С тобой

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
С тобой
С тобой
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 548  438,40 
С тобой
С тобой
Аудиокнига
Читает Ольга Евдокимова
299 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Начало истории в бесплатной книге «Без тебя»

Глава 1

Кортни

Раздаётся короткий сигнал, и двери лифта бесшумно раскрываются. Я глубоко вдыхаю и выдыхаю, а затем прохожу в просторную приёмную президента компании, звонко цокая высоченными каблуками.

Пальто я оставила в машине. Не видела нужды тащить его в тёплое помещение офиса. На мне сегодня кремовая шёлковая блузка со скромным вырезом и юбка-карандаш с завышенной талией и длиной до колен. Волосы убраны в высокий хвост, на лице неброский, но тщательно маскирующий все признаки усталости макияж. Открытую шею украшает миниатюрный кулон с моими инициалами, а рука сильно сжимает клатч, словно он единственная опора, способная мне помочь сохранять спокойствие. И вроде у меня получается.

Я выгляжу строго, деловито, но в то же время женственно и нежно. Держусь уверенно, непринуждённо, словно пришла на обычную встречу со старым другом, а не к бывшему мужу, с которым нам предстоит напряжённый разговор.

Сердце стучит как безумное, ладони потеют, но я продолжаю игнорировать весь внутренний тремор и всё той же уверенной походкой добираюсь до стола секретарши. Новой, а не той, что работала на Пола раньше, когда мы были женаты.

– Добрый вечер, я Кортни Дэвенпорт. У меня назначена встреча с Полом. Он, должно быть, уже ждёт меня, – заявляю я, и симпатичная незнакомка бросает на меня беглый оценивающий взгляд, а после натягивает на губы вежливую улыбку, однако глаза не отражают и тени радушия.

– Добрый вечер. Да, мистер Дэвенпорт предупредил меня, но он вас не ждёт.

– В смысле? – стреляю в пигалицу недоумённым взглядом.

– В смысле он немного задерживается на собрании, поэтому вам придётся подождать его.

Ладно. Не проблема. Поворачиваюсь к дверям кабинета и делаю шаг, но возглас секретаря меня останавливает:

– Вы куда?

– В кабинет. Подожду его там.

– Простите, но я не могу вас туда впустить. Пол не давал мне таких указаний.

Это её «Пол», сказанное потеплевшим голосом, резануло по ушам словно скрип ржавого металла. Она бы определилась, кто для неё босс – мистер Дэвенпорт или просто Пол?

– Я уверена, мой муж не будет против, если я подожду его в кабинете.

– Я не могу знать наверняка, как отреагирует ваш бывший муж, – она делает акцент на слове «бывший». – Если узнает, что я впустила кого-то в его кабинет без разрешения.

– Я не «кто-то», – высекаю стальным голосом. – И если боишься гнева своего начальника, то сваливай всю вину на меня. Пол в курсе, что меня никто не может остановить, если я чего-то хочу. А я хочу подождать его в кабинете, – ставлю точку в нашем коротком разговоре, открываю дверь и покидаю приёмную, оказываясь в одиночестве.

Знаю, я веду себя несоответственно своей нынешней роли в жизни Пола, но меня просто выбесил тот факт, что какая-то левая тёлка вздумала запрещать мне входить в помещение, в котором я бывала сотни раз.

Я часто прибегала сюда во время обеденного перерыва Пола, чтобы пообедать с ним вместе, когда у него не было времени ехать в ресторан. Или просто ждала его тут, пока он заканчивал рабочие дела. И я уже молчу про то, сколько мы здесь трахались. Диван, кресло и стол обтраханы нами множество раз.

Хотя я так думаю совсем недолго. Стоит оглядеться по сторонам, тщательней осмотрев интерьер кабинета, и я понимаю, что здесь произошли немалые изменения. Стены перекрашены в более тёмный серый цвет, а вся прежняя мебель заменена на новую.

Но, наверное, тут нечему удивляться. Это нормально – время от времени делать ремонт на своём рабочем месте. Жаль только, что вместе с мебелью исчезли и все напоминания о нашем прошлом.

Подхожу к рабочему креслу, оглядываю спинку с задней стороны и не нахожу на кожаной обивке царапин от моих ногтей. Перевожу взгляд на выдвижной ящик в столе и вижу, что все ручки на месте, хотя я помню, что мы с Полом сломали одну из них. Как? Мы сами не поняли, но, очухавшись после оргазма, заметили отломанную деталь на полу.

И наконец я обращаю внимание на деревянную столешницу, где нет больше рамки с нашей с Полом фотографией. На ней, в принципе, нет никаких снимков. И данный факт вроде бы должен был порадовать меня, но почему-то радости во мне ноль. Только грусть и море сожалений.

Отхожу от стола к окну, недолго разглядываю вечерний даунтаун, а после решаю присесть на диван, сняв нагрузку со стоп. Эти чёртовы туфли выглядят шикарно и визуально удлиняют мои ноги, но они весьма неудобные. Особенно, когда отвыкаешь ходить на таких высоких каблуках. Я не помню, когда в последний раз их надевала. Наверное, на свидание с одним из своих любовников. Мужики слюни пускали на мои ножки, вот я и решила надеть их на встречу с Полом. Не с целью соблазнить его – это нереально и неуместно, а чтобы просто выглядеть перед ним красивой.

Усевшись на диван, я решаю снять туфли. Пусть ножки немного отдохнут до прихода Пола. Откидываюсь на спину и прикрываю отяжелевшие веки. Чёрт… Так спать хочется – не передать словами. Последние ночи я спала всего по пару-тройку часов и то делала это в полусогнутом состоянии, сидя рядом с койкой Джей-Джея.

Я решила оставить сына в больнице, чтобы он круглосуточно был под наблюдением врачей. Плюс ему необходимо сдать ещё несколько анализов перед началом операции. Я уже дала на неё согласие и сообщила, что оплачу всё, что не покроет страховка. Операция назначена на послезавтра, а значит сегодня я должна сделать всё возможное, лишь бы Пол согласился одолжить мне деньги. Нужно будет, на колени встану и буду просить, но я уговорю Давенпорта мне помочь.

С этими непоколебимыми мыслями я не замечаю, как проваливаюсь в сон. А вытягивают меня из него лёгкое прикосновение к плечу вместе с низким строгим голосом:

– Кортни, проснись, – произносит мужчина в нескольких сантиметрах от меня, и я резко распахиваю веки, встречаясь с пронзительными чёрными глазами.

Присев рядом со мной на корточки, Пол склонил голову набок и пристально смотрит на меня.

Глаза в глаза. Этот контакт пробирает до мурашек и дезориентирует. Мне требуется время, чтобы вспомнить, где я, что случилось и почему лежу на диване.

– Я смотрю, ты успела устроиться тут как дома, но прости, я не могу ждать до утра, пока ты выспишься. У меня есть более занятные планы на вечер, – проговаривает Пол суровым тоном, словно обращается к работнику, посмевшему его ослушаться.

– Прости. Я не хотела. Сама не поняла, как заснула, – ловко принимаю сидячее положение и провожу ладонями по юбке, поправляя чуть задравшуюся ткань.

– Наверное, стоит меньше тусоваться по ночам, чтобы потом не приходилось засыпать где попало, – выпрямившись во весь свой немалый рост, выдаёт Пол абсолютно ровным тоном.

Во мне же возгорается жгучий порыв опровергнуть его предположения о том, что я по-прежнему являюсь заядлой тусовщицей. Однако, к счастью, вовремя сдерживаю язык за зубами. Не за этим я к нему пришла. Пусть думает обо мне всё, что хочет.

– Я бы не заснула, если бы ты явился на встречу вовремя, – парирую я, надевая туфли, и встаю с дивана. – С каких пор ты перестал быть пунктуальным?

– Я не перестал им быть, просто собрание немного затянулось. Нужно было решить кое-какие проблемы, не терпящие отлагательства. Извини за опоздание и переходи к делу. Зачем ты здесь? Честно говоря, я неслабо удивился, когда ты связалась со мной три дня назад.

– А я удивилась, что ты мне всё-таки перезвонил, – отмечаю я, ведь Пол не ответил мне сразу же, а перезвонил через пару часов после моего звонка.

– Я перезвонил, потому что всегда перезваниваю пропущенным незнакомым номерам. Мало ли это кто-то по работе звонил.

Понятно. Значит, мой номер он давным-давно удалил. В отличие от меня. Это было ожидаемо.

– Получается, если бы ты знал, что звоню я, то…

– Ты тратишь моё время, Кортни, – Пол пресекает меня хлёстким голосом, усаживаясь на край стола и стреляя в меня выжидающим взглядом. – Оставь ненужный трёп и говори по существу. Что тебе нужно? По телефону ты сказала, что дело важное и срочное.

– Да, очень.

– Я слушаю, – он скрещивает руки на груди, и ткань белой рубашки натягивается на крупных мышцах. Загляденье.

Пол весь загляденье. Он, как всегда, выглядит шикарно: ухоженная щетина, уложенные чёрные волосы, идеально сидящие на спортивной фигуре брюки и рубашка, наручные часы от Patek Philippe на запястье, а пленительный аромат парфюма вкупе с сильной мужской энергетикой в считаные секунды пропитали всё пространство кабинета, стоило Дэвенпорту войти внутрь.

Однако любоваться и впитывать в себя всю неотразимость бывшего мужа сейчас не время. Пол прав: мне стоит быстрее перейти к делу. И тихо выдохнув, я перехожу:

– Мне нужны деньги, – выстреливаю я, и брови Пола медленно поднимаются от удивления.

– Деньги?

– Да. Мне нужны сто тысяч долларов, – озвучиваю сумму больше необходимой, но это на всякий случай. Если вдруг у Джереми возникнут осложнения и лечение потребует больше финансовых средств. – И желательно в ближайшие дни. Я очень надеюсь, что ты сможешь мне их одолжить.

– Одолжить? Сто тысяч? – с каждым моим словом Пол удивляется всё больше и больше.

– Да, одолжить. Я верну тебе всё до последнего цента, как только у меня появится такая возможность.

– Не понимаю, – изумлённо выдохнув, качает головой он.

– Что ты не понимаешь?

– Я многого не понимаю, Кортни. Например, зачем тебе понадобились сто тысяч? Или ещё интереснее – почему именно ко мне ты решила прийти за деньгами? Ни за что не поверю, что у тебя нет состоятельного мужика, у которого даже одалживать не пришлось бы. Ты иначе могла бы их отработать.

Его слова режут меня сильнее ножа. Я, конечно, знала, что Пол обо мне невысокого мнения, но не думала, что настолько.

– Во-первых, я никогда не спала с мужиками за деньги, – сердито высекаю я. – А, во-вторых, даже если бы спала, ты правда считаешь, что я стояла бы здесь перед тобой и просила бы о помощи? У меня нет мужика или любого другого источника, откуда я могла бы получить нужную сумму в кратчайшие сроки.

 

– А почему ты считаешь, что я тебе выдам такую сумму в кратчайшие сроки? Мы с тобой вроде не друзья.

– Да, не друзья. И я не считаю, что ты стопроцентно поможешь мне, но очень надеюсь на это. Знаю, наш брак закончился ужасно. И всё по моей вине. Но я очень надеюсь, что ты не станешь из-за нашего прошлого отказывать мне. Кроме тебя, мне больше не к кому обратиться. Уж поверь, было бы оно иначе, я ни за что не пришла бы сюда и не тревожила бы тебя своими проблемами.

– Что у тебя за проблемы? – серьёзно спрашивает Пол, приподнимаясь со стола, и делает шаг ко мне, вынуждая меня задержать дыхание и ощутить себя маленькой и хрупкой.

Но я не такая. Не такая! Может, внешне я и стала дохлой воблой, но внутри я сильная и храбрая. Я должна выдержать его тяжёлый взгляд и, наконец, рассказать Полу о своей маленькой, но самой значимой в жизни тайне. Должна открыть рот и произнести вслух то, что заставит бывшего мужа возненавидеть меня ещё больше, а меня – снова пережить ту безмерную боль, которую я испытала в тот роковой вечер.

– Вот почему я не хотела от тебя детей! – с ядовитой ухмылкой выплюнула я в лицо Полу. – Вот почему я всегда отказывалась стать матерью. Я не хотела застрять дома с этими мелкими спиногрызами! Не хотела портить свою жизнь, свою фигуру и веселье, к которому я привыкла! Мне и так отлично. Меня и так всё устраивает.

Весь свет в родном взгляде мгновенно погас. А вслед за ним и моя душа, потому что любовь, страсть, нежность и обожание, которые я всегда видела в глазах Пола, бесследно исчезли, сменившись агонией, сжигающей нас обоих дотла.

Я сглатываю горький ком в горле, заталкивая обратно подступающие слёзы, и судорожно выдыхаю, отгоняя прочь одно из самых жутких воспоминаний. А затем набираюсь смелости и, глядя Полу точно в глаза, начинаю говорить…

Глава 2

Кортни

– Пожалуйста, не спрашивай меня ни о чём, Пол, а просто помоги.

Вместо правды с моего языка слетают совершенно другие слова. И я даже не знаю, кто теперь выглядит более удивлённым – Пол или я? Ведь я же хотела выдать ему всю правду. Я думала, что мне хватит смелости, но чёрт… Я ошибалась. Язык отказывается признаваться во всём честно. Не раньше, чем пойму, что иного способа получить деньги нет.

– Ничего себе поворот, – недоумённо хмыкает Пол. – Ты хочешь, чтобы я дал тебе сто тысяч и даже не говоришь, зачем они тебе нужны? Во что ты ввязалась, Кортни? – его голос становится донельзя серьёзным и хлёстким. Аж хочется стушеваться, но я стойко держусь.

– Я ни во что не ввязалась, клянусь тебе.

– Твои клятвы для меня ничего не значат. Говори: в чём дело?

– Пожалуйста, не проси меня об этом. Я не хочу тебя в это впутывать, – с мольбой смотрю на бывшего мужа, но его нисколько не трогает мой щенячий взгляд.

– Говори. Во что ты не хочешь меня впутывать? Кому ты задолжала?

– Никому.

– Наркотики?

– Что? – вкрай обалдеваю. – Нет конечно. Как ты вообще мог подумать о подобном?

– А о чём ещё я мог подумать, если ты не говоришь честно? Да и твои внешние изменения… – он окидывает мою худую фигуру медленным взглядом, насылая на кожу табун мурашек. – Ты всё-таки присоединилась к своим идиоткам-подругам и тоже начала принимать? Одного алкоголя стало недостаточно?

– Я же сказала, что нет! Я никогда не принимала… – добровольно. – И не стану. Дело не в наркотиках.

– И я должен тебе так просто поверить?

– Да боже ты мой, вот, посмотри! – резко задираю сначала правый рукав блузки, затем левый, чтобы показать свои нетронутые вены. – И если нужно, я могу сдать анализы и принести тебе результаты. Я чиста. В этом можешь не сомневаться.

– Тогда зачем нужны деньги? Ты больна? – спрашивает Пол и на сей раз его строгий голос чуть смягчается, в тёмных глазах проявляется беспокойство. И это приятно, чёрт побери. Значит, не совсем уж ему на меня пофиг.

– Нет, со мной, слава богу, всё в порядке. На здоровье не жалуюсь.

– С мамой что-то?

– Нет. Эта женщина всех нас переживёт. С ней всё отлично, но… – от нервов прикусываю губу и, поняв, что Пол не отвяжется, выдаю частично правдивую информацию: – Срочная медицинская помощь нужна одному моему другу. У него проблема с сердцем, и если в ближайшее время не сделать операцию, то всё может кончиться плачевно. А я не могу этого допустить. Поэтому и прошу помощи у тебя, Пол. И я готова на всё, лишь бы ты мне не отказал.

Что я там говорила про потепление в его взгляде? Об этом можно забыть. Кроме удивления и глухой ярости я больше ничего не вижу в лице Дэвенпорта. Даже когда он начинает смеяться, холод, исходящий от него, острыми иголками впивается в мою кожу, вынуждая меня сотрястись как от озноба. И в своём нестабильном состоянии я даже не сразу врубаюсь, в чём причина такой резкой смены настроения?

– Значит, ты спустя несколько лет додумалась обратиться ко мне за деньгами на спасение твоего друга? – усмирив недобрый смех, спрашивает Пол.

Последнее слово он произнёс так едко, что до меня вмиг доходит, каким образом он интерпретировал мои фразы.

Вот дура! Какого чёрта я не сказала «подруга»? Это бы облегчило задачу, а теперь… Поздно метаться. Придётся расхлёбывать.

– Нет, нет, Пол. Ты не о том подумал. Это просто друг. Ничего больше. Я не настолько бессовестная, какой ты меня считаешь, чтобы просить у бывшего мужа деньги для своего мужчины.

– И вот опять… Ты хочешь, чтобы я тебе поверил? – его острый взгляд словно верхний слой кожи с меня сдирает, а голос – морозит все органы, но плевать. Пол может злиться на меня, сколько душе угодно. Может считать меня мерзкой тварью. Это всё равно неизмеримо лучше, чем видеть безграничное разочарование в его глазах, которое непременно добило бы меня морально, скажи я ему о существовании сына.

– Верить или не верить – дело твоё, Пол, – расправляю плечи, удерживая с ним зрительный контакт. – Я не стану тебя ни в чём убеждать. Ты всё равно не поверишь ни единому моему слову. Единственное, о чём я тебя прошу, – это помочь финансово. Больше мне ничего не нужно. Одолжи мне деньги, пожалуйста. Я всё верну. И постараюсь сделать это как можно быстрее. Если нужно – с процентами. Как скажешь. Можем заключить договор как в банке. Я на всё готова. Только прошу, не отказывай. Эти деньги помогут спасти жизнь, а я знаю, что ты хороший добрый человек. Ненависть ко мне не помешает тебе помочь в столь чрезвычайной ситуации.

Задумавшись, Пол несколько долгих секунд прожигает моё лицо таким взглядом, что вся моя физиономия начинает пылать, а затем он усмехается, расплываясь в циничной ухмылке. Никогда в нём такой не видела. И это, знаете ли, пугает не по-детски.

– Ошибаешься, Кортни, – безэмоционально произносит он и в один шаг подходит ко мне вплотную.

От неожиданности я хочу отступить назад, но жёсткая хватка руки на моих скулах удерживает меня на месте.

– Я уже говорил тебе, что ты больше ни черта обо мне не знаешь. Я давно уже не тот добрый, наивный и любящий тебя мужчина, который слепо верил каждому твоему слову, – цедит Дэвенпорт, и я хватаюсь за ткань его рубашки, чтобы не свалиться на пол от сотрясающих меня эмоций, среди которых превалирует страх.

– Значит… Ты хочешь сказать, что не поможешь мне? – тихо спрашиваю я. Голос осип, сердце барабанной дробью колотит по рёбрам, пока между нашими губами сохраняется от силы пара дюймов.

– Я не стану одалживать тебе деньги, Кортни, – подтверждает Дэвенпорт, пригвождая меня к полу недобрым взглядом и топя в беспросветном отчаянии.

Мне всё-таки придётся сказать ему правду. Больше нет вариантов. И я в очередной раз собираюсь с духом, чтобы признаться, что в операции нуждается мой сын от другого мужчины, а не какой-то там вымышленный друг, однако все слова застревают в горле, словно слишком сухое печенье, когда бывший муж добавляет снисходительным тоном:

– Но я позволю тебе их заработать.

– Что? – несколько раз моргаю, пытаясь понять, правильно ли расслышала.

– У тебя проблемы со слухом?

– Нет, но я не понимаю… Как я их заработаю? Насколько мне известно, в твоей компании нет должности фотографа. Или ты хочешь сделать меня офисным работником?

Пол усмехается.

– Разумеется, нет. Неквалифицированный работник мне в офисе не нужен. Моя компания никак не связана с твоим заработком, – Дэвенпорт наконец ослабляет хватку на моих щеках, но лишь для того, чтобы провести большим пальцем по моей нижней губе, заставив меня чуть приоткрыть рот и едва не выпустить стон. – Ты будешь работать лично на меня.

– В смысле?

– Мне в самом деле нужно тебе объяснять? Вроде не маленькая и не тупая. Сама должна понять.

Ключевое слово – вроде, потому что именно маленькой и тупой я сейчас себя и ощущаю. То ли это всё стресс, то ли опасная близость Дэвенпорта так на меня действует, но все мозговые извилины резко понизили свою работоспособность, лишая меня возможности быстро сообразить, что именно Пол от меня хочет. Однако до моего глюканувшего мозга быстренько доходит весь смысл моей «работы», когда Дэвенпорт спускает порочный взгляд к моим губам, продолжая скользить по ним пальцем от одного уголка до другого.

– Ты хочешь, чтобы я трахалась с тобой ради денег, – я не спрашиваю, а утверждаю, но с таким удивлением, что мой голос повысился на несколько тонов.

– Умница. Догадалась с первого раза. Не совсем отупела со своими вечными тусовками.

– Я давно уже не тусуюсь, как раньше, – на сей раз не сдерживаюсь и опровергаю его домыслы.

– Да без разницы, Кортни. Меня не интересует, чем ты занимаешься по жизни, – Пол отпускает меня и отходит к окну, вынуждая меня пошатнуться. Достаёт из кармана брюк пачку сигарет и закуривает, глядя на вечерний город. – Я бы о тебе не вспоминал и дальше, но ты сама позвонила, сама сюда пришла и сама просишь у меня деньги. Я лишь предлагаю тебе их заработать.

– Да, предлагаешь, но почему таким способом?

– А каким ещё? – он поворачивается ко мне лицом, выпуская облако дыма. – Давай будем откровенны: тебе херову тучу времени придётся работать, чтобы вернуть мне эту сумму. Или же нужно будет потрахаться с кем-то другим, чтобы быстро сорвать куш. Так чем я тебя не устраиваю? Если меня память не обманывает, то в нашу прошлую встречу на приёме ты раздела меня глазами и успела раз десять мысленно оттрахать, – уверенно заявляет он, вынуждая меня опешить.

Значит, Пол всё-таки понял… Чёрт! Нужно было лучше скрывать свои грязные мыслишки.

– У меня просто давно не было секса. Лично к тебе это никак не относилось, – объясняю я, отдавая все силы, чтобы не отвести взгляд в сторону.

– Убеждай себя в этом почаще, Кортни, – самодовольно ухмыляется Дэвенпорт. – Возможно, со временем хотя бы сама в это поверишь.

Вот же блин! Я уже забыла, какой Пол самоуверенный засранец. Может, он и изменился в чём-то, но раздутое эго осталось прежним. Бесит.

– Вернёмся к делу, – требую я, закипая изнутри.

– Вернёмся. Ты сказала, что ради спасения своего друга пойдёшь на всё.

– Да, сказала. И от своих слов я не отказываюсь.

– Так в чём проблема отработать деньги натурой?

– В том, что ты меня ненавидишь.

Пол делает несколько затяжек, выдыхает и только потом отвечает:

– Ненависть – слишком громкое слово, Кортни. Возможно, я ненавидел тебя вначале, но прошло уже много лет. Сейчас ты скорее мне просто не нравишься как человек, но это не мешает мне хотеть тебя как женщину.

– А ты меня хочешь? – спешно уточняю я, пребывая в тотальном шоке от услышанного признания.

– Глупый вопрос. Любой здоровый мужчина тебя хочет. Тебе ли не знать, – ещё один оценивающий ленивый взгляд вынуждает мою кровь в венах бежать быстрее, а сердце – стучать чаще. – Куда подевалась твоя самоуверенность?

– Она на месте, не волнуйся, но, учитывая наше прошлое, я не ожидала получить от тебя подобное предложение.

– Прошлое осталось в прошлом. Но нужно признать, я тоже не ожидал, что предложу тебе подобное. Никогда не платил за секс, но так как сейчас мой бизнес стремительно расширяется, и я днями напролёт работаю, у меня нет времени часто шастать по барам, чтобы искать женщин. А Лора мне уже порядком надоела. Так почему бы мне не воспользоваться твоими услугами, раз уж ты так сильно нуждаешься в финансовой помощи и готова ради этого на всё? Тебя ведь даже не нужно будет ничему учить. Ты и так знаешь все мои предпочтения в сексе. Идеальнее кандидатки для временной проститутки не найти.

Слова «воспользоваться твоими услугами» и «проститутка», произнесённые абсолютно будничным тоном, задевают меня до глубины души. Но я прекрасно понимаю, почему Пол так говорит. Он всегда называет слова своими именами, даже если это грубо и обидно. А именно проституткой он и предлагает мне стать. Своей личной шлюхой, которую даже обучать не нужно будет.

 

Осознание этого обволакивает моё сердце ядовитой фольгой, душит его и отравляет, но я помню, в каком непростом положении нахожусь. Проглатываю обиду вместе с порцией ругани и цепляюсь за вспыхнувшие в моей голове вопросы: кто, чёрт побери, такая Лора? И что насчёт Евы? Неужели я ошиблась, и между ними нет ничего серьёзного? И если так, то со сколькими женщинами Пол одновременно встречается на данный момент?

– Тебя не должна заботить моя жизнь так же, как меня не заботит твоя, – явно считав по моему лицу поток моих мыслей, произносит Дэвенпорт. – Ты не хочешь говорить, кого ты там пытаешься спасти, – и ладно. Не говори. По сути, для меня это не имеет значения. Но и от тебя я не хочу слышать никаких вопросов. Тебе нужны деньги, мне нужен регулярный секс по первому зову. Условия просты и понятны. Согласна – отлично. Я составлю необходимые бумаги, чтобы письменно подтвердить нашу сделку. Не согласна – тоже не беда. Выход из кабинета сама знаешь где, – Пол бросает короткий взгляд в сторону двери, а затем вновь переводит всё внимание на меня, с непроницаемым выражением лица ожидая моего ответа.

А какой ответ я могу выдать? Вроде и так всё очевидно. Даже думать не о чём. До встречи с Полом я в самом деле задумывалась о том, чтобы лечь под одного из своих давних любовников или даже под старика Мартина, лишь бы быстрее получить деньги на операцию. А спать с бывшим мужем несоизмеримо приятней, желанней и в то же время крайне опасно.

Ну и ладно. Будь что будет. Разбитое сердце и очередная разлука с Полом – ничто по сравнению с потерей ребёнка. Это уж точно. Так что я выдержу все наши интимные встречи и выполню всё, что он скажет, а со всеми последствиями буду справляться потом – в объятиях моего здорового и улыбающегося маленького монстра.

– Хорошо, я согласна. Когда приступать к работе? – усмирив уязвлённую гордость, уверенно отвечаю я, и лицо Пола тут же напрягается, выдавая с трудом сдерживаемую злость.

Три секунды, в два раза больше ударов моего сердца, и до меня наконец доходит один ускользнувший от меня нюанс.

Он проверял меня. Пол, чёрт побери, проверял меня, ожидая, что я пойду на попятную и не соглашусь на его предложение. А я не прошла проверку. Я согласилась. Вот так просто и быстро. Без смущения и долгих раздумий. Ещё раз подтвердив его неблагоприятное мнение о себе. Ну и пусть. Я и так давным-давно в глазах Пола нахожусь на самом дне. Ниже падать больше некуда.

Так я наивно думаю ровно до тех пор, пока Дэвенпорт в напряжённом молчании не докуривает сигарету и снова не подходит ко мне, со всех сторон окутывая меня своей подавляющей энергетикой.

– Когда приступать, спрашиваешь? – стальные нотки его голоса натягивают все мои нервы как тросы.

Единственное, на что меня хватает, – это выдавить из себя тихое «да», а после я вконец теряю дар речи, слыша властное, категоричное:

– Прямо сейчас.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»