3 книги в месяц за 299 

Интересный был покойникТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Оксана Карель, 2021

ISBN 978-5-4496-7685-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Самая лучшая семья

– В наше время институт семьи подорван, – Алла частенько заводила эту тему после нескольких бутылочек пива, – нет ощущения прочности и важности.

– Какие именно части подорваны? – спрашивала я. – У каждой ячейки общества своё представление о том, какой должна быть идеальная семья.

– Я говорю о том, что сейчас, семья уже не имеет той ценности, которую имела раньше. Как таковой семьи и не существует вовсе, – Алла печально покачала головой, затягиваясь сигаретой.

– Но ты же хочешь семью?

– Да, разумеется, – важно ответила она, – но не какое-то там жалкое подобие, а настоящую, нормальную семью.

– Какой она должна быть? – спросила я ради интереса.

– Муж и жена, в идеале – ровесники, с одинаковыми интересами, – охотно говорила Алла, – двое детей – мальчик постарше и девочка. Кошка – это обязательно. Может, собака. Дом. Большой, уютный дом, гараж. Дача, машина.

– Ты предлагаешь мне всего лишь составляющие, причём довольно классические, – усмехнулась я, – а где сам рецепт счастливой семейной жизни?

– Ну, смотри. Это просто, – она даже не задумалась. – Жена, то есть я, с детьми, муж – на работе. Утро начинается с семейного завтрака, муж отправляется на работу, целуя меня и детей на прощание. Я везу детей в школу или в детский сад. Затем я целый день посвящаю дому и себе. Готовлю ужин, убираюсь, посещаю салон красоты, чтобы всегда выглядеть хорошо, а не быть той женой, которая встречает мужа с бигуди на голове и в халате. Нет, я – ухоженная, очаровательная жена. Потом я забираю детей, занимаюсь с ними, мы ходим на прогулку, катаемся на велосипедах или роликах. Вечером возвращается мой муж, мы ужинаем, а потом проводим вечер вместе. Ходим в театр, изредка в кино. После работы муж доделывает что-то по дому или мастерит в гараже. По выходным мы ездим на дачу или на пикник. Водим детей в зоопарк, в музей. И мы всё время вместе – устраиваем праздники или просто читаем по вечерам перед камином.

– Идеально, – заметила я. – Просто утопическая идиллия. Прямо нарисованная семья. Мультяшная.

– Ты судишь слишком строго. Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Взаимопонимание, поддержку, совместный досуг.

– Да, но ты забываешь о многом другом.

– О чём?

– О том, что дети плачут и капризничают, о том, что кошки часто дерут обои, а собаки грызут обувь. О том, что муж устаёт на работе, и у него нет желания что-то делать вечером, и он предпочитает смотреть телевизор. Забываешь, что родственники не всегда смогут посидеть с детьми, и поход в театр накроется. И что поездки на дачу, возможно, будут бесить твоего мужа или тебя. И вряд ли ты всегда сможешь быть такой аккуратной и ухоженной, потому что у тебя появится тысяча дел. Машины иногда ломаются, и бытовая техника тоже. И всё это портит настроение. И в то же время создаёт некое очарование жизни.

– Ты смотришь на это с другой стороны. Словно специально малюя всё чёрным цветом.

– Может быть. Но именно так и бывает. И из-за всей этой ерунды бывает сложно сохранить настроение или контролировать его.

Через несколько лет после этого разговора мы собрались с Аллой за чашкой кофе.

– Меня всё бесит! – разоткровенничалась она. – Олег ничего не хочет делать по дому. Ванна так и недоделана. Машина постоянно ломается, а он даже не хочет сходить со мной в сервис!

– Да, неприятно.

– Ага. Ещё Барсик, блин, ободрал мне новую обивку на кресле. Надо закончить ремонт в кухне, а времени с этой работой совершенно нет. Да ещё мама с этой дачей… Можно подумать, что без поля картошки мы не проживём.

В этот момент я вспомнила про наш разговор о семье.

– А как же дети? Ты планируешь? – невинно поинтересовалась я.

– Ты что, с ума сошла? – воскликнула Алла. – Какие дети? Я тут с племянником посидела пару дней, чуть умом не тронулась.

– Да, дети – они такие… такие дети, – неопределённо вставила я и, решив слегка поддеть подругу, тут же задала свой каверзный вопрос, – Алла, а как же твоя мечта об идеальной семье? Ты помнишь?

– Пфф… – она скорчила гримасу отвращения. – Как, как? Также! В моей голове.

Рыбная история

Отец моей подруги уже давно живёт с женщиной с необычным именем Виргиния. И эта очаровательная особа всегда раздражала мою подругу Яну своим «скудомыслием и дурацкими» умозаключениями.

Поскольку жили они все вместе в загородном доме, то встречи Яны и Виргинии были неизбежны.

Зимой, правда, они контактировали нечасто, так как Иван Петрович и Виргиния уезжали жить в городскую квартиру, предоставляя дом в полное распоряжение Яны. Но на летний период они переезжали за город, что для Яны было настоящей мукой.

Подруга старалась ограничивать своё общение с Виргинией, но та была женщиной общительной и навязывалась сама.

Разумеется, Яна раздражалась от бессмысленных и утомительных бесед, но всегда старалась держать себя в руках и выплескивала своё негодование только мне.

– Я так больше не могу! – жаловалась она. – У меня начинает идти пена изо рта сразу, как я её вижу! У неё на всё тысячи советов, и один придурошнее другого!

– Не расстраивайся ты так. Всякое бывает, она же не со зла это делает.

– Я уже начинаю подозревать, что это её тайная миссия – довести меня до умственного истощения своими глупостями.

У Виргинии, с которой мне довелось пообщаться несколько раз, был один пунктик. Особый совет. То ли это была присказка, то ли она и всерьёз так полагала, но звучал этот универсальный совет довольно странно. А Яна так вообще находила его дичайшей ересью.

Впервые я услышала его в таком контексте:

– Чего-то ты исхудала, – сказала мне Виргиния, пропалывая бархатцы на клумбе. Она видела меня не в первый раз, поэтому могла заметить некоторые изменения в моём внешнем виде.

– Да, я слегка похудела. Так и было задумано.

– Зачем задумано? – очень удивилась женщина.

– Хотелось к лету хорошо выглядеть. Вот я и занялась улучшением фигуры.

– Смотри, истощаешь. Нельзя себя изводить, – наставительно заявила она. – Тебе не идёт худоба. Нужно быть дородной, пышущей, с формами. А то кому нужны эти тощие палки?

Яна, которая стояла недалеко от нас и слышала разговор, раздражительно закатила глаза, ведь сама она была высокой и очень худенькой. Я не могла понять, намекает ли Виргиния на Яну или нет, поэтому решила, что слова относятся только ко мне, и вежливо продолжила:

– Я быстро набираю вес. И мне тяжело от него избавится, так что предпочитаю не переедать.

– Ой, – вздохнула Виргиния, – всё это приходящее и уходящее. Вот заведёшь детей, и всё восстановится.

– Думаете? – скептически улыбнулась я, мысленно совершенно не согласная с её выводом.

– Конечно! Надо рожать!

Вот именно этот чудодейственный метод и был фирменным советом Виргинии. Яна сказала мне, что эту фразу она вставляет и к месту, и не к месту.

– Это просто ужас! Ты представляешь, сколько мне придётся нарожать, чтобы избавиться от всех моих проблем? – шутила она. – Меня уже тошнит от этой фразы.

Виргиния использовала этот совет всегда, почти в каждом разговоре. Поссорилась с парнем? Не беда – надо рожать, и всё у тебя наладится! Болит спина – роди ребёнка. Проблемы на работе? Помогут роды. Часто грустишь? Это ерунда! Заведи пару детишек, и всё, как рукой, снимет.

В любой ситуации Виргиния советовала немедленно обзавестись потомством.

Стоит сказать, что у неё самой было двое детей от первого брака, но они почему-то не поддерживали тесных отношений.

Виргиния раздражала Яну многим: и манерой говорить, и своими рассказами, даже взглядами на жизнь, но именно на фразу «Тебе надо родить!» у Яны начиналась неконтролируемая дрожь, и она скрипела зубами. Виргиния прикладывала много усилий, чтобы со всей серьёзностью вбить Яне в голову, что она – уже взрослая женщина, и ей положено иметь «какого-нибудь» мужа и детей.

Причём, порой, эта фраза звучала более, чем комично, потому что Виргиния вставляла её куда ни попадя. По её словам, совершенно всё – от боли в животе до проблем с машиной – можно было решить рождением ребёнка. Я думаю, в её понимании, массовые роды могли остановить все войны в мире.

Как-то я оказалась у них на ужине. Помимо меня в гостях у Виргинии и Ивана Петровича были ещё трое соседей.

Мы ужинали на веранде, и беседа протекала довольно вяло, в основном касаясь огорода и ремонтных работ в доме.

В самом начале ужина Иван Петрович спросил Яну, почему не придёт её ухажёр.

Яна ответила, что он не может, а Виргиния громко спросила:

– Что? Опять поссорились?

– Да, – неохотно ответила Яна, не желая обсуждать эту тему.

– Да что вы всё ругаетесь? – всплеснула руками Виргиния. – Надо вам уже пожениться, родить, и никаких ссор не будет!

Яна промолчала, а Иван Петрович неумело переключил разговор на другую тему.

Неожиданно Виргиния подавилась рыбной косточкой.

– Ой! Ужас-то какой! – говорила она, держась рукой за грудь. – Прям застряла в горле! Не выкашлять!

– Хлебушка поешь, – тут же посоветовала одна соседка – глядишь, и протолкнётся.

– Может, «Скорую» вызвать? Это опасно! – обеспокоилась другая.

– Нет, нет, – Виргиния продолжала кашлять.

– Лучше «Скорую», – согласилась Яна, но осталась неуслышанной.

Все стали обсуждать, как опасны могут быть рыбьи кости. Иван Петрович похлопывал Виргинию по спине, а та кашляла и причитала.

– Кошмар, кошмар. Прям встала так неудобно. Что-делать-то? Что делать?

– А вы попробуйте родить, – громко и серьёзно сказала Яна.

Все уставились на неё с осуждением. Особенно ошарашенной была Виргиния. Она явно испытала шок, и закашлялась так сильно, что кость выскочила из горла, и вылетела из её рта, неаккуратным шлепком приземлившись прямо на тарелку.

 

Не взбитое масло лягушонка

Была у меня одна подруга – странная девушка, у которой наблюдались проблемы с самооценкой. Назовём её Оля. Так вот, ничем особенным от других девушек её возраста она не отличалась. Талантами не блистала, любимого занятия не имела и занималась лишь тем, что хотела всячески усовершенствовать своё духовное, как она говорила, образование. При всех своих многочисленных недостатках она была не лишена интереса, и было в ней нечто такое, что привлекало меня и других дружить с ней. У нас были схожие вкусы, и мы обе мечтали стать писательницами. С Олей было довольно интересно болтать о кино или о выдуманных историях, которые я так любила.

Девушка она была не слишком открытая, может даже слегка замкнутая, в некотором смысле. Хотя сама себя она считала человеком общительным с необыкновенным склада ума и гордилась своим глубоким внутренним миром. Что именно это был за мир, я так и не узнала.

Она бездельничала и не могла найти себе подходящей работы, и у неё было много сводного времени. Тем не менее, она часто говорила, что занята и у неё – куча дел.

Естественно, она не писала свои когда-либо придуманные произведения, сетуя на отсутствие вдохновения. Она была убеждена в том, что у неё настолько богатый внутренний мир, что никто не может разглядеть его и тем более постичь. На самом деле все её занятия сводились к тому, чтоб посмотреть кино, почитать книгу, сходить к подруге, жившей по соседству, иногда порисовать и пообсуждать всех людей, которые встречались ей на пути. Она была такой же как я, такой же, как и миллионы других девушек нашего возраста.

Внешность её была запоминающейся. Оля была высокой и стройной, но все её движения были скованными и угловатыми. Её лицо было интересным, с особенной изюминкой, но его нельзя было назвать красивым в общепринятом смысле этого слова. Она чрезмерно гордилась своими карими глазами, «цвет которых не может передать ни один фотоаппарат», забывая о том, что они были довольно маленькими и глубоко посаженными. Тем не менее, она почему-то не старалась как-либо их подчеркнуть. У неё были тонкие губы, широкие скулы и слишком ранние для её возраста «ушки спаниеля». Стоит сказать, что ей было 26 лет.

Волосы у неё были длинные, иногда делала короткую чёлку, но никогда не носила приличной или хотя бы хорошо сделанной причёски. Цвет волос она предпочитала естественный, каштановый, то есть свой, говоря, что краска портит волосы.

Ещё один повод для гордости, который она в себе разыскала, – это бледная, отдающая лёгкой синевой кожа. И сколько мы, друзья, не убеждали её сходить в солярий, она отказывалась. Бледность своей кожи она считала чертой аристократической и возвышенной. После нескольких намёков, что она похожа не на особу голубых кровей, а на перемороженную курицу с палёными перьями, Оля, разумеется, обиделась. Да и верить в эти «необоснованные придирки» не желала, предпочитая оставаться аристократкой.

Оля не была замужем, но какое-то время жила с парнем, а после расставания она переехала к маме и не планировала снимать себе жильё из-за нехватки денег.

Самое интересное заключалась в том, что Оля хотела найти себе спутника жизни, но у неё не получалось. Первая причина была в том, что она просто не могла ни с кем познакомиться.

Подруги и друзья убеждали её, что для того, чтобы кого-то найти, надо куда-то ходить. И к тому же надо привести свою внешность в порядок. Подчеркнуть свои достоинства, создать «изюминку». Оля вроде и соглашалась с доводами, но ничего не предпринимала.

Вторая наша общая подруга говорила Оле совершенно противоположные вещи. Она настаивала на том, что внешность – не главное, что потенциальный жених должен разглядеть её суть, её внутренний мир, а не смотреть на внешность.

Я же продолжала настаивать на том, что надо измениться и стать лучше. На что Оля заявила, что ОН должен полюбить её такой, какая она есть.

Вот мы и подошли к сути истории. Надеюсь, из моего описания Вы смогли представить характер Оли и сложить о ней собственное мнение.

Сидели мы как-то у неё на кухне, пили чай. Я снова заговорила о том, что ей надо чаще выбираться из дома.

– Оля, ну, надо ходить куда-то! Выставки там, вечеринки. Просто прогулки, на худой конец.

– Да, ты права. Но куда идти? Да и сама знаешь, как мало в наше время достойных парней.

– Их ровно столько же, сколько и достойных девушек.

– Ох, как это пафосно звучит, фу!

– Согласна. Но это так.

– Не могу я сама с кем-то знакомиться! Я считаю, что мужчина должен делать первые шаги.

– Но послушай! – вышла я из себя. – Ты же тоже должна что-то делать! Как-то привлечь его. Чем-то заинтересовать. Вообще, хоть что-то сделать!

– Почему я должна устраивать этот цирк! – разозлилась Оля. – Почему Я должна бегать по городу и кого-то там искать? Привлекать, заинтересовывать, соблазнять?

– Но ты же хочешь найти себе парня!

– Да, но это должна быть судьба! Это должно произойти само собой.

Я поняла, что она совершенно не собирается что-либо делать для того, чтобы изменить свою жизнь, и сказала с усмешкой:

– Так что ты думаешь? Ты будешь сидеть дома, такая, какая есть, и однажды, выйдя из парадной, тебя «собьёт» белый «Порше», из которого выйдет прекрасный юноша, имеющий все те качества, о которых ты мечтала? (Уточню, какие именно качества её интересовали: красивый, богатый, интеллектуальный, в хорошей физической форме, начитанный, с богатым внутренним миром, интеллигентный, в меру дерзкий, весёлый, сильный – как морально, так и физически, заботливый, в то же время этакий загадочный и тому подобное) Подойдёт к тебе и скажет, заглянув в твои необыкновенные глаза: «О, Ольга, ты – именно та девушка, о которой я мечтал! Это судьба, что я так аккуратненько сбил тебя на своей машине! Я вижу, что мы созданы друг для друга!» И после этого он поднимет тебя на руки, посадит в машину и увезёт к себе домой, в пятикомнатную квартиру, умоляя остаться с ним навсегда?

На что я получила совершенно серьёзный и исчерпывающий ответ.

– Да.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»