Читать книгу: «Контуженный: АДАПТАЦИЯ», страница 3

Шрифт:

Глава 2. Пришельцы со звезд

Борт корабля «Пламя Дагора»

С трудом разлепив глаза, я посмотрел прямо перед собой. Я явно лежал на кушетке в медицинском отсеке моего корабля, неподалеку стоял меддроид с направленным на меня универсальным сканером.

– Ну, привет, железяка. Кто тебя сюда поставил? – я попытался пошевелить руками, с небольшим усилием у меня это получилось.

Тело затекло, сколько же я так пролежал? Попытавшись подтянуть к груди руки и привстать, я откинулся обратно на кушетку, потому что это оказалось очень непросто сделать. Такого ощущения слабости я давно не испытывал.

– Командир, – раздался голос искина корабля, – я прошу вас не совершать резких движений, дождитесь прибытия медика.

– Откуда у нас медик, искин? – пробурчал я и вновь попытался приподняться.

– Командир Сол, я настоятельно прошу вас не совершать резких движений, в вашем состоянии это может быть опасно. В противном случае я прикажу дроиду ввести вам успокоительное, ради вашего же блага.

– Вот отключу тебе личностную матрицу, будешь бубнить только по существу, – мрачно пообещал я этому искусственному негодяю, посмевшему мне угрожать.

– Извините, командир, – моментально сменил тон искин, – на вас было совершено нападение, в данный момент состояние вашего здоровья неоднозначно и требует внимательного изучения.

– Я уже знаю, что произошло. Слушай, а где этот паскуда Зиц?

– Как всегда, спрятался в технических полостях корабля.

– Можешь связаться с ним? – попросил я.

– Единственный способ – это включить трансляцию во всех помещениях и попытаться вызвать его.

– Давай, очень уж мне хочется с ним потолковать, – разрешил я и сразу же раздался голос системы оповещения с приказанием для взбалмошного ксеноса явиться пред мои светлые очи.

Первым в помещение медицинского отсека ворвался Лакин Стакс, он тут же подскочил к кушетке, на которой я лежал, и скомандовал:

– Не двигайся, Сол, ты попал в серьезные неприятности. Лучше вообще не шевелись.

– Ты думаешь, я не знаю? Помоги мне лучше встать, – я опять попытался подняться на нетвёрдых руках.

– Нет, сначала я проведу сканирование, – отрезал Шир и запустил программу диагностики.

Медицинский дроид тут же направил многофункциональный сканер на спину пациента, и лазерный луч забегал по всей поверхности кожи. Через пятнадцать секунд процедура была закончена, и сибурианец погрузился в изучение полученных материалов.

– Ничего не понимаю, – признал ксенос, – данные практически полностью совпадают, результаты лишь минимально различаются, но тем не менее ты пришёл в себя.

– Вот такой вот я живучий, приятель, руку дай, – попросил я его.

Стакс осторожно помог мне подняться и сесть на кушетке.

– Как ты себя чувствуешь, Джон? У тебя на спине какое-то кибернетическое устройство, ничего подобного я не видел. Что ты ощущаешь во время движения?

– Слабость ощущаю, такое чувство, что я стал маленьким и никчёмным, но я думаю, это пройдёт. Сколько я пролежал?

– Около двух суток, плюс-минус.

– Так долго? Где мы сейчас? Из прыжка вышли? – засыпал я его вопросами, осознав, сколько времени прошло.

– Да, Сол, из прыжка мы вышли, я как раз собирался организовать рейд на планету.

– Что они говорят, как настроены? Мы ведь прилетели на их корабле.

– А ничего они не говорят, в этом-то и проблема.

– В смысле? – не понял я. – А ну-ка, давай подробности.

– С Дагора никаких сигналов не поступает, в системе нет ни одного корабля, но есть гипермаяк, который говорит, что посещение планеты запрещено, и ей присвоен статус дикой.

– То есть, ты хочешь сказать, что она подпадает под пятую директиву?

– Именно, Джон, всё так и есть.

– Да как такое может быть? Они же, хрен знает, когда в космос вышли.

– Спроси что-нибудь попроще, – пожал плечами Лакин.

