3 книги в месяц за 299 

Былинные богатыри: мифы и правда. Т. 2Текст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Вступление

В предыдущем томе, мы с вами уважаемый читатель разобрались с «мифологическими» биографиями и деяниями двенадцати, самых, казалось бы, самых «знаменитых древнерусских богатырей» которые в современной российской «фольклористике» (науке занимающимися исследованием народного фольклора) считаются «богатырями» первого разряда!!! и чьими именами, и «подвигами», совершенными ими во славу «Святой Руси» в России ее граждане начинают гордится с самых юных лет.

Ибо такую «высокую честь», они якобы «заслужили» в памяти русского народа потому, что служили великому киевскому князю Владимиру Первому «Святому» (он же еще и Владимир «Красное Солнышко») и при этом активно защищали границы его владений от всяких там «половцев и печенегов»!

В связи с чем, в современной России, ряд псевдопатриотически «настроенных» ученных мужей пытающихся по-прежнему доказывать «современным россиянам»-«законную преемственность» переноса статуса общерусской столицы и атрибутов великокняжеской верховной власти с Древнего Киева, в ранее никому неизвестную Москву (изначально бывшую феодальным наделом боярина Кучки) а по сути просто большого крестьянского поселения где проживало «финно-угорское» население из числа мери и с незначительным числом «кривичей» от которых пошли современные нам «белорусы»)!

Они же, поддерживают так же заведомо ложный миф о том, что «Киев-мать городов русских»! Хотя если следовать российской истории начиная от Рюрика, то первыми «русскими городами были «Старая Ладога», а затем Новгород или «Господин Великий Новгород».

В итоге эта группа псевдопатриотически настроенных российских историков и даже в большей мере публицистов, пишущих на исторические темы, пошли в процессе сбора «искусственных доказательств» в подтверждения своих ошибочных теорий и умозаключений пошли несовместимым с научным подходом путем!

Они начали «оживление» или по православному «воскрешения» целого ряда мифологических персонажей из числа героев русских народных сказок и мифов придавай воскрешенным персонажам мнимую историчность реального существования! И это хорошо видно хотя бы на примере так называемых «старорусских богатырях» которые нашлись в «народных былинах» впервые зафиксированных в письменной форме сказителем и составителем былин Киршой Даниловым.

В действительности его звали: Кирило Данилов Никитиных) (1703–1776; Урал, Невьянский завод П. А. Демидова) – молотовой мастер Невьянского завода Демидовых, который в свободное время развлекался музыкой, сбором и обработкой русских былин, исторических, лирических песен и духовных стихов (71 текст с нотами)!

И все было бы в этих занятиях Кирши хорошо и приемлемо если бы он все это не делал путем прямой фальсификации «собранных им первичных данных»!

Ну, а далее эти сфальсифицированные образы «былинных богатырей» как «защитников СВЯТОЙ РУСИ» попали в руки уже «ученных» российских литераторов и таким путем были введены в «российскую литературу», и из которой со временем в виду востребованности «былинных героев «в российской имперской пропаганде» прибрались и в «древнерусскую историю», натянув на себя машкару вполне реальных исторических лиц!

И именно с этой поры «воскрешённые из небытия» – «древнерусские богатыри» и стали активно эксплуатироваться российской политической пропагандой! Кстати во все времена и при всех, казалось бы, взаимоисключающих друг друга политических режимов.!

Особенно, это наглядно видно на примере знаменитой «богатырской троицы»-«Добрыни, Ильи и Алеши»…

Но, если вы уважаемый читатель прочли первый том этой работы, то сами убедились, как были «далеки от народа» эти самые «богатыри»!

И, что если с них снять грим и «фальшивую позолоту», то они престают нам как закоренелые в своем беспределе серийными убийцами (жертвами которых стают том числе и их жены, и родные дети), развратниками каких еще нужно поискать и в наше время, мошенниками, которые и обычно заканчивают свою жизнь в качестве горьких пьяниц или погибают в результате своих же опасных поступков как говорится вследствие нарушения безопасности правил охраны труда…

Но уважаемый читатель, дело в том, что на этими «двенадцати мифологическими персонажами» список древнерусских богатыре не заканчивается!

И в продолжение данной работы, я хочу вам предложить, новое историческое расследование всех этих вопросов, чтобы представить вам новых двенадцать, уже совершенно незаслуженно забытых современными россиянами персонажей из числа как «древнерусских богатырей» так и прочих «лихих молодцов»: Михайла Козеринина, Михайла Даниловича, Ивана «Гостиного сына», Василия Игнатьевича, Василия Буслаева, Ивана Даниловича, Суровеца, Колывана Ивановича, Сухмана Одихмантьевича, Жидовина, Яна Усмошвеца, Самсона (Саура Ванидовича) которые в поисках приключений, и «легкой добычи» активно промышляли во времена Киевской Руси по большим дорогам.

И таким образом сумели где, действуя своими мечами, а где и «просто кулаками», занять в «народной памяти» свою историческую нишу…

И как сам видит читатель, кандидаты» для зачисления в число «древнерусских богатырей» у нас подобрались разно племенные и от части совершенно на первый взгляд не похожие на тех «богатырей» кто были описаны в первой дюжине и поэтому я вначале разделяю их на две подгруппы: славянского происхождения и азиатского рода:

1. Славяне: Михайло Казарянин, Михайло Данилович, Иван Гостиный сын, Василий Игнатьевич, Василий Буслаев, Иван Данилович, Суровец и Колыван Иванович

2. Инородцы: Сухман Одихмантьевич, Жидовин, Ян Усмошвец, Самсон (Саур Ванидович)

Глава 1

1. Михайло Казарянин

Ну, а первым на нашу историческую сцену выступает из глубины веков кандидат на звание «древнерусского богатыря» – некто Михайло Казарянин (он же известен был и под именами: Козарин, Казарин, Казаринов) – один из «заезжих богатырей» киевского цикла.

Он известен из одной былины, но до нас дошло несколько десятков вариантов этой былины. Вот ссылка на одну из версий: https://proridne.org/Українські%20билини/Михайло%20Казарянин. html

Однако художественно полноценные варианты немногочисленны, поэтому сюжет можно отнести к малоизвестным. И поэтому я и приведу один их вариантов такой былины: http://indbooks.in/mirror7.ru/?p=45047

МИХАЙЛО КАЗАРЯНИН

«Не ясный сокол вылетывал, не белый кречет выпархивал – выезжал в чисто поле из Галича добрый молодец, Михайло Казарянин.

Конь под ним – словно лютый зверь: проходу, проезду не дожидает, реку в пятнадцать верст шириною за один раз перескакивает; доспехи на молодце такие, что и цены им нет: латы и панцирь из чистого серебра, кольчуга золотая, шлем ценою в три тысячи, копье в руках как свеча горит; концы на луке из красного золота, а полосы по ним булатные и тетива шелковая; в колчане у Михайлы сто пятьдесят стрел, каждой цена – пять рублей.

Снаряжается Михайло в Киев, в гости к князю Владимиру. Приезжает в Киев после вечерни, приходит в гридню княжескую прямо на почестный пир.

Не случилось тут у Владимира стольника-чашника, сам князь налил для богатыря чашу зелена вина в полтора ведра да турий рог сладкого меда в полтрети ведра.

Подносит князь вино и мед богатырю и говорит:

– Молодой Михайло Казарянин!

Сослужи-ка мне службу: съезди к морю синему, настреляй гусей, белых лебедей, налови малых серых утушек, чтобы было мне что на стол подать.

А я тебя за это пожалую своей великой милостью.

Помолясь Богу, поехал добрый молодец за добычей; послал ему Господь счастья: видимо-невидимо птиц настрелял Михайло для княжеского стола.

Уже повернул он назад своего лихого коня, как вдруг видит – стоит в поле громадный дуплистый дуб; на дубу сидит черный ворон диковинный: ноги и нос у него словно жар горят; сидит, перышки расправляет.

Вынул Михайло тутой лук, достает уже каленую стрелу из колчана, хочет застрелить черного ворона, а ворон говорит ему человеческим голосом:

– Не стреляй в меня, добрый молодец, нет для тебя во мне никакой корысти: кровь мою пить не будешь, мясо мое есть не станешь, а я сослужу тебе службу; слушай же меня хорошенечко: поезжай на высокую гору, посмотри с нее в чистое поле и увидишь в поле три белые шатра; скамьи в них из дорогого рыбьего зуба, а на тех скамьях сидят три татарина, прислуживает им молодая пленница, душа девица Марфа Петровна; поезжай и освободи ее из тяжкого плена.

Послушался Михайло ворона, поехал на высокую гору, увидал татарские шатры и повернул к ним коня своего.

Подъехал к шатрам Казарянин, увидал в шатрах и красную девицу, о которой сказал ему ворон: прислуживает девица поганым татарам, горючими слезами обливается.

Говорят, ей татары:

– Не плачь, красная девица!

Не тумань своих очей ясных – мы тебе зла не сделаем, увезем тебя в Орду, отдадим замуж за нашего татарина, за доброго молодца.

Разгорелось сердце в Михаиле, как сокол налетел он на шатер, как вихрь повалил злых татар: одного копьем заколол, другого конем затоптал, третьего о сырую землю одним ударом убил и освободил красную девицу.

Говорит она ему:

– Что же не спрашиваешь меня, добрый молодец, об имени, о роде-племени? Я ведь родом из Волыни, из города Галича, дочь купца Марфа Петровна!

Обрадовался Михайло, услышав это.

– Душа, красная девица, – воскликнул он, – ведь ты мне сестра родная! Расскажи, как ты попала в руки злых татар поганых?

– Гуляла я под вечер в своем саду вместе с родимой матушкой; откуда ни возьмись прискакали три татарина-наездника, захватили меня, посадили на коня и увезли с собою.

Забрал Михайло все серебро и золото в татарских шатрах, посадил девицу на татарского коня, двух других коней с собой повел и поехал к Владимиру.

Низко кланяется Михайло князю Солнышку.

– Исполнил я твою службу княжескую, настрелял гусей, лебедей, малых утушек да еще убил в поле трех татар, сестру родную выручил из плена, привез добычу – серебра, золота татарского.

 

Принял князь подарки, щедро угостил на пиру доброго молодца, промолвил ему ласковое слово:

– Честь тебе и хвала, добрый молодец, что служишь мне, твоему князю, верой и правдою!»

Вот такая красивая сказка!

Правда тут сразу становится неясным, а откуда мол «татары» взялись на Киевской Руси во времена правления там Владимира «Красно Солнышко»??

И еще один факт. В лучший и старейший по времени записи вариант этой были есть у Кирши Данилова, но вот в таких классических сборниках русских народных былин, составленных уже ученными фольклористами: Рыбниковым и Гильфердингом былины о Михайле Козарине нет?!

Отсюда уже украинские современные фольклористы выдвинули и свою версию о происхождении М. Казарянина.

Они пишут: «Ім’я «Казарянин» могло виникнути від давньої пам’яті про хозар або від слова «козак» – вільна людина, воїн, що відповідає Михайлові як богатирю-воїну.»

Далее эти авторы утверждают, что Михаил Казарянин никогда не был «русским богатырем», ибо происходил из «Галицко-Волынского княжества», которое образовалось уже после распада «Великого Киевского княжества» времен правления там князя Владимира Первого и собственно само по себе явилось зародышем той части современной нам Украины, что сейчас принято называть «Западной Украиной» или в современном антиукраинском российском толковании «Бандерштаддтом»…

Существует и отдельное мнение (версия) мнение, что былина о Михаиле Казарянине составлена почти механически из двух былинных ходячих мотивов: первая часть – прибытие Михайло в Киев – повторение былины о Дюке Степановиче, вторая часть – узнание сестры – любимый народный мотив, часто встречающийся в песнях южных и западных славян.

Ну и теперь зная всю эту историю мы вправе как бы сделать и вывод о том можно ли М. Казарянина отнести к числу «древнерусских богатырей», раз он попал в тексты «былин», составленных отцом основателем «былинного жанра» Киршой Даниловым?

И ответ будет отрицательным!

Ибо М. Казарянин никак не может быть «древнерусским богатырем».

Ведь если отпираться только на фактологию текста былины, то возможно, что некий реальный прототип Михайла Казарянина мог жить и действовать на территории Западной Украины, но все это происходило очевидно только уже после завоевания Киевской Руси войсками татаро-монгол и образования самой «Золотой Орды» куда все восточные древнерусские княжества вошли как отдельный УСЛУС» в качестве данников и вассалов ханов Золотой Орды.

Ну а «смотрящим» за остальными князьями были назначены монголами московские великие князья…

Ну и раз так, то давайте мы пойдем дальше в нашем повествовании и приступим к к изучению биографии следующего кандидата на звание «русского богатыря».

2. Михайло Данилович

А тут речь у нас пойдем о неком персонаже вошедшим в российскую историю под именем «Михайло Данилович»!

Он же богатырь, герой «киевского былинного цикла» т.е. якобы «имел службу» у киевского князя Владимира Первого «Святого»!

К тому же он еще и из богатырской семьи!

Ведь он есть сын богатыря, позднее монаха Данилы Игнатьевич.

Ну и раз это так то у нас уже имеется и первая «богатырская династия», и чтобы нам лучше разобраться в теме, то давайте и припомним, что известно о «богатыре Данила Игнатьевиче»!

Ибо как мудро говорит русская пословица «Яблоко от яблони недалеко падает…»

«Данило Игнатьевич (Данило Денисьевич) – богатырь, отец богатыря Михаила Даниловича. По мнению Б. А. Рыбакова, былинный Данила и паломник Даниил, автор «Хождения» в Иерусалим – одно и то же лицо: дипломат, писатель, калика перехожий, а до ухода в монастырь – богатырь, совершивший целый ряд подвигов, сохранившихся в эпической памяти народа.

Былинный сюжет

Данило был княжеским богатырём. На пиру у князя Владимира Старый богатырь Данило сидит не весел. На вопрос князя о причине грусти он говорит, что желал бы идти в монастырь душу спасать:

Ведь жил я у тя во Киеве да шестьдесят годов,

Как сносил я у тебя во Киеве да шестьдесят боёв…

А под старость мне-ка хочется кабы душа спасти…

Да наложить на собя скиму спасеную,

А постригтися мне к Федосью-Антонию в Пещер-монастырь.

– Григорьев А. Д. Архангельские былины…, с. 202

Князь спрашивает, на кого он оставляет Киев.

Данило Игнатьевич отвечает, что за Киев будет стоять его малолетний сын Михайло Данилович.

Далее идёт рассказ о подвигах сына.

Выезжая против осадивших Киев татар, сын берёт благословение в монастыре у отца, который научает его, как достать богатырского коня, сбрую и прочее.

Не дождавшись возвращения сына, Данило, беспокоясь о его судьбе, вооружается, выезжает из монастыря на поиски и встречает богатыря, которого принимает за убийцу своего сына и хочет убить.

Оказывается, что богатырь – не узнанный им сын. Дело разъясняется, и Данила возвращается в монастырь.

Сюжет же былины о Михаиле Даниловиче тоже как бы повторяет вышеприведенную нами информацию о его отце. Судите сами:

«Когда состарившийся киевский богатырь Данило Игнатьевич уходит на покой в монастырь, он оставляет князю Владимиру своего 12-летнего сына Михайлу.

Вскоре к Киеву подходят татары с царищем Уланищем.

Михайло Данилович, приняв благословение от отца, выходит против них, разбивает татар и убивает их царя; возвращаясь с боя, встречает отца, который чуть не убивает его, но вовремя узнаёт. Финал в разных редакциях былины может сильно различаться.

Обычно князь Владимир встречает Михаила Даниловича «почестным пиром», но есть и варианты былины, где наш герой попадает в заточение по «ложному навету».

К этой же схеме сводится и содержание малорусских легенд о Михайлике, в которых клеветниками и оговорщиками Михайлика являются киевляне.»

Ну и вот на этих сведениях и заканчивается для нас вся доступная информацию о М. Даниловиче, и мы можем вынести свой вердикт о том достоин ли Михайло Данилович считаться «древнерусским богатырем»?

И наш ответ вновь будет опять отрицательным.

Ибо Михайло Данилович ни под каким «соусом» нельзя причислить к числу богатырей, живших во времена киевского князя Владимира Первого «Святого».

А вот прототипа некого дружинника воина киевского великого князя Михаила очевидно остался в памяти киевлян когда на территорию Киевской Руси впервые напали татаро-монголы в период времени с 1233 по 1239 года…

Далее у нас идет третий по счету кандидат в «богатыри»! Он уже в сравнении с двумя предыдущими «богатырями» как бы выглядит более крутым и говоря современным языком даже более медийно раскрученным в «исторических былинах»…

3. Иван «Гостиный сын»

Итак, нам предстоит выяснить кто такой «Иван «Гостиный сын» и почему он попал в древнерусскую историю…

И тут мы начнем с выяснения его прозвища! «Гостиный сын»?

Почему такое прозвище?

А потому уважаемый читатель, что Иван наш очевидно был просто «сыном купца»!

В российской фольклористике к имени Ивана «Гостиного» сына прикреплены в дошедших до нас тестах былинах два сюжета, из которых первый представлен только одной былиной (Гильфердинг 172 = Рыбников IV, 13), второй – семью былинами (Кирша Данилов № 7, Киреевский III стр. 1–4, Рыбников III № 34, Гильфердинг № 133, 135; Тихонравов и В. Миллер II № 55).

Былина, содержащая первый сюжет, рассказывает, что Иван был «неразумным сыном» честной вдовы Офимьи Александровны, он не слушал наставлений матери и проводил время в кабаке с «голями кабацкими»!

То есть говоря современным языком, был и сам Иван «Гостиный сын» был «хроническим алкоголиком» отмеченным или лучше сказать «отягощенным» к тому же своим «буйным характером»!

Поэтому ни о каком продолжении кучерских промыслов своего отца речь в отношении нашего Ивана уже не шла.

И тогда его мать решилась на самые крайние меры чтобы образумить и спасти сына он верной погибели!

И вот что она сделала:

Мать разыскивает сына, допрашивает о нём «голей кабацких», обещая им денег, и они выдают его ей.

Тогда она ведет его на пристань корабельную и предлагает его купить за 500 рублей купцам заморским в качестве «холопа».

Н присутствующий же при этой сделке сам И. Гостиный просит купцов не пожалеть дать за него и 1000 руб., чтобы было чем жить его матушке, затем прощается с нею со слезами, прибавляя, впрочем, что «по писаному она была ему родная матушка, а по житью-бытью змея лютая»…

На этом былина обрывается…

А очень жаль, ибо перед нами очевидно развернулась бы «небывалая семейная драма», достойная пера У. Шекспира или хотя бы Н. Островского…ну и на худой конец, чем не сценарий для ток-шоу А. Малахова – «родная мать продала сына в рабство…»

Что же касается «Былины» то развивающийся в ней второй сюжет, открываются обычным пиром у князя Владимира в Киеве.

Князь вызывает охотников состязаться в скачке на расстоянии между Киевом и Черниговом, которое нужно проскакать между обедней и заутреней!

Задание ну явно фантастическое и заведомо невыполнимое, даже в наше время!

При наличии широкой сети первоклассных автомобильных дорог!

Состязаться нужно с тремя княжескими жеребцами синегривым, половогривым и воронком, добытым Ильей Муромцем от Тугарина Змеевича.

Из присутствующих на пиру вызывается один Иван Гостиный сын, закладывая свою буйную голову.

Затем он идёт в конюшню, падает в ноги своему коню бурушке-косматочке и просит его не выдать.

Конь человеческим голосом говорит, что первый жеребец князя Владимира ему меньшой, второй – средний брат, а с третьим, вороным, он равен по силе, но обгонит и его, если Иван будет его, бурушку, поить медвяной сытой и кормить сорочинским пшеном.

Когда за Иваном пришёл посол от Владимира, Иван надел шубу соболиную и повел на шелковом поводе своего бурка на княжеский двор.

Тут бурко стал передом ходить, рявкать по-туриному, выхватывать копытом по соболю из шубы Ивана и так напугал коней князя, что они разбежались.

Испугались также все бояре и князь, который, отказываясь от состязанья, просит Ивана увести поскорей прочь своего коня.

Таким образом Иван выиграл заклад, и владыка черниговский, один ручавшийся за него, велит захватить в залог корабли с заморскими товарами на Днепре, прибавляя, что «князья и бояре никуда от нас не уйдут».

Былины об Иване Гостином сыне носят яркие следы северного и позднего происхождения и были сложены, по-видимому, в новгородских областях.

Они известны, судя по записям, только в Олонецкой губернии, в Новгородской и в Сибири. Имя эпического князя Владимира и прикрепление места действия второй былины к Киеву могли быть внесены по готовому шаблону.

О позднем происхождении былины свидетельствует жалкая роль князя Владимира, который, по одному варианту, бьет Ивану челом до земли.

В былине Гильфердинга № 307, где Иван назван Годиновичем, роль Владимира в Киеве передана Ивану Васильевичу, который называется не царем, а князем.

К новгородским чертам былины могут быть отнесены:

1) купецкое происхождение героя;

2) присутствие гостей корабельщиков и купецких людей на пиру у князя;

3) конь И. Гостиного, купленный им за морем с уплатой пошлины (Гильферд. № 307.

Известно приобретение новгородцами лучших пород коней с Запада);

4) самостоятельная роль владыки черниговского, напоминающая положение и значение владыки в Новгороде;

5) продажа матерью сына в пристани именно заморским купцам.

Некоторые соображения о типе И. Гостиного были высказаны П. А. Бессоновым («Песни», собр. П. В. Киреевским, вып. III, стр. XXVII и сл.), О. Ф. Миллером («Илья Муромец», стр. 379–386), но подробный разбор былин о нём принадлежит акад. А. Н. Веселовскому (см. «Южнорусские былины», IV).

Исходя из предположения, что дошедшие до нас былины об И. Гостином представляют отрывки цельного цикла об этом лице, А. Н. Веселовский старается восстановить схему этого «Жития» Ивана «Гостинного сына» и приходит к выводу, что основной этой былины была былина о Ваньке «Удовкине сыне», которая в свою очередь была создана неизвестным нам автором путем переработки старофранцузского романе об Ираклии (Eracles), написанном в XII в. Gautier из Арраса.

В основе последнего романа, по предположению А. Н. Веселовского, лежит византийское, не дошедшее до нас сказание!

Не утверждая, чтобы источником наших былин об И. Гостином сыне был именно подлинник Ираклия, А. Н. Веселовский удовлетворяется гипотезой, что этот подлинник был близок к тому подлиннику (стр. 66).

Вот такое «житие» у нашего Ивана «Гостиного сына»! Ничем он как богатырь за свою жизнь не отличился. Спектакль заигранный им с помощью то ли воеводы то ли князя Черниговского можно отнести к заведомо мифологическому сюжету!

 

А отсюда мы вправе и высказать и свою версию, что никогда никакого Ивана «Гостиного сына» ни в Киевской Руси, ни в Московской Руси не существовало.

Ибо эта мифологическая фигура есть порождение фантазии неких древнерусских книжных мудрецов, которые позаимствовав сюжет византийского сказания о воине Ираклии, породили на свет Божий «Миф о богатыре Иване «Гостином сыне» который никогда не существовал даже в состоянии реального прототипа ни в Киевской ни в Московской Руси……

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»