешь витамин С? А влажные салфетки? Ты ими пользуешься, чтобы не подцепить микробы от детей? Они всегда есть у нас в учительской».


Когда мы проигрываем подобные сценарии, то сталкиваемся примерно с такими реакциями:

«Я с ТОБОЙ больше не разговариваю!»; «Ты мне не подруга!»; «Ты вообще ПОНЯТИЯ не имеешь ни о чем!»; «Ненавижу тебя! Пошла к черту!»; «Не болтай попусту»; «ЗАТКНИСЬ!»; «Я больше ничего не скажу тебе о своих проблемах; теперь я разговариваю с тобой только о погоде!»; «Мне так стыдно, что я много говорю о своих проблемах»; «Интересно, почему я не могу справиться с детьми?»; «Мне так жаль»; «Ненавижу Лиз»; «У меня такое ощущение, что я на допросе»; «Чувствую себя, как на суде; ты, должно быть, думаешь, что я идиотка»; «Не могу сказать это вслух, но ты догадаешься: пошла на…»


Последняя фраза прекрасно иллюстрирует всю мощь неприязни, которую мы ощущаем, когда нам отказывают в праве испытывать негативные чувства. Если с нами говорят подобным образом, мы быстро переходим из грустного настроения в агрессивное. И то же самое делают наши дети.

Так что было бы приятно услышать в подобной ситуации?

Полагаю, что ваше настроение немного улучшилось бы, если бы кто-то признал и принял ваши ощущения.


«Да-аа. Как ужасно, что нужно идти на работу, когда плохо себя чувствуешь. Особенно, если работаешь с детьми. Нам бы не помешала снежная буря, чтобы школа закрылась хотя бы на один день».


Человек испытывает облегчение, когда его чувствам дают право на существование:

«Она понимает меня. Мне уже лучше. Может, все не так плохо. Наверное, я справлюсь».


Разговариваем ли мы с детьми именно так – одергиваем их, ворчим и брюзжим, допрашиваем и читаем лекции, когда они испытывают отрицательные эмоции? Вот несколько самых распространенных примеров.


Отрицание чувств

«На самом деле ты не можешь ненавидеть школу. Твое настроение поменяется, как только ты придешь туда. Тебе же нравится играть с кубиками».

 

Есть ли на свете хоть один ребенок, который ответит вам: «Да, ты права. Ты просто напомнила мне, как я люблю школу»?


Философия

«Слушай, дружок, жизнь- это не парк аттракционов. Ты должен прекратить нытье: “У того оценки лучше, у той подарки интереснее”».

И что ответит ваш ребенок? Неужели: «Супер! Я был так расстроен, но ты, папочка, объяснил мне, что жизнь – не игра. Мне намного лучше. Спасибо!»


Укор

«Что ты тут сопли распустил, когда я только что сказала тебе- не раскисать?»

Что ответит ребенок? «Да-аа, зачем я это делаю? Пожалуй, у меня нет на это причины. Спасибо, что сказала. Это больше не повторится»?


Сравнение

«Посмотри, как Оливия тихо сидит и ждет своей очереди!»

А ваш ребенок отвечает: «О боже, я изо всех сил постараюсь быть похожей на Оливию!» Скорее всего, ему захочется дать Оливии подзатыльник.


Нотация

«Почему, как только твой брат берет игрушку, тебе немедленно ее хочется? Она была тебе не нужна минуту назад. Ты просто хочешь отобрать игрушку у брата. Это нехорошо. И вообще, это игрушка для младенцев, а ты уже большая девочка. Тебе надо быть терпеливой с маленьким братом».

И где тот ребенок, который ответит: «Продолжай, дорогая мамочка. Мне так интересно и полезно все, что ты рассказываешь. Погоди только, я запишу кое-что себе на iPad, чтобы не забыть».


Так и слышу, как вы говорите: «Ну хорошо, хорошо. Но эмпатию легко проявлять к взрослому приятелю. Взрослые – культурные существа! Маленькие дети не такие. Они почти лишены логики. Взрослые не заставляют меня бодрствовать всю ночь. По крайней мере, большинство из них. Их не надо отводить в школу, чистить им зубы, прекращать драки между ними…

Нет, не получится представить, что мой ребенок – взрослый человек. Если взрослый поведет себя, как мой ребенок, то он больше не будет мне другом».

Ладно, я согласна. Мы не можем обращаться с детьми так, как со взрослыми. Но если мы хотим, чтобы дети сотрудничали с нами, а не сопротивлялись, то нужно понимать их чувства, когда они расстроены или страдают.

Давайте посмотрим, что есть в нашем наборе инструментов, и определим, как эти инструменты можно применить.

ИНСТРУМЕНТ № 1.
Признайте чувства и проговорите их


В следующий раз, когда ребенок скажет что-то плохое:

1. Сожмите зубы и удержитесь от немедленного возражения!

2. Подумайте о том, какую эмоцию он может переживать.

3. Попробуйте назвать эту эмоцию, описать ее.


Если повезет, то накал отрицательных эмоций снизится.

Важно понимать, что положительные эмоции не появятся, пока не уйдут отрицательные. Если вы проигнорируете отрицательные эмоции или сделаете попытку подавить их, градус накалится до предела, и эмоции станут намного сильнее.

Например, когда ребенок говорит: «Я ненавижу Джимми. Я больше никогда не буду с ним играть», вместо того чтобы сказать: «Конечно, будешь. Джимми твой лучший друг! И вообще, мы не используем слово ненавижу», попробуйте сказать так:

«О, похоже, ты здорово рассердился на Джимми!»

Или:

«Вижу, Джимми тебе сильно досадил!»


Когда ребенок говорит: «Почему мы всегда должны есть оладьи? Ненавижу их», вместо: «Тебе же так нравятся оладьи! Это твой любимый завтрак», скажите:

«Кажется, тебе не нравятся оладьи на завтрак. Наверное, ты бы съел что-нибудь другое, да?»


Когда ребенок говорит: «Этот пазл такой сложный!», вместо: «Ничего подобного. Это легко. Я помогу тебе. Смотри, вот уголок», скажите:

«Да, пазлы могут вывести человека из равновесия! От этих кусочков можно свихнуться!»


Таким образом вы учите ребенка обращаться к исключительно важному словарю, описывающему чувства. Если он скажет «Я расстроен!», вместо того чтобы кусаться, пинаться и драться, то вы испытаете миг истинного триумфа!

Все чувства можно принять. Но некоторые действия должны быть ограничены!

Я не призываю вас стоять в стороне и ухмыляться, когда младший бьет Джимми по носу, или немедленно начать готовить омлет с грибами и сыром, если ребенок кривится от оладий. Просто согласитесь с его чувствами. Иногда простого признания чувств достаточно для того, чтобы предотвратить истерику.

Для тех случаев, когда признания недостаточно, есть другие инструменты, которые вы найдете во второй главе. (Что? Вам не терпится? Вы хотите всю книгу впихнуть в первую главу? Понимаю! Последовательное изложение материала иногда раздражает. Если бы я могла изложить все в одном абзаце, я бы это сделала.)



Такая штука, как принятие чужих эмоций, проще описывается, чем выполняется. Ниже я вспомню несколько (среди многих) случаев, когда мне было трудно сделать три, казалось бы, простых шага: удержаться, подумать, назвать. Что же, бывает. Вы, как и я, можете сойти с пути, окунуться в болото, вытащить себя за волосы, расчесать комариные укусы в кровь – и опять вернуться на дорогу. Расчесы зарастут, грязь отмоется, и ваш путь снова будет приятным до новой критической ситуации.



Когда дело шло к конфликту, моя мама проводила в воздухе рукой, словно стирая с доски, и говорила: «Сотри и напиши снова!» Но это старая школа. Мама принадлежит к поколению школьных досок и мела, но сейчас мел не везде используют. Некоторые родители говорят: «Перемотай назад!» С этими словами они выходят из комнаты, потом снова входят и видят уже другую, более приемлемую картину. Но и это звучит старомодно, потому что кассеты ушли в прошлое. Что сделать современным эквивалентом второго шанса? Возможно, надо крикнуть так: «Control Alt Delete!» или «Перезагрузка!», и сделать вид, что вы нажимаете на воображаемую кнопку?

Очень важно давать себе бесконечные шансы, какой бы воображаемый образ вы ни выбрали.

Вот несколько примеров из того времени, когда мои дети только начинали ходить. Тогда я пыталась изменить направление течения и сохранить свой маленький материнский плот от потопления жестокими водами.

Губчатые создания, не оправдавшие ожиданий

Сэму три года. У него есть такое яйцо из губчатого материала, которое можно бросить в теплую воду, и оно спустя некоторое время превратится в маленькую зверюшку. Сын буквально свел меня с ума вопросами: «Когда?» На третий день показались две маленькие лошадки, склеенные носами.


Сэм: Что это такое?

Я: (Терпение!) О, смотри, милый, мама-лошадка и ее жеребенок.

Сэм: Нет, неправда. Я не вижу их лиц.

Я: Да нет, видишь. Смотри, они целуются.

Сэм: Мне они не нравятся.

Я:(Расстраиваюсь.) Я могу нарисовать им носы ручкой.

Сэм: Они мне никогда не понравятся!

Я:(Упорно настаиваю.) Я могу разрезать их ножницами, и тогда ты увидишь их лица.

Сэм: ОНИ НИКОГДА, НИКОГДА МНЕ НЕ ПОНРАВЯТСЯ! ОНИ ПЛОХИЕ!

Я:(Наконец-то до меня дошло.) О, смотри. Тебе не нравится, как они склеились лицами.

Сэм: Да уж. Я лучше поиграю с пингвинами.


Почему я отказывалась признать чувства Сэма так долго? Я в отчаянии старалась изменить их, сделать лучше, решить проблему, защитить моего ребенка от огорчения и разочарования. Но, честно говоря, я хотела защитить себя от его огорчения! Кому понравится ноющий ребенок? Однако Сэм так же отчаянно нуждался в том, чтобы его разочарование поняли, прежде чем он сможет прийти в более веселое расположение духа.


Вот еще один случай, когда Сэм расстроился, а я с трудом приняла его чувства.

Где же (видеозапись) Кармен Сандиего

В то время Дэну было пять, а Сэму три года.

Я: Дэн, я записала для тебя серию «Билл Най – научный парень».

Сэм: А для меня ты записала «Кармен Сан-диего»?

Я: Нет.

Сэм: Ну вот! (Начинает плакать.)

Я: Ты не просил меня записать, а Дэн просил.

(Часто ли вам помогали подобные оправдания, когда ребенок рыдает?)

Сэм: (Продолжает рыдать, не обращая внимания на мои объяснения.)

Я: (Раздражаясь от его нытья.) Сэм, эта программа идет всю неделю каждый день. Ты посмотришь ее завтра.

Сэм: (Рыдания усиливаются, на горизонте истерика.)

Я: (Меняя тему.) Эй, парень, ты так расстроился! Тебе и правда нравится шоу!

Сэм: (Прекращает плакать.) Это мое любимое шоу.

Я: А почему оно тебе нравится?

Сэм: Мне нравится, как герои пляшут, и машины дымят, и они все должны ловить злодеев. Это так круто.


И мы продолжили культурно обсуждать крутизну Кармен Сандиего.


Почему же мне, со всеми моими знаниями, было так трудно сразу принять эти проклятые чувства? Что ж, раз вы спросили, я вам расскажу! Я посчитала, что реакция моего сына на такую «ерунду» чрезмерная. Если я сама не смогу посмотреть телешоу, я не буду устраивать истерику. Но эмоции ребенка так же реальны и важны для него, как и наши взрослые чувства. Лучший способ помочь ребенку «пережить» – это помочь ему принять эмоции и двигаться дальше.


Вот еще одна история о том, как мне было трудно принять эмоции ребенка.

Войны из-за кубиков

Годовалый Сэм подползает к трехлетнему брату Дэну, занятому строительством дома из кубиков. Дэн встает в защитную позицию.


Я: Дэн, дай малышу пару кубиков. Он только хочет поиграть с тобой.

Дэн: Нет, нет. Я строю.

Я: Да ладно, Дэн. Он поиграет с тобой всего минуту. Ты же знаешь, малышей надолго не хватает.

(Сэм дотягивается до кубиков. Дэн толкает его, он падает и плачет.)

Я: Дэн, что с тобой такое? Из-за тебя теперь малыш плачет!


Ясно, что этот диалог не способствует повышению самооценки. В воспитании детей есть одна хорошая вещь: если вы напортачили, у вас почти всегда есть второй шанс. Описанный сценарий повторялся несколько сотен раз в неизменном виде, и у меня было достаточно возможностей потренироваться.

Посмотрите на меня в более удачный момент.


Дэн защищает кубики, малыш приближается…

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»