Читать книгу: «Алхимик. Том 5. Собиратель»

Шрифт:

Глава 1. Двуликий

Всего несколько секунд отряду понадобилось, чтобы взять меня в плотное кольцо. Вот она, незримая защита князя. Я и не думал, что за мной настолько плотно присматривают, что держат боевой отряд, готовый выступить в любую секунду.

Бывшего бригадира взяли на прицел, в меня же никто не целился. Это стало основным аргументом, чтобы ни на кого не нападать. Порыв положить здесь всех на всякий случай я подавил, хотя зверь внутри был не против.

– Господин Эдгард, вы целы? – спросил один из бойцов.

Лица я его не видел. Отряд был в боевых костюмах и шлемах. Я прислушался к ощущениям и осмотрел себя. Раны успели зарасти. Лёгкое истощение, но это и неудивительно.

– Да.

В этот момент я почувствовал, что кто-то пытается открыть проход в зоне блокировки. Одна из печатей, встроенная в блокиратор, просигналила об этом. Первая мысль была, что это свои. Но свои, которые окружили меня, появились в стороне, обойдя тем самым зону блокирования.

– К вам ещё кто-то хочет прийти? – спросил я. – Если нет, то какой-то ходок упорно сюда лезет.

– Наши здесь, – ответил командир отряда.

– Это ценный свидетель, которого надо срочно доставить в безопасное и защищённое место. Дело государственной важности, – указал я на лже-бригадира.

– Чтоб ты сдох, Соколов! – прорычал незнакомый парень.

– Снимите блокировку, мы его переместим, – попросил командир.

Остальные бойцы на месте не стояли. Как услышали про ходока, так перестроились, готовые отразить нападение с любой стороны.

– Только быстро, а то знаю я этих ходоков.

– Момент… – Командир по рации передал приказ и через пару секунд кивнул мне.

Сработали, как надо. Я убрал блокировку, кто-то открыл портал и туда уволокли парня, способного менять лица. Меня тоже забрали, так что отправились вместе.

– Стойте… – остановился я по ту сторону. – Моя машина…

– Разберёмся, – заверили меня.

Оказались мы в каком-то помещении. Не совсем темница, скорее военная база. Окон нет, двери мощные. Здесь нашлись наручники и кандалы. Впервые я увидел, как пакуют беса. Наручники на руки и на ноги. Тело обмотали лентой, да так, что и пошевелиться нельзя. Пойманный при этом дёргался и матерился. Успокоился, только когда его прикладом по голове приложили. Любовь к пленным здесь не практикуется, как погляжу.

Вместе со мной отправилось трое боевиков. Остальные у дома остались. Один держал на прицеле беса, два других паковали. Я внимательно смотрел на это, запоминая детали. Кто знает, вдруг и меня когда-то так в плен возьмут.

Сколько бы я ни вглядывался в лицо парня, не мог его узнать. Зато он меня знал. Шипел, матерился и проклинал. У него явно с психикой проблемы. И откуда такая ненависть ко мне?

– Что произошло? – В помещение вошёл Родион, отрывая меня от размышлений. А вместе с ним и князь явился.

Сразу стало тяжело дышать. Не в том смысле, что воздуха на всех не хватало, а в том, что от князя исходило такое давление, что захотелось сбежать отсюда подальше.

Пленник замолчал, хватая воздух ртом. Я тоже поёжился. А вот бойцы оказались профессионалами. Тот, который держал пленного на прицеле, никак не пошевелился. Два других склонили головы, но и то быстро, без официоза. Не удивлюсь, если у них это где-то в уставе прописано. Глупо кланяться на боевой операции. Это и жизни может стоить.

– На господина Соколова устроили засаду на его родовых землях, – отчитался командир. – Мы получили сигнал, прибыли на место и вступили в бой. По словам Соколова, пленник имеет ценность государственной важности и была попытка чужого ходока пробиться к нам. Вероятно, для устранения свидетеля. Поэтому пленный доставлен на базу.

– Эдгард? – перевёл на меня взгляд Родион. – Выйдем. А вы работайте по протоколу. Помещение заблокировать.

Родион вышел из помещения, князь подождал, пока я последую за ним, и тоже вышел.