– Так, надо всё обмозговать, только чувствую себя я не очень. Можешь притащить мне мой скафандр? Мне бы сейчас мускульные усилители не помешали или какой-нибудь стимулятор позабористее.

– Стимулятор можно было бы синтезировать в медкапсуле, но у нас картриджи с истёкшим сроком годности, на лечение их ещё хватает, а вот экспериментировать я бы не советовал.

– А ты у нас, оказывается, ещё и медик по совместительству.

– В моей работе надо быть универсалом, – уклончиво ответил сибурианец. – Посиди здесь, я сейчас принесу скафандр, только никуда не уходи.

– Очень смешно, Шир, у меня сейчас такое состояние, что если бы я захотел помочиться, то, боюсь, не смог бы ничего выдавить из себя.

– Я скоро, – ответил Лакин и вышел из медицинского отсека.

Минут через семь он вернулся назад и притащил мой скафандр, помог его надеть прямо на голое тело, и мне сразу же стало легче. Уж что-что, а управлять скафандром при помощи нейросети меня научили отменно. Как только я смог самостоятельно стоять на ногах, то сразу же направился в рубку корабля, нужно было получить всю имеющуюся информацию и подумать о том, что делать дальше. По дороге Стакс в общих чертах ввёл меня в курс дела относительно состояния членов экипажа и того, где сейчас находится корабль. Стоило признать, что действия матёрого киллера были единственно верным решением в данной ситуации.

Войдя в рубку и усевшись в командирское кресло, я принял доклад от искина, и мы вместе начали ещё раз просматривать всё, что им удалось узнать. Проанализировав всю имеющуюся информацию, мне пришлось признать, что и у меня нет никаких идей по поводу того, что здесь могло произойти. Никогда прежде мне не попадалось даже упоминания о том, чтобы развитые планеты откатывались в своём статусе. Даже после войн и масштабных разрушений, когда целые флоты сшибались в звёздных системах, разнося всё в пух и прах, этого не происходило. Однако же вот он, прецедент, строить догадки можно было до бесконечности, но у нас этого времени просто нет. Ресурсы пищевого синтезатора не безграничны, рано или поздно мы просто умрём с голода.

– Ни за что не поверю, что даже если планета откатилась в статусе, то не осталось никаких технологий или источников информации. А если они есть, то мы их добудем, – проговорил я.

– Ну и что делать будем, Джон?

– Как что? Полетим на планету, мне от этой директивы не холодно и не жарко, мы так-то все тут преступники, так что одним преступлением больше, одним меньше – разница невелика.

– Поддерживаю, – хищно улыбнувшись, кивнул сибурианец, – тем более мне кажется, что там будет интересно.

– Только не говори, что тебе опять хочется кого-то убить, – скосил я на него глаза.

– Мне всегда этого хочется, Сол, таким уж я уродился, – мрачно признал Стакс.

– Мне кажется, ты преувеличиваешь, Шир. Мы все приходим в этот мир чистыми, мы не ведаем ненависти и страха, мы открыты ему и жаждем познания.

– Возможно, ты и прав, Джон, только вот, познав его, мы становимся теми, кто мы есть. Ты стал воином, а я убийцей. Мы из разных миров и не стоит их равнять.

Я взглянул в глаза сибурианца и заметил, что воспоминания о родной планете негативно повлияли на его настроение.

– Шир, если выберемся из этой передряги, покажешь мне свой Сибур?

– Я не был там с того момента, как впервые вступил на борт космического корабля, и никогда не хотел вернуться обратно. А ты?

– А что я?

– Ты никогда не рассказывал, откуда ты.

– Я с планеты Земля.

– А где она находится?

– Я не знаю, к сожалению, с теми, кто меня выкрал оттуда, мне не удалось встретиться. Да, и знаешь что?

– Что?

– Не особо меня туда и тянет.

– У тебя не осталось там ничего? – поинтересовался ксенос.

– Как тебе сказать? У меня есть родители, по крайней мере, были. Я ведь в глубине души даже благодарен тем пиратам, которые меня выкрали. Я был уже обречён, тяжёлая травма, так что рано или поздно я бы загнулся в каком-нибудь лесу, выслеживая очередного бандита.

– Так ты тоже охотился на разумных? – заинтересовался киллер.

– Можно и так сказать, Стакс, можно и так. Уже тут меня поставили на ноги, и я могу путешествовать в космосе. Знаешь, мы не настолько дикие, у нас тоже есть космические корабли, примитивные, конечно, и далеко они не летают, технологии ещё не очень развиты, но это дело времени. Знаешь, каково это – смотреть фильмы про космических путешественников и знать, что у тебя никогда не будет возможности самому ощутить такое?

– Фильмы я не смотрю.

– Да я тебе говорю так, для примера. Ладно, не будем о грустном, давай обсудим детали рейда.

Выслушав всё, что придумал Лакин, я признал его действия правильными, идентификатор корабля оставлять включённым нельзя, бережёного, как говорится, бог бережёт. Не хотелось бы, находясь на планете, оказаться в ситуации, когда корабль обнаружит кто-нибудь. А с фонящим передатчиком это сделать проще простого. Заблокировать экипаж в жилых помещениях тоже, на мой взгляд, было правильной идеей, неизвестно, что может переклинить в мозгах бывших заключённых в наше отсутствие.

Обсудив детали, мы направились в кают-компанию. Как только мы вошли в помещение, практически все сразу же обступили меня, а Серёга набросился и сграбастал меня в охапку.

– Жив, чертяка! Я знал, что ты справишься с этим! – заявил он, тиская меня в своих объятиях.

– Потише, Пластун, я еще не до конца оклемался, – попросил я своего старого боевого товарища, и он осторожно отпустил меня.

– Ну что, Шир, теперь-то можно и лететь, – обратился мой друг к сибурианцу.

– Согласен, – кивнул головой Лакин.

Борт пиратского фрегата «Самос»

Двое мужчин разного возраста переодевались в своей каюте.

– Вот скажи, Кранч, ну зачем нам надо переодеваться в эти странные костюмы? Мы с тобой разве на это подписывались, когда контракт заключали?

Крепко сложенный мужчина средних лет искоса посмотрел на своего более молодого товарища и нехотя ответил:

– Глот, ты бы пасть свою пореже открывал. Если капитан мне предъявит за то, что я тебя сюда подтянул, то я тебя собственными руками за борт отправлю. Сказали одеваться, значит, одевайся.

– Да ты что, братан, ты что, гонишь, что ли, я же просто спросил, – примирительно загнусил парень.

– Просто захлопни пасть и делай то, что тебе говорят. Как только мы выйдем из гипера, времени на операцию у нас будет не очень много, прилетели, сделали дело, погрузили товар и тут же сваливаем из системы.

– А что хоть за товар-то? – не удержался от вопроса Глот.

Старший из мужчин закончил натягивать балахон и уставился тяжёлым взглядом на чересчур болтливого бойца:

– Глот, ты знаешь ровно столько, сколько тебе положено знать. Будешь лишние вопросы задавать, и вопросы могут появиться уже к тебе. Ты уже не первый цикл в деле, и должен понимать, что никто тебе, рядовому абордажнику, ничего не обязан рассказывать, ты здесь выполняешь приказы. Понял? Знаешь, сколько Ворчун таких, как ты, выбросил в космос?

Парень покачал отрицательной головой.

– Только за прошлый цикл троих. Поэтому, если не хочешь пополнить их число, держи язык за зубами и делай то, что тебе говорят. А самое главное, помалкивай о том, что увидишь.

– Да что я, не понимаю, что ли? – затараторил пират, – всё, реактор заглушен, – он наконец-то надел точно такой же странный цветастый балахон, разукрашенный какими-то орнаментами и непонятными надписями. – Слушай, Кранч, а нет этой штуки побольше размером, а то мой, мне кажется, с дохляка сняли.

– Потерпишь, – отрезал старший товарищ.

