НЛП, или Как обмануть бабушку

Текст
Автор:
8
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
НЛП, или Как обмануть бабушку
НЛП, или Как обмануть бабушку
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448  358,40 
НЛП, или Как обмануть бабушку
НЛП, или Как обмануть бабушку
Аудиокнига
Читает Евгения Виноградова
299 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
НЛП, или Как обмануть бабушку
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пояснение

Я пишу эту историю не с целью раскрыть секреты техники НЛП, или подобных им.

Книга основана на реальных событиях, рассказанных мне человеком, который сам принимал в них непосредственное участие.

Вместе мы хотим показать, что такое НЛП в обычной жизни, и как люди, владеющие техниками нейролингвистического программирования, легко управляют сознанием других людей без гипноза и колдовства.

Мы не ставили себе цель кого-то разоблачить или раскрыть чьи-то секреты. Все имена изменены, любые совпадения – чистая случайность.

Если наша история поможет хотя бы одному человеку распознать попытки манипулировать его сознанием и убережёт его от мошенников, значит она написана не зря.

1. Итак, начнем…

Всем привет, меня зовут Марина, сейчас мне уже двадцать восемь лет. И всё началось с того, что я после школы с трудом поступила в техникум. Спросите, почему с трудом? Потому, что родители мои, мягко говоря, небогатые люди, живут в маленькой хатке на окраине небольшой деревни в двухстах километрах от ближайшего захолустного городка. В этом-то городке, не имея спецподготовки и репетиторов, так как нашей семье они были не по карману, я все же смогла окончить курс по специальности кассир-операционист на бюджетном факультете и с дипломом на руках вернулась в деревню к родителям.

Идти мне было некуда, да и девушка я домашняя, а все мои подруги уже разбежались кто куда, кто-то даже успел выйти замуж и родить, но я не спешила.

В деревне развлечений нет, сельский клуб, пока я училась, закрыли, школу и детский сад тоже, молодёжь практически вся разъехалась. Вот и я, получив диплом, задумалась о своём будущем. Перспектив, надо сказать, не было.

В деревне всего-навсего два киоска-магазинчика и один, по масштабам деревни, супермаркет – одноэтажный магазин, в котором всё было в одном помещении. В таких условиях все так крепко держатся за свои рабочие места и боятся потерять единственную работу, что меня даже на стажировку брать отказались. В общем, помыкавшись всё лето в этой деревне, перебиваясь случайными подработками, я поняла, что надо что-то решать.

И осенью поехала в город, где училась. Рано утром, едва рассвело, взяв у родителей денег на дорогу, я уже на остановке, двести километров – и вот я на месте. Выйдя из автобуса, я увидела тут же на вокзале доску объявлений со словами «требуются».

Полная энтузиазма и решимости, поехала по адресам: о телефоне я тогда только мечтать могла. Пробегав весь день и получая отказ за отказом по причине неопытности и отсутствия у меня рабочего стажа, я расстроенная вернулась домой к родителям.

По дороге встретила соседку и нажаловалась ей, она мне подсказала про центр занятости. И это реально был для меня выход: по словам той, и с работой помогут и денег дадут.

Воодушевлённая, я вернулась домой. Ещё раз взяв у родителей денег, я снова, чуть рассвело, была уже в пути.

Квест «найти работу безработному» продолжился.

В центре меня встретила уставшая от жизни сотрудница из разряда «одной ногой на пенсии», долго изучала мой диплом, потом анкету. Затем с трудом, двумя пальцами и щурясь, постучала по клавишам и распечатала мне список адресов, где требуются такие сотрудники. Я тут же, почти бегом, понеслась по первому адресу, благо бежать было недалеко.

Уже на месте выяснила, что им никто не требуется.

Два часа мне пришлось прождать директора, чтоб он поставил отметку об отказе в приёме на работу. В итоге все три места за один день я обойти не успела. Пришлось ехать на следующий день, снова брать деньги у родителей-пенсионеров. Когда я пришла с отказами, мне та же сотрудница распечатала другие адреса, и я побежала, так как денег было мало, а мне ещё нужно было успеть сегодня всех обежать, и завтра меня ждал такой же список. Правила у них такие: три дня они пытаются устроить соискателя на работу, если везде отказ, обязательно по причине отсутствия свободных рабочих мест, тогда только принимается решение о постановке на учёт и назначении пособия по безработице.

В итоге, после того как я неделю прокаталась и с трудом собрала уважительные причины отказов от директоров. В одном из магазинов девушка-кассир мне в доверительной беседе сказала, что им уже полгода как никто не требуется, а из центра присылают каждую неделю стабильно одного-двух желающих найти работу. На мой вопрос: «Зачем?» – она пожала плечами.

Итого две недели ежедневных пустых разъездов – и я в центре занятости со всеми отказами. И тут выяснилось, что я теперь ещё должна им три дня отработать на пользу государства бесплатно. И только после этого, по результатам моей работы, будет принято решение о постановке меня на учёт и назначении пособия. Мне выдали список вариантов отработки, начиная от уборщицы и заканчивая помощником соцработника. К счастью для меня, в списке был наш сельсовет. С назначением я вернулась домой и утром пришла в нашу деревенскую контору. Три дня я там бесплатно разбирала их старый пыльный архив в подвальном помещении под лестницей с одной тусклой лампочкой. В итоге наш председатель, не взглянув на меня и мою работу, быстро черкнул свою подпись и ушёл. Секретарь поставила печать; выходя, я увидела, как бухгалтерша, ворча, скидывала всё, что я разобрала, обратно в коробки, запихивая обратно под стол, откуда я с трудом их вытаскивала.

В результате меня поставили на учёт как безработную и назначили пособие в размере шестисот девяноста рублей ежемесячно – минимальная ставка того времени. На тот момент это были небольшие, но деньги, и я смогла вернуть родителям то, что у них брала. За это шикарное пособие я должна была каждые десять дней ездить к ним и проходить повторный квест по адресам, что они мне давали, чтоб доказать им, что я не просто сижу на шее у государства, а действительно ищу работу и хочу её найти. Надо сказать, на дорогу у меня уходила почти половина этого пособия.

Я прожила так год. В конце концов всё надоело, и я решила: с меня хватит, хочу, как в кино, поехать в большой город и покорить весь мир.

Выслушав от родителей скандальную речь о том, какая я неблагодарная дочь и кто теперь будет им помогать и смотреть за ними, я попыталась объяснить родителям, что моё будущее в моих руках, а не в забытой Богом деревне. В результате я была выгнана из дома не с самыми хорошими напутственными словами.

К счастью, уезжала я не одна. Со мной была моя когда-то лучшая подруга, которая уже давно жила в большом городе, снимала комнату в общежитии, работала, училась и, по её словам, жила просто шикарно. Она-то меня и приютила на три дня, пояснив, что её соседка по комнате ещё не вернулась, поэтому я могу спать на её месте до её возвращения.

Первые сутки в огромном городе для меня были просто неописуемые, как в кино: девочка из провинции приехала покорять мир.

Шум, суета, беготня вокруг тебя, просто нереальная куча народу, но ты настолько одинок и брошен в этой толпе, что поняла я это, только стоя на центральной площади и не зная, куда идти и что мне теперь делать. Слёзы буквально вырывались из меня, но собрав свою волю в кулак, я решительно направилась к двери с надписью «требуются».

Вернувшись домой уже затемно, я с трудом стащила с опухших ног сапоги, сняла пальто и упала на кровать.

– Ну что? – спросила меня подруга. Она сидела на кровати и тщательно наносила себе макияж на лицо.

– Ничего, – покачала я головой. – Работа есть, но у меня нет стажа, нет прописки, а где могут взять без стажа и прописки, там испытательные сроки два-три месяца без оплаты. А мне уже послезавтра нужно искать жильё, что-то кушать, и денег на дорогу остаётся всё меньше, поэтому сегодня я практически везде ходила пешком и даже без обеда.

– Печально, – почти равнодушно вздохнула подруга. – А меня на дискотеку пригласили, там, правда, вход платный…. Пойдёшь с нами? – после паузы предложила она.

– Нет, ноги просто отваливаются, а завтра снова весь день побегать придётся.

– Ну как хочешь. В холодильнике яйца и колбаса, хлеб на столе. Меня не жди, я вернусь поздно.

Весь следующий день я вновь безуспешно пробегала в поисках работы, вечером, проходя мимо киоска, купила газету с объявлениями и поспешила вернуться домой.

Дома никого не было, и я, вооружившись блокнотом и ручкой, переписывала адреса, телефоны, изучала рынок труда и требований к специалистам. Я не пыталась искать лёгкие пути, но и мыть посуду и туалеты, имея на руках неплохой, на мой взгляд, диплом, я, конечно же, не хотела.

Просматривая объявления, я наткнулась на одно из них: типа требуются сотрудники без опыта работы, амбициозные, решительные, стрессоустойчивые, легко обучаемые.

На следующий день – последний, отведённый мне подругой срок истёк, пробегав полдня и собирая отказы, я вспомнила про это объявление.

На входе в офис пришлось звонить в дверной звонок. На пороге меня встретила высокая приятная блондинка, проводила по коридору в небольшое помещение, усадила заполнять анкету.

Собеседование проводили трое: уже знакомая блондинка и с ней двое мужчин – один солидный такой, с животиком, второй спортивный, накачанный.

Спрашивали долго и много: кто я, откуда, чем занималась, почему ищу работу, – и тому подобное. Внимательно изучили анкету, диплом и мой паспорт. Затем Оксана, блондинка, начала рассказывать, что у них торговая фирма, занимаются они товарами народного потребления и им требуются помощники торговых представителей на выездную торговлю. И самое важное для меня было то, что оплата в конце рабочего дня: сколько наторговал, столько и получил; самый минимум, что можно было заработать, это двести рублей. Услышав сумму, я аж дышать перестала. У меня в кармане оставалось тридцать рублей на обратную дорогу к подруге в общежитие и завтра в один конец – и всё. Я даже домой к родителям вернуться не могла: денег не было. В итоге мы с ними договорились, что завтра я приду на пробный рабочий день.

 

После них у меня было ещё шесть адресов, которые я безрезультатно обошла и поздно вечером вернулась к подруге в общежитие. К тому времени вернулась её соседка, и ночь я провела на полу на тонком одеяле, подложив под голову своё пальто и укрывшись курткой подруги. Несмотря на усталость, спать я не могла. Было холодно, жёстко и обидно до слёз.

Без опыта, прописки и знакомств я была ненужным элементом в этом огромном городе. Единственное место, куда я могла пойти, это была странная компания по торговле «народными» товарами.

Проведя почти бессонную ночь, утром я выслушала от подруги и её соседки, что им неудобно со мной на полу, так как соседка, ночью, вставая в туалет, на меня наступила да ещё и обругала ни за что. Меня попросили сегодня съехать.

Идти мне было некуда, деньги закончились ещё вчера, и на автобус я заняла у своей подруги.

Невыспавшаяся, голодная, даже не попив кофе, чтоб не раздражать ещё больше недовольную соседку подруги по комнате, я быстренько собралась и буквально выбежала из общежития. Пойти я могла только в одно место.

Когда я пришла в уже знакомый офис, меня встретила куча народу, машины на стоянке, беготня и суета. Оксана, едва поздоровавшись со мной, попросила подождать на улице, где стояли ещё четверо: мужчина средних лет, двое парней лет двадцати на вид, и девушка лет тридцати. Как оказалось, они, как и я, вчера прошли собеседование и решили прийти на испытательный срок. До нас доносились странные выкрики и шум из открытого окна офиса, но мне было уже всё равно. Ужасно хотелось спать и есть. А ещё немели ноги. Три дня безрезультатной беготни по городу, бессонная ночь на холодном жёстком полу не прошли даром для меня и моих ног.

Было восемь утра, и впереди меня ждал трудный долгий день, а ещё ночь непонятно где.

Неожиданно распахнулись двери, и на улицу вышло много народу с коробками и папками. Часть из них тут же расселась по машинам, и они сразу уехали, громко сигналя и перекрикиваясь. Осталось пять машин. Меня по фамилии окликнул немолодой мужчина, представился Сергеем, сказал, что он мой инструктор, покажет работу и ответит на все мои вопросы.

Я кивнула и с огромным удовольствием села в машину на заднее сиденье. Мои ноги уже начинали дрожать подо мной, и если б я не села, то ещё немного – и упала бы.

– Куда мы едем? – спросила я.

– Сейчас в кафе, попьём кофе, немного проснёмся, и потом я вам всё покажу, – с улыбкой ответил Сергей.

Он помахал остальным, водитель громко посигналил, и наша колонна выехала со стоянки.

Кварталов через пять мы свернули на стоянку возле небольшого кафе, где уже стояло много машин. Я вошла в помещение и узнала тех, кто был со мной на улице: они сидели за столом из сдвинутых маленьких кафешных столиков.

– Чай, кофе? – спросил у меня Сергей.

– Нет, спасибо, – покачала я головой, отказываясь.

– Почему? – удивился Сергей.

– У меня нет денег, – это сорвалось у меня с языка раньше, чем я смогла сообразить, что произнесла вслух.

Сергей с улыбкой поставил передо мной чашку горячего кофе и булочку на блюдце.

– Угощайся, – улыбнулся он мне и сел рядом.

      Сидя за столом в окружении совершенно незнакомых мне людей, я грела руки о кружку с горячим напитком, медленно жевала булочку и понимала, что сегодня это единственное, что я смогу поесть и попить. Я так спешила поскорее уйти из общежития, что даже бутылку воды не взяла.

Вокруг меня веселились и шутили незнакомые мне люди. Они создавали нереальную фоновую обстановку счастья и удовлетворения жизнью в противовес моим проблемам, бессонной ночи и усталости, которая всё сильнее напоминала, что у меня хоть и молодой организм, но не железный.

Сергей выглядел очень представительным и важным с кожаной толстой папкой, которую он положил рядом с собой на стол. Он весело шутил с коллегами на разные темы, но они не обсуждали предстоящую работу.

Кафе постепенно пустело. Допив кофе, все прощались до вечера и разъезжались. Сергей вежливо открыл передо мной дверь машины, я села на заднее сиденье. После горячего кофе с булочкой, приятной, почти домашней обстановки за столом среди весёлых, уверенных в себе людей я немного успокоилась, и настроение моё даже немного улучшилось.

В машине Сергей рассказал, что они занимаются выездной торговлей и продают они массажеры.

– Что?! – не поверила я услышанному. – Массажеры? – переспросила я, чувствуя, как теряю землю под ногами.

– Да, – улыбнулся он, – массажеры на батарейках.

– На батарейках…

Я потеряла связь с реальностью. Все это было похоже на какой-то кошмарный неправильный сон.

– Да, – кивнул он мне с улыбкой. – Массажеры на обычных пальчиковых батарейках. Ходим по домам и квартирам и предлагаем массажеры пенсионерам и тем, кто в это время находится дома, – домохозяйкам, например. Сколько продадим, столько и заработаем. Расчёт получаем в конце дня. Минимально можно заработать двести рублей, – повторил он вчерашние слова Оксаны.

Услышав сумму, мой мозг как будто включился и вернул меня в реальность.

– И что, реально можно заработать сегодня двести рублей, продав массажер? – с сомнением спросила я.

– Да, – кивнул Сергей с улыбкой.

Я задумалась. А что тут думать? Какой у меня выход? Да никакого! Денег нет, ночевать сегодня я, видимо, буду на вокзале, хорошо хоть кофе с булочкой угостили. А на улице конец февраля, и погодка стояла далеко не летняя. Пальто у меня хоть и тёплое, но ночь на вокзале я в нём не переживу.

Глядя на уверенного, хорошо одетого, представительного Сергея, я не верила, что всё это по-настоящему.

– Ну что? – поторопил он меня и посмотрел на часы. – Уже десять утра, самое время приступать к работе. Ты с нами?

Я сидела в тёплой машине и смотрела в окно. Снаружи сыпал снег и дул холодный неприятный ветер.

– Покажи мне: как ты это делаешь? – сказала я.

– Хорошо, – ухмыльнулся Сергей, кивнув безмолвному водителю.

Машина плавно выехала со стоянки на центральную дорогу. Сергей тихонько переговаривался с водителем, обсуждая незнакомые мне адреса и улицы. Я снова как будто выпала из реальности, видела всё происходящее как бы со стороны. Машина сбросила скорость и въехала в проулок в частном секторе. Сергей осматривал дома и заборы, выбирая нужный.

– Вот тут, – указал он на одноэтажный дом с кирпичным забором и железной калиткой.

Машина остановилась у ограждения так, чтоб не мешать проезду. Сергей повернулся ко мне.

– Сейчас я тебе покажу, как мы работаем. Ты моя помощница; твоя задача – молча стоять, смотреть, слушать и запоминать. Когда я обращусь к тебе и попрошу принести демонстрационный экземпляр, ты быстренько бежишь к машине, водитель тебе всё даст. Ты также очень быстро бежишь назад ко мне и молча делаешь всё, что я тебе скажу. Все вопросы и обсуждения после того, как мы вернёмся назад в машину. Справишься?

– Постараюсь, – кивнула я.

– От тебя главное – молчание и выполнение только моих указаний.

– Хорошо, – кивнула я.

– Тогда пошли, – улыбнулся он.

Мы вышли из машины. Сергей с папкой под мышкой уверенно постучал в калитку. Залаяла собака, калитку открыла пожилая женщина лет шестидесяти на вид.

– Здравствуйте, – с улыбкой сказал Сергей. – Меня зовут Сергей Геннадьевич, я представляю краевой центр защиты здоровья семьи и детства, – и сунул практически в лицо открывшей женщины красную корочку.

– Здравствуйте, – оторопела женщина.

– Извините за беспокойство, – улыбнулся Сергей. – Можно Вам задать пару вопросов?

– Конечно. – Всё ещё растерянная, женщина смотрела то на меня, то на Сергея.

– Два месяца назад наш центр распределял в вашем районе адресную помощь семьям с детьми, инвалидам и пенсионерам в вашем районе, которые имеют проблемы с опорно- двигательным аппаратом, суставными болями, сердечно-сосудистыми заболеваниями. – Сергей открыл свою папку и сверился с адресами по списку, что у него был там. – Скажите, как вы себя чувствуете после получения нашей помощи? – улыбнулся он, закрывая папку.

– Какой помощи? – удивилась женщина. – Я пенсионерка, ветеран труда, и муж у меня инвалид, мы ничего не получали.

– Как не получали? – округлил глаза Сергей, снова открыв папку. – Это же ваш адрес? – назвал он улицу и номер дома.

– Ну да, – кивнула женщина.

– Не может быть. – Сергей был так искренне удивлён, что я в полной растерянности стояла и не знала, как себя вести.

– Никто к нам не приходил, в собесе только с трудом ветеранские выбили – и всё, больше никакой помощи нам не было. Участников постоянно одаривают, а мы ветераны труда, всю жизнь честно работали и вот теперь на старости доживаем на копеечную пенсию, всеми забытые, – начала жаловаться женщина.

– Ну как же забыты! – поспешил возразить Сергей. – Наш центр как раз и был создан, чтоб помогать таким, как вы, и перед новым годом распределялась наша адресная помощь.

– Да не было ничего, – стала заверять его женщина.

– Точно не было? – с сомнением посмотрел на неё Сергей. – А то на прошлой неделе мы проверяли центральный район, так там люди получили. И пытались нас обмануть, чтоб получить ещё и потом продать уникальный прибор, полученный от нашего центра по льготной стоимости для лечения в домашних условий таких заболеваний как боль в спине, коленях, плечевом поясе и многих других заболеваний опорно-двигательного аппарата.

– Мы ничего не получали! – уже в сердцах воскликнула женщина. – Зачем я буду вас обманывать? У меня муж почти не ходячий, с ногами мучается. Если б мы такое получили, зачем нам продавать? Нам самим лечиться надо. Я и сама бы лечилась.

– Муж ваш дома? – перебил её Сергей.

– Конечно, – кивнула женщина. – Я же говорю: ноги у него больные.

– А разрешите взглянуть?

– Проходите, конечно, – распахнула она калитку, пропуская нас.

Мы прошли в небольшой дом. Нас проводили в чистенькую устланную коврами комнату, где на кровати сидел тучный мужчина.

– Здравствуйте, – улыбаясь, поздоровался Сергей, представился сидящему мужчине, протянув корочку. И повторил ему всё, что до этого говорил женщине.

– Не было никого, – заверил его мужчина. – Да если б у меня такой прибор был, я бы им сам лечился: ноги у меня плохо ходят, спина болит. Всю жизнь я на заводе слесарем отпахал, и медали имел, и грамоты, и вот теперь, в старости, не нужны мы государству.

– Ну что вы, – Сергей присел рядом с мужчиной. – Конечно же, нужны, наш центр для этого и был создан. Вот тут больно? – Он погладил его по ноге, нажимая пальцами.

– Да.

– А тут? – нажимал он на колени и ноги, ощупывая ноги старика как опытный врач.

– Да, и тут больно.

– У вас артрит, варикоз, а потому плохое кровообращение, это и вызывает проблемы с вашими ногами.

– Да, да, – кивали пожилые женщина и мужчина.

– Мариночка, – обратился вдруг ко мне Сергей. – Принесите-ка мне наш уникальный прибор из машины, да тот, что мы везём участнику войны на Сташкова, семь, Кулибину Николаю Ивановичу.

Я не сразу сообразила, о чем он.

– Мариночка, – строго произнёс он голосом профессора. – Я знаю, что это нарушение правил, но тут, видите, человек с ногами мучается. Если мы можем ему помочь, то я готов пойти на это нарушение и сам отчитаюсь перед Игорем Фёдоровичем.

Тут до меня наконец-то дошло, и я быстро пошла к машине. Водитель молча достал мне из багажника большую закрытую картонную коробку и отдал мне со словами:

– Бегом неси! – и я побежала назад.

– А вот и Мариночка, – обрадовался Сергей. – Вы как раз вовремя.

Мужчина уже сидел на кровати, оголив ногу выше колена.

– Это уникальная разработка наших учёных, – раскрыл коробку Сергей, достал ещё одну, распечатал и вынул небольшой массажер. Он ловко вставил в него две пальчиковые батарейки, защёлкнул крышку, включил прибор. Было слышно, как прибор зажужжал. – Этот прибор имеет три режима: самый первый для бережного воздействия, второй для среднего воздействия и третий для глубокого воздействия на больной участок. – Сергей приложил массажер к коленке. – Чувствуете?

– Да, – кивнул мужчина. – Что-то чувствую.

– Это массажный, бережный эффект, он постепенно будет дробить годами накопленные вами проблемные соли в суставах в мелкую пыль, которая растворится у вас в крови и постепенно выведется из организма. Понятно, что за одну процедуру я вас не вылечу. – Сергей переставлял массажер, массируя мужчине коленку. – Но эффект можно почувствовать уже после первой процедуры. Как только я закончу, вам сразу станет легче. Ну-ка выпрямите ногу, – настойчиво потребовал Сергей, выключая прибор. – Ну как?

– Вроде легче, – с сомнением произнёс пожилой мужчина.

– А вы вторую вытяните.

– Ой, эту больно, – скривился мужчина.

 

– Вот видите, всего одна минутная процедура и вам уже легче, а если бы вы ещё в прошлом году получили этот прибор и прошли бы курс, уже бы бегали. – Сергей разобрал прибор, ловко упаковал его назад и протянул коробку мне. – Мариночка, унесите прибор, пожалуйста, нам его нужно ветерану войны доставить.

– Конечно, ветеранам всё! – в сердцах воскликнул мужчина. – А нас, ветеранов и тружеников тыла, как всегда, обделяют.

– А купить этот прибор можно? – робко спросила женщина.

– Нет, – покачал головой Сергей, вздыхая. – Это уникальная разработка наших учёных, в свободную продажу не поступает. Только адресно распределялась по льготной стоимости для тех, кто нуждался. Его цена шесть тысяч рублей, а получали её люди в прошлом году в вашем районе по три тысячи за пару. А мы сейчас с проверкой приехали собирать отзывы о приборе, чтоб передать учёным-разработчикам. У меня целая папка благодарностей.

Сергей полистал бумаги.

– Да не было у нас никого, мы бы такой прибор обязательно купили бы.

– Да не продаётся он, – грустно произнёс Сергей. – По льготе за три тысячи рублей получить только можно было. Сейчас эту коробку я как раз и везу ветерану войны по льготе.

– Так и мы ветераны, – произнёс старик.

– Как ваша коленка? – Сергей рукой помассировал старику коленку.

– Отлично, не болит, а вот эта болит, – указал он на ту, что не массировали.

– Вас бы этот прибор ещё в прошлом году поставил бы на ноги, – задумчиво произнёс Сергей.

– Ага, – вздохнул старик.

– Неужели наши сотрудники куда-то на сторону продали это уникальное оборудование, вместо того чтоб вам отдать? – Сергей достал из кармана сотовый телефон, о котором я могла только мечтать. Набрал номер. – Игорь Федорович, да, это я, – произнёс он в трубку. – Да я тут с проверкой с райя, откуда жалобы поступать стали. Да жалобы обоснованные, вот я сейчас с ветеранами труда общаюсь. Да, они тоже ничего не получали. Да, у них тоже куча проблем со здоровьем, тут Иван Григорьевич, ветеран труда, всю жизнь на заводе отпахал, с ногами мучается, я ему процедуру сделал. Чем-чем – нашим уникальным прибором, что везу для ветерана войны. Игорь Федорович, я не смог пройти мимо: людям распределяли, а они ничего не получали. Где справедливость? Ветеранам войны, значит, всё, а труженики, между прочим, вкалывали не меньше ветеранов, голодали. Они заслуживают не меньше, чем участники. Да, они точно не получали, я всё проверил. Да за такую льготную цену они бы с радостью получили.

– Да, – дружно закивала пожилая пара. – Мне и правда помогло, нога действительно не болит, – добавил старик.

– Вот слышите, им с первой процедуры помогло. Игорь Фёдорович, прошу вас, давайте этот комплект выделим этим ветеранам, а участнику я в другой раз отвезу. Им и так постоянно всё выделяют, а тут люди действительно нуждаются.

– Да, мы нуждаемся, – почти хором произнесли пенсионеры.

– Вы обещаете лечиться и делать процедуры так, как вам будет назначено?

– Конечно, – закивали они.

Сергей долго выслушивал что-то в трубке, потом заулыбался и кивнул.

– Хорошо, я все понял, конечно, я им всё расскажу, объясню. Вам разрешили получить, – шепнул он женщине. – Скорее несите три тысячи рублей, оформлять буду, пока директор не передумал.

Хозяйка скрылась в другой комнате. Вернулась с деньгами. Сергей быстро под копирку заполнил небольшой договор. В оригинал завернул купюры, убрав их в папку, копию отдал женщине и отдельно на листочке расписал, как делать процедуры. Оставил им номер телефона, почти по-родному, чуть ли не обнимаясь, распрощался с пенсионерами, и мы ушли, пожелав им крепкого здоровья и пообещав через месяц приехать с проверкой.

      Мы сели в машину и быстро уехали.

Заехав на какую-то стоянку, мы припарковались, и Сергей, сидевший на переднем сиденье, повернулся ко мне.

– Вот так вот, я, сегодня я за… – он посмотрел на часы, – за сорок минут заработал четыреста рублей (как позже выяснилось, он соврал и получил в тот день семьсот рублей, так как был старший машины, но об этом позже). И сегодня я могу уже расслабиться и не работать, а могу отдохнуть, перекусить и заработать ещё больше, продав всё, что лежит у нас в багажнике. В день можно заработать две тысячи рублей.

Очень трудно описать все то, что я тогда чувствовала. Это были шок, непонимание, удивление, усталость и ещё куча разных эмоций и чувств одновременно. А ещё впереди меня ждали холодная улица, долгий день и ночь на вокзале.

– Ну, что думаете? – своим вопросом Сергей вернул меня в реальность.

– Трудно сказать, – честно призналась я.

– Я вас понимаю, – улыбнулся Сергей. – Я в первый раз тоже был немного в шоке, но вот это, – он пошелестел купюрами, улыбаясь, – очень быстро развеяло все мои сомнения. Сегодня я, пожалуй, отдохну, – потянулся он, разминаясь, – в офис нам нужно вернуться к двадцати ноль-ноль, так что до вечера мы теперь все свободны.

Он пожал руку водителю, мы вышли из машины.

– К семи сюда подъезжай, – сказал он водителю и закрыл дверь.

Я засунула руки в рукава, ёжась от пронзительного холодного ветра.

– У меня нет медицинского образования, – плохо соображая, произнесла я. – Вам хорошо, вы медик.

– Открою вам меленький секрет, – рассмеялся Сергей. – К медицине я никакого отношения не имею.

– Что?! – опешила я. – Но вы так уверенно и со знанием дела говорили…

– Конечно, – кивнул он, улыбаясь. – Этому я научился на этой работе, и как видите, это не сложно. Я работаю в этой компании всего полгода.

– А я смогу? – вопрос вылетел из меня раньше, чем я смогла собраться с мыслями.

– Если вы этого захотите, то я всему вас научу.

Я стояла, тянула время, соображая, что мне теперь делать и как быть.

– Я смотрю, вы не спешите? Пойдёмте в кафе, – предложил Сергей. – Вы сегодня отлично мне помогли, я угощу вас чаем или кофе.

Мы немного прогулялись, пока не подошли к небольшому кафе. Сергей заказал нам чаю и булочек. Как-то легко было с ним общаться: его спокойный тон, приветливая улыбка… Он был таким спокойным и уверенным в себе человеком, что я невольно даже завидовать начала его такой правильной и безмятежной жизни на фоне моих проблем и туманного непонятного будущего.

Как-то незаметно я вдруг поймала себя на том, что сижу и буквально жалуюсь ему на жизнь. Он не спеша пил чай, внимательно меня слушал, изредка задавал наводящие вопросы, и я даже сама не поняла, как рассказала ему о том, как приехала в большой город без денег и ночевать я сегодня буду на вокзале.

– Знаете, я, полгода назад я был примерно, как вы. Без денег, без друзей, ночевал на улице, благо тогда тепло было. За полгода я уже старший машины и скоро куплю себе квартиру. Если вам действительно нужна работа, где можно заработать много и сразу, то вы пришли по адресу.

– Я не уверена, что смогу, – вздохнула я. – У меня нет медицинского образования, нет вашей уверенности.

– Скажите, – Сергей посмотрел мне прямо в глаза. – Вы хотите сегодня ночевать на вокзале?

– Нет, – покачала я головой, опуская глаза.

– Тогда сегодня переночуете у меня, а завтра приступим к работе, я ваш наставник и прямой начальник, – улыбнулся он. – И теперь я как бы за вас отвечаю.

Выбор у меня был между вокзалом и Сергеем, чтоб вернуться к знакомой в общежитие и снова выслушивать ругань её соседки, лёжа на холодном полу, у меня даже мыслей не возникало.

Мы договорились, что я подумаю, и если решусь, то мы встретимся с ним в девятнадцать ноль-ноль возле этого кафе.

Шаг вперёд или путь в никуда

Попрощавшись с Сергеем, я осталась стоять посреди улицы одна. Он скрылся за поворотом, оставив меня в совершенно непонятном для меня состоянии. Холодный февральский ветер вернул меня в реальность, напомнив, что впереди у меня ещё целый день и неизвестно, чем это всё для меня теперь закончится. Я запомнила довольно приметное место, где мы расстались с Сергеем, и пошла вперёд.

Пока я шла по оживлённому тротуару среди спешащих мимо меня людей, я изучала вывески и надписи, останавливалась возле досок с объявлениями. Пройдя ещё пять безуспешных собеседований и собрав целую пачку сорванных и совершенно бесполезных в моем случае телефонных номеров, я села передохнуть на автобусной остановке. Мимо меня спешили люди, которые не обращали на меня никакого внимания. Мне было так одиноко, что захотелось выть от бессилия и злобы. Холод не дал мне долго посидеть, и я перешла на другую сторону и направилась в сторону кафе и того места, где мы расстались с Сергеем.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»