– Что случилось? – повторил вопрос Родион, когда мы оказались в соседней комнате.

– Этот человек поменял лицо, – прямо сказал я самое важное. – Он принял облик бригадира строителей, которые должны были расчистить руины на моей земле. Когда я его пленил, его тело пошло волной и бригадир превратился в того парня, который сейчас связанный, ждёт в комнате.

– Это шутка? – спросил Анастас.

– Я на полном серьёзе. У меня есть идеи, кто это такой. Я уже видел нечто схожее, но тогда не придал этому значения. У напавшего ярко выраженная ненависть в мою сторону. Это не случайный прохожий, не обычный наёмник, а тот, кто хотел меня уничтожить. А значит, список кандидатов сильно сужается.

– Допустим. Так кто это?

– Думаю, он как-то связан с Коршуновым.

Родион и князь переглянулись.

– Когда мы дрались с Коршуновым, на место встречи пришёл кто-то, сильно похожий на Романа. Тогда я подумал, что это маскарад или какой-то обман, но сейчас…

– Стоп, – перебил Родион. – Ты про какую драку с Коршуновым?

– Про нашу дуэль, – поморщился я, понимая, что сейчас нарушаю данное слово. – Я тогда отвлёкся на двойника, а Коршунов выскочил с другой стороны и утащил меня в проход.

– Он ходок? – выделил главное князь.

– Ну да. Перемещается по принципу открытия проходов.

– Родион, – повернулся к мужчине Анастас. – Это провал. Срочно за Коршуновым группу. Срочно!

Несмотря на то что моя скорость восприятия значительно выросла, я едва уловил, как Родион выскочил за дверь.

– Почему ты раньше не сказал, что Коршунов ходок? – посмотрел на меня тяжёлым взглядом князь.

– У нас с ним было соглашение.

– Соглашение, – повторил князь ничего не выражающим тоном.

– Да, – спокойно встретил я его взгляд. – Мы подрались, но не смогли убить друг друга. У обоих сил для этого не хватило. Надо было что-то решать, вот и договорились, что оставим друг друга в покое и будем молчать о наших тайнах.

Князь и до этого стоял прямо, но после моих слов выпрямился ещё больше. Едва заметно, но напряжение между нами голыми руками щупать можно было.

– Ты не против побыть во дворце, пока мы разбираемся в вопросе? – спросил Анастас спустя минуту разглядывания меня.

– Не против.

Куда же я денусь.

***

Князь забросил меня в одну из комнат дворца. Клетка золотая, вид на сад прекраснейший, диванчики мягкие – это становится неприятной традиции, сидеть здесь и ждать, пока другие работают.

Единственный минус – здесь не было душа и запасной одежды. Ну да я не сам сюда пришёл. Пусть другие думают.

Бездельничать я не стал. Уселся в позу для медитаций прямо на полу, успокоил эмоции и внутреннего зверя и принялся разбирать стычку, пока воспоминания свежи.

Новая угроза неприятно щекотала нервы. Кто это вообще такой был, откуда взялся? Какая-то разновидность бесов? Надо будет обязательно задать эти вопросы Медведевым, когда они разберутся в деле. Пока исходим из того, что, помимо бесов и ходоков, в этом мире есть ещё те, кто умеет менять свою внешность. Перспектива ужасающая. Напасть могут в любой момент, те, кто выглядит, как близкий человек.

Надо срочно создавать какой-нибудь определитель многоликих. А для этого нужен доступ к пленнику. От размышлений меня оторвал открывшийся проход, откуда вышел нервный Игнат Филинов. Давненько я не видел этого миленького старичка, который служит советником у князя и который как-то вёл мой допрос.

– Здрасьте, – поприветствовал я его. – До того, как начнёте задавать вопросы, мне бы получить доступ к пленнику.

– Зачем? – замер он и уставился на меня недобро.

– Да пока тут сидел, подумал, что люди, меняющие свою внешность за секунду, – это жуть, как страшно. Вдруг смогу найти способ, как их обнаружить до того, как беда случится.

– Дело говоришь, – кивнул он, обдумав слова. – Я передам князю. Сейчас же будет очень любезно с твоей стороны рассказать, как всё произошло, подробности конфликта с Коршуновыми.

– Ясно, допрашивать будете, – вздохнул я.

– А куда деваться, – улыбнулся он.

Ага, ага, прям милый дедушка. Ещё и нервный вид куда-то спрятал.

– Коршунов высший бес и ходок. Дрались мы с ним где-то на природе, куда он меня забросил.

– Очень интересно. Продолжай, – поощрил он меня.

Я встал, поднялся с пола и пересел на кресло. Игнат тоже присел, бросив взгляд на то, как я выгляжу, и то, как пачкается мебель.

От старика исходила волна нетерпения, несмотря на доброжелательный внешний вид. Всполошило дворец, знатно всполошило… Настолько, что разговор был важнее предоставления мне возможности сходить в душ. Почему-то я совсем не чувствовал страха, несмотря на реакцию князя и всё остальное.

Подробности я рассказал. Как дрался с Коршуновым, с чем сегодня столкнулся. Игнат выслушал и задал ряд уточняющих вопросов.

– Почему ты не рассказал об этом раньше?

– А должен был?

– Это важная информация, – недовольно заметил Игнат.

– А для меня важно моё слово. Даже если я его дал врагу.

– Своевременная информация предотвратила бы сегодняшнюю ситуацию, – настаивал старик.

– Что вы от меня хотите сейчас, не понимаю? Дрался я с Коршуновым ещё до того, как начал сотрудничать с княжеской семьёй. Если честно, меня удивляет, как вы упустили то, что он ходок. Ведь упустили же? Раз так давите на меня.

– Аккуратнее, молодой человек, – сухо заметил старик.

Я промолчал, не желая ругаться или спорить. Какие отношения у князя с родом Коршуновых, я не представляю. Меня спрашивали только про дела в лаборатории. Также Медведевы были в курсе, что я умею вычислять ходоков. Но не удосужились воспользоваться этим, чтобы проверить Коршунова. Отсюда вывод, что если за ним и присматривали, то не особо плотно. А значит, это их проблемы, если они упустили момент. Пусть спрашивают с тех, кто у них отвечает за такие дела.

– Спасибо за содействие, Эдгард, – поднялся старик, так и не дождавшись продолжения разговора. – Пока оставайся здесь.

Хоть бы еды предложили, что ли. Или в душ сходить. А то я весь в крови и разодранной одежде. Ещё и босиком. Ботинки разорвало, и в бою я их где-то потерял.

Или мне так недовольство утаиванием информации выказывают? Как-то мелочно.

Ну да ладно. Не свои же диваны я пачкаю.

***

В кабинете собрались четверо. Князь, его сестра, Родион и Игнат.

– Коршунов исчез, – отчитывался Родион. – Я послал группу захвата, но в доме они никого не обнаружили. Попытались пойти по следу, но он успел стереться. Прислуга слышала, как Роман с кем-то разговаривал, а потом они исчезли. Камила Коршунова исчезла вместе с братом.

– Как так вышло, что мы пропустили ходока? – спросил Игнат.

– Последний год приоритет по Коршунову снизился. Силы были направлены на другие цели, – спокойно ответил Родион.

Он стоял по центру комнаты, выпрямившись и смотря на князя.

– Отговорки, – раздражённо бросил Филинов. – А я говорил, что надо было с ним разобраться! Разобрались на свою голову!

– Что с пленным? – задал вопрос князь, проигнорировав резкие слова.

– Насмехается над нами. У него повышенный болевой порог и определенно есть какая-то подготовка. Угрозы не сработали, давление тоже, боль он легко переносит. Но кое-что рассказал. Заявил, что его брат… а, по его словам, они с Романом Коршуновым братья по отцу… слабак и жалкий, нерешительный неудачник. И что это была его инициатива прикончить Соколова. Причину ненависти тоже назвал – Соколов знал о том, что Коршунов ходок и, после того как сблизился с княжеской семьёй, его надо было устранить.

– Почему раньше не напал? Много времени прошло с момента их драки, – подметил Анастас.

– Не говорит. Предположу, что готовил людей, операцию, да и… Если это не инициатива Коршунова, Роман мог сдерживать брата, чтобы не усугубить.

– Тем не менее Коршунов исчез и как-то узнал о том, что его брат попался, – сказал Игнат. – Уж не он ли наблюдал за боем?

– Возможно, – не стал отрицать вероятности Родион. – Но не сходится. Прислуга видела на момент боя Романа дома вместе с сестрой. Ничего подозрительного не заметили. Коршуновы не взяли почти никаких вещей. Только что-то из сейфа забрали. Это похоже на бегство, а не на спланированное отступление. Камила Коршунова так и вовсе дом покинула босиком.

– Если наблюдатель не Роман, то кто? И с кем он говорил? – спросил Игнат.

– Мужчина. Говорил с акцентом. Ходок. Работал с Ярославом и наблюдал за ним, а значит, участвовал в акции устранения Соколова, – перечислил известные факты Родион.

Повисла тишина. Вырисовывался хорошо знакомый почерк.

– Ты когда-нибудь слышала что-то о меняющих облик? – повернулся князь к сестре, которая всё это время стояла у окна и смотрела во двор.

– Впервые слышу, – повернулась она. – Не могу представить, как это возможно. Мне нужны его анализы, чтобы изучить.

– Соколов тоже просил дать доступ к пленнику, – напомнил Игнат.

– Соколов… – задумчиво проговорил князь. – Он дискредитировал себя.

– И что теперь? – спросила Ольга.

– Теперь нам всем надо подумать, на чьей стороне Соколов, – холодно ответил князь. – С кем у него ещё есть договорённости, о которых мы не знаем.

– Его пустить к пленнику или нет? – уточнил Родион.

– А он и правда сможет разработать защиту от этих… – Игнат попытался подобрать звучное слово, но не смог, – меняющих облик? Если так, то нам пригодится. Я как представлю, что они могут натворить… С другой стороны, если Соколов с ними в сговоре, то может попытаться уничтожить единственного свидетеля. Как мы знаем, провернуть незаметно он это сможет.

– Маловероятно, – ответил Родион. – Никакая комбинация не стоит того, чтобы раскрывать секрет такого уровня. Им проще было действовать в тени.

– Логично, но мы пока слишком мало знаем, – подвёл итог князь. – Родион, действуй по жёсткому варианту. Нам нужны ответы, и срочно. Чувствую, что эта история гораздо хуже, чем нам кажется.

– Куда уж хуже, – скривился Игнат. – Неизвестный видел Соколова, а значит, мальчишка засвечен. Также можно смело утверждать, что секрет блокировки раскрыт. Не подумают же наши враги, что мальчишка таскает с собой метеоритное железо? Хотя могут. Я бы и сам так подумал, услышь про блокировки. Да и Коршунов ещё… Если он сошёлся с кем-то из врагов и сдаст секреты… Если до сих пор этого не сделал… В любом случае молчать у него больше нет причин. Допрыгался наш юноша. Теперь начнётся серьёзная игра.

– Хватит, – князь поднялся. – Есть проблема, и её надо решать. Как будет информация, сразу докладывайте. Ольга, ты займись анализом, как мы можем противостоять новой угрозе. Родион, проверяй все контакты Романа по новой. В свете новой информации то, что раньше казалось незначительным, может предстать иначе. Игнат, ты займись проверкой клана. Шума пока не поднимай, но бдительность повысь. Ещё собери штаб для противостояния новой угрозе.

Ольга переместилась сразу, Игнат открыл проход и перешёл через него, а Родион вышел через дверь. Князь остался один и поморщился. Ему тоже предстояла работа. Надо было пересмотреть все ходы противника и варианты развития событий, исходя из полученной информации.

***

До того как ко мне пришёл следующий посетитель, я успел погрузиться в глубокую медитацию.

Алхимики в своей работе использовали многие практики. Печати – это далеко не все инструменты, доступные нашему брату. В философской части алхимии, том её ответвлении, которое стояло на стыке познания себя и мира, имелись практики, направление на постижение ритмов жизни. Или циклов, как я их привык называть.

Короткий бой, который я сегодня пережил – это как камень, брошенный в гладь озера. От него уже начали расходиться круги и… Я не то чтобы пытался разобраться в том, что ждёт меня дальше. Нет, за это отвечал обычный анализ ситуации и бытовая логика. Целью я перед собой ставил внутренне подготовиться ко всем тем последствиям, которые обрушатся на меня в ближайшее время.

У жизни есть свой ритм, в каждый момент разный. В момент потрясений этот ритм высок и разрушителен. У алхимика, который соответствующе обучен, тоже есть ритм, в котором он взаимодействует с жизнью. Вот я и настраивался, внутренне готовясь к грядущим испытаниям.

– Эдгард? – позвала Ольга Владимировна, после того как переместилась и полминуты меня разглядывала. – Не сильно отвлекаю?

В её голосе слышалось участие и любопытство, скрывающие другой слой эмоций – тревожность и беспокойство. Я открыл глаза и посмотрел на неё. Женщина как раз рассматривала мой кровавый вид.

– Прости, в этой суматохе о тебе немного забыли. Нам с тобой надо… А ладно, пять минут роли не сыграют. – Шагнув вперёд, она коснулась меня, и мы перенеслись в другое помещение. – Там есть душ. – Рука указала в сторону двери. – Одежду скинешь в ванне. Новую тебе сейчас принесёт слуга. Прихорашиваться не надо, давай в темпе. Жду во второй комнате.

Оказались мы, кажется, в чьи-то покоях. Достаточно просторных, чтобы здесь разместилось несколько комнат. Без промедлений, я отправился в душ и быстро, насколько мог, привёл себя в порядок. Пока мылся, видел, как открылась дверь и служанка положила одежду.

Это было что-то вроде костюма для тренировок. Главное, что размер подошёл, а остальное неважно.

– Готов? – окинула меня взглядом Ольга Владимировна. – А теперь послушай меня очень внимательно. Это не официальный разговор. Думаю, о многом ты и сам догадался, но всё же скажу. То, что произошло… это угроза всем нам. Опасность, с которой мы до этого не сталкивались. Этого парня пытались устранить. Чужой ходок, которого ты заметил, – тут Ольга внимательно на меня посмотрела, давая понять, что я выдал ещё одну свою возможность, – есть все шансы, что информация о блокираторах ушла врагам. Коршунова попытались взять, но он исчез. Проследить его путь не смогли. Действенно ли ваше соглашение до сих пор – сам думай. А также думай о том, что он может рассказать.

– К чему эти слова?

Я и сам уже об этом думал, но Ольга говорила так проникновенно, что по спине не то что холодок бежал, айсберги сползали.

– К тому, что с этого момента ты на войне. И сейчас тебе надо пойти к врагу, который уже пытался тебя убить. Пойти и сделать так, чтобы обезвредить новую угрозу.

– Иначе говоря, шутки кончились. При всём уважении, Ольга Владимировна, война для меня и не заканчивалась, чтобы начинаться. Поэтому ведите уже. Решим вопрос. Этот парень заговорил?

С момента, когда меня сюда привели, прошло часа три, не меньше. Было время на допрос.

– Частично. Пойдёшь один к нему. Я буду за тобой присматривать, больше никто. Пленника не освобождать.

– Подглядывать будете?

– Присматривать, – повторила она. – Если ты переживаешь за свои секреты, то прости, Эдгард, но ты и так уже раскрыл столько, что… Дальше скрываться смысла нет.

– Резонно.

Хоть и неприятно.

Глава 2. Испытания

То, как выглядел напавший на меня парень, являлось олицетворением того, как поступают Медведевы с врагами.

Первое, что коснулось меня, – запах. Запах разложения, крови, ненависти и обречённости. Запах сырости и темноты, настолько густой, что от неё смердело чем-то очень нехорошим. Чем-то, что могло по праву занять место в списке одних из самых худших вещей, до которых додумался человек.

Вопрос, считаются ли пытки оправданными, если речь заходит о выживании тех, кто тебе дорог, остаётся открытым.

Вторым, на что упал мой взгляд, был сам парень. Его перевели в другое место. Где мы находились, я понятия не имел. Ольга забросила меня в тёмный коридор возле двери, в которую я и вошёл. Пленный выглядел лет на двадцать от силы. Если бы не измученный вид, выглядел бы моложе. Его приковали к металлическому стулу. Почему-то я был уверен, что даже сильный бес не сможет вырваться из этих цепей.

Сидел он совершенно голый. Окровавленный, со следами пыток. Некоторые раны до сих пор не зажили и выглядели ужасно. Но встречал я в своей жизни и более страшные вещи.

– Соколов, – с трудом вытолкал он из себя слова. – А я-то думал… Не свидимся… Что, цепные псы князя не справились и послали тебя?

– Не справились с чем?

Я никогда не пытал людей. Убивал, причинял боль и страдания, но не пытал. Как-то не вставало передо мной вопросов, в которых требовалось добыть сведения. Обычно всё и так было понятно.

Сейчас от меня тоже не требовалось пытать. Но, после того как этот парень заговорил, дошло, что, возможно, меня сюда послали не только для разработки противодействия. Если этот тип меня так ненавидит, то может и сболтнуть чего лишнего.

– С разговором, – усмехнулся он кроваво, демонстрируя отсутствие части зубов.

– Ты думаешь, я буду тебя пытать? – приподнял я бровь.

– Думал… А теперь вижу, что ты такое же ничтожество, как и мой братец.

– А кто твой братец?

– Тебе и этого не рассказали? – удивился он.

Это удивление было как проблеск света, отодвинувший тучи боли, злобы и ненависти.

– Могу и так догадаться. Это ведь ты был тогда с Коршуновым? Получается, он твой брат?

Пока говорили, я подошёл и осмотрел пленника. В нём скрывался секрет, позволяющий менять внешность. Умение очень опасное. Идеальный разведчик и диверсант. Тот, кого не увидишь, не будешь подозревать, не заметишь. Тот, кто может сотворить что угодно.

– По отцу, – сплюнул парень.

– Ясно. Если честно, мне плевать. Непонятно, откуда у тебя такая ненависть ко мне, но и на это тоже плевать.

– Тогда зачем ты здесь? – прохрипел он.

– Роман ведь рассказывал о подробностях нашей драки? Да ты и сам многое видел, не так ли? Как думаешь, кто я? – обойдя его по кругу, встал напротив и заглянул в глаза.

– Тот, кто своей смертью доставит мне глубочайшее удовольствие.

Он боялся. Не показывал этого, скалился, пытался смутить меня беззубой улыбкой, но внутри – дрожал.

– Ты обладаешь удивительной возможностью, – ответил я ему, снова отходя и оглядывая. – Не хочешь поделиться, откуда она у тебя?

Будь это чем-то обычным для мира, меня бы не отправили сюда. Не было бы такого удивления на лицах князя, Родиона и остальных. Не было бы и половины тех вопросов, которые мне задали. Не было бы суеты и паники. Нет, это что-то новое, с чем княжеская семья раньше не сталкивалась.

Если передо мной сидит брат Коршунова, отец которого вёл разработки, не гнушаясь для этого ставить опыты над детьми аристократов, то сложить два и два не так уж сложно.

– Впрочем, можешь и не говорить. Папочка постарался?

– Сдохни, Соколов.

– Рано или поздно мы все умрём, – пожал я плечами. – Что-то мне подсказывает, что ты раньше. Но перед этим…

– Даже не пытайся. Я тебе ничего не скажу.

– Не скажешь? – рассмеялся я.

Это только в первые минуты я чувствовал растерянность, оказавшись в пыточной. А сейчас… Сейчас слова Ольги дали всходы. Я на войне. Которая не кончалась, которая не собирается заканчиваться. Передо мной враг. Враг, способный уничтожить то, что мне дорого.

Я не я, если не распотрошу все его тайны и не найду решение, как противостоять.

– О, поверь, дружище, – похлопал я его по плечу, – ты мне расскажешь всё. Хочешь ты этого или нет.

– Палачи князя не справились. Думаешь, у тебя получится? – Он попытался показать превосходство, но…

– Тшшш… – приложил я палец к губам. – Будь добр, заткнись и не мешай.

Я знал, что сейчас за мной наблюдают. Также я знал, что скрываться больше нет ровным счётом никакого смысла. Сколько уже всего видели и узнали Медведевы? Предостаточно. Одним проявлением моих способностей больше, одним меньше – роли никакой не сыграет.

А раз так, то этап, когда было разумным скрываться, закончился. Пора переходить к следующему этапу – открытой демонстрации. Нужно сделать так, чтобы со мной начали считаться. Если потребуется сделать так, чтобы меня боялись.

Больше не скрываясь, прямо у всех на виду… Готов спорить, что наблюдает не только Ольга… Я развёл руки и принялся формировать печати. Камень у парня под ногами потёк, обретая нужную мне форму. Следующим расплавился стул, отчего пленник упал.

– Соколов! – заорал он. – Что происходит?!

Он не оказался на свободе. Я разрушил старые цепи и создал новые. Металл потёк, принял ту форму, которую я хотел, оплёл узника и распял его на полу.

– Как хорошо, что ты весь в крови, – подошёл я к нему и провёл пальцем по ране. – Это сильно облегчит мне задачу.

– Ты что, млять, творишь?! – завопил он. – Ты кто такой?!

– Заткнись, – шикнул я на него. – Просил же, не мешай.

Ещё усилие и печати продолжают разрастаться. Вскоре весь пол и стены оказались ими покрыты.

– Соколов! – вопил и бился в кандалах пленник. – Прекрати!

– Знаешь… – подошёл я к нему и наклонился так, чтобы он меня видел. – Мне не нужны твои слова. Всё, что нужно, я узнаю и так. После чего тебе подобные перестанут быть угрозой. Умеешь менять лица? Да плевать. Всех, кто к нам явится, уничтожим.

Пленный забился ещё сильнее.

– За меня отомстят! – закричал он. – Я о тебе всё рассказал! За меня отомстят!

– Кто же? – усмехнулся я. – Твой брат? Который сбежал, поджав хвост? Пусть приходит. У меня остались к нему давние счёты.

– О нет… – истерично расхохотался пленный. – Он лишь пешка, как и все мы! Придут другие!

– Пусть приходят, – спокойно ответил я. – На всех управу найду.

– Посмотрим, как ты запоёшь, когда твоих любимых Гвоздевых выпотрошат.

Внутри что-то сжалось.

– Лучше бы ты молчал.

Кажется, недавно я думал над тем, что было бы неплохо проверить один из постулатов алхимии, что живые организмы имеют сопротивление от любых воздействий. Эти проверки подразумевали тесты над этими самыми живыми организмами, что несколько не этично…

Но после его угроз…

***

Ольга Владимировна смотрела на то, как Эдгард вошёл в комнату допросов. Не то чтобы женщине нравилась идея пустить юношу в столь неприятное место, которое и у самой княгини вызывали мурашки.

По парню было видно, что его тоже смутило. Она не обманула Эдгарда, когда сказала, что будет наблюдать одна. Почти не обманула… Происходящее внутри допросной фиксировалось на камеру. Запись потом тщательно разберут, а после уничтожат. Просто потому что секреты такого уровня лучше хранить исключительно в голове и нигде больше.

Какие бы эмоции Ольга Владимировна ни испытывала, сейчас на первом месте стояло дело. Да и чутье подсказывало, что маски сброшены. По крайней мере, их часть. Началась игра всерьезную.

Женщина отметила, что Соколову потребовалось всего несколько секунд, чтобы взять себя в руки. Вид растерзанного человека его сначала выбил из колеи, но ненадолго. Ещё один факт в картину психологического портрета.

Самому Эдгарду об этом не говорились, но в этой ситуации было несколько скрытых смыслов. Один из которых – проверить, как парень себя поведёт.

Тот повёл себя… странно.

Второе, что отметила женщина, – это высокую адаптивность к изменениям. До этого парень скрывался. То, что не особо умело – отдельный вопрос. Сейчас же он перестал скрываться. А значит, проанализировал ситуацию, услышал, что ему сказали, сделал выводы и принял какое-то решение.

Несмотря на то что Медведевы уже многое знали о юноше, Ольга Владимировна ещё никогда не видела, как тот применяет свои способности.

Соколов развёл руки, а потом случилось то, что почему-то напугало женщину до жути. Бетонный пол тёк, будто воск. Металлический стул, который и сильный бес не погнёт, тоже расправился. Всего за несколько секунд пленный оказался распятым на полу, лёжа на каких-то узорах. Ольге пришли на ум всякие пентаграммы и прочие фигуры, которые часто связывали с оккультизмом и поклонением темным силам. Сказочки для необразованных людей, верующих в мистику.

Но сейчас Ольга была готова поверить во что угодно. Сила, которую она видела, выходила за рамки любых представлений. Возможность напрямую влиять на материю. Гнуть её по своему усмотрению.

Почему-то только сейчас женщина в полной мере осознала, насколько опасным может быть Соколов.

А потом Ольга услышала, как пленный угрожает близким Эдгарда. Даже на расстоянии, находясь в соседнем помещением, наблюдая через стекло, женщина почувствовала, как Соколов… изменился. От него повеяло чем-то злым. Решимостью, готовностью любой ценой добиться результата.

Когда Ярослав завизжал, несмотря на весь свой сниженный болевой порог, Ольга вздрогнула и побледнела. То, что она видела, было самой настоящей дьявольщиной.

***

Роман Коршунов, после того как согласился бросить всё и скрыться, оказался в загородном особняке. В особняке аристократа. В последнем не было сомнений. Ещё ни разу мужчина не слышал о том, чтобы ходоками были простолюдины.

– Пока поживёте здесь, – сказал тот, кто назвался Канисом.

– Где мы? – спросила Камила.

Она стояла рядом с братом в домашней одежде, в тапочках на голую ногу. У них не было времени, чтобы собрать вещи.

– В моём доме, – ответил Канис. – Сейчас я должен заняться делами, поэтому отойду. Вскоре мы с тобой поговорим, – посмотрел он на Романа. – Прислуге я передам, чтобы о вас позаботились. Одежду, – глянул он на Камилу, – и всё необходимое доставят. Пока подумайте, что вам нужно.

Мужчина вышел из комнаты, оставив двоих людей одних.

– Рома… – позвала сестра. – Что происходит?

Не то чтобы Камила не знала, что происходит. Она видела собственными глазами, как их дом взяли штурмом. Но одно дело видеть, а другое дело принять.

– У нас началась новая жизнь.

Парень, ничуть не скрываясь, провёл рукой по воздуху, открывая проход. Открыл он его в небе, высоко над собой. Задул прохладный ветер. По ту сторону они увидели что-то похожее на коттеджный посёлок. Высоток нет, частные дома, огороженные территории, много леса вокруг, недалеко есть речка. Роман изменил угол прохода и осмотрелся, что находится вдали. Никаких следов больших городов в зоне видимости не обнаружилось.

– Мы на островах, – сказала девушка.

– С чего ты взяла? – резко повернулся брат.

– Книги, – указала она на стеллажи. – Все названия на англосаксонском.

Роман закрыл проход и тщательнее осмотрелся, куда попал. Просторная комната на первом этаже дома. Здесь стояли кресла и диваны, имелся камин, был небольшой шкаф с книгами, столик. Неплохая комната отдыха в загородном доме.

Почему-то мужчине показалось, что это тюрьма. Он бы легко мог сбежать, но… Иногда лучше всяких цепей держат условности. Бежать было некуда. Мосты сожжены. Если только затеряться среди обычных людей. Покинуть страну, а лучше материк, начать жить сначала. Роман прихватил с собой деньги и поддельные документы на этот случай. Да и другие схроны, о которых никто не знал, он мог вернуться в любой момент.

Ситуация была не столь критична, как казалось на первый взгляд.

– Что мы будем делать? – спросила Камила.

– Пока что ждать, – ответил он.

***

В тот же вечер Канис вернулся и пригласил Романа на разговор. К этому времени мужчина успел позлиться, возмутиться, смириться, погрустить, попрощаться со всеми достижениями и полностью взять себя в руки. А ещё понять одну простую вещь – его спасли не просто так.

Зачем – это предстояло выяснить.

149 ₽
Возрастное ограничение:
18+
Дата выхода на Литрес:
21 марта 2024
Дата написания:
2024
Объем:
310 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают