Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажетсяТекст

5
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется | Янг Розамунд
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется | Янг Розамунд
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется | Янг Розамунд
Бумажная версия
337
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

«Среди моих первых воспоминаний – те, что так или иначе касаются рассказов моих родителей о происшествиях с участием коров, свиней, кур или диких птиц. Я надеюсь здесь, в этой книге, продолжить то, что начиналось как семейные истории».

Розамунд Янг, ферма «Гнездо воздушного змея»

Примечание автора

Когда я собирала эту книгу, мне напомнили, что у книг бывают главы. Но большинство моих историй вытекают одна из другой и сплетаются в связное повествование, что делает разбивку на главы излишней и громоздкой. Ориентироваться в тексте вам помогут заголовки между разделами. Это переизданная редакция моей книги, поэтому у меня была возможность немного подправить материал. Р.Я.

«Чему ж тут удивляться: зверь и тот понимает, кто ему друг».

Шекспир, «Кориолан», акт II, сцена 1

«Люди с интересом и изумлением смотрят телевизионные программы об общественной жизни слонов: о том, как они формируют семьи, о привязанностях и взаимопомощи, об их чувстве юмора, – и не осознают, что их собственный скот с подворья вел бы похожий образ жизни, если б ему представилась такая возможность».

Джоан Бауэр, «Ферма и общество еды»

Вступительное слово от Алана Беннета

Когда мне попалась на глаза эта удивительная книга о тайной жизни коров, я подумал, что заглавие – это шутка. Но нет, не шутка. Здесь рассказывается именно об этом. Восхитительная книга, хотя поскольку здесь говорится о том, что коровы (и, конечно же, овцы и даже куры) осознают и умеют намного больше, чем мы когда-либо предполагали, это произведение может ввергнуть в основательную депрессию. Оно заставляет полностью пересмотреть свои взгляды на мир. Если бы книгу написал обычный энтузиаст, к ней можно было бы отнестись менее серьезно, но Розамунд Янг организовала свою органическую ферму «Гнездо воздушного змея» в Вустершире намного раньше, чем это вошло в моду. Это такая ферма, где работники по одному только вкусу молока способны определить, от какой оно коровы. Янг приводит такие простые и очевидные аргументы против промышленного выращивания скота, какие я никогда ранее не встречал. И целиком основывается лишь на здравом смысле.

Еще один любопытный нюанс: автор знакомит читателя с деталями поведения коров, объясняя различия в их характере и повадках, но ни разу не упоминает о тех моментах, когда коровы уединяются с быком. Имеют ли место и тут те индивидуальные особенности, которым автор уделяет так много времени в других местах книги?

Возможно, некоторые животные смущаются более остальных? Кто-то более кокетлив, чем другие? Вероятно, скрытность автора в этом вопросе является проявлением уважения к чувствам коров, к тому, что они имеют право на приватность не меньше, чем их хозяева.

Эта книга предлагает альтернативный взгляд на мир, где глупые животные не так глупы, как нам иногда хотелось бы. Эта книга дает возможность иначе взглянуть на привычные вещи. И теперь, проходя мимо пасущихся в поле коров, я замечаю, что обращаю больше внимания на их привязанности, поведение, на то, как они выглядят, – на все то, что до прочтения книги Янг я бы счел причудой, возможно, даже безумием. Но не теперь.

Алан Беннет

Введение

Наблюдение за коровами и телятами, за тем, как они играют, вылизывают друг друга или самоутверждаются, приобретает совершенно новый смысл, если вы осознаете, что участники – это братья, сестры, кузены, друзья или заклятые враги. Если разглядеть в животных индивидуальность, то можно заметить, как часто старшие братья добры к младшим, как сестры стремятся к общению или, наоборот, избегают общества друг друга, какие семейства обязательно собираются вместе на ночь перед сном, а какие никогда этого не делают.

Коровы такие же разные, как люди. Они могут быть очень умными или очень медленно соображающими, дружелюбными, понимающими, агрессивными, послушными, изобретательными, туповатыми, гордыми или застенчивыми. В достаточно большом стаде представлены все эти характеры. И на протяжении многих лет мы твердо придерживаемся решения относиться к нашим животным как к личностям.

Моя мать и отец начали самостоятельно заниматься сельским хозяйством в 1953 году. Моему брату Ричарду было около трех лет, а мне было двенадцать дней. Начинали они с пяти коров и старого трактора. У них не было ни электричества, ни телефона. Постепенно они вырастили целое стадо племенных коров айрширов, а также держали свиней породы уэссекс сэддлбэк. А под ногами сновало огромное количество кроликов, что сделало невозможным выращивание сельскохозяйственных культур.

Финансовый успех в то время зависел от интенсификации. Правительственные департаменты исподволь принуждали фермеров к внедрению любых современных технологий. Моих родителей же инстинктивно привлекало органическое производство, хотя они и слова такого не знали, и процесс их движения против официально одобряемой линии развивался постепенно. С самого начала оба они разделяли абсолютную решимость сделать жизнь животных, находящихся на их попечении, достойной и удобной.

Среди моих первых воспоминаний – те, что так или иначе касаются рассказов моих родителей о происшествиях с участием коров, свиней, кур или диких птиц. Я надеюсь, что здесь, в этой книге, продолжу то, что начиналось как семейные истории.

Конечно, это же касается кошек, собак и лошадей. Когда нам представлялся случай познакомиться с животными с фермы так же близко, как с домашними питомцами, это происходило в случае болезни, несчастного случая или тяжелой утраты, они демонстрировали высокий интеллект, огромную способность к привязанности и умение подстраиваться под непривычный для них образ жизни.

Возможно, все это зависит от количества времени, которое мы проводим с животным, – и, возможно, это справедливо и по отношению к людям. Каждый, кто держит дома всего нескольких животных, без сомнения относится к ним как к личностям и, вероятно, способен рассуждать о тонкостях и особенностях их натуры с большим пониманием.

Фермерские животные обычно содержатся большими группами, но это не означает, что их индивидуальность от этого исчезает. Уровень их интеллекта различается так же сильно, как и у человеческих существ.

Коровы – это личности, также как овцы, свиньи и куры, и, смею сказать, все существа на планете. Тем не менее они остаются незамеченными, неизученными, невоспетыми.

Ни один учитель не ждет, да и не хочет, чтобы все ученики в классе были одинаковыми. Никто не хотел бы создать общество, в котором все были бы одеты в одно и то же и имели бы одно на всех хобби. Из-за того, что мы неспособны заметить различия между отдельными пауками или бабочками, овсянками или коровами, глупо думать, что этих различий нет.

Животные и люди могут казаться обезличенными, могут подчиняться неким социальным нормам, если они вынуждены жить в неестественной для них среде: в условиях строгого режима, скученности, безликости, тоски. Когда такое происходит, это не является доказательством того, что люди все одинаковы или хотят, чтобы с ними обращались как с таковыми.

Многие люди оценивают относительную разумность различных видов, руководствуясь человеческим стандартом. Однако почему человеческие критерии применяются к другим видам? Мы должны исходить из того, что каждое животное обладает неограниченной способностью испытывать целый ряд эмоций, руководствуясь лишь своими собственными особенностями. Если корова достаточно разумна, чтобы стать успешной именно с точки зрения коровы, чего еще можно желать?

Если теленок пытается дотянуться до сена, а его снова и снова отпихивает более крупное и сильное животное, и тогда этот теленок просовывает голову под материнскую челюсть, сообразив, что так он сможет спокойно поесть, то для меня это пример практического применения интеллекта.

А чего мы добьемся, если попытаемся обучить того же теленка открывать ворота, нажимая носом на кнопку? Ничего.

В течение жизни, наблюдая за крупным рогатым скотом, я становилась свидетелем и удивительных проявлений логики, и практического интеллекта, и случаев откровенной тупости. Но, справедливости ради, и то, и другое мне демонстрировали и человеческие существа. Крупный рогатый скот просто живет своей повседневной жизнью, справляясь или не справляясь с периодически возникающими проблемами. Важно, чтобы их успехи и достижения оценивались как успехи и достижения животных, а не неких необычных человеческих слуг.

Когда-то в журнале Star and Furrow я вычитала, что ограничение свободы передвижения коров через несколько поколений приводит к уменьшению размеров мозга животных на тридцать процентов. И это интересным образом совпадает с нашими собственными наблюдениями. В 1970-е годы мои родители заметили, что лбы их коров становятся шире, а сами коровы выглядят и, конечно, ведут себя более разумно. Где-то через десять или пятнадцать лет совершенно случайно нас посетил ученый, который работал в одном из крупнейших зоопарков страны.

На качество мяса также влияют диета и свобода. В мясе животных, находящихся на свободном выпасе, содержатся более высокий уровень омега-3 полиненасыщенных масел и более низкое соотношение жира к белку в сравнении с мясом тех, что были выращены так называемым интенсивным способом.

Он был очень поглощен своей работой: за двадцать лет до первого подтвержденного случая губчатой энцефалопатии у крупного рогатого скота он занимался изучением и специальным измерением черепов мертвых животных. В этот период он отметил тенденцию к сокращению размеров их мозга и пришел к выводу, что это явление было вызвано, по его словам, отвратительной и, возможно, зараженной губчатой энцефалопатией пищей, которой их кормили.

 

Теперь я полагаю, что причина в равной, если не в большей, степени может заключаться в лишении животных свободы.

Никто не ждет, что ребенок, выращенный в стесненных, враждебных к нему условиях, разлученный с родителями, братьями и сестрами, ограниченный в физической активности и лишенный разнообразия в пище, будет развиваться полноценно. Однако многие фермеры и правительственные департаменты, которые их курируют, похоже, ожидают, что животные в таких условиях будут развиваться нормально.

На протяжении многих лет мы отмечали, что если дать коровам возможность и время для выбора: находиться на улице или под крышей, гулять по траве, соломе или по бетону, или решать чем питаться, то они предпочтут то, что считают лучшим, но не станут выбирать одно и то же.


Курица любит бегать и исследовать все, что движется, расправлять крылья на солнце, приглаживать перышки и купаться в пыли. Ее нельзя запирать в тесной клетке или переполненном помещении.

Утверждение, что некоторые куры свободного выгула не хотят выходить наружу, даже когда окна и двери открыты, совершенно несостоятельны, если вспомнить, что на улице не всегда растет заслуживающая внимания трава, а в больших стаях куры, находящиеся на нижних ступенях социальной иерархии, могут быть слишком забиты и напуганы для того, чтобы выйти на улицу.

Нанесение увечий сельскохозяйственным животным – это следствие целенаправленного навязывания норм, дань обычаям и бездумное соблюдение традиций, и оно не имеет оправдания. Привычное купирование хвостов и срезание клыков у поросят, клювоотсечение домашней птицы и обрезание хвостов у овец непростительно.

Если свиньи кусаются или куры клюют друг друга, значит, они чем-то недовольны. Если хвост у овцы испачкался (я сама видела, какое это мучение – овца, зараженная личинками), нужно устранять причину. Отрезать хвост – это не решение.

Дети в состоянии стресса едят и спят хуже, чем те, кто счастлив и расслаблен. Несчастные дети страдают от реальных и мнимых болезней, таких как головные боли, экзема или проблемы с весом. Стресс может быть уменьшен или полностью устранен после улучшения условий жизни. Смена окружения или питания, а также большее понимание и любовь тоже сыграют свою роль. Так же происходит и с животными.

Слишком самонадеянно было бы полагать, что любая созданная человеком среда может сравниться или быть лучше той, что создана природой.

Поросят часто отлучают от матери слишком рано и перемещают в место, где, как кажется людям, им будет теплее и безопаснее. Но никакие искусственно созданные условия не смогут сравниться с заботой, стабильностью, вниманием, взаимовыручкой и пищей, которую им обеспечивает сама природа. В результате именно в этот момент поросята часто заболевают и получают первый курс антибиотиков.

Успех в сельском хозяйстве все чаще измеряется с точки зрения объемов производства. Фиксируются высокие показатели, достижением считается, если самка производит на свет большое количество потомства за короткий отрезок времени. Но никто не принимает во внимание тот факт, что почти непрекращающиеся беременности сокращают продолжительность жизни матери, что у нее нет возможности передать потомству накопленные навыки и опыт из-за практики принудительного отлучения. Это увеличивает вероятность того, что будущие поколения будут менее осведомленными и менее подготовленными к зрелости или материнству. Такое фермерство рассчитано на краткосрочную перспективу.

Эйнштейн говорил, что «единственная действительно ценная вещь – это интуиция». Инстинкт и интуиция – самые полезные инструменты, которыми обладает любое живое существо. Тем не менее практически во всех животноводческих хозяйствах интенсивного типа они безжалостно подавляются, и все возможности для их развития блокируются. Мы подавляем инстинкты и у животных, и у детей, что увеличивает риски для всего сообщества.

Везде, где стремление к максимальной прибыли привело к интенсификации производства, больше всего пострадали животные. Болезни скота часто вызваны или усугубляются скученностью, переполненностью помещений для содержания животных и низким, а иногда и угрожающе низким качеством кормов. Условия жизни, cложившиеся в этих системах, вызывают стресс. При этом общепризнанный факт, что выработка гормонов стресса снижает эффективность работы иммунной системы.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»