Дмитрий Данилов

257 подписчиков
Отправим уведомление о новых книгах, аудиокнигах, подкастах
Дмитрий Данилов – современный русский писатель, прозаик, поэт, драматург. Родился 31 января 1969 года в Москве. В разные годы работал в корпоративной периодике. Член литературных групп «Осумасшедшевшие Безумцы» и «Киберпочвенники». Произведения и статьи публиковались в журналах «Новый мир», «©оюз Писателей», «Русская проза». Кроме того, выкладывает свое творчество на различных интернет-площадках. Произведения Данилова переведены на английский, нидерландский, итальянский языки. В библиографии автора есть повести, романы, пьесы, либретто монооперы и оперы. Отметим некоторые из произведений Данилова: [ul]«Отцы и дети. 2.0»; «Есть вещи поважнее футбола»; «Что вы делали вчера вечером?».[/ul] Номинировался на премию «Национальный бестселлер», вышел в финал премии «Большая книга». Лауреат премии «Независимой газеты» «Нонконформизм» в номинации «Нонконформизм-Поступок» за роман «Есть вещи поважнее футбола». Лауреат Премии Андрея Белого. Пьеса Данилова «Человек из Подольска» была удостоена премии «Золотая маска». В 2020 году состоялась премьера одноименного фильма по произведению автора.

Отзывы об авторе

2

Один из самых любимых современных авторов. Во всех его ипостасях: прозаика, драматурга и поэта. Кажется, он на самом деле ни на кого не похож, поэтому может или влюбить в себя, пусть даже и не с первых строк, или взбесить и вызвать раздраженное недоумение. Но уж если влюбит, то становится необходим, как кофе для кофемана. Пусть пишет и пишет!

Один из самых любимых современных авторов. Во всех его ипостасях: прозаика, драматурга и поэта. Кажется, он на самом деле ни на кого не похож, поэтому может или влюбить в себя, пусть даже и не с первых строк, или взбесить и вызвать раздраженное недоумение. Но уж если влюбит, то становится необходим, как кофе для кофемана. Пусть пишет и пишет!

Оставьте отзыв

Войдите, чтобы оставить отзыв

Цитаты

В общем, так. Как вам уже, кажется, известно, в стране введён режим Общей Гуманизации, в рамках которого возвращена смертная казнь. Ну да, можно, конечно, смеяться, издеваться. Но лучше не надо, особенно вам и в вашем положении.

пользоваться моментом? спрашивать или просить или спешить или к чему-нибудь приготовиться..? мои мысли были видны – мне сразу ответили

Можно вообще ничего не писать. Нет такой необходимости.

А можно писать, но не об этих идиотских днях, не гнаться за убегающими днями, за мельтешащими датми календаря. Писать о чем-нибудь другом. О чем-нибудь, например, Интересном или, допустим, Важном.

Если рядом стояли ворчливые пенсионеры или просто люди и видели, что мальчишка отрывает билет бесплатно, они обычно поднимали вой, стыдили, заставляли платить, чуть не линчевали, звали водителя.

Конечно, есть масса вещей поважнее футбола. Даже как-то странно их перечислять, и замучаешься перечислять.

Но если отмотать назад – были ли вещи поважнее футбола в изнурительном матче с ЦСКА 9 ноября, когда еле выстояли и в муках отстояли победу, и когда не было сил смотреть на эту корявую битву, и когда судья назначил три дополнительные минуты, и когда, наконец, был финальный свисток, и победа?

И были ли вещи поважнее футбола 28 августа, когда ехал на электричке из Подольска в Текстильщики после встречи с Анатолием, когда читал текстовый репортаж на Газете.ру о матче Омония – Динамо, счет был 1:1, Динамо вылетало из Лиги Европы, и на последней добавленной минуте забило, и было дикое, ни с чем не сравнимое, какое-то всеобъемлющее, шарообразное ликование (беззвучное) в пустой светлой электричке? Были ли в этот момент вещи поважнее футбола?

Были, конечно. Вещи поважнее футбола – вечны, непреходящи. Незыблемы.

Надеть на себя строгое, серьезное, сероватое лицо и подтвердить в тысячный раз, что да, футбол – это так, забава, и есть вещи поважнее футбола.

Или придать своему лицу веселое, бесшабашное, диковатое выражение, и поразмыслить: до чего же это идиотская и даже какая-то бессмысленная фраза – «есть вещи поважнее футбола». И, может быть, помыслить дальше: есть ли вообще что-то более или менее важное, чем что-либо другое?

Но кто же тогда сегодня рассказывал нам о сущности интеграла? – А… это