Принадлежащая партнерамТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Лея

Я пыталась бороться со своими чувствами. Я действительно пыталась, но ощущать член внутри меня было так приятно. Я даже пыталась бороться с ним, но все это закончилось только кожаными наручниками на моих запястьях. Я стояла на четвереньках, а мое тело было прижато к странному столу с мягкой обивкой. Наручники на моих руках были прикреплены к кольцам, приделанным так низко, что я не могла пошевелиться. Я дернула наручники раз, еще раз, но все бесполезно. Мой зад был высоко задран, и я ощущала член моего партнера глубоко во мне. Я будто бы была привязана к странной деревянной лошади, пока кто-то скакал на мне верхом. Я была полностью в его власти, и мне оставалось только поддаваться силе его тела, пока он присваивал мое.

Его член может и был частью него, сделан из плоти и крови,–хоть и очень твердый и большой,–но он обращался с ним, как с оружием, созданным, чтобы подчинить меня. Как только он наполнит меня своим семенем, как только оно покроет мои внутренние стенки, наполнит мое чрево, пути назад не будет. Я буду вожделеть его прикосновений и вкуса его семени. Мне будет необходимо, чтобы он наполнил меня, взял меня, навсегда присвоил мое тело. Теперь, когда он умело растягивал меня, когда моя обнаженная задница горела от ударов его руки, и моя киска пылала от умелых прикосновений его языка, я больше не хотела сопротивляться.

Раньше я испытывала страх. Теперь я просто жаждала Умирала от желания.

Он не был жесток–вообще-то, наоборот. Пока член моего партнера двигался внутри меня, полностью наполняя меня, а затем отступая, снова и снова, страх покинул меня. Теперь я была его. Он будет владеть мной, моим телом и душой, но он силен, настоящий воин. Он будет защищать меня. И трахать меня. Он будет держать меня в узде своей твердой рукой, но вместе с тем он будет приносить мне удовольствие, даст мне защиту и дом. Эти мысли наполняли мою голову, пока этот могучий мужчина делал меня своей навеки; его член овладевал моим телом снова и снова, а я открывалась ему.

Его большие руки плавно скользнули по моей спине, а потом он нагнулся, накрыв меня жаром своей воинственной силы, и обхватил пальцами упоры на ножках стола рядом с моими прикованными руками. Чем дольше он брал меня, тем сильнее белели от напряжения костяшки его пальцев.

Его гладкая грудь лежала на моей спине, прижимая меня к скамье, и это добавляло к ощущению, что я нахожусь в ловушке. Я не могла даже избежать его хриплого дыхания и звуков наслаждения, которые срывались с его губ, поскольку они раздавались прямо у меня над ухом.

–Чувствуешь это?–прорычал он, сдвигая бедра и ударяя мое чрево твердым кончиком члена. Он искусно скользил по секретным, чувствительным местам внутри меня, отчего мое тело сотрясалось, голова пустела, и я полностью повиновалась. Никто другой не мог заставить меня ощутить все это. Никто другой никогда не доводил мое тело до грани такого божественного наслаждения.

Так как мое тело было перекинуто через скамью, моя грудь свисала, и я страстно желала, чтобы к ней притронулись. Мой клитор набух, и если он даже слегка прикоснется к нему кончиком пальца, я кончу. Но пока он не позволит мне кончить. Не позволит, пока я не сломаюсь, не начну умолять его.

–Да,–выдохнула я, не сумев сдержаться. Я слышала влажные звуки,–явный признак моего возбуждения,–наполняющие комнату.

–Ты боялась моего члена, но он приносит только наслаждение. Я говорил тебе, что подойду, нам будет превосходно вместе,–сказал он, продолжая трахать меня.

Откуда он мог знать мое тело так хорошо, если это был наш первый раз? Раньше я никогда не кончала от члена, только теребя свой клитор в постели, когда была одна. Но теперь это интимное действо будет мне запрещено. Мой партнер настоял на том, что теперь я не смогу больше кончать без его разрешения. Если я нарушу это правило, меня будут шлепать долго и сильно. Теперь, когда я принадлежу ему, я смогу кончать только по его воле, от его языка, его рук, его огромного члена… или не кончать совсем.

–Твое наслаждение принадлежит мне.

–Да,–ответила я.

–Я чувствую, как ты сжимаешь меня.

–Да,–вскрикнула я, снова стискивая его.

Это было единственное, что я могла произнести, потому что была больше не в силах себя контролировать. Я была полностью в его власти и хотела делать именно то, что он приказывал мне.

–Ты не кончишь, пока я не разрешу.

Он поднял руки, чтобы погладить мою грудь, сначала мягко, а затем потянул и ущипнул так, что я заскулила, пока он входил в меня сильно, быстро и глубоко. Он причинял мне боль вместе с наслаждением, и мне это нравилось.

–Ты принадлежишь мне. Твоя киска принадлежит мне.

–Да,–повторяла я, снова и снова.

Он объезжал меня, трахал, наполнял меня, брал без остановки. Присваивал меня. Я поднималась все выше и выше, пока не начала мотать головой взад и вперед, изо всех сил сжимая ручки стола. Я была так охвачена отчаянием, что казалось, мое сердце готово взорваться в груди. Я не могла дышать. Не могла думать. Не могла сопротивляться. Я готова была кончить… почти. Рука партнера заскользила по моему бедру, странствуя по мягким изгибам, пока не достигла клитора. Он провел пальцем по краю, и из моей глотки вырвался крик животного в агонии, безумного и потерянного. Для меня ничего не существовало, кроме его тела, его голоса, его дыхания, его прикосновений.

–Кончи сейчас,–скомандовал он; его член был как поршень, пальцы на моем клиторе жесткие и беспощадные.

Глубоко внутри меня разразился оргазм, ведь у меня не было другого выхода. Я не могла сопротивляться. Я больше не владела собой, я была его. Я закричала, охваченная наслаждением; мое тело сжималось и расслаблялось вокруг его члена, затягивая его еще глубже, удерживая его внутри меня. Как будто мое тело страстно желало получить его жизненную силу, жаждало ее.

Моя разрядка породила его оргазм, и я почувствовала, как его член набух, стал толще и еще больше, а потом он зарычал мне на ухо, и горячие пульсации его семени наполнили меня. Мое тело с жадностью всасывало из его члена жизненную силу, забирая ее глубоко в себя.

Как он и пообещал, что-то в его семени произвело физическую реакцию на мое тело, заставив меня кончить второй раз.

–Да, любовь моя. Да, забери каждую каплю. Твое тело меняется. Оно узнает меня. Оно должно иметь меня. Ты будешь молить о моем члене; ты будешь жаждать моего семени. Ты будешь нуждаться в нем, будешь любить его так же, как я нуждаюсь в тебе и люблю тебя.

–Да!–вскрикнула я снова, зная, что его слова были правдой.

Горячий поток удовольствия разлился от моей киски по всему телу. Он был прав: теперь, когда я ощутила его силу, ощутила то, что он может мне дать, я была его рабыней. Я была рабыней его члена.

–Мисс Адамс?

–Да,–повторила я, и мой сон слился с реальностью.

–Мисс Адамс, ваше тестирование окончено.

Я покачала головой. Нет. Я была привязана к долбаному столу, меня трахали и наполняли семенем. Я хотела остаться там. Я хотела… еще.

–Мисс Адамс!

В этот раз голос прозвучал строго и громко. Я заставила себя открыть глаза.

–Боже мой,–я втянула в себя воздух, пытаясь восстановить дыхание, пока моя киска все еще сжималась и пульсировала после моих оргазмов.

Я не была привязана к долбаному столу. К моей спине не прижималось крепкое мужское тело. Я находилась в центре обработки Программы межзвездных невест, одетая в халат для медосмотра. Мои запястья были прикреплены к краям неудобного откидного кресла, как в кабинете дантиста. Это была последняя стадия подготовки к отправке на другую планету. Когда на мне закрепляли проводки и сенсоры, я и подумать не могла, что увижу эротический сон. Я все еще чувствовала его последствия. Моя киска была влажной, и задняя часть моего колючего медицинского халата промокла. Соски были твердыми, а руки сжаты в кулаки. Я чувствовала себя вымотанной и использованной. Я чувствовала себя целой.

–Как я и сказала, ваше тестирование окончено.

Передо мной стояла Страж Эгара. Это была строгая молодая женщина с темно-каштановыми волосами, которая с необыкновенным вниманием относилась к каждой детали процесса подбора. Она бросила взгляд на планшет, пробегая по нему пальцами.

–Ваша пара подобрана.

Я облизала свои сухие губы, стараясь замедлить бешеный стук сердца. Мурашки пробежали по моей потной коже.

–Этот сон… он был настоящий?

–Это был не сон,–ответила она само-собой разумеющимся тоном.–Мы используем записи сенсорных данных предыдущих невест для помощи при процессе отбора.

–Что? Записанные данные?

–Нейропроцессорный блок, или НПБ, будет вживлен в ваш череп, прежде чем вы покинете Землю. С его помощью вы сможете понимать язык, он поможет адаптироваться в вашем новом мире,–тут она ухмыльнулась, и ее улыбка была одновременно и пугающей, и лукавой.–НПБ запрограммирован на запись вашего спаривания с последующей отправкой данных обратно в систему.

–Вы собираетесь записывать меня с моим новым партнером?

–Да. Это необходимо по протоколу отбора. Все церемонии присвоения просматриваются, чтобы убедиться, что наши невесты распределены правильно и находятся в безопасности.

Она опустила планшет, и я обратила внимание на накрахмаленные воротник и юбку ее униформы. Ни единой складочки на ткани, ни одного волоска, выбившегося из прически. Она выглядела почти как робот. Но огонь в ее глазах выдавал пыл и увлеченность своей работой. Преданность программе наглядно проявилась в ее следующих словах.

–Мы делаем все, чтобы наши воины получали достойных невест. Они служат нам всем, защищают Землю и всех обитателей планет Коалиции от верной гибели. Система использует реакции вашего тела, чтобы прозондировать ваше подсознание, ваши самые темные фантазии, самые заветные желания. Программа подбора быстро отбрасывает то, что вам не интересно. Входная сенсорная информация отфильтровывалась до тех пор, пока мы не нашли воина с идеально подходящей вам планеты.

 

Это была моя пара? Конечно же нет.

–Я не могу быть в паре с мужчиной, который связывает меня. Это не то, чего я хотела, когда вызвалась добровольцем.

Ее темные брови взметнулись вверх.

–По всей видимости, мисс Адамс, это именно то, чего вы желаете. Тест выявляет правду, даже если ваш мозг ее отрицает.

Я задумалась над ее словами, а она с планшетом в руках обошла вокруг и села напротив меня. Ее накрахмаленная униформа Программы межзвездных невест соответствовала ее прохладной манере поведения.

–Вы необычный случай, мисс Адамс. У нас уже были добровольцы, но ни одного с таким же мотивом, как у вас.

Я кинула быстрый взгляд на закрытую дверь, испугавшись, что, возможно, она позвонила моему жениху и послала за ним. Настоящая паника заставила меня дернуть ограничители.

–Не беспокойтесь,–сказала она и подняла руку, чтобы остановить меня.–Вы в безопасности здесь. Хоть вы и утверждаете, что синяки на вашем теле появились из-за падения, я посчитала необходимым принять меры, чтобы никому не разрешалось видеться с вами до тех пор, пока я не отправлю вас с планеты.

Очевидно, Страж Эгара не поверила в мою дурацкую историю, и меня успокоило то, что она старается защитить меня. Я никогда в своей жизни не каталась на лыжах. Я даже не живу рядом с горами, но мне требовалось разумное объяснение для синяков на теле, и это было первое, что пришло мне в голову.

Я предполагала, что скрыть синяки не получится, но у меня и мысли не было, что я буду проходить медицинские тесты полностью голой, а после на меня наденут больничный халат и проведут скрининг с совершенно неуместными картинками и видеоклипами. Я, должно быть, заснула, не могла же я сама вообразить что-то подобное.

–Спасибо,–ответила я.

Я не привыкла, чтобы люди были добры ко мне. Она молчала, как будто хотела, чтобы я рассказала ей правду. Хочу ли я делиться тем, что знала теперь о своем женихе? Он был так добр со мной, сражал меня наповал, пока я не узнала правду. Я подслушала, как он приказал одному из своих людей убить человека, который сорвал какую-то его сделку по недвижимости. Я думала, что люди, которых он держал при себе, были служащими, телохранителями, но они были головорезами, которых он использовал, чтобы запугивать и убивать людей.

Когда я согласилась выйти за него замуж, он приставил ко мне двух мужчин в качестве моих персональных телохранителей. Даже тогда я поверила, что причиной этому было его богатство и то, что я нуждалась в дополнительной защите. Я думала, что он чуткий и внимательный, заботится обо мне. Ха! Я была такой глупой. Еще глупее было сказать ему, что я сомневаюсь насчет свадьбы. Он взбесился, схватил меня и сказал, что никогда не отпустит. Никогда.

Когда я пригрозила уйти, он тихо и горячо объяснил, что владеет мной. Я стала его собственностью, как только надела обручальное кольцо на палец. Он убьет любого мужчину, которого я поцелую, замучает любого, кто прикоснется ко мне, и после накажет меня за принесенные неудобства.

Тогда я поняла, что нужно бежать, но мне необходимо было найти способ улизнуть. Я поехала в торговый центр на своей машине, как если бы это был обычный день. Охранники, которые приглядывали за мной, всегда парковались рядом с моей машиной, ходили за мной по торговому центру, но позволяли мне заглядывать в магазины одной. На всякий случай я сразу свернула в отдел нижнего белья, где, как я знала, они обычно отставали, а затем, петляя, прошла через несколько других магазинов и бросила свой мобильный телефон между двумя стойками с одеждой. Я поспешила на автобусную остановку и села в автобус, который идет через весь город. Оттуда я взяла такси и направилась в центр обработки Программы межзвездных невест.

У меня нет семьи, друзей не осталось. Когда мы начали встречаться, он систематически убирал из моей жизни всех, кто был мне дорог до встречи с ним. Одну за другой он предлагал причины, почему тот или иной человек больше мне не подходил, был неудовлетворительным контактом. Теперь я была совершенно одна во всем мире, полностью в его власти. Он даже убедил меня бросить работу, так что у меня не было собственных денег.

Господи, даже инопланетянин будет лучше, чем этот психованный, ревнивый мужчина, собственник, чья идея наказания включает в себя бокс со мной в качестве груши для битья. Я пережила это один раз. Больше никогда. Возможно, я и была глупой, наивной, даже по уши влюбленной, но больше нет.

Я оглядывалась всю дорогу до центра обработки, боясь, что они выследят меня и остановят, прежде чем я смогу зайти в здание. Оказавшись внутри, я почувствовала себя спокойнее, но я не буду полностью вне досягаемости, пока не покину планету. Только тогда я смогу спокойно вздохнуть, уверенная в том, что мой жених никогда меня не найдет.

Я слышала о Программе межзвездных невест уже больше года и знала, что большинство участвовавших в ней женщин были заключенными, выбравшими Программу в качестве альтернативы длительному тюремному заключению. Некоторые, как я узнала, были добровольцами, но вернуться не мог никто. Как только женщине подбирали в пару инопланетного воина и отправляли ее в космос к супругу, она больше не являлась гражданкой Земли и не могла вернуться назад. Сначала это звучало страшно и нелепо. Кто добровольно покинет Землю? Насколько плохой должна быть их жизнь, чтобы решиться на это? Теперь я знала. Жизнь женщины может стать очень, очень плохой.

Мне нужно было оказаться как можно дальше от моего жениха, и я волновалась, что на Земле не найдется достаточно далекого места. Он найдет меня, и тогда…

Я думала, что он станет моей семьей. Семьей. А он выбрал меня в жены, потому что семьи у меня не было. У меня не было связей, не было никого, кто мог бы меня защитить, удержать от брака с этим мерзавцем. Он никогда не станет моей семьей. Никто на Земле не любил меня. В качестве добровольца Программы межзвездных невест я была рада узнать, что не смогу вернуться назад. Я больше не хотела жить на Земле. Не хотела до конца жизни бояться, что он выследит меня. И поэтому я улечу с нашей планеты в единственное место, где он никогда не сможет меня найти, никогда меня не достанет.

И вот я здесь, сижу в больничном халате под пристальным взглядом Стража.

–У вас есть вопросы?

Я снова облизала губы.

–Этот партнер… откуда мне знать, что он будет… добрым?

Несмотря на то, что я прошла так много тестов на соответствие, единственное, что меня волновало, это чтобы он был добрым. Я не хочу быть в паре с мужчиной, который будет меня бить. Если бы я хотела этого, я могла бы просто остаться здесь, на Земле, и выйти замуж за этого козла.

–Добрым? Мисс Адамс, я полагаю, что понимаю всю глубину вашего беспокойства, но ваш партнер прошел те же тесты, что и вы. Более того, воины проходят более углубленные тесты, чем наши невесты. Вам не стоит бояться вашего партнера, поскольку ваше и его подсознание определяет выбор пары. Ваши нужды и желания дополняют друг друга. Однако вы должны помнить, что на другой планете другие обычаи. Другая культура. Вы должны будете приспособиться к этому, отвергнуть ваши земные суждения и устаревшие представления. Вам нужно избавиться от вашего страха перед мужчинами. Оставьте все это здесь, на Земле.

Ее слова были мудрыми, но сделать это не так-то просто. Я буду осторожной еще долгое время, я уверена.

–Куда меня направят?

–На Викен.

Я нахмурилась.

–Я никогда не слышала о такой планете.

–Хмм,–ответила она, посмотрев на свой планшет.–Вы первая с Земли, кому мы нашли пару там. Сон, который вы видели, принадлежал женщине с другой планеты, которой подобрали партнера на Викене. Как вы видели, он был внимательным, но в то же время педантичным любовником.

Я покраснела от одного воспоминания.

–Судя по тестам, я думаю, что вы будете очень довольны вашим супругом.

–А если нет?

Что, если она ошибается, и он злой? Может он и владеет своим членом, как настоящая порно-звезда, но вдруг он хочет, чтобы я была для него простой рабыней? Что, если он будет бить меня так же, как мой жених?

–У вас есть тридцать дней, чтобы передумать,–ответила она.–Запомните, вам подобрали не только мужчину, но и планету. Если за тридцать дней вы поймете, что ваша пара вам не подходит, вы сможете запросить себе другого воина, но останетесь на Викене.

Это казалось разумным. Я вздохнула, расслабившись от осознания того, что в итоге сама могу сделать выбор–и меня не отправят обратно на Землю.

–Вы удовлетворены?–спросила она.–У вас есть еще какие-нибудь вопросы? Есть ли какие-либо причины отложить вашу транспортировку?

Она посмотрела на меня, словно предлагая последнюю возможность. Возможность, которой я не воспользуюсь.

–Нет. Причин откладывать транспортировку нет.

Она кивнула.

–Очень хорошо. Для протокола, мисс Адамс, вы замужем?

–Нет.

Если бы я не сбежала, то была бы замужем. Через две недели.

–У вас есть дети?

–Нет.

–Хорошо,–она снова провела по экрану.–Вас определили на планету Викен. Вы согласны?

–Да,–ответила я.

Если этот мужчина не злой, я готова сбежать куда угодно.

–В связи с вашим утвердительным ответом, вы были официально определены в пару и лишаетесь своего гражданства на Земле. С этого момента и навсегда вы становитесь викенской невестой,–она посмотрела на свой экран, провела по нему пальцем.–По обычаям Викена, перед транспортировкой вашему телу потребуются некоторые изменения.

Страж Эгара встала и обошла меня.

–Изменения?

Что это значит? Что она собирается сделать?

Она нажала кнопку на стене над моей головой, и стена раздвинулась. Посмотрев через плечо, я увидела только мягкое синее свечение. А вот появившийся из стены длинный рычаг с прикрепленной к нему иглой я никак не могла не заметить.

–Что это?

–Не нужно бояться. Мы просто вживляем ваш НПБ, который необходим всем невестам. Замрите. Это займет всего несколько секунд.

Механическая рука приблизилась ко мне и ткнула мне в шею. Я вздрогнула от неожиданности, но на самом деле мне не было больно. Вообще-то, у меня ничего не болело. Когда кресло задом двинулось в помещение с синим светом, я уже была расслабленной, спокойной и сонной.

–Вам больше нечего бояться, мисс Адамс.

Пока кресло погружалось в теплую ванну, она добавила:

–Ваша обработка начнется через три… два… один.

Глава 2

Дроган

–Мы прожили врозь почти тридцать лет. Я не вижу необходимости в том, чтобы мы воссоединились сейчас.

Я скрестил руки на груди, глядя через всю комнату на двух мужчин, которые выглядели в точности как я. На моих братьев. У одного волосы были длинные, ниже плеч, у другого очень коротко остриженные, и у него был шрам через правую бровь, но в остальном я как будто смотрел в зеркало. Я знал всю свою жизнь, что у был одним из тройняшек, знал, что мы были разлучены в младенчестве. Даже знал причину этого.

–Войны между секторами начались, когда вы были младенцами. После смерти ваших родителей было решено вас разлучить. Каждый из вас был послан править одним из трех секторов, чтобы установить баланс силы вашей королевской крови и закончить войну.

Регент Бард посмотрел на нас. Он был маленьким и хрупким, но очень могущественным. Мы могли бы легко убить его голыми руками, но знали, что его смерть не изменит хода событий. Я понимал это, поэтому кровопролитие было бесполезно. Поскольку он все еще дышал, мои братья, должно быть, пришли к такому же выводу. Но никому из нас это не нравилось.

Рядом с регентом стоял его помощник, Гиндар. Регент всего лишь представил его нам, но, судя по всему, он должен был только молчать и выполнять приказы. Это был не молодой оруженосец, неопытный и энергичный, а пожилой человек серьезного и спокойного нрава. Он был неприметным, что делало его очень подходящим для своей работы. Мои шпионы держали меня в курсе дел регента, и Гиндар играл важную роль посредника и переговорщика и тихо заключал соглашения за закрытыми дверями, в то время как регент Бард поддерживал свой образ для публики.

–Мы не нуждаемся в уроке истории, регент. Мы все знаем, что стали причиной заключения договора и завершения войны, –сказал Тор.

Было странно слышать, как мой собственный голос исходит от кого-то другого. Длинные волосы Тора и его толстая куртка свидетельствовали о том, что он жил в холодном Первом секторе. Я, конечно, никогда там не был и не собирался терпеть холодную погоду.

–Вам повезло, что мы тройняшки, не так ли, регент?–добавил Лев.

Он подошел к стулу с высокой спинкой; из-за своих коротких волос и свирепого хмурого взгляда он почему-то казался холоднее, чем Тор, но я знал, что это заблуждение. Оба моих брата были закаленными воинами, которые правили своими секторами так же, как я своим. Тот факт, что они пережили эти три десятилетия, свидетельствовал об их силе и интеллекте.

 

Я мог видеть сходство между мной и Левом. Я тоже обычно сидел, ссутулившись и вытянув перед собой длинные ноги. Я увидел, как Лев выгнул бровь, и, если не считать шрама, мне показалось, что я смотрюсь в зеркало. Он также разделял мое отвращение и незаинтересованность в политических маневрах и интригах. Ни один из братьев не наслаждался этой встречей, так же как и я. Это было неудобство, которое мы все должны были терпеть.

Старик кивнул.

–Полагаю, судьба распорядилась так, что ваше рождение принесло Викену мир.

Прежде чем заговорить, я взглянул на одного брата, потом на другого.

–И все же для нас нет мира и покоя. Мы должны жениться на женщине с другой планеты. Мы должны оставить наши дома, наши народы, чтобы жить здесь, жить вместе и делить невесту? Вы требуете этого после того, как мы прожили всю нашу жизнь в разных секторах.

–Может, мы и родились братьями, регент, но теперь мы враги,–добавил Тор.

Я кивнул, Лев тоже. У меня не было ни малейшего желания прыгнуть через комнату и убить своих братьев, но я был предан жителям своего сектора, так же как мои братья–жителям своих родных секторов. Мы родились братьями по крови, но верность каждого принадлежала его дому. Тем, кем мы правили. Тем, кто нуждался в нашей защите и поддержке.

–Враги?–усомнился регент Бард.–Нет. Братья. Близнецы с идентичной ДНК, которые теперь присвоят одну женщину и оплодотворят ее.

–Значит, вам нужны не мы.

Лев сплел пальцы. Хотя он выглядел расслабленным, я знал, что это не так. Откуда я это знал, я не мог понять, но чувствовал в этих двух мужчинах то, чего не чувствовал в других. Было ли это потому, что мы были близнецами, или была еще какая-то причина для связи между нами?

–Вам нужен ребенок, которого мы произведем на свет.

Старик не стал спорить.

–Да. Этот ребенок снова объединит три сектора, станет правителем всех трех. В равной степени. Объединенных. Викен снова объединится под властью единого правителя. Войны закончатся раз и навсегда.

–Я, например, не желаю невесты с чужой планеты. Если ваша цель–единство, мы должны потребовать себе пару с Викена,–сказал Тор, прислонившись к стене комнаты.

Мы находились на Едином Викене, маленьком острове с несколькими правительственными зданиями. Это было место, куда прибывали все межзвездные гости, где происходили все официальные встречи между секторами. Гигантское белое центральное здание с крутыми башенками и статуями, посвященными всем трем секторам,–стрелой, мечом и щитом,–было единственным местом, считавшимся нейтральной территорией для всех трех секторов.

Оружие оставлялось на границе. Это было безопасное место, мирная зона, где можно было разрядить напряженность.

Хотя война закончилась десятилетия назад, вражда оставалась глубокой. Культуры различались. Я не любил своих братьев просто из принципа. Я ничего не знал о них, кроме того, как они выглядели. Наши тела были идентичны, поэтому я знал, что член Тора наклонен влево, а у Лева на спине родимое пятно. В остальном мы были продуктом наших народов, наших секторов.

–Ни одна из живущих женщин Викена не может быть по-настоящему нейтральной.

Он посмотрел на каждого из нас.

–Вы бы взяли себе пару из другого сектора?

Мы покачали головами. Невозможно было сойтись с женщиной из другого сектора. Она будет ненавидеть меня, а я буду терпеть ее. Это был неподходящий способ найти пару, и мы все это знали. Связь между партнерами должна быть сильной, мощной. Она была мощнее, чем все остальное на Викене.

–Следовательно, вам подобрали женщину с другой планеты. Женщину с Земли.

–Кому из нас?–спросил я.–Все трое не нужны для этого. Несомненно, один из моих братьев знает достаточно о женщинах, чтобы оплодотворить ее.

Братья не стали спорить. Если они хоть чем-то похожи на меня, оплодотворить женщину не будет для них трудностью или проблемой.

–Одного недостаточно.

Клянусь, Регент Бард выдержал эффектную паузу.

–Вы все должны осеменить ее. И это должно быть сделано с разницей в несколько минут. Вы все должны иметь равные шансы зачать ребенка.

Мы посмотрели друг на друга, но ничего не сказали. Однако я знал, о чем они думали. Я не слышал их слов, но все равно знал, что они будут такие же.

–Я не буду делиться, регент. Я возьму невесту, если вы настаиваете, но не буду делить ее.

–Тогда будет война.

При этих словах регента Лев переменил позу, а Тор нахмурился еще сильнее.

–Вы трое–последние представители королевской крови. Вся планета признает ваши права на трон Викена. Вы должны присвоить невесту вместе. Вы должны преодолеть свои разногласия и привести свой народ к новой эпохе мира. Мы должны прекратить сражаться друг с другом и сосредоточиться на межзвездных боевых группах. Мы больше не вольны драться друг с другом, как дети. Внешний враг приближается, а наши воины не записываются в добровольцы. Вместо этого они остаются дома и совершают набеги друг на друга, как избалованные дети.

Регент глубоко вздохнул; эту его тираду я слышал много раз. Судя по выражению лиц моих братьев, слова регента для них тоже не были новостью.

–Вы трое абсолютно идентичны. Ваше семя идентично, поэтому любой ребенок от вашего брака будет представлять вас троих, все три сектора.

–Значит, нам не обязательно делать это вместе,–сказал я.–Пусть любой из них возьмет себе эту женщину.

Я кивнул в направлении моих братьев.

Лишь бы только женщина досталась не мне. Я не нуждался в ней. Викенцы дорожили своими женщинами и детьми, но, поскольку мне не нужно было беспокоиться о том, чтобы угодить женщине или приручить ее, жизнь была намного проще. Когда я хотел женщину в своей постели, я брал ее. Когда мне было достаточно, она возвращалась к своей жизни, а я–к своей. У меня не было совершенно никакой необходимости оплодотворять женщину. Дети означали преданность и семью, которой я не хотел. Судя по всему, наши родители любили друг друга, но посмотрите, к чему это привело. К смерти. У меня не было нужды приглашать женщину на Викен, чтобы ее здесь убили по политическим причинам.

–Мне не нужна пара,–сказал Тор.–Он может забрать ее.

Он указал на Лева.

–Я? Мне не нужна пара.

Регент был так чертовски спокоен, так полон решимости привести планету в порядок перед своей смертью. Он был стар и слаб. В отличие от нас троих, он еще застал мирный Викен.

–Дело сделано. Она была отобрана для всех троих. Как викенцы, вы знаете свою ответственность.

Ответственность. Она была навязана мне с самого раннего возраста. На мне лежала ответственность за то, чтобы править планетой, но не за то, чтобы оплодотворить женщину вместе с моими отчужденными братьями.

–Мы не просили об этом,–сказал я, говоря и за своих братьев.

Они кивнули–пожалуй, впервые в жизни мы были согласны друг с другом.

–И все вы примете и назовете ребенка своего брата своим преемником?

Лев снова приподнял бровь.

–Нет.

Тор сжал кулаки.

–Никогда.

Я не ответил, потому что мой ответ был таким же. Нет. Никогда. Я никогда не оставлю свой народ потомству другого мужчины. Это были мои люди. Только мой ребенок унаследует священную мантию лидера.

–И теперь вы понимаете. Вы все должны стать ее партнерами.

Регент поднял руку, чтобы заставить меня замолчать, когда я открыл рот, чтобы возразить.

–Вы не просили родиться тремя правителями планеты. Вы не просили, чтобы вас разлучили в младенчестве. Вы должны были быть вместе, как одно целое. Вы были рождены, чтобы править, но ваша жизнь была и будет полна жертв. Ради планеты, ради будущих поколений вражда должна прекратиться. Наши воины должны вновь поступать на службу Межзвездной коалиции. Мы должны защищать нашу планету от Улья, а не сражаться друг с другом. Если мы еще раз не обеспечим нашу квоту воинов, мы будем отстранены от защиты со стороны Коалиции. Я получил сообщение, что нам дают восемнадцать месяцев, чтобы удовлетворить их требования, снова внести вклад как в программу невест, так и в пополнение рядов воинов, или Викен будет предоставлен сам себе. Я хочу видеть Викен снова единым и сильным. Защищенным. Гордым. Прежде чем я умру, мы должны вернуть Викену его место в качестве мощной силы в борьбе против Улья.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»