То же время, то же место, рубка пиратского фрегата «Самос»

Капитан Зур Галли сидел в командирском кресле и задумчиво перебирал пальцами, постукивая ими по подлокотнику. Ему предстояло выполнить ответственную миссию. В первый раз глава клана доверил ему этот ежегодный рейд, обещавший принести хорошую прибыль. Инструкции Зуром были получены предельно чёткие и понятные, никаких вопросов по выполнению миссии у него не возникло. На брифинге у главы клана ему были продемонстрированы видеозаписи протоколов предыдущих рейдов, в которых было отражено всё до мельчайших подробностей. К сожалению или к счастью, предыдущего исполнителя совсем недавно постигла неудача, и он попал в передрягу, из которой вернуться уже не смог, это и открыло окно возможностей для капитана Галли. Ему очень льстило, что глава клана отправил на это задание именно его, значит, недаром он так выслуживался. Когда ему объяснили тонкости предстоящей работы, он удивился дальновидности предыдущих глав собственного клана, не зря он когда-то примкнул именно к ним. С такими стратегами всегда будут водиться кредиты в кармане.

Это ж надо было так всё организовать, чтобы целую планету превратить в охотничьи угодья, мало того, ещё и не вызывающие особых проблем. Будущие рабы сами шли в руки, ещё и радовались при этом, словно дети малые. А рабы такого качества очень высоко ценились, выносливые и практически не подверженные болезням. Таких можно использовать где угодно.

– Сколько там до выхода из гипера? – поинтересовался он у пилота.

– Через восемь часов выход в обычное пространство, ориентировочное время прибытия на планету через тринадцать часов, – доложил дежурный пилот.

Борт корабля «Пламя Дагора»

Откладывать надолго вылет на Дагор не стали, я отвел Серёгу в сторону и обрисовал ситуацию, попросив его остаться на корабле за старшего. На всякий случай я проинструктировал искин корабля о выдаче временного допуска пилоту-инструктору Шокли Мунсу под руководством Серёги. По моим расчетам, мы должны были вернуться максимум через двое суток. Если к этому времени мы не вернёмся, или не выйдем на связь, они должны были двинуться нам на выручку. Неизвестно, что происходит на планете и надо быть готовыми к любому развитию событий. Также мы с ним обсудили состав рейда, решено было лететь впятером: я, Стакс, Румб и двое самых подготовленных и дисциплинированных бойцов из Серёгиного сектора. Бот был уже подготовлен к вылету. Зица я так и не увидел, видимо, этот маленький негодяй чувствовал свою вину в произошедшем и справедливо опасался возмездия.

Подойдя к нему, я в который уже раз удивился красоте и продуманности техники Содружества. Не знаю, кто строил именно эту машинку, но даже спустя столько лет выглядела она достаточно неплохо внешне, в техническом плане осталась полностью исправной, а управлять этим ботом оказалось на удивление просто. В нём не было искусственного интеллекта, только обыкновенный компьютер, который контролировал системы бота и немного помогал при пилотировании. В принципе, мне этого не особо и требовалось, я уверенно вёл бот к планете.

Плана как такового у нас не было, мы решили спуститься и выяснить на месте, что тут происходит. Приблизившись к околопланетному пространству, мы ещё раз попытались вызвать хоть кого-нибудь на связь, но, как и ожидалось, никто нам не ответил. Поэтому я заложил пологую траекторию и начал плавный спуск, в пятисотлетней технике я не был до конца уверен, оттого особо не лихачил. Спуск происходил достаточно ровно, обшивка даже не успела как следует нагреться.

Оказавшись в атмосфере планеты, мы снизились и полетели на высоте трех километров над поверхностью. Мир под нами утопал в зелени, время от времени попадались водоёмы, судя по размеру, это были озёра и достаточно полноводные реки.

– Судя по всему, планета класса «Эдем», – с видом знатока отметил Румб, – причём создаётся ощущение, что она действительно дикая.

В этот момент впереди показалось какое-то поселение.

– А, нет, смотри, – продолжил Румб, – похоже на город. Будем спускаться тут?

– В принципе, нам без разницы, – немного подумав, ответил я.

Зависнув над поселением, я оценил его приблизительные размеры, надо признать, довольно скромные. Не больше десяти километров в диаметре, радиальные улицы сходятся в центре города и образовывают площадь, в данный момент частично заполненную местными жителями.

– Ну, и с чего начать? – задумчиво поинтересовался я, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Похоже, у них тут какое-то собрание или мероприятие. Предлагаю прямо тут в центре и высадиться. Порасспросим их и решим, что делать дальше, – выдвинул своё мнение Румб.

– Нет, – сухо вставил своё весомое слово Стакс, – если у них есть оружие, а исключать этого нельзя, то они нас вместе с ботом расстреляют в течение пары минут, даже вылезти не успеем. Лучше уж приземлиться на окраине, а ещё лучше за городом, на небольшом удалении, оставить одного бойца на охране, а самим пешком двинуться на разведку.

– Согласен, Шир, – поддержал я киллера, – сейчас они нас могут и не увидеть, так что лучше зайдём со стороны солнца и сделаем так, как сказал наш сибурианский товарищ.

Возражений нашему мнению не последовало и, заложив вираж, я немного удалился от поселения, а затем на небольшой высоте подлетел на расстояние не более пятисот метров от крайних домов. Удобная для посадки полянка попалась довольно быстро, и мы приземлились. Оценив бойцов, я оставил одного из них на охране бота, строго-настрого велев ему не покидать его и следить за приборами. Нейросети у него не было, но немного поколдовав с управляющим компьютером бота, мне удалось настроить его передатчик на наши скафандры. По крайней мере, в случае чего мы сможем подать сигнал на «Пламя Дагора».

Осмотрев экипировку, мы осторожно двинулись к городу. Выйдя из негустого лесочка, достаточно быстро преодолели расстояние в пятьсот метров, отделявшее нас от крайних построек. На всякий случай оружие оставили в захватах на спине и не стали брать его в руки во избежание преждевременного конфликта с местным населением.

Первые осмотренные дома удивили нас своим состоянием, такое ощущение, как будто за ними уже очень длительное время никто не ухаживал, хотя в постройках чувствовалась монументальность. Сразу становилось понятно, что строили это давно и, как говорится, на века. Но тем не менее на улице было достаточно чисто, тут явно убирали. Заглянув в крайние дома, мы убедились, что они пусты, никаких признаков проживания разумных существ в них не было. Нет, конечно, когда-то здесь кто-то жил, но в данный момент всё выглядело пустым, здесь уже никто не убирался.

– Странно всё это, – высказал своё мнение боец из сектора Пластуна.

– Надо идти дальше, а то что-то меня тут напрягать стало, – буркнул Румб.

– Пошли, – согласился я, и мы двинулись дальше, понемногу продвигаясь в глубину поселения.

Мы прошли около километра, прежде чем появились явно жилые здания, выглядели они немного получше, и практически сразу нам повстречался первый местный житель. Никогда прежде я не видел живых дагориан и надо признать, что выглядели они достаточно опасным видом разумных существ. Они явно произошли от каких-то рептилий или чего-то подобного, мертвый рейнджер показался мне смахивавшим на дракона, а этот живой представитель местной разумной жизни был на него похож еще больше. Особенно меня впечатлили шипы на лице и глаза этого существа: коричневые белки, жёлтая радужка и чёрный ромбовидный зрачок. Я медленно выставил перед собой руки и осторожно приблизился к одетому в коричневый балахон местному жителю. Его образ довершала черная веревка, которой он был подпоясан.

– Приветствую вас. Мы не причиним вам вреда. Можно с вами поговорить? – вежливо начал я знакомство.

Дагорианин смерил меня долгим взглядом, улыбнулся и на удивление спокойным голосом ответил:

– Вы пришельцы со звёзд?

– Да-да, мы пришельцы со звёзд, – подтвердил я.

– Неужели ваш выбор пал на меня? – со странным выражением на лице поинтересовался он.

– Мы просто хотим кое-что узнать. Можно задать вам несколько вопросов?

– Конечно, задавайте, – согласился мой собеседник. – Церковь Вознесения учит нас чистоте помыслов и взаимопомощи.

– Церковь Вознесения? – переспросил я.

–Да, Церковь Вознесения.

– Послушайте, уважаемый, как к вам можно обращаться?

– Сагал Хурар, – представился он, в очередной раз улыбнувшись, и я заметил, что зубы у него во рту явно подвергались неоднократному механическому воздействию.

Мне сразу же вспомнилась видеозапись, которую оставил Каур Рорук, зубы этого дагорианина однозначно были подпилены.

– Послушай, Сагал, а почему на Дагоре больше нет космических кораблей?

– Мы отринули дорогу, ведущую в никуда, и стали на Путь Вознесения, – явно заученным текстом ответил местный житель.

– О какой дороге ты говоришь? – решил уточнить я.

– Вы проверяете меня, пришельцы со звёзд, проверяете, прежде чем забрать с собой? Но я знаю ответ на этот вопрос. Когда-то давно мы начали, как и многие другие миры, стремиться к технологическому развитию, забыв о собственном разуме и духовной силе. Но однажды на Дагор пролился свет истины, к нам пришёл первый проповедник и принёс нам великое знание. С тех пор мы усиленно трудимся и приближаем себя к Вознесению. Когда-нибудь все мы станем высшими существами.

Я чуть не поперхнулся, когда услышал эту тираду, и, повернувшись, посмотрел в лица товарищей. Все они явно были удивлены не меньше меня, но Шир, как и всегда, вёл себя невозмутимо, Румб лишь многозначительно пожал плечами, давая понять, что тоже абсолютно ничего не понимает.

– Послушайте, уважаемый Сагал, а как я могу поговорить с руководителями этого города? Кто у вас здесь всем управляет? Дело в том, что мы в городе в первый раз, – попытался немного приврать я.

– Вам надо поговорить с Советом Просветлённых, – уверенно заявил дагорианин. – Позвольте мне вас проводить.

Стакс утвердительно кивнул, ни слова не говоря, и я согласился на предложение местного жителя. Он молча развернулся и повёл нас за собой по направлению к центру города.

– Послушайте, Сагал, а что сейчас происходит на центральной площади?

– Церемония имянаречения, вы же ради нее и прибыли, – уверенно заявил Хурар.

Мы неторопливо шагали к центру поселения, говорить лишнего не хотелось, чтобы не насторожить этого явно фанатично настроенного представителя местного социума. В моей голове уже начинала складываться некоторая картина происходящего на планете. Осталось окончательно убедиться в этом. По моему опыту работы с фанатиками я прекрасно усвоил, что перевоспитать их практически невозможно, а тут, скорее всего, уже не одно поколение верит в чушь о возможном вознесении и превращении в высшее существо. Нет, конечно, я слышал истории про мифических Древних, это одна из излюбленных баек в космосе, все пытаются найти артефакты и технику, стоящие баснословных денег. И, насколько я слышал, иногда это кому-то удается. Я даже пытался искать информацию в галонете, когда у меня была такая возможность, но, кроме нескольких упоминаний, ничего не смог найти. А тут кто-то решил, что они смогут взять и развиться, причем откатившись к начальному уровню. Ну, полный бред.

Я закрыл шлем и вызвал на связь Стакса.

– Что думаешь обо всем этом? – поинтересовался я у него.

– Сдается мне, что тут всё непросто.

– Тебе такая церковь попадалась?

– Первый раз слышу, культов во вселенной множество, в кого только не верят, бредовые идеи всегда привлекают сумасшедших.

– Ты хочешь сказать, что тут вся планета – сумасшедшие?

– Скорее уж они идиоты. Но надо поговорить с их руководством, вполне возможно, это их добровольное решение.

– Будь начеку, я фанатикам не доверяю, – попросил я.

– Само собой, Джон, само собой, – подтвердил Стакс и хихикнул, отключая связь.

Минут через десять мы приблизились к площади, на которой происходила церемония имянаречения. Первые несколько десятков метров на нас никто не обращал внимания, и мне удалось рассмотреть практически весь процесс. На небольшом постаменте стояло четверо явно взрослых дагориан, одеты они были в точно такие же мешковатые балахоны, только подпоясанные не черной, а белой веревкой. На этом же постаменте стоял еще один местный юный житель в коленопреклоненной позе. Стоя на коленях, он держал свой рот открытым и в данный момент один из взрослых дагориан увлеченно пилил молодому зубы каменным бруском. Именно в этот момент эти, насколько я понял, представители совета просветленных увидели нас, и движение бруска остановилось. Они уставились на нас и что-то сказали друг другу. После этого вся площадь, как по команде, повернула свои головы в нашу сторону. Наш провожатый, по всей видимости, был очень горд тем, что ведет нас, потому что он шел, высоко задрав подбородок. Толпа стояла молча, явно особо нами не интересуясь. Мы прошли мимо них и приблизились к постаменту.

Надо было что-то сказать и я не нашел ничего лучшего, чем поздороваться:

– Приветствую жителей Дагора. Надеюсь, гостей вы принимаете?

– Вы приверженцы Церкви Вознесения? – поинтересовался один из стоящих на постаменте дагориан.

– К сожалению, нет, – не стал я врать, – мы путники, которые случайно оказались рядом.

– Тогда нам надо испросить совета у нашего проповедника, надеюсь, вы нас поймете.

– Да без проблем, конечно, спрашивайте, – согласился я и практически сразу один из стоящих сошел с помоста и направился в сторону здания на другом конце площади.

– А что у вас тут происходит? – решил я прояснить ситуацию.

– Вы подоспели к торжеству. Молодые адепты проходят инициацию и получают имя.

– И зубы вы им ради этого пилите? – скептически поинтересовался Румб.

– Это древняя традиция нашего народа, хомо, не знаю твоего имени.

– Так значит, вы видели представителей нашей расы?

– В лоне церкви множество рас, но лишь те, кто принял путь Дагора, ближе всех к Вознесению.

– Понятно. Ну что же, каждому свое, – протянул я, рассматривая стоящих по разным сторонам от постамента молодых дагориан, среди них были как парни, так и девушки, причем женские особи выглядели довольно мило, нет, конечно, никакого особого интереса они у меня не вызвали, но мысль такая у меня проскочила.

Одна половина стоящих, по всей вероятности, уже прошла процедуру, потому как я заметил не самые довольные физиономии, еще бы, пилить зубы на живую камнем – то еще удовольствие. Второй половине еще предстояло ощутить всю прелесть этого процесса. Но тем не менее в их глазах, по крайней мере, у большинства, я не увидел негативных эмоций, они явно по своей воле пришли сюда.

Дагорианин, который ушел за проповедником, куда-то запропал, прошло уже около получаса, а его все не было и не было. Трое оставшихся на постаменте, не тратя времени даром, за это время успели сточить зубы еще пятерым неофитам. После процедуры они спрашивали у бедолаги, какое имя он для себя выбрал и, выслушав ответ, торжественно подтверждали его.

Через сорок минут наблюдения за странным, с моей точки зрения, ритуалом я решил поинтересоваться, куда, собственно, пропал их товарищ и нельзя ли нам самим пойти к этому местному проповеднику. Именно в этот момент я и увидел его возвращающимся к нам, почему-то он был один. Странно, а всё странное меня напрягает. Я посмотрел в сторону Стакса, но не смог встретиться с ним глазами, потому что его голова была направлена в небо. Проследив за его взглядом, я с удивлением обнаружил, что там что-то есть. Активировав шлем и используя оптику, я увеличил изображение. С высоты по направлению к нам спускался бот, ничем другим это быть не могло, и выглядел он гораздо современнее того, что был у нас в наличии.

В шлеме раздался веселый голос Лакина Стакса:

– Ну что, Джон, похоже, тут будет действительно весело.

– Думаешь, это враги, Шир?

– А ты часто в этом мире встречал друзей? – вопросом на вопрос ответил сибурианец.

– Что будем делать?

– Как это что? То, что мы умеем лучше всего – убивать! – голос Стакса подрагивал, он явно находился в состоянии возбуждения перед предстоящей схваткой, в том, что она непременно будет, он ни капли не сомневался.

Бесплатный фрагмент закончился.

199 ₽
Возрастное ограничение:
18+
Дата выхода на Литрес:
16 ноября 2023
Дата написания:
2023
Объем:
290 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают