Электронная книга

Компьютер звездной империи

4.50
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
-30 c
+30 c
-:--
-:--
Обложка
отсутствует
Компьютер звездной империи (спектакль)
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $NaN
Компьютер звездной империи (спектакль)
Компьютер звездной империи (спектакль)
Компьютер звездной империи (спектакль)
Аудиокнига
Читает Евгений Весник, Л. Гнилова, Л. Машарова, Л. Моравская
$1,89
Подробнее
Компьютер звездной империи
Компьютер звездной империи
Аудиокнига
Читает Иван Литвинов
$2,83
Подробнее
Планета Черного Императора
Планета Черного Императора
Планета Черного Императора
Электронная книга
$2,08
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава I
НОВЫЙ КОМПЬЮТЕР

Далеко не каждый может похвастаться тем, что знает, что такое, к примеру, «Pro-200PCI/16/l,2Gb IDE/1Mb» или «NX200/32SM-1600/200/32Mb/ 1600Mb/256K|L/2Mb S3-Trio 64V+ /SB-PRO/CD 16-speed». Во всяком случае, во всем 7 «А» с этой абракадаброй мог справиться лишь Костя Телешов.

Он довольно бодро и, почти не тратя времени на раздумья, отвечал, что NX200/32SM-1600 – это модель Пентиума, 200 МГц – скорость процессора, 32 Mb – это RAM, или оперативная память, 1600 Mb – общая память, 2Mb S3-Trio 64V+ – видеокарта, SB-PRO – звуковая карта, a CD 16-speed – cd-rom 16-скоростной. Если у кого-то зависал компьютер, или не запускалась игрушка, или почему-то сразу стирались все командные файлы, а машина глохла и слепла, то приходилось звонить Косте, и он с легкой снисходительностью посвященного объяснял, как все исправить.

И разумеется, знание юным программистом всех премудростей компьютерной техники и необходимых языков не было случайным. На семью Телешовых, состоявшую из четырех человек: папы, мамы, самого Константина и бабушки, – приходилось целых три компьютера, не считая одного поломанного и выпотрошенного, который валялся на балконе. Некомпьютеризированной оставалась только бабушка, но чтобы не чувствовать себя обделенной, она в свободное время смотрела сериалы по телевизору. С компьютерами бабушка обходилась довольно бесцеремонно и даже вредоносно: решительно переступала через провода, вытирала мониторы и процессоры мокрой тряпкой и ухитрялась засунуть щетку пылесоса в коробку с новыми порошковыми картриджами для лазерных принтеров.

– Хорошо хоть она пока не догадалась постирать все программные CD-диски и развесить их сушиться на веревке в ванной, – шутил иногда папа.

Родители Кости были профессиональными программистами, работали над какими-то базами данных и антивирусниками и даже, кажется, познакомились друг с другом по «Интернету» – мировой сети, соединяющей почти всех пользователей компьютеров в мире.

Опасаясь, что природа, поработав с родителями, решит отдохнуть на детях, и считая, что нельзя научить ребенка тому, чего не умеешь сам, мама с папой с самых ранних лет приучали сына к компьютерам. Уже к четырем годам у малыша был собственный цветной ноутбук с жидкокристаллическим экраном, который не портил зрения, как большие мониторы, и маленький Костя лихо запускал на нем игры.

По мере того как мальчик подрастал, для него открывались все новые и новые горизонты в познании компьютерной техники. Единственное, что ему пока не удавалось, – это проникнуть по сети в Пентагон и подсунуть американским военным какой-нибудь интересненький и смешной вирус, например такой, чтобы по экрану компьютера через каждые полчаса пробегали из конца в конец чьи-нибудь босые ноги. Но, видимо, американцы давно уже привыкли к собственным компьютерным взломщикам-хакерам и ставили везде надежные защитные системы и плавающие пароли, меняющиеся через каждые полчаса.

События, о которых рассказывается в этой повести, начались довольно заурядно…

В семиклассницу Ирку Матвееву были влюблены почти все мальчишки школы, особенно ее однокашники из 7 «А». Так вот эта самая Ира решила обзавестись компьютером, чтобы писать на нем сочинения и стихи, а также переписываться по компьютерной почте со своими заграничными подругами и друзьями, которых у нее было множество, потому что первые четыре класса она проучилась в школе при посольстве во Франции.

Девочка была очень красивая, белозубая, с короткой стрижкой, длинноногая, но не акселератка, немного высокомерная, но не больше, чем почти все знающие себе цену ее сверстницы.

И еще Ирка воображала себя поэтессой, считала себя непостижимой и внутренне очень сложной, поэтому еще выше задирала нос. Каждый день она писала по стихотворению, иногда, когда было вдохновение, даже по два. Она записывала свои творения в особую тетрадку, потому что прочла где-то, что нужен непосредственный контакт бумаги с пером и что именно через руку на бумагу перетекают мысли. К компьютерам Ирка была совершенно безразлична, что, впрочем, неудивительно: ведь у них дома компьютера не было…

В начале мая, ближе к вечеру, в квартире Телешовых зазвонил телефон, вернее, вначале сработала голосовая плата модема в кабинете папы и мамы, а потом они по квартирной сети переключили разговор в комнату сына.

«ТЕБЯ К ТЕЛЕФОНУ КАКАЯ-ТО ДЕВОЧКА», – зажглось на мониторе сообщение от мамы.

Вообще-то позвать к телефону можно и проще, крикнув, например: «Эй, Костя, тебя!», но в этой семье все предпочитали делать с использованием новейших технических средств. Телешовы и видеотелефоном бы обзавелись, все необходимое оборудование и программы у них были, но для видеотелефона нужно, чтобы аналогичные системы с прибамбасами стояли и в домах у тех, кто им звонит, а таких компьютерных фанатов в мире пока совсем немного.

– Алло! – Костя надел на голову наушники с микрофоном и переключился мышью[1] на телефонную линию.

– Почему так долго? Я полчаса жду, пока ты подойдешь! – раздраженно спросила Ирка Матвеева, даже не представившись, уверенная, что соученик ее и так узнает.

– Я переключался… – возразил оскорбленный Костик.

Разумеется, где этой девчонке понять, что позвать к телефону просто так может каждый дурак, а общение с техникой требует времени и навыка.

– Ты что, уроки делаешь?

– Ну как тебе сказать. Можно это назвать и уроками… – неохотно согласился мальчик, хотя на самом деле он проходил добавочные сверхсложные уровни «Дума-2», разгоняя лазерным лучеметом чудовищ ада.

Из всех ребят класса Костик был единственным, кто относился к Матвеевой довольно спокойно, не примыкал к ее свите, не строил из себя крутого и не терял самообладания, когда она к нему обращалась. А к тому, что Ирка писала стихи, он вообще относился с равнодушием технаря, который считал, что рифмовать «галку» с «палкой» и «Ваню» с «Таней» может каждый, а вот выудить что-нибудь стоящее из «Интернета» или самому написать программу – удел избранных.

Ирка некоторое время озадаченно дышала в трубку, а потом, сообразив, что светского разговора с этим тюфяком все равно не получится, заявила в лоб:

– Ты не мог бы зайти ко мне прямо сейчас?

– Зачем?

– У меня компьютер не запускается. Я и в розетку его включила, и на все кнопки нажимаю, а он не работает, – пожаловалась она. – Папа говорит, он бракованный…

Телешов улыбнулся. Он уже не раз сталкивался с тем, что все чайники, впервые столкнувшиеся с упрямством компьютера, убеждены, что им попалась неисправная машина, хотя на самом деле бракованными бывают чаще всего их мозги.

– Вы купили компьютер? – спросил он.

– Купили? – презрительно фыркнула Ирка. – Стала бы я покупать! Я его выиграла.

Теперь уже настала очередь Кости удивляться:

– Выиграла? Во что выиграла?

– Не в карты же… В лотерею. Приобрела в метро билет у какого-то странного субъекта – представляешь, у него была борода, но только на одной стороне лица… В общем, билет оказался выигрышным, я соскоблила фольгу, а под ней написано: «компьютер». И сегодня папа съездил и получил его… – Ирка говорила без запинки, свободно, это означало, что она успела уже похвастаться перед всеми своими подругами и выучила эту историю наизусть.

