3 книги в месяц за 299 

Лилии полевые. Царь из дома Давида. Три года в Священном городеТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дорогие читатели!

Перед вами – очередной сборник книг «Лилии полевые» серии «Из архива репрессированного священника Григория Пономарева (1914-1997 гг.)»1.

В основу четвертого сборника положено сочинение доктора прав и богословия, крупного ученого и писателя, архиепископа Джозефа Холст Ингрэма (1809-1860 гг.) «Царь из дома Давида. Три года в Священном городе».

Сочинение содержит в себе 39 писем к своему отцу молодой еврейской девушки Адины, приехавшей из Александрии в Иерусалим в царствование Ирода. По замыслу автора книги, составившего письма на основе Евангельских событий, Адина, ставшая современницей последних трех лет жизни Господа нашего Иисуса Христа, описывает в своих письмах все главные события того времени.


Джозеф Холст Ингрэм (Инграхем, 1809-1860)


Основываясь на богословских знаниях Священного Писания, истории и археологии Палестины, архиепископ Ингрэм использует в своей книге жанр частных писем для создания впечатления полной достоверности происходящих событий.

Рядом с эмоциональным описанием жизни Спасителя от Его Крещения во Иордане до дивного Вознесения книга содержит обзор библейских свидетельств, утверждающих достоверность и истинность того, что Иисус из Назарета есть обетованный Христос, Сын Божий.

На русский язык сочинение впервые вышло в 1895 году в переводе с английского под редакцией Софии Дестунисъ2, православной писательницы. Книга имеет гриф: «Отъ С-Петербургскаго Духовнаго Цензурнаго Комитета печать дозволяется. С.-Петербургъ, 14-го октября 1908 года. Цензор, Архимандритъ Александръ…».

На протяжение всего своего исповеднического пути отец Григорий, как носитель Истины, несвятой святой нашего времени, молитвенник и покровитель земли Уральской, собирал крупицы духовной мудрости, святоотеческие поучения и живые примеры христианского благочестия со всех уголков мира. Он рóстил, укреплял детей Божиих в вере Христовой, давая им «духовные задания» переписывать вручную тексты поучительных книг.

Все 39 писем Адины, составленные доктором Богословия Джозефом Ингрэмом на основе Евангельских событий, тайно переписывались духовными чадами отца Григория в годы гонений и запрета на церковные книги в прошлом веке, много раз перепечатывались им самим на старенькой механической машинке, заправленной печной сажей. А ведь это тысячи страниц рукописных и машинописных текстов, тиражированные под копирку одновременно по 5-6 экземпляров!

Батюшка переплетал печатные страницы в книги и дарил их духовным чадам на день Ангела. Он, отбывший в сталинских лагерях 16 лет как «враг народа», трудился по ночам, опасаясь новых гонений и репрессий. В его трудах батюшке помогала верная супруга Нина Сергеевна Увицкая; она сшивала книжки, вырезала из открыток цветы и украшала ими печатные странички и самодельные обложки.

И отец Григорий и матушка Нина – дети новомучеников Российских архимандрита Ардалиона Пономарева и протоиерея Сергия Увицкого, прославленных в Екатеринбургской епархии в наше время в лике святых.

Благочестивые супруги Пономаревы прожили вместе 61 год и 2 дня и ушли в мир иной в один день 25 октября 1997 года, явив своим уходом для нас пример истинно христианской кончины! А 6 февраля 2016 года отошла ко Господу Ольга Григорьевна Пономарева, дочь отца Григория и матушки Нины, написавшая нам в назидание трогательные воспоминания о своих родителях. Помолимся о ее упокоении в селениях праведных!

По благословению высокопреосвященного Иосифа, митрополита Курганского и Белозерского, в Курганской епархии с конца 2015 года началась подготовка необходимых материалов для проставления отца Григория, как исповедника веры. Просим всех благочестивых читателей присылать в Курганскую епархию свои воспоминания и примеры благодатной помощи Божией по молитвам к отцу Григорию.

Сегодня многие книги из тех, что собрал в прошлом веке отец Григорий, утеряны в библиотечных фондах страны, некоторые заново переписаны и изданы с искаженным смыслом. Тем бóльшую ценность представляет для нас архив батюшки, сохранивший рукописные копии дореволюционных книг, имеющих церковные грифы Духовного Цензурного Комитета.

Работа над новой редакцией сочинения Джозефа Ингрэма «Царь из дома Давида…» шла в фондах Российской национальной библиотеки Санкт-Петребурга. В архиве отца Григория письма Адины перепечатаны в сокращении, именно поэтому кропотливое восстановление полных текстов длилось более 18 лет. Новый вариант книги дополнен 143-мя примечаниями, объясняющими исторические и библейские термины; в работе с примечаниями использованы 35 источников знаний. Книга заново иллюстрирована, к иллюстрациям привлечены лучшие образцы мировой живописи из Интернет-архива, а также малоизвестные изображения с открыток из архива протоиерея Григория Александровича Пономарева.

В настоящее время в сети интернет выложен сектанский перевод книги доктора Ингрэма, искажающий догматы православной веры. Увлекая читателей лишь одной мечтой о вожделенном рае, как о месте преображения зла, автор бездуховного перевода ведет доверчивого читателя дорóгой лжи, а значит – дорóгой антихриста. «Мечта о рае – это прекрасно, – пишет в своих книгах протоиерей Александр Шаргунов, – но мечта – ложное избавление. Здесь красота мертвой жизни, преображение зла, но нет исцеления от зла. Смертельно опасно под видом Ангела света вести души по ложным мистическим дорогам. Воистину, все древние и новые ереси здесь…» (Культура и антикультура. – М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2014. – стр.201).

Ложь всегда предает Правду. Однако сегодня, благодаря трудам и молитвам отца Григория и трудам его благочестивой супруги Нины Сергеевны Увицкой, милостию Божией восстановлен полный перевод с английского книги Джозефа Ингрэма «Царь из дома Давида…» в павославной редакции 1895 года.

Исследователи христианской литературы склоняются к тому, что письма Адины составлены доктором Ингрэмом на основе его кропотливой работы с историческими архивами и документальными свидетельствами современников Христа, сохранившихся в библиотеках Ближнего Востока. И именно это обстоятельство имеет для нас особую ценность. «Человечество всегда обращало свой взор к прошлому, – пишет отец Александр Шаргунов. – Люди искали в нем примеры, позволяющие им устоять посреди зла земного существования» (там же, стр. 29). Сейчас, когда происходит варварское уничтожение христианских и общечеловеческих святынь, когда игилы тьмы хотят расправиться с любым напоминанием о Евангельских событиях, озаривших мир, все труды, свидетельствующие о жизни и деяниях Господа нашего Иисуса Христа, сами становятся свидетелями Истины.

Сегодня идет постоянная подготовка человека к принятию антихриста. Мы не знаем, что случится с нашим Отечеством завтра и какая угроза смутит наше сердце. Но надо твердо понимать, что святоотеческие и общехристианские предания, дошедшие до нас благодаря подвижническим трудам пастырей Божиих, несущие в себе гуманизм христианской морали, хранят нашу веру и нашу Россию, спасают мир от всё разрушающего сатанинского зла и учат быть верным Христу даже до смерти. Аминь.

Елена Кибирева,

член Союза писателей России

Курган, 14 сентября 2015 года, церковное новолетие,

иконы Божией Матери «Августовская Победа»





Василий Петрович Верещагин (1835-1909). Фрагмент картины «Се Человек». Храм Христа Спасителя. Москва



Царь из дома Давидова.

Три года в священном городе

архиепископ Джозеф Ингрэм

Предисловие

Адина – автор предлагаемых писем. – Ее семья. – Путешествие в Иерусалим. – Римляне. – Крепость Давида3. – Дворец Пилата4. – Холм Кальварий5. – Гефсиманский сад6. – Вифлеем7. – Дамасские ворота. – Римская гвардия. – Прибытие к друзьям. – Наружность Адины. – Ее письма к отцу.

 

Цель автора этой книги – ввести читателя в среду исторических обстоятельств и событий земной жизни Того, Кто говорил людям, «как ни один человек никогда не говорил» (ср. Ин.7; 46).

В письмах к своему отцу молодая еврейка, девушка Адина, приехавшая из Александрии в Иерусалим в царствование Ирода8, описывает, как современница, события последних трех лет жизни Спасителя рода человеческого. В сокровенной письменной беседе с отцом, живущим в Александрии, она изображает пережитые ею впечатления в этой стране, родной для нее по крови и по историческим преданиям.

Эта девушка – ревностная еврейка, воспитанная в родительском доме на чтении исторических и пророческих книг еврейского народа. Она предприняла путешествие в «Город Господень» по тем же побуждениям, по которым очи всех просвещенных евреев того времени всегда обращались к этому порабощенному римлянами месту их былой славы и гордости, в чаянии обещанного пророками Мессии-Освободителя.

Но вот интерес к этому городу еще более усиливается: сообщая отцу все виденное и слышанное и подтверждая свои впечатления перечитыванием пророческих книг, Адина постоянно убеждается, что появившийся близ Иерусалима смиренный Незнакомец, Этот «Человек скорби», против Которого с таким ожесточением и презрением ополчились все фарисеи и книжники, и есть именно Тот Обещанный, пришествия Которого так трепетно ждал ее народ.

Предлагаемая книга содержит рядом с последовательным описанием главных событий из жизни Спасителя от Его Крещения во Иордане до Его дивного Вознесения обзор всех библейских свидетельств, утверждающих достоверность и истинность того, что Иисус из Назарета есть обетованный Христос, Сын Божий.

Адина, от имени которой ведется предлагаемый рассказ, была единственною дочерью Манасии Веньямина; он был израильтянином из колена Иудина9, но родился в греко-римском городе Александрии. Его предок, известный в свое время ученый Давид-Эздра-Манасия, был одним из семидесяти толковников, призванных в 277-м году Птолемеем Филадельфом10 для перевода Библии с древнееврейского языка на греческий. Окончив этот почетный труд, Эздра со своими товарищами по работе по приглашению царя остался в Египте, где он и прожил до глубокой старости, добросовестно трудясь на почетном посту, к которому был призван. Пять поколений его потомков представляли собой целый ряд выдающихся по способностям людей, заслуживших доверие египетских правителей; мало-помалу они нажили значительное состояние, которое все и перешло к последнему в роде Манасии – Веньямину, человеку, вполне достойному своего знаменитого предка. Он был известен в Александрии своею щедростью, мудростью, общественным положением, а также ученостью и богатством и был в дружеских отношениях с римским проконсулом Руфом Люцием Павлином. Этот египетский еврей горячо любил свое далекое отечество, родину своих предков, и ревностно чтил Святой Город с храмом Иеговы11.

В юности своей он по желанию отца ездил в Иерусалим с целью утвердиться в законах Моисея12 и решил такую же образовательную поездку доставить и своей единственной дочери, как просвещенной еврейской женщине и наследнице его имения и богатства.

И вот после семнадцатидневного утомительного пути перед Адиной вдруг открылся вид на Священную Гору и башни Сиона13

***

Караван остановился на вершине хребта; еврейские путешественники сошли с верблюдов и распростерлись в религиозном экстазе, поклоняясь Граду Давидову на горе Мориа14, освященной стопами праотца их Авраама.

Девушка подняла свое покрывало и в благоговейном трепете склонила голову. Она увидела наконец собственными глазами Иерусалим, город ее народа, родину ее предков, священное место, о котором она с раннего детства была столько наслышана. Она глядела на него и вспоминала об Исааке15, положенном на жертвенный костер на том самом месте, где теперь блещут мрамором и позолотой стены величественного храма; об Исаии16, распиленном пополам в мрачной долине у подножия этой горы; о Давиде и славе его; о мудрости Соломона17; о сонме пророков, ходивших по улицам этого города и по окрестным холмам.

 

Одна за другой теснились в ее воображении картины печального и славного прошлого: осады этого города ассириянами, персами, египтянами и другими народами; пленение и увод в рабство ее соотечественников; разрушение иерусалимских стен и храма и воссоздание их Эздрою.

С особенным чувством благоговения представляла она себе, как обитал Иегова среди Своего народа из века в век, являясь ему в виде небесного огня во внутреннем святилище храма, и как Он вещал Свою волю, как бы Лицом к лицу с человеком. Вспомнила о Ковчеге Завета18, и заповедях на каменных скрижалях19, и о расцветшем жезле Аарона, о медном Змие20, хранящемся в храме…

Сердце ее усиленно забилось; никогда раньше она не испытывала такого волнения. С глубоким чувством благодарности она благоговейно склонила голову перед Тем, Кто возвеличил ее народ перед всеми народами и город ее предков и пророков – среди всех городов земных. Поднявшись, она обвела гордым взглядом прекрасный пейзаж, ликуя и гордясь, что и сама принадлежит к этому избранному народу. Ее воображению представилось, что и Ангелам на небе так же мил и дорог этот вид и этот еврейский народ! И небо, казалось ей, было в таком близком общении с этим избранным местом на земле!

Арабы из ее свиты также склонили головы и опустились на колени при виде священных башен, чтя память Авраама и своих патриархов, праотцев их по Измаилу21, которые, по их представлениям, покоятся тут же, вместе с Исааком22 и Иаковом23, на горе Мориа, а не в Хевроне24 – в пещере Махпела, где было место их погребения, по словам Моисея.

Но горделивый подъем духа Адины упал внезапно: когорта римских солдат с блестящим орлом во главе группы всходила на холм, где она стояла.

– Римляне! Римляне! – закричали вожатые и, быстро поднявшись, все сели на своих мулов и верблюдов и заспешили очистить дорогу приближающейся коннице.

В нескольких десятках футов от этого места израильтянин, погонщик мулов, не успевший убраться с пути, был сбит с ног; без внимания к его крикам кавалерия взнеслась на вершину холма. Адина побледнела, но не от страха: вид римских всадников вернул ее к печальной действительности. Гордость, наполнявшая ее сердце, исчезла мгновенно. Увлечение прошедшей славой своего народа сменилось тяжким сознанием его унижения в настоящем. В радостном волнении, при виде священных мест, она было совсем позабыла, что земля пророков и царей – помазанников Божиих – стала одною из римских провинций. Очнувшись от грез, она в глубокой печали опустила на лицо свое покрывало.

А между тем группы всадников одна за другой вихрем пронеслись мимо – со звоном оружия и грохотом нескольких сот лошадиных копыт.

Она уже больше не глядела вперед с горделивой радостью. Губы ее шептали слова Иеремии: «Как помрачил Господь во гневе Своем дщерь Сиона!25 …Это ли город, который называли совершенством красоты, радостью всей земли?!26 Господь изгнал нас из числа народов Своих…»

Обильные слезы облегчали ей сердце, и, как верная «дщерь Иерусалима», она оплакивала утраченную славу своего народа.

Между тем путники подвигались далее, огибая холм, покрытый могилами; на одну из них еврейский раввин, под покровительством которого она путешествовала, указал ей как на место погребения пророка Иеремии. Далее они пересекли небольшую долину, зеленевшую рощами, украшенную фонтанами и террасами, и увидели тут массу городской публики. Мужчины и женщины прогуливались тут группами, а с одной стороны тенистой дороги раскинуты были шатры, под которыми купцы со всех сторон света выставляли свои товары и торговали. На вопрос Адины раввин ответил, что здесь место загородных гуляний для жителей Иерусалима, а теперь, по случаю предстоящего великого праздника Пасхи, когда стекается масса народа в Иерусалим, здесь расположились приезжие купцы и торгуют.

Миновав эту толпу, путешественники двинулись вправо и поднялись на небольшую возвышенность, с которой Иерусалим открылся им с другой точки зрения и представился во всем блеске своего неувядаемого величия. Как бы презирая все перенесенные им невзгоды – войны, осады, опустошения – римский Иерусалим сохранил свой гордый вид столицы великого государства и в значительной степени оправдывал свое наименование Царицы мира.

– Как он прекрасен! – сказала Адина.

– Да! Невозможно человеку сокрушить Град Божий! – с горделивой уверенностью отозвался раввин. – Он будет стоять вечно.

– Укажи мне достопримечательные места, добрый рабби27 Бэн Израиль; скажи, какое это мрачное здание виднеется за храмом? У него такой грозный и воинственный вид!

– Это и есть город Давида – замок наших царей. Он охраняет храм и город. Он служил крепостью Давиду и доблестным Маккавеям28. Заложен он был еще Мелхиседеком29, первым царем иерусалимским, другом праотца нашего Авраама. Теперь в нем стоят гарнизоном тысячи римских солдат.

Девушка вздохнула; но скоро красивая башня, позолоченная закатом, привлекла ее внимание, и она спросила:

– Что это?

– Ты спрашиваешь, дитя, о башне, что рядом с пальмой и почти одной с нею высоты? – переспросил рабби, которому приятно было удовлетворить любопытство своей милой спутницы. – Это – Давидова башня. Вот на той стене ее, что над воротами, стоял страж Давида, когда он ждал вестей от Авессалома30; а лес, который отсюда не виден, идущий к северо-востоку от города, – это тот самый лес Эфраима, где был убит Авессалом.

– А какой это дворец так сверкает на солнце, точно он весь серебряный?

– Это дворец римского правителя Понтия Пилата, который владычествует как царь в Иерусалиме… Но что ты так вздрогнула, дитя? – спросил рабби, и, следя за направлением ее взора, он понял причину ее испуга: невдалеке, на холмике напротив городских ворот, возвышались деревянные кресты. На двух крестах висели тела, должно быть, недавно распятых, потому что вблизи стояла стража и толпа народа стояла и глядела на страдания несчастных. Слышались страшные стоны и проклятия одного из страдальцев.

– Это место называется Кальварий, дочь моя, – спокойно пояснил рабби. – На этом месте римляне казнят своих преступников. Сегодня казнены двое. Казнь эта жестокая; более жестокая, чем избиение камнями… Но у римлян жалости нет. Проедем поскорее мимо.

Свернув влево, они объехали вдоль стен сада, который, казалось, был доступен всем, потому что полуразрушенные стены предоставляли много отверстий для входа. По саду ходили люди; некоторые отдыхали в тени деревьев.

– Это – сад царя Соломона; ныне зовут его Гефсиманским, – продолжал рабби. – Теперь почти все царские сады так запущены! Но они красивы и в этом запущенном состоянии. А посмотри, как величественен вид на храм через эту просеку между рядами деревьев! А эта горка, покрытая рощами к востоку от сада, – это Масличная гора31. В дни славы Израиля она составляла часть царского сада. За нею лежит Вифания.

– А где Вифлеем Иудейский, из которого, по словам пророчества, «изыдет вождь Израиля» (Мих. 5; 2)?

– Это – к югу. Да! Все мы должны быть на страже того дня, когда исполнятся слова пророка. Они веселят сердце наше верой, что не вечно будет Иерусалим под пятой иноземцев, что явится Царь и Вождь из царского рода Давида.

– А существует ли теперь кто-нибудь из рода Давида? – спросила Адина, пытливо вглядываясь в бородатое лицо раввина.

– Должны существовать, иначе бы не могло исполниться пророчество. Но те из этого рода, которые известны, – такие бедняки! совсем простые люди… Я уверен, однако, что где-нибудь в другом месте не иссох еще священный ствол царственного дома, ведь Даниил и Иосиф были правителями в Персии, в Египте. Может, и оттуда явится победоносный Вождь Израиля.

– Но ведь в Писании сказано, что Он произойдет из Вифлеема, – из маленького местечка?

Рабби несколько смутился, но уже собирался ответить на этот трудный вопрос, когда караван вдруг остановился: ему преградило путь стадо овец вперемешку с крупным рогатым скотом; его гнали в город для жертвоприношений. С трудом пробравшись через это препятствие, караван подошел наконец к Дамасским воротам. Здесь произошла новая задержка: римская стража остановила их; потребовались проходные свидетельства и плата по 30 сестерций с каждого верблюда и по 15 с мула.

Далее суета городской улицы совсем ошеломила Адину, в течение нескольких дней видевшую вокруг себя только пустыню. Но дом родственников ее отца, куда она направлялась, был недалеко от городских ворот, и ее скоро встретили дружеские объятья семьи, где ее ожидали. Ее так ласково приняли не только из уважения к ее отцу, поручившему ее их покровительству, но и потому, что сама она сразу произвела на всех самое приятное впечатление.

Ей только что минуло шестнадцать лет. Дочь богатого александрийского купца и вельможи переживала еще весеннюю пору своей красоты. Ее светло-каштановые волосы, отливавшие золотом, овальное лицо с нежным румянцем сквозь оливковый оттенок кожи, большие лучистые глаза, светившиеся умом и радостью жизни, прямой, тонко очерченный нос, прелестный рот с выражением женственной приветливости и чистоты – все в ней было необыкновенно изящно.

Найдя радушный прием и комфортабельное приготовленное для нее помещение, Адина решила дней пять отдохнуть после путешествия. Затем, ко дню обратного отбытия каравана, она написала своему отцу первое письмо; по еврейскому летосчислению оно было помечено числом и годом, ровно на три года предшествовавшими дню распятия Спасителя.



1Решением протокола №14 заседания Коллегии по научно-богословскому рецензированию и экспертной оценке Издательского совета РПЦ от 25 августа 2015 года серии книг «Лилии полевые» присвоены следующие номера Издательского совета: «Лилии полевые»– ИС Р15-514-0683; «Лилии полевые. Крестоносцы» – ИС Р15-514-0684; «Лилии полевые. Покрывало святой Вероники» – ИС Р15-514-0685
2Дестунис, София – детская писательница. В 1870-х годах сотрудничала в "Семье и Школе". Отдельно напечатала: "Петербургские Робинзоны, рассказы для детей" (Санкт-Петербург, 1874); "Три задачи жизни; рассказы для детей старшего возраста" (1874); "Бог в помощь; иллюстрированные сказки в стихах" (1875); "Чародей-пустодей" (сказка, 1878); "Детки, что ягодки" (1883); "Жития святых, по Четьи-Минеям и другим книгам" (1886); "Превращения" (Санкт-Петербург, 1894).
3Давид – царь и пророк израильский, полководец, составитель псалмов. Правил около 40 лет (конец 11 века – около 950 г. до Рождества Христова).
4Понтий Пилат – римский наместник (прокуратор) Иудеи, Самарии и Идумеи (областей Палестины) с 26 до 36 годы.
5Кальварий или Голгофа – место, где был распят Иисус Христос. Латинское слово calvaria (кальварий) – калька греческого kranion («череп»), которое, в свою очередь, представляет собой перевод арамейского названия Голгофа (Мф. 27; 33), восходящего к еврейскому слову гулглет («череп», «мертвая голова»). Традиционно считается, что Голгофа была расположена к западу от Иерусалима. В эпоху крестовых походов на этом месте была воздвигнута церковь Гроба Господня. По другой версии, Голгофа находится близ пещеры Иеремии за Дамасскими воротами.
6Гефсиманский сад, Гефсимания – масличный сад у подножия Елеонской (Масличной) горы к востоку от Иерусалима, по дороге, ведущей от ручья Кедрон к Масличной горе. Здесь, по преданию, был схвачен Иисус (Мф. 26; 36-57. Мк. 14; 32-53. Лк. 22; 39-53. Ин. 18; 1-13).
7Вифлеем – палестинский город, на окраине которого в пастушеской пещере родился Иисус Христос. Находится к юго-западу от Иерусалима в плодородной местности.
8Замок Антония, Антониева башня (или крепость) – название крепости в Иерусалиме, построенной при Ироде Великом (Ирод Великий – глава семейства царей и правителей Иродов, правивших в Палестине в 1 веке по Рождестве Христове) около 36 года до Рождества Христова на месте крепости Барис. Была выстроена с дворцовой роскошью и названа Иродом в честь триумвира Марка Антония (Марк Антоний (ок. 83-30 годы до Рождества Христова) – римский полководец, сторонник Цезаря, которому он был обязан властью над Иудеей (Цезарь (100-15.03.44 год до Рождества Христова) – римский государственный и политический деятель, полководец и писатель, выходец из патрицианского рода Юлиев).
9Колено Иудино – одно из колен Израилевых. Свою родословную ведет от Иуды, четвертого сына патриарха Иакова от Лии (Быт. 29; 35).
10Птолемей Филадельф – египетский царь династии Птолемеев, правил в 285-246 г. до нашей эры. Инициировал перевод Библии на греческий язык (перевод семидесяти)
11Иегова (Сущий) (Исх. 3; 14) – одно из имен Божиих, означающее самобытность, вечность и неизменяемость существа Божия.
12Моисей (извлеченный или спасенный из воды) (Исх. 2; 10 и др.) – вождь и законодатель народа еврейского, пророк и первый священный бытописатель.
13Сион (солнечный, блестящий), Сионский холм – юго-западная гора в Иерусалиме. С четырех сторон окружен долинами. В Священном Писании Сион называется городом Давидовым, горою святою, жилищем и домом Божиим, царственным городом Божиим, принимается за самый Иерусалим, за колено Иудино и царство Иудейское, за всю Иудею и за весь народ иудейский. Означенное название иносказательно прилагается к Церкви, как к земной, так и к небесной, как к живому храму Иеговы. В прообразовательном смысле Сион представляется как место жительства Божия на Небесах, как место высочайшего откровения славы Его (Евр. 12; 22).
14Гора Мориа – гора на северо-востоке от Сиона, первоначально не входившая в границы Иерусалима. Библейская гора, на которой Авраам приносил в жертву своего сына Исаака и Давид видел явление Ангела-губителя во время моровой язвы (Быт. 22; 2. 2 Цар. 24; 16-25). На этой горе впоследствии воздвигнут был Храм Иерусалимский, для чего она была подвергнута искусственной переделке.
15Исаак (смех) (Быт. 21; 1, 7) – дитя обетования, сын Авраама и Сарры, родился, когда первому было 100, а второй 90 лет от роду. Библейский патриарх, отец Иакова и через него прародитель двенадцати колен израилевых.
16Исаия пророк – один из величайших ветхозаветных пророков. Пророчествовал во времена царей иудейских Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии. К пророческому служению Исаия был призван особенным чудесным образом: он видел Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном; края риз его наполняли весь храм. Вокруг его летали Серафимы и взывали друг к другу: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его». При виде сего величия славы Божией Исаия воскликнул: «Горе мне! погиб я!… Ибо я человек с нечистыми устами… и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа». Тогда один из летавших Серафимов коснулся горящим углем, взятым клещами с жертвенника, уст Исаии и сказал: «Вот это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя и грех твой очищен». И сказал ему Господь: «Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас?». Исаия отвечал: «Вот я, пошли меня!» (Ис. 6; 1-8). Вступление в пророческое служение Исаии последовало за 759 лет до Рождества Христова и продолжалось более 60 лет. Из 2 Пар. (32; 32) можно видеть, что он жил еще по смерти Езекии и, по древнему преданию, принятому многими отцами Церкви, по повелению царя Манассии был перепилен деревянною пилою между кедровыми досками за обличение царя и вельмож в нечестии. Пророчества пророка Исаии отличаются удивительною ясностью и точностью. Из множества оных достаточно указать, например, на его пророчества о рождении Спасителя от Девы, страданиях Спасителя (гл. 53). По удивительной ясности пророчеств, Исаию называют ветхозаветным евангелистом.
17Соломон – царь израильско-иудейского царства. Сын Давида. Славился необычайной мудростью. Автор некоторых книг Ветхого Завета.
18Святая святых – самое сокровенное место Скинии собрания (Скиния собрания – в основном употребляется в значении походного храма евреев, использовавшегося, согласно Библии, как место принесения жертвоприношений и хранения Ковчега Завета (ковчег, в котором хранились каменные Скрижали Завета с десятью заповедями (Втор. 10; 2), а также, согласно Посланию к Евреям, сосуд с манной и посох Аарона (Евр. 9; 4) – величайшая святыня еврейского народа) до постройки Иерусалимского храма, созданного строго по образу Скинии), а затем и Иерусалимского храма. Этим именем обозначалась внутренняя часть Скинии собрания, отделённая от внешнего помещения завесой (парохет), в которой находился Ковчег Завета. Святость места определялась ещё и тем, что именно там, над Ковчегом, Господь являлся первосвященнику для провозглашения Своей воли и заветов еврейскому народу. Святая святых в иудаизме характеризовалась как место, где физически ощущается присутствие Божие.
19Скрижали – две каменные доски, на которых Самим Богом были начертаны 10 заповедей Закона Божия для людей и через Моисея переданы людям.
20Медный змий: – В книге Чисел (21; 9) говорится, что когда израильтяне были уязвлены ядовитыми змеями в пустыне за ропот против Бога и Моисея, то Моисей получил повеление от Бога сделать медного змея и выставить его на знамя, чтобы каждый потерпевший уязвление, взглянув на него, оставался жив.
21Эдомские измаилиты: эдомитяне, или идумеи – потомки Исава, брата Иакова (см. прим. 35). Заняв дикие скалы и пустыни к югу от Палестины, эдомитяне сделались бичом для окружающих народов, особенно для евреев, к которым они питали родовую ненависть. Измаилиты – потомки Измаила. Измаил – сын Авраама (ветхозаветный патриарх и родоначальник еврейского народа) и рабыни Агари. Сарра, мать Исаака (см. прим. 34), заметила, что Измаил, сын рабыни Агари, которому в то время было 16 лет, насмехается над Исааком. И она настояла на том, чтобы Авраам прогнал из дома Агарь и ее сына. Авраам подчинился, поскольку Бог в Своем откровении повелел Аврааму послушаться Сарру (ср. Гал. 4; 21-31). 12 сыновей Измаила сделались князьями народа или племен измаильских. Первоначально жили к востоку от Египта, по направлению к Ассирии (см. прим. 66). В последующие времена они рассеялись много далее той страны, которую занимали прежде. Современными представителями измаильтян считаются арабы. Название древних измаильтян встречается неоднократно в Священном Писании. Измаильтяне купили Иосифа у братьев за 20 сребреников (см. прим. 3) и перепродали его снова в Египет.
22Исаак (смех) (Быт. 21; 1, 7) – дитя обетования, сын Авраама и Сарры, родился, когда первому было 100, а второй 90 лет от роду. Библейский патриарх, отец Иакова и через него прародитель двенадцати колен израилевых.
23Иаков – патриарх, родоначальник народа Израильского, младший сын Исаака, называемый иначе Израил. Его история излагается в книге Бытия (25; 27-50).
24Исааков колодец – колодец, выкопанный по приказу Авраама в пустыне на самом юге Иудеи. Здесь Авимелех (Авимелех – царь Герара (город филистимлян), персонаж легенд об Аврааме и Сарре и об Исааке (см. прим. 34) и Ревекке) и Авраам заключили между собой договор, поклявшись больше не причинять вреда друг другу, и наказали своим пастухам жить в мире (Быт. 21; 22 и след.). Для закрепления договора Авраам дал Авимелеху семь овец, отсюда и название – «колодец семи». Авраам жил здесь и призывал имя Господа. Когда Авраам отправился в Хеврон (один из древнейших городов Иудеи. – Ред.), филистимляне засыпали колодец, так что возвратившемуся Исааку пришлось его выкопать заново. Затем Авимелех или его преемник возобновили с Исааком договор, заключенный с Авраамом (Быт. 26; 26 и след.). Возле колодца был построен самый южный город в земле обетованной.
25Плач 2; 1.
26Плач 2; 15
27Рабби, равви: у древних евреев – учитель, позднее – знаток Священного Писания и Талмуда (обычно перед собственным именем, например, рабби Иегуда).
28Маккавеи – общее имя представителей Хасмонейской династии, вождей и правителей Иудеи с 167 по 37 годы до Рождества Христова. Имя Маккавей первоначально было прозвищем Иуды, одного из сыновей Маттафии, однако впоследствии им стали обозначать всех членов его семьи и их сторонников.
29Мельхиседек – ветхозаветный царь и первосвященник, благословивший Авраама после победы над союзом четырех царей. Мельхиседек вышел навстречу Аврааму и вынес ему хлеб и вино – прообраз новозаветной евхаристической жертвы (Быт. 14; 18-20). Ветхозаветный прообраз новозаветного первосвященника Христа («…Ты священник вовек по чину Мельхиседекову»: Пс. 109; 4. ср. Евр. 5; 6 и 7; 1-17). Жизнеописание Мельхиседека, история и истолкование его служения в канонических библейских книгах отсутствуют; различные предания о нем встречаются в иудейских и христианских апокрифах. Царствовал Мельхиседек в Салиме (Иерусалиме).
30Авессалом (2 Цар. 3; 3) – третий сын Давида от Маахи, дочери Фалмая, царя Гессурского (Гессур – историческая область на юго-западе Сирии), славившийся своею красотой, особенно своими длинными, густыми волосами, которые, когда он стриг их, что делал ежегодно, весили 200 сиклей (см. прим. 21) по весу царскому (2 Цар. 14; 25-26). У Авессалома была красивая сестра по имени Фамарь, которую брат его, Аммон, полюбивши, насильственно обесчестил. Авессалом затаил в сердце своем злобу против Аммона, и чрез два года на празднике, бывшем по случаю стрижки овец, приказал своим слугам убить его (2 Цар. 13; 29). Вслед за тем он убежал к своему деду по матери, Фалмаю, царю Гессурскому, в Сирию. Пробыв здесь три года и получив исходатайствованное Иоавом (Иоав – один из трех племянников Давида и его военачальник) позволение возвратиться на родину, он не исправился и достиг примирения с отцом своим только настойчивостью (2 Цар. 14). Вкравшись в народную любовь, он через 4 года поднял в Хевроне (см. прим. 14) открытое восстание, чтобы занять силою престол своего отца. Огорченный отец с небольшим числом преданных лиц бежал из Иерусалима. Овладев столицей, Авессалом с войском пошел против изгнанного царя. Разбитый близ Иордана, спасаясь бегством на муле чрез теревинфовый (теревинф – дерево семейства фисташковых, символ вечно обновляющейся жизни) лес, Авессалом повис своими густыми волосами на сучьях большого дуба, и Иоав пронзил его тремя стрелами, хотя Давид строго наказывал своему военачальнику щадить жизнь своего сына (2 Цар. 18). «И взяли Авессалома, и бросили ею в лесу в глубокую яму, и наметали над ним огромную кучу камней», – говорит священный историограф о сем событии. Крайне огорченный смертью своего сына, Давид оплакал его в прекрасной патетической песне: «Сын мой Авессалом, сын мой, сын мой, Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!» (2 Цар. 18; 33), и весь Израиль должен был утешать его. Еще при своей жизни Авессалом поставил себе памятник в царской долине, для сохранения о себе памяти, так как не имел сына. Этот памятник был известен под именем памятника Авессалома (2 Цар. 18; 17-18). По свидетельству Иосифа Флавия, это был мраморный столб, находившийся в двух стадиях (стадия – древняя греческая путевая мера в 140 шагов) от Иерусалима.
31Масличная (Елеонская) гора – невысокая горная гряда с несколькими вершинами, которая тянется с севера на юго-восток Иерусалима.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»