Алхимик. Инноватор

Текст
4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Алхимик. Инноватор
Алхимик. Инноватор
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 428  342,40 
Алхимик. Инноватор
Алхимик. Инноватор
Аудиокнига
Читает Алексей Воленко
289 
Подробнее
Алхимик. Инноватор
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Очнулся я раньше, чем кто-либо приметил подозрительное тело, валяющееся рядом с дымящейся машиной. Собственно, я и не отключался. Темнота навалилась, в голове тяжесть появилась, я упал, но не в обморок, а просто упал. Вскоре темнота отступила, я потряс головой, достал из кармана шоколадный батончик как раз на такой случай… После стычки с Коршуновым я старался всегда держать при себе запас еды, потому что не знаешь, когда беда свалится на голову.

Как показала практика, это было мудрым решением. Жуя на ходу, я двинулся в сторону двора, сделал пару кругов и вышел к толпе людей. Постарался подойти к тому месту, где оставил Матвея. Мне нужно алиби, и, надеюсь, сосед сможет его обеспечить. Сколько я отсутствовал? Минут десять? Не думаю, что больше.

Людей на улицах только прибавилось. Выходили зеваки, милиция прибыла, явилась личная гвардия князя, которая оцепила место событий. Я потолкался среди толпы и вскоре нашел соседа.

– Ты где был? – первым делом спросил он возмущенно.

– Да здесь бегал. Сам-то куда пропал? Потерял тебя из виду.

Говорят, лучшая защита – это нападение. Может, и так. Матвей переключил фокус внимания, хоть и бросил на меня подозрительный взгляд.

– Ты видел, что случилось?

– Ты про ту вспышку? – уточнил я. – Полыхнуло знатно.

– Ага. Как думаешь, что это было? Никогда о таких зверях не слышал. Что знаешь про это?

– Не здесь, – дернул я головой.

Делиться своими приключениями в толпе людей я счел неразумным.

Дальше ничего особо интересного не было. Мы потолкались, посмотрели, как работают другие люди, встретили несколько однокурсников… Причем я увидел ребят сразу из двух институтов. Вроде никто из них не пострадал, но, как оно на самом деле, узнаем позже. Сейчас на улице царил хаос и полная неразбериха. Скорые тоже понаехали, но кому они там помощь оказывают, мы не увидели, милиция быстро всех оттеснила.

Потом нас приметили люди князя. Я этих типов, неприметных, неожиданно появляющихся рядом и предлагающих пройти ответить на вопросы, везде теперь узнаю. Нас с Матвеем отвели в сторону, разъединили и устроили то, что называлось допросом на скорую руку. Что видели, что делали, кого еще узнали, какие странности и подозрительные моменты заметили.

Я рассказал кратко, как увидел зверя и решил помочь людям. Про себя же надеялся, что не оставил следов. В чем не было уверенности. После прошлой нашей встречи с людьми князя и Родионом у меня появилось стойкое ощущение, что они какие-то монстры, способные раскопать что угодно.

А если так, значит, о моем участии узнают. Но в тот момент я об этом не думал. Старался изображать из себя парня, который просто хотел помочь и ничего такого не видел. Долго нас держать не стали.

– Это люди князя были? – спросил я у Матвея, когда мы вышли из толпы. Оставаться на месте больше не хотелось, и поэтому отправились домой.

– Кто же еще? – недовольно ответил он. – Теперь рыть будут. Когда такое творится, это нехорошо.

– Не думал, что такое может произойти в крупном городе.

– Никто не думал. Я и не помню чего-то подобного. И хотелось бы узнать что-то еще, – бросил он на меня выразительный взгляд.

– Давай дома, – съехал я.

В мире, где есть бесы со сверхслухом, говорить на улице та еще глупость. Не то чтобы я располагаю секретной информацией, но и обычной сплетней ее не назовешь. Хотя нет, стоп. Что-то я недооцениваю важность. Это именно что секретная информация. Стоит ли делиться ею с соседом? Черт, я ведь уже пообещал.

– Заметил, что не всех опрашивали? – отвлек меня от дилеммы Матвей.

– Не всех? – озадачился я.

– Ну да. Государственников понятно. Всех свидетелей отвели в сторону. Не думаю, что их в ближайший час отпустят.

А ведь и правда так. Не обратил внимания, но если припомнить, то никого из знакомых, когда уходил, я не видел.

– Потому что они простолюдины?

– Да. А вот некоторых аристократов даже трогать не стали. Формально несколько вопросов задали и ушли. С нас же больше спросили.

– Потому что мы не самые именитые?

– Зришь в корень, – усмехнулся сосед. – Ты просто представь, что являешься могущественным человеком, корольком местного разлива, а тут другой могущественный тип берет и допрашивает твоего отпрыска.

Если я что-то и понимаю в аристократах, так это то, что им такая ситуация не понравится. В этом случае действия людей князя понятны. Задумался, как бы сам поступил. Налицо типичный узел, где сплетаются интересы разных сторон, порождают конфликты, и любое неосторожное действие может затянуть его еще сильнее. Часто так бывает, что это узел на твоей шее. Не завидую князю.

***

Когда пришли домой, я усилием воли заставил себя не идти к холодильнику, хотя есть хотелось сильно. Остановил я себя, потому что это было бы слишком подозрительно. Возник бы вопрос, куда силы потратил? А я и так подставился дальше некуда.

Но повезло, что Матвей сам проголодался и принялся за готовку. Не забыв задать мне вопрос. Выдал я ему укороченную версию.

– Да ничего особого там не случилось. Ехал я себе в поезде, никого не трогал. Внезапно поднялся шум, поезд дернуло, он остановился. Дальше паук появился. Меньше, чем тот, которого мы сегодня видели. Рвал, метал, не напрягаясь. Заглатывал его и жрал. Как и людей.

– Если бы не то, что видел сегодня, то сказал бы, что ты загоняешь. Прям металл жрал?

– Зачем мне врать? Ты и сам сегодня это видел.

– Никогда о таком не слышал, – покачал головой парень, перестав жевать бутерброд. – Неужели на нас напал какой-то мифический зверь?

– Ну… У зверей ведь разные способности есть, почему бы не быть таким?

– Не знаю, не знаю. Я не слышал, чтобы кто-то из них умел переваривать металл и поглощать электричество.

Хрен знает. Я читал несколько книг о зверях. Были среди них и более удивительные существа.

***

Оставшись один в комнате, я улегся, расслабился и крепко задумался.

Нападение паука прямо в центре города. Многочисленные жертвы… Уверен, без них не обошлось, тварь ведь не сразу к нам заявилась. От этого попахивало чем-то нехорошим, тревожным.

Еще и я вмешался, применил алхимию. Это ситуация, где выбор без выбора. Я мог бы не вмешиваться, но… В некоторых ситуациях бездействие уместно. А в некоторых оно гораздо хуже, чем любое действие. Я не мог не помочь людям. Так что нет смысла себя корить, все правильно сделал.

Теперь надо думать, как с этим жить. Собственно, варианта два. Меня либо спалят, либо нет. Сначала поезд поставил меня под подозрение. Сегодняшний вечер… Коршунов тот же, который слишком много знает. Стоит признать, что рано или поздно меня раскроют. Это отныне не вероятность, а факт. Вопрос лишь в том, когда это произойдет.

И на каких условиях.

Карты выпали не самые лучшие, осталось решить, как их разыграть.

***

В комнате сидели двое. Старик, морщинистый и седой, дряхлый телом, но с ясным взглядом, и мужчина, которого седина только коснулась. Они сидели в креслах, напротив панорамного окна. Справа от них потрескивал огонь в камине.

Сидели молча, пока сзади не открылся проход и оттуда не вышел человек. Он замер, огляделся и прошел к двум мужчинам, остановившись слева от них так, чтобы не загораживать вид на лес и горы. Двое не особо обратили на него внимание. Казалось, что вид за окном их интересует гораздо больше.

– Образец уничтожен, – сказал гость.

– Подробности, – сухо потребовал тот, что был моложе.

– Покупатель смог довести образец до ожидаемого уровня. Мы получили подтверждение, что технология работает и с финальной стадией могут справиться сами покупатели. Образец был выпущен вчера в городе. Все шло по плану, обычное оружие не смогло его взять, а потом образец взорвался.

– Продолжай.

– Анализ того, как действовали люди князя, говорит о том, что они не смогли бы справиться с образцом. Есть предположение, что вмешалась третья сторона.

– Кто?

– Пока не выяснил.

– Разберись.

Мужчина едва заметно махнул рукой, гость поклонился, развернулся, открыл портал и удалился.

Глава 1. После разрушений

Нападение произошло в пятницу. На выходные институты закрыли. Я ходил туда и видел, что нагнали строительных бригад, которые в срочном порядке восстанавливали здания. Свет тоже вернулся. Когда заработал, не знаю, но, проснувшись утром, увидел, что все в норме.

В понедельник на учебу шел с некоторой опаской. Не хотелось бы узнать, что погиб кто-то из тех, с кем я лично знаком. Но обошлось. Удивительно, но максимальная беда, выпавшая на студентов, – несерьезные травмы. Аристократов так и вовсе трагедия обошла стороной. Простолюдины же по большей части пострадали из-за суеты и паники. Когда все началось, многие бросились бежать, спотыкались, наталкивались друг на друга, как-то так и пострадали.

Слухи ходили один чуднее другого.

– Да не бывает таких зверей! – заявлял Слава. Мы с ним встретились на первой паре. Когда я подошел, спор уже набирал обороты.

Уж не знаю, что ему ударило в голову, но парень почему-то возомнил себя специалистом в этой теме.

– Да каких только зверей не бывает! – заявлял столь же уверенно другой парень.

– А может, это вышедший из-под контроля правительственный эксперимент? – предполагал третий.

Об этом болтали все, кому не лень. То есть вообще все. Я слышал теорию, что это демон, а не зверь. Или что это робот, а не живое существо. Как такая ерунда приходит людям в голову, я перестал пытаться понять.

Общее желание обсудить тему коснулось и меня. Только вместо пустой болтовни, зная гораздо больше, я обдумывал случившееся в прикладном ракурсе. Кто за этим стоит? Какие у него цели? Стоит ли ждать нападения других пауков? Какой потенциал у них, в насколько мощных чудовищ они могут развиться? Какие меры предпринять мне лично, чтобы обезопасить себя от этой угрозы?

 

Да и других тоже обезопасить. Я нет-нет да и возвращался к опыту предыдущей жизни, в которой было много примеров, когда опасные знания использовали не особо добрые люди. Чем это закончилось – известно. Гибелью мира.

Не думаю, что в этом мире законы развития циклов сильно отличаются.

Что я знал об этом? Сначала небольшой паук нападает на поезд, за ним прилетает команда зачистки, готовая убивать всех, кто попался на глаза. Потом такой же паук, но гораздо сильнее, нападает на жилой город, неся с собой много разрушений. Не будь того отряда зачистки, подумал бы, что это случайные события. Но тут каждый второй в институте утверждает, что таких зверей не существует. И это говорят в том числе аристократы, дети этого мира. Сам бы я подумал: мало ли, что бывает, мир-то странный. Но если местные жители удивляются, то это о чем-то да говорит.

Может ли так быть, что паук – это чье-то разработанное оружие? Очень уж на то похоже.

Поэтому я и напрягался. Что-то такое витало в воздухе. Словно это событие всего лишь первая ласточка, а вслед за ней обрушится лавина из проблем.

Но главный вопрос, который следовало задать себе: какое место я хочу занять относительно грядущих событий? Может, ничего и не грядет. Но факт есть факт. В мире существуют угрозы, для устранения которых я могу предложить способ.

Вчера я дошел до одного простого осознания: рано или поздно то, что известно двоим, станет известно еще кому-то. Так не озаботиться ли легализацией заранее? Заявлять, что я алхимик из другого мира, конечно же, лишнее. Но предложить что-то ценное миру, почему бы и нет?

В первый день учебы мои думы прервал вызов от администрации института. Шел я с тяжелым сердцем, готовый ко всему. И не особо удивился, когда увидел Родиона.

– Мистер Эдгард, мы снова с вами встретились, – сказал он без тени улыбки.

– Не то чтобы я этому рад.

Черт. Слова вырвались раньше, чем я подумал. Родион приподнял бровь и показал недоумение. Ну да, он большой человек, опасный, а я всего лишь студент. Дерзить не могу себе позволить.

Но чтоб прогнуться перед этим козлом?! Я слишком хорошо запомнил, как он угрожал Гвоздевым.

– Тем не менее, – заговорил он, – у меня есть вопросы к вам.

– Не сомневаюсь, – ответил я холодно.

– Что вы делали вчера, после того как вышли из института? – проигнорировал он мой тон.

– Ваши люди меня вчера уже допросили.

– И все же. Поведайте эту историю лично мне.

Я поведал. А куда тут денешься? Предполагая вчера, что меня еще раз допросят и я попаду на заметку к Родиону, да и учитывая вероятность, что кто-то спалил мои действия… В общем, я подготовился. Вспомнил все детали, продумал речь, внес в нее поправки с учетом экстремальности ситуации. Мой рассказ много времени не занял. Отключился свет, я дослушал лекцию, вышел на улицу, топал домой. Что могут подтвердить сотни людей. Потом паук нагрянул. Я его сразу узнал, понял, что людям хана, попытался помочь, сосед помогал. Собственно, все.

И снова вопросы, обсуждение деталей, попытки поймать меня на лжи.

– Как же вы его сразу узнали, Эдгард? – изучал мое лицо Родион. – Эти ведь особи сильно отличаются.

– Как узнал телепортирующуюся хреновину, жрущую металл? Интуиция, не иначе.

– Остроумно, – сказал он и сделал очередную пометку. – Можете идти.

Когда вышел, у двери уже ждал Матвей. Не меня, а своей очереди.

– Как прошло? – спросил он.

– Жить буду.

Случилось это после первой пары, на вторую я не попал. Зато потом узнал, что не одного меня допрашивали, а всех. Из-за чего старший институт бурлил. Студенты обсуждали, что князь недоволен случившимся. Кто-то возмущался, что его посмели допросить.

Ко мне больше вопросов не возникло. Правда, на следующий день меня вызвали к директору. Секретарь на перемене перехватил и попросил зайти. Именно попросил, а не потребовал. Я счел это хорошим знаком, но все равно встревожился.

С директором государственного института я уже общался, и не скажу, что беседа вышла приятной. В этот раз меня пригласил к себе директор старшего института Степан Викторович Измайлов. Когда я зашел в его кабинет, он сидел за столом, но при виде меня встал и приблизился. Внешне он если и походил на брата, то отдаленно. Если Дмитрий Викторович напоминал человека науки, то сейчас передо мной предстал образцовый аристократ.

– Эдгард Соколов, – поприветствовал он меня и… протянул руку.

Я пожал, озадачившись и не понимая, что это значит.

– Что же вы, юноша, расслабьтесь, – улыбнулся он. – Я позвал вас, чтобы от лица обоих институтов поблагодарить за инициативу. Вы не растерялись и поступили как истинный аристократ.

– О чем вы? – выдал я от растерянности.

– Об инциденте, – улыбнулся он еще шире. – Том, что вы взяли на себя заботу о людях.

– А, вы об этом… Право слово, я почти ничего и не сделал.

Разве что паука завалил, которого люди князя убить не могли, но это так, мелочь.

– Скромность – это похвально, юноша. Но все же… Примите мою благодарность.

Он задал пару дежурных вопросов, поинтересовался учебой и самочувствием, после чего отпустил. Я вышел и почесал макушку. Надо же… Оказывается, директора и хвалить могут.

***

Постепенно жизнь вошла в свою колею. Преподаватели задавали вопросы, наказывали опаздывающих, студенты учились, и все в таком духе. Из важного отмечу, что записался на второй факультатив – изучение англосакского языка. Он считался обязательным для всех, кто понимал, что к чему.

За почти два месяца учебы я подучил историю этого мира и разобрал в тех раскладах, которые тут имелись. Апогеем этого разбирательства стало задание подготовить к среде доклад о развитии общества с самых первых его шагов и до сегодняшнего дня. Студенты привычно поделились на группы по четыре человека.

Мне достался Виктор Моржов… С которым я нередко работал, потому что так уж исторически сложилось, что мы часто сидели недалеко друг от друга. Правда, это почти ничего не значило. Преподаватель мог предоставить свободу самим объединиться, как захочется, а мог совершенно произвольно назвать фамилии. В этот раз было что-то среднее.

Я, Моржов, Кристина Воронова и Рао Ирбисова.

Да, нам достались две девушки. Кристина обладала черными, как смоль, кудрявыми волосами. Словно на облако мрака смотришь. Индекс опасности у нее тридцать два. Семья богатая и влиятельная, насколько я могу судить. После осознания реалий аристократического общества я старательно учился оценивать рейтинг социального положения, чтобы понять, как общаться.

В обычное время я слишком незначителен, чтобы общаться с такой девушкой. Но в институте старались привить свободный формат общения, многое делая для того, чтобы люди не только играли в аристократов, но и объединялись ради учебы. Поэтому во время таких заданий можно было общаться свободно.

Что касается Рао Ирбисовой… Она была той девушкой, которая привлекает внимание даже среди красоток. Среди аристократок сложно встретить несимпатичных девушек. у Рао серебристые волосы… реально серебристые. Не серые или белые, а как расправленное озеро серебра, которое поместили на симпатичную мордашку. Но волосы – это лишь красивое обрамление. Главная фишка этой девушки – движения. Когда она двигалась и виляла бедрами, мало кто из парней мог устоять перед тем, чтобы слишком уж явственно не проводить ее взглядом. Мозг тупо выключался даже у самых стойких из нас.

Еще и индекс опасности сорок три. Эта красивая во многих смыслах девушка одним движением сломает руку любому, кто встанет у нее на пути. Про влиятельность и богатство и упоминать не стоит. Все при ней, всем хороша.

Если честно, то сидеть в компании Рао и концентрироваться на докладе было сложновато. Я знал, что мне ничего с ней не светит, поэтому губу не раскатывал. Трезвость взгляда на разницу между нами помогала не тупить и не пускать слюни. У Виктора же такого бонуса не имелось. Он достаточно высоко находился, чтобы смело флиртовать с обеими девушками. Что и не стеснялся делать, чувствуя себя гораздо увереннее, чем я.

Мы вчетвером уселись в библиотеке. Рядом с нами занимались и другие группы, отделенные перегородками. Библиотека была так устроена, что можно уединиться… почти. Перегородки были скорее декоративными. Не сплошные сетки, а с ячейками-дырками. Поэтому совсем уж уединиться не получится. Хотя Матвей как-то рассказывал, что были те, кто умудрялся заняться здесь сексом. Такие авантюристы получали звание секс-библиотекарь.

Ну да ладно… Для работы над докладами в библиотеке имелся целый зал с удобными диванчиками и столиками между ними. На столах обычно громоздились книги.

– Что, мальчики, кто начнет? – спросила Рао.

Взгляды обратились на меня. Как уже говорил, если ты внизу социальной лестницы, то единственный вариант проявить себя в институте – это блеснуть умом и талантом. Может, талант у меня был, да и ум тоже, но знаний катастрофически не хватало. Зато это не мешало мне логически мыслить и применять опыт решения любых проблем.

Задание звучало так: расписать основные вехи развития человеческой цивилизации, причины и подоплеку их формирования. На курсе мы уже успели пройти эти вехи. Суть задания в том, чтобы разобрать это не по отдельности, как делали до этого, а как единое целое.

– Предлагаю сначала записать вехи, потом набросаем те факторы, которые сыграли ключевую роль.

– Согласна, – кивнула Рао. – Что там у нас первое?

– Создание первого оружия, – ответил Виктор.

Основным фактором, влияющим на развитие цивилизации, послужили, конечно же, звери. А точнее, взаимодействие с ними. Это сейчас зверя еще попробуй найди, они в дефиците. А на заре человеческой цивилизации, когда не было никаких технологий, попробуй убить хоть кого-то из них. Я пытался представить, как убивать ту же росомаху с помощью хотя бы копий, и что-то воображение пасовало. Это современный человек соберет вооруженный автоматическим оружием отряд, подготовит ловушки и размажет зверушку. А тогда? Тогда хреново было, как утверждали историки.

Историки считали, что первый шаг на пути становления люди сделали, когда изобрели способы побеждать зверей. То есть придумали оружие. Может, еще ловушки какие-то.

– Потом было обретение силы зверя, первые одаренные, – дополнил я.

– Не одаренные, – поправила Кристина. – Бесы и ходоки – это не одаренные.

– Это философский вопрос, – улыбнулась Рао.

– Что в нем философского? Покажи мне хоть одного зверя, который мог бы передать людям дар исцеления.

– Если мы о них не знаем, это не значит, что таких нет, – встрял в намечающийся спор Виктор, чем показал, на чьей стороне его симпатии.

Я мысленно вздохнул. Это была еще одна любопытная тема, с которой я несколько раз сталкивался. Бессмертными называли тех, кто обладал какими-то способностями зверей физического плана. Повышенная сила, скорость, рефлексы, улучшенное восприятие, крепкая кожа и так далее. Но на первом месте, конечно же, регенерация. Именно из-за нее и появилось название бессмертный, то есть трудно убиваемый.

По непроверенным слухам, старшие бесы, те, кто относился к аристократам с вековой историей, имели и более уникальные способности. Единственное проявление такого я видел в исполнении Коршунова, когда он создавал черные когти вокруг пальцев. Опасная вещь, проверил на себе.

Ходоки считались отдельным классом. У них также различались способности, уж по этому-то вопросу я успел накопить статистику. Были те, кто перемещался мгновенно, были те, кто открыли того или иного вида проходы.

Можно сказать, что ходоки и бесы – это два отдельных вида существ. Но имелся и третий вид – одаренные. И тут начиналось то, о чем сейчас начали спорить девушки. Кто-то называл одаренными всех подряд. Кто-то исключительно тех, кто не попадал под категорию бесов или ходоков.

Ольга Гвоздева имела дар целителя. Я не видел, чтобы она сращивала раны или творила какие-то чудеса, но наблюдал, как женщина поправляет здоровье «руками». Да и ее ребенок сразу после родов выпускал вспышки непонятного света. Вот кто он тогда? Не бес ведь. Именно одаренный.

Для меня изучение всех видов способностей местного населения было вопросом выживания. Имея под рукой сотню-другую аристократов, я составил перечень того, что смог в них обнаружить. С одаренными было сложнее. Это направление я пока никак не изучил, потому что эти товарищи достаточно редки и банально мне не попадались.

– Не будем спорить, – ответила Кристина. – Иначе я предложу составить категории зверей, которые помогли обрести человечеству две ветки: бесов и ходоков. А потом предложу описать тех, кто послужит пищей для появления одаренных. Но этому спору сотни лет, и наверняка вы в курсе всех теорий. Вернемся к теме. Третья веха – оседлый образ жизни.

 

– Четвертая – появление первых городов и потребность в их защите, – продолжила Рао, не став зацикливаться на споре, хотя глаза закатала и бросила выразительный взгляд на Виктора.

Так началось обсуждение. В итоге мы добрались до современности, что было связано с тем, почему я отправился учить англосакский. Упоминания ходоков в истории начинаются тысячи лет назад. Но их массовое появление всегда связывают с распространением какой-то цивилизации. Например, Римская империя, которая разошлась по миру, а потом обрушилась под собственным весом. Но самый яркий пример последней истории – англосаксонские острова, которые благодаря сильным ходокам захватили чуть ли не весь мир, начав эру колоний. Откуда у них взялось столько ходоков, почему именно у них – отдельный вопрос.

Замечу, что не они первые начали эпоху колоний. Первыми были испанцы, вторыми голландцы, но каким-то образом англосаксы обогнали конкурентов. Каким – я пока не знал, но что-то мне подсказывает, отнюдь не только упорным трудом. Судя по тому, насколько кровавой была эпоха колоний, англосаксы не самые добрые люди.

С их деятельностью связано последующее развитие цивилизации. В то время был открыт новый материк, который назвали Колумбия, туда рванули с помощью перемещений многие влиятельные семьи, ну и началось. Экспансия, геноцид, порабощение местного населения, грабежи ресурсов и многое другое. В те времена колонии удерживались как раз благодаря сильным ходокам, способным в мгновение ока перебрасывать целые армии. Тот период можно назвать борьбой за мировое влияние. Начали испанцы, если верить истории, а победили англосаксы, которые и по сей день являются ведущим гегемоном. Отношение к ним описывалось в короткой фразе: старый хрен, который может надавать по шее.

В последующие века после начала большой экспансии ходоки распространились по миру. Я видел в этом определенный цикл. Словно сам мир пожелал, чтобы ходоков стало больше и тем самым было достигнуто равновесие. Благодаря этому англосаксы подрастеряли влияние. Но растерять в их случае не значит утратить полностью.

Англосаксов еще называли вирусом цивилизации. Они разбросали зерна своей культуры, технологий и достижений цивилизации по многим местам. Попутно уничтожив другие культуры, отбросив народы в темные века.

В общем, отношение к ним специфическое, но факт есть факт, их язык является ключевым на планете. Поэтому я и пошел его учить, чтобы не отставать от того, что для аристократа считается обязательным. Те же лекторы выступали именно на их языке. Повезло, что присутствовали переводчики, иначе я бы ничего не понял. Думал, у всех так, а потом дошло, что большинство присутствующих понимают чужую речь.

Мы прописали вехи, обсудили их причины, собрали все это вместе. Последним вопросом было творческое задание: попробовать предположить, какой будет следующая веха.

– Кто выскажется? – снова предложила говорить другим Рио.

– Блокировка ходоков и оружие, – ответил я, не задумываясь.

Три пары глаз обратились на меня.

– Ты про камни? – спросил Виктор. – И что за оружие?

– Нет, я про более продвинутую блокировку. Люди придумают способ блокировать такую угрозу, как ходоки. Потом придумают, как подчинить пространство. Если не уничтожат друг друга раньше новым видом оружия.

– Звучит мрачно, – осмотрела меня задумчиво Рио. – Ты про того зверя, что напал на город? Думаешь, что его кто-то… создал?

Эту теорию обсуждали сотню раз, поэтому нет ничего удивительного в том, что она снова всплыла.

– Думаю, да. Или хотите сказать, что никто не пытается в своих лабораториях придумать, как создавать зверей, усиливать бесов и ходоков, как им противостоять или свести преимущества на нет?

Никто отрицать не стал. Не то чтобы согласились, но и резко не отказались. Не из-за вежливости. Просто я не сказал ничего такого уж фантастического. Что еще раз подтвердило мои опасения – мир движется куда-то не туда.

Был у меня и еще один аргумент в пользу своих слов. Я как никто другой знал, что некоторые роды ведут эксперименты по озвученным темам. На собственной шкуре ощутил, так сказать.

– Есть версии получше? – спросила Рао. – Я не отрицаю твою версию, – посмотрела она на меня. – Но, может, кто-то еще хочет высказаться?

– Думаю, – взял слово Виктор, – что Эдгард прав. Не знаю насколько, но с одним я точно согласен. Мир будет меняться.

– Что ты имеешь в виду? – на его слова Рао продемонстрировала гораздо более живую и поощрительную реакцию.

– Кто-то из вас умеет стрелять? – спросил в ответ парень.

– Да.

– Да.

Девушки ответили синхронно, бросили друг на дружку недовольные взгляды и так же синхронно тряхнули головами, от чего их волосы отбросило назад. Выглядело настолько потешно, что я едва сдержал улыбку, но, судя по тем взглядам, которые девушки кинули в мою сторону, лицо удержать не получилось.

– Если проследить историю, то за последние лет сто оружие значительно продвинулось вперед. Если раньше бес на поле боя считался абсолютной доминантой, то сейчас с ним может справиться хорошо подготовленный отряд.

– Это смотря, какой бес, – ответила Кристина.

– Да, – кивнул Виктор. – И смотря какой отряд. В любом случае технологии выходят на первое место. Думаю, глупо отрицать, что гонка сейчас идет не на уровне родословных, а на уровне технологий.

– Смелое заявление, – прокомментировала Рао. На этот раз не так поощрительно.

– Управляемые звери тоже оружие, – добавил я.

– Так… – Кристина взяла слово. – В докладе напишем, что следующая веха в истории человечества – разрушительные войны с применением нового оружия и шансом уничтожить род людской?

– Не надо так мрачно, – скривился Виктор.

– Может возникнуть что-то, что сбалансирует напряжение, – предложил я.

– Что? – спросила Рао.

– Не знаю. Время покажет.

– Тогда давайте напишем так, – заговорила Кристина. – Из-за технологического прогресса и новых открытий будет нарастать напряжение как между странами, так и меду отдельными центрами власти, то есть влиятельными семьями. В итоге последует передел власти за счет преимущества в технологиях, причем не обязательно военного характера, а также экономического и социального, что может привести к мировой войне. Если это не сбалансирует какой-то пока неизвестный фактор.

– Уже лучше, – хмыкнул Виктор.

Обсуждение на этом не закончилось. Мы еще с час шлифовали доклад. Мне это было особо интересно тем, что через те мысли, которые высказали студенты, я видел определенные паттерны. Ведь откуда-то эти идеи в их головах берутся. Они наследники влиятельных семей. То есть имеют доступ к информации гораздо выше, чем у обычного человека.

Все эти разговоры снова возвращали меня к мыслям о том, чем заниматься, к чему приложить усилия, как легализоваться в мире. Я создал блокиратор. Если доработать и продать его, это решение всех моих финансовых вопросов и обеспечение будущего. Я на следующий день после нападения паука спросил у Матвея, не знает ли он, сколько стоит метеоритное железо. Он тогда на меня как на идиота глянул. Эти штуки собирались, с тех пор как обнаружилось, что они работают. То есть многие века. Из-за них войны начинались. Так что цены тупо не было. Сосед тогда сказал:

– Зачем его продавать? Лучше спрячь дома и молись, чтобы никто не узнал. Или обеспечить охрану, чтобы никто не отобрал.

Если подумать, то логично. Раз попал к тебе материал, который дарует уникальную возможностью спать ночью спокойно, то храни его как зеницу ока. Наверняка были в истории случаи, когда камни находили простолюдины. Но смогли ли они на этом заработать?

Эх, что же так все сложно-то? Будь мое предложение попроще, я бы и не парился. А так, что будет, если я тому же князю предложу продать блокиратор? Можно сделать партию и в дар отдать. Землю-то он мне семейную вернул. Почему бы и не сделать красивый жест? Заявив, что я могу такие штуки создавать, если…

А что если, я пока не решил. Сама идея казалась заманчивой. Это возможность заработать, получить финансирование, доступ к ресурсам, получить защиту и поддержку от монарха. Опасности в этом тоже много. Как утратить свободу, так и потерять жизнь. Обрадуются ли ходоки, если я выкачу на рынок технологию блокировки их способностей? Могут и прибить.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»