– Так ты мне поможешь или нет? – спохватилась она, вспомнив о цели звонка. – Или это только говорят, что ты в компьютерах понимаешь, а на самом деле ты дуб дубом?

Это задело Костю за живое. Когда ты умеешь делать только что-то одно, важно уметь делать это хорошо.

– Какой модификации процессор? – важно спросил он.

– Что еще за процессор? Я же тебе говорю, что компьютер выиграла, – ответила Ирка, ничего не понимая.

Телешов поправил наушники. Ну что тут скажешь? С какими дилетантами приходится иметь дело: для них что компьютер, что радиоприемник, что утюг – все одно: сунул в розетку, нажал на кнопочку, и сразу все должно заработать!

– Процессор – это думающий блок компьютера, – как можно сдержаннее стал объяснять он. – Компьютеры бывают с разным действием, с разными типами процессоров. Бывают 386-е, их уже давно перестали производить, бывают 486-е, есть «Пентиумы» – это если Ай-Би-Эмовские, а если другие, то «Макинтоши», бывают…

– Сам себе объясняешь! Все равно я ничего не понимаю! – нетерпеливо оборвала его Ирка. – Приходи ко мне прямо сейчас. Помнишь, где я живу? Ну пока, я тебя жду… – И она повесила трубку.

Услышав гудки, Костя отсоединился от телефонной линии. Тащиться к Ирке ему не хотелось, хотя интересно было взглянуть, что у нее за компьютер, и не пойти было неудобно, а то еще чего доброго она решит, что он заранее струсил и ничего не понимает в технике. К тому же в глубине души мальчику было лестно, что самая красивая девочка класса обратилась за помощью именно к нему.

– Кто это звонил? – спросила мама, заглядывая в его комнату.

Но Костя не расслышал ее, потому что как раз в это время рылся в ящиках стола в поисках загрузочных дискет.

Глаза мамы были защищены специальными японскими очками с отражающими стеклами. Когда много часов в день проводишь у монитора,[2] то без таких очков и без защитного экрана легко испортить зрение.

«Знаешь, как работает обычный монитор? – говорил иногда папа. – Приблизительно так: трубка разгоняет электрон, электрон – хлоп! – разбивается о стекло, и возникает микровспышка, которая фиксируется зрением. Потом какие-то частицы этого электрона летят дальше и попадают в нас, так что получается электронная бомбардировка».

Мама подошла и дотронулась до плеча сына.

– Дискеты ищешь? Кто это звонил? – еще раз спросила она.

– Ирка Матвеева компьютер не может запустить, просит помочь, – объяснил Костя.

– А какой у нее процессор?

– Она не знает точно, она его в лотерею выиграла.

– В лотерею? – удивился подошедший папа. (Они с мамой вечно ходили друг за другом хвостом.) – Никогда не слышал, чтобы в лотереи кто-нибудь выигрывал. Я убежден, что все эти лотереи – сплошное надувательство для изъятия у дураков лишних денег.

– Как? Разве у дураков есть лишние деньги? – хитро заметила мама.

– По-моему, только у дураков они и есть, – сказал папа и сам рассмеялся своей шутке.

Перед тем как уйти, Костя быстро поправил перед зеркалом упрямую челку, которая, как ее ни зачесывай и как ни следи, все время норовила свалиться ему на лоб. Сын был довольно самостоятельный, не впутывался ни в какие дворовые компании, и родители без проблем отпускали его одного – во всяком случае, часов до девяти, до полдесятого. Тем более что район был более или менее спокойным, а Ирка жила всего через одну-две улицы.

Телешов нашел ее дом без труда: в прошлом году он был у Матвеевой на дне рождения и помнил адрес. К тому же дом, в котором она жила, ни с чем нельзя было спутать, он был такой только один в районе: девятиэтажный, кирпичный, так называемой элитной застройки, с подземными гаражами, с большими квартирами улучшенной планировки, с высокими потолками, домофоном и даже с дежурившим в подъезде охранником. Кое-кто из класса завидовал Ирке и говорил, повторяя слова своих менее удачливых родителей: «Что же вы хотите? «Новые русские»!»

Охранник в подъезде, молодой бритый наголо парень, в синей полувоенной форме, с электрошоковой дубинкой, строго спросил у Кости, в какую квартиру он идет, и, получив ответ, пропустил его – видимо, был уже предупрежден хозяевами.

Ирка открыла дверь сразу после звонка, она выглядела отлично и была в коротком красном платье, которое очень ей шло. У ее ног крутился короткошерстный полосатый котенок и норовил прошмыгнуть на лестницу.

– Это Тишка. Не пускай его, он вечно пытается убежать, когда кто-то приходит! – И девочка, не тратя времени на приветствия, прошла в свою комнату.

Посреди комнаты на полу стояла большая уже раскрытая картонная коробка, а рядом валялись куски пенопласта, которым обычно прокладывается упакованная техника.

Сам компьютер располагался на столе, с которого Ирка сбросила на пол все, что ей мешало.

– Что скажешь? Как тебе мой выигрыш?

– Хм… Очень любопытно, посмотрим, каков он в деле.

Честно говоря, Костя был немало удивлен: таких моделей ему никогда раньше не доводилось видеть, хотя у них дома были все каталоги новейшей компьютерной техники. Эта же модель была или очень современной, которую еще не успели внести в каталоги, или просто очень редкой.

Монитор у компьютера был широким, но очень плоским и крепился на треугольной вращающейся подставке. Процессор был небольшим, компактным, без привычных кнопок включения, «турбо» и перезагрузки и даже почему-то без дисководов и Си-Ди-рома для лазерных дисков. На задней стенке процессора не было ни входа для мыши, ни входа для принтера, только два последовательных порта непонятного назначения. Но самое странное: нельзя было даже определить, из какого материала изготовлен корпус компьютера – он был тверже, чем пластик или пластмасса, очень холодный, совершенно не нагревавшийся, но определенно не железный или алюминиевый и вообще не из обычного металла. Нечто совершенно новое. «Может быть, какой-нибудь ультрасовременный сплав?» – подумал Костя.

Провод от процессора тянулся к стабилизатору напряжения, который, в свою очередь, был вставлен в сеть.

– Не работает! И так и сяк пыталась – не работает! – пожаловалась Ирка. – Скажи, ты можешь его запустить?

– Посмотрим… Мда… – неопределенно промычал мальчик, покосившись на нее. Все-таки приятно, когда на тебя смотрят с надеждой, и не кто-нибудь, а самая красивая девочка в классе.

– Разберемся! – добавил он. – Главное, когда имеешь дело с машиной, – холодная голова, твердая рука и никакой поспешности!

Последнюю фразу он позаимствовал у папы, все равно отцу она сейчас не нужна. Решив приступить к действию, Телешов осмотрел всю упаковочную коробку сверху донизу, но так и не понял, какой фирмой выпущена эта странная машина. Обычно производители размещают свою рекламу на всей коробке, но эта определенно была исключением – нигде, даже в самом дальнем углу, не было ни названия фирмы, ни названия модели.

– К компьютеру есть какая-нибудь инструкция? – спросил Костя.

– Только вот эта глупая бумажка. – И Ирка протянула ему лист синеватой странной бумаги с водяными знаками, на котором было написано всего несколько коротких фраз:

«МАШИНА БЕЗОСТАНОВОЧНОЙ РАБОТЫ. ТРИЖДЫ ПОДУМАЙ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВКЛЮЧИТЬ. ПОТОМ БУДЕТ ПОЗДНО…»

А немного ниже было еще одно предложение:

«ЕСЛИ ВЫ ВСЕ ЖЕ РЕШИТЕСЬ, ДЛЯ ЗАПУСКА ПРОГРАММЫ ПОМЕСТИТЕ В РЕЗЕРВУАР НЕМНОГО ЖИВОЙ МАТЕРИИ».

– Какой-то бред! – пробормотал Костя. – Никогда не видел такой дурацкой инструкции.

– Я ее даже родителям не стала показывать, – сказала Ирка. – Они у меня ужасно мнительные, решили бы, что током может шарахнуть. Папа покрутился немного у компьютера, попробовал подключить, но у него ничего не вышло. Тогда он сказал, что завтра поменяет и что дареному коню в зубы не смотрят, и ушел.

– А где он сейчас? – спросил Костя, вспомнив, что не видел ее родителей.

– Папа? Они с мамой ушли в гости, а я позвонила тебе. – Девочка с досадой толкнула ногой кусок пенопласта. – Между прочим, я тоже могла бы пойти в гости… Так ты попробуешь что-нибудь сделать? Должна же эта штука работать?

– Не волнуйся, я ее запущу.

Он внимательно оглядел монитор и процессор, надеясь все-таки найти название фирмы-изготовителя или хотя бы серийный номер, но ничего похожего не обнаружил. Более того, ему бросилось в глаза одно очень странное обстоятельство: обычно на задней стенке процессора бывают винтики или крепления, открутив которые можно снять крышку и заглянуть в микросхемы, поменяв что-нибудь в случае необходимости, у этого же процессора никаких винтов не было и весь корпус процессора казался сплошного литья, следовательно, заглянуть в его внутренности было невозможно.

На мониторе он увидел несколько переплетающихся линий, образующих сложный узор и чем-то напоминающих знаки какой-то неизвестной письменности – это были даже не японские или китайские иероглифы, а нечто совершенно другое.

– Долго ты будешь его разглядывать? Нажми на какую-нибудь кнопочку! – Видя, что дело совершенно не сдвигается с мертвой точки, Ирка нетерпеливо стукнула по процессору ладонью. Удар был совсем не сильный, скорее символический, но спустя несколько секунд внутри процессора что-то зловеще загудело, как будто ветер завыл в трубе, а потом послышался еще какой-то мгновенный звук, похожий на стон. Стекла в книжном шкафу вдруг зазвенели, занавески всколыхнулись, как от сквозняка, хотя окна были закрыты, а на серванте раскололась фарфоровая статуэтка олененка. Непонятный звук исчез так же внезапно, как и возник.

– Ты слышал? – выдохнула девочка. – Похоже на какой-то потусторонний смех.

– Ты веришь в эту чушь? Наверное, звуковая плата активизировалась или динамики завибрировали, – предположил Костя. – Ага, так и есть, он же подключен в сеть!

Таким образом, всему случившемуся нашлось более или менее правдоподобное объяснение, ибо в сознании современного человека часто нет места чуду и он все истолковывает логически, а если чудо все-таки происходит, даже тогда он ухитряется объяснить его рациональными причинами, иногда даже притягивая их буквально за уши.

Но, как ни странно, этот хлопок ладонью по процессору, хотя и совершенно бессмысленный, сдвинул дело с мертвой точки, и оно стало продвигаться быстрее. При повторном осмотре компьютера Костя обнаружил, что монитор и процессор были присоединены не в те гнезда, и переставил провода. Тотчас на треугольной подставке монитора зажегся зеленый светодиод – признак того, что подключение произведено корректно.

Почти одновременно с этим Ирка, ощупывавшая процессор в поисках заветной кнопочки, которая должна была его включить, нечаянно попала указательным пальцем в небольшое углубление на верхней части панели. Ей показалось, что палец что-то кольнуло, как слабым ударом тока, и она поспешно отдернула руку.

В ту же секунду послышалось жужжание, и монитор компьютера зажегся. На экране отразилось мерцающее звездное небо, и прямо на нем возникли большие красные буквы:

«ПРИВЕТ ОТ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ! СКАНИРОВАНИЕ ОТПЕЧАТКА ПАЛЬЦА ПРОИЗВЕДЕНО. ВЛАДЕЛЕЦ СИСТЕМЫ УСТАНОВЛЕН. ДЛЯ ЗАПУСКА ПРОГРАММЫ ПОМЕСТИТЕ ОБРАЗЕЦ ЖИВОЙ МАТЕРИИ В РЕЗЕРВУАР В НИЖНЕЙ ПАНЕЛИ ПРОЦЕССОРА. НАПОМИНАЕМ ВАМ О НЕВОЗМОЖНОСТИ ОСТАНОВИТЬ ЗАПУЩЕННУЮ ПРОГРАММУ».

– Знаешь, по-моему, я выиграла какой-то научный компьютер, – задумчиво произнесла Ирка. – Например, компьютер-лабораторию или что-то в этом роде. Нужно завтра сказать папе, пусть он его заменит. Наверное, перепутали на складе, коробка-то была без надписей.

– А может, попробуем засунуть туда живую материю и посмотрим, что получится? Может быть, это какой-нибудь компьютерный микроскоп? – предположил Костя. Он никогда не видел, как работают исследовательские программы, и ему, конечно, было интересно.

Он осторожно перевернул процессор и увидел на его нижней части небольшой выдвигающийся ящичек размером не больше пачки сигарет. Внутри ящичка были какие-то полые иголки и прозрачные зубцы – очевидно, датчики для анализа образцов материи, догадался он.

– А ты уверен, что мы потом сможем его остановить? – с опаской спросила Ирка. – Там написано, что программа не останавливается. Может быть, это микроскоп непрерывной работы?

– Глупость какая-то. По-моему, выйти можно из любой программы. – Костя пожал плечами. – Нужно нажать или ESC, что значит «выход», или если нет ESC, тогда Q, что значит «стоп», или если вообще все зависло, то тогда одновременно три клавиши: Ctrl+Alt+Del для перезагрузки.

– А если и это не поможет?

– Тогда нужно просто выдернуть компьютер из розетки, – засмеялся Костя. – Уж что-что, а отключить-то все всегда можно.

Ире и самой было интересно посмотреть, что получится, хотя она все еще продолжала сомневаться.

– А где мы возьмем живую материю? И что это такое: живая материя?

– Наверное, какая-нибудь лабораторная мышь, разрезанная и выпотрошенная, – предположил Телешов.

– Фу, как мерзко! – брезгливо воскликнула девочка. – Вот купи себе компьютер и засовывай в него дохлых мышей…

– Ну не хочешь – не надо… Я только предложил… – продолжал как ни в чем не бывало рассуждать Костя. – Может быть, засунем туда котлету из холодильника, как ты считаешь? Котлета, она в общем-то та же мышь, только пропущенная через мясорубку…

– Никаких котлет! – заупрямилась Ирка. – Если хочешь, можешь взять кусок кактуса. Я сегодня утром уронила горшок, вон он валяется…

– Ладно, кактус тоже сойдет.

Решив не спорить, он взял с подоконника выпавший из разбитого горшка кактус – по величине он оказался в самый раз – и осторожно поместил его в ящичек. Иглы тотчас пришли в действие, вонзившись в растение и погрузив в него свои датчики. Можно было подумать, машина только этого и ждала – на экране немедленно высветилось:

«ЗАКРОЙТЕ РЕЗЕРВУАР С ПРОБОЙ МАТЕРИИ И НАЖМИТЕ «ENTER» (ВВОД) ДЛЯ НАЧАЛА РАБОТЫ!»

Костя задвинул ящичек и нажал на «ENTER», с удивлением заметив на белой клавише каплю крови. Наверное, подумал мальчик, он укололся о колючку кактуса, когда брал его. Впрочем, царапина была пустяковая, так что он сразу забыл об этом.

Внезапно компьютер загудел, монитор померк и сменил заставку. Теперь на экране был небольшой вращающийся шар с океанами и континентами, окутанный пеленой облаков, – планета Земля такая, как она выглядит из космоса.

«ПОЗДРАВЛЯЕМ ВАС! ВЫ ПРИНЯЛИ ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ! ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ СТАРТОВАЛА. КАПСУЛА АКТИВИЗИРОВАНА. РАКЕТА ГОТОВА К ЗАПУСКУ. АНАЛИЗ МАТЕРИИ ДЛЯ НАВОДКИ НА ЦЕЛЬ ПРОИЗВОДИТСЯ» – появилось на экране.

– Вот видишь, получилось! – Костя не без торжества взглянул на Иру. – Знай наших! В любой технике можно разобраться, если подумать хорошенько.

– А что это за ракета? – удивленно спросила она.

– Да ну ее, мы вломились в какую-то игрушку… – ответил мальчик.

Следующие десять минут они терпеливо смотрели на монитор, ожидая, пока сменится заставка. Изображение земного шара порядком успело надоесть Косте. Честно говоря, ему приходилось играть в игры и покруче: в трехмерные, с чудовищами и лабиринтами, где нужно было уничтожать монстров из дробовика и переходить с уровня на уровень. А это, похоже, скучная старая компьютерная игра «Цивилизация», где нужно осваивать новый мир и заселять его. Костик больше любил двигательные игры, а все эти занудные «Цивилизации» – игрушки для взрослых. А еще говорили: научный компьютер, ха!

Процессор мерно гудел, и красный диод на нем слегка помигивал – это означало, что машина напряженно думает. Но либо расчеты были сложными, либо машина с низким разрешением,[3] но соображала она удивительно медленно.

Теперь даже Ирка потеряла терпение.

– Надоел мне этот научный компьютер! – заявила она. – Давай выключай его и пойдем телевизор посмотрим.

Но не успел Костя нажать Ctrl+Alt+Del, чтобы выключить машину, как заставка снова пришла в движение. Внезапно земной шар на экране вздрогнул, на мгновение разросся, а потом треснул и разлетелся в ослепительном взрыве. Через несколько секунд шара уже не существовало, сохранились только мелкие обломки, которые, вращаясь, разлетались по космосу, чтобы стать спутниками планет с большей массой.

На мониторе появилось следующее сообщение:

«ПРОГРАММА УНИЧТОЖЕНИЯ МАТЕРИИ УСПЕШНО ЗАВЕРШИЛА ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАСЧЕТЫ. КЛЕТКИ КРОВИ ИДЕНТИЧНЫ КРОВИ ВРАГОВ ЧЕРНОЙ ИМПЕРИИ. ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТЫ ОСТАЛОСЬ 300 ЧАСОВ. ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ СПРАВКИ НАЖМИТЕ F1».

Ирка прочла это и вздрогнула, на мгновение представив, что все это правда.

– Скажи мне, что все это глупая шутка или какая-то компьютерная игра, – попросила она Костю.

В этот момент сбоку процессора выдвинулся ящичек. Он был снова пуст: кактус исчез, и иголки резервуара с датчиками равнодушно поблескивали, словно ожидая новых проб материи.

Таймер на мониторе щелкнул, и время на нем изменилось:

«ДО УНИЧТОЖЕНИЯ ПЛАНЕТЫ ОСТАЛОСЬ 299 ЧАСОВ 59 МИНУТ 00 СЕКУНД». – И почти сразу «59» сменилось на «58». Начался отсчет времени.

Костя почувствовал, как ноги у него стали ватными, и медленно опустился на стул. А что, если это не шутка?

– Отключи ее! Скорее! Ты же говорил, что знаешь, как это сделать! – в ужасе закричала Ирка.

– Но это только глупая игра!

– Отключи ее! Я боюсь! Ну отключай же!

– Хорошо, сейчас!

Костя бросился к клавиатуре. Она была привычной, русской. Мальчик несколько раз нажал ESC, потом еще на три клавиши – Ctrl+Alt+Del, но и это не подействовало – компьютер преспокойно продолжал работать, время сокращалось, а 58 минут уже успели смениться на 57.

– Ничего не понимаю… Клавиатуру, что ли, замкнуло?

– Выдергивай из розетки! – крикнула Ирка. – Выдергивай его!

Она подскочила к розетке и изо всех сил потянула за шнур, но не вытащила его, так как вилка словно приросла к розетке. Костя поспешил к ней на помощь, раскачал шнур и рванул – вилка выпала, и монитор компьютера погас.

– Уф! Отключили! – облегченно выдохнула девочка. – Пронесло… Конечно, это глупо, но знаешь, я здорово перепугалась. Я подумала, а вдруг это все правда, и если мы не сможем его выключить, то через триста часов – бабах! – и Землю разнесет вдребезги.

– Я уверен, это была какая-то игровая программа, – успокаивал ее Костя.

Теперь, когда компьютер погас, все недавние страхи казались ему смешными. Подумать только, он едва не купился на такую дешевую приманку! Как будто его никогда не убивали в компьютерных играх… Да тысячи раз! В одной только «Думе», крутой лабиринтной стрелялке, или в «Чернокнижнике» на каждом новом уровне он убивал по десятку жизней. Да почти в каждой компьютерной игре Земле грозят уничтожением, а то и космическим нашествием, но это все только фантазии программистов.

– Странно, конечно, что игрушка вдруг запустилась сама собой, а потом зависла, – пробормотал он. – Обычно вначале загружается Windows[4] или Norton

Неожиданно в коридоре зазвонил телефон. Костя по привычке потянулся к компьютеру, но хлопнул себя по лбу – не во всех же квартирах телефоны компьютеризованы, у некоторых стоят еще устаревшие модели.

Ирка выбежала в коридор и подняла трубку.

– Костя, иди сюда! Это твой папа, он зовет тебя!

Мальчик подошел к телефону и услышал строгий басовитый голос отца:

– Приходи немедленно домой! Ты знаешь, который уже час? Ты хочешь, чтобы я тебя выпорол ремнем как маленького? – строго взревел отец.

– Не надо, папочка!

– Ах, не надо! Ремнем, а потом сорок математических примеров вне очереди! Я в твои годы… – распалялся отец.

Неожиданно Костя рассмеялся, прервав нотацию на полуслове. Дело в том, что еще с самого начала, услышав голос, он понял, что это говорит не папа.

– Привет, мам! Я тебя узнал! – весело сообщил он.

Голос в трубке осекся.

– Да как ты смеешь? Думаешь, я с тобой шутки шучу? Ремнем, и без разгово…

– Мам, ты меня не обманешь, это ты!

В трубке замолчали, а потом мама грустно сказала уже собственным голосом:

– Неужели было похоже, что это я?.. Значит, я плохо отрегулировала частоты. А ты когда понял, что это не отец?

– Почти сразу.

– Значит, все-таки не совсем сразу! – воодушевилась мама. – Так я и думала, с каждым разом у меня получается все лучше.

Пришло время раскрыть мамин секрет, если кто-то еще не сообразил. В свободное время она разрабатывала компьютерную программу изменения голосов. Стоило только как следует настроить акустику и изменить в голосе кое-какие частоты, темп, высоту и длину звука, как мужской голос становился женским, женский – мужским или детским, старушечьим и вообще каким угодно. Естественно, все испытания мама проводила папиным голосом, звоня его знакомым и проверяя, догадаются они или нет.

– А теперь серьезно: ты придешь домой или нет? Уже довольно поздно, – сказала мама мальчишеским тенорком.

Костя узнал свой голос – значит, она и к нему успела подобраться. Он вспомнил последнюю мамину шутку над бабушкой, из-за которой та потом долго плевалась. Бабушка хотела поговорить по телефону со своей сестрой, но в трубке каждый раз звучал мужской голос с грузинским акцентом:

«Пачему бабушка? Какой такой бабушка! Я джыгит Нина Васильэвна!» Разумеется, это опять включалась преобразующая звуковая плата.

Попрощавшись с Иркой, Костя собрался уходить. Девочка стояла в дверях, очень хорошенькая в своем красном платье. Телешов вдруг понял, что сегодня был так занят компьютером, что, кроме него, ничего не видел и на Иру обратил внимание только сейчас впервые за вечер.

– Большое тебе спасибо! – сказала она, лукаво глядя на него. – Ты мне сегодня очень помог.

– Разве? Мы ведь так и не разобрались с твоим компьютером, – удивился Костя.

– Но, во всяком случае, ты пытался… – Она чуть подалась вперед, дотронулась до его плеча и неожиданно быстро предложила: – Можешь меня поцеловать, если хочешь…

– Тебя поцеловать? – изумился мальчик. – Зачем?

Ему показалось, что он ослышался. Пока он соображал что к чему, она досадливо поморщилась и оттолкнула его.

– Опоздал, дурак. Сразу надо было соглашаться, – сказала Ира и захлопнула дверь перед его носом.

Костя некоторое время разглядывал облицованную красным деревом дверь, а потом повернулся и направился к лифту. Он и в самом деле чувствовал себя круглым идиотом. Вдобавок его уже минут пять не покидала какая-то смутная, не до конца оформившаяся, но очень тревожная мысль…

1Вспомогательное устройство для работы с компьютером.
2Монитор, если кто-то забыл, это «телевизор» компьютера, где появляется изображение.
3Разрешение – быстродействие процессора.
4Операционные системы для работы на персональном компьютере.
С этой книгой читают:
Кодекс чести
Евгений Гаркушев
$1,63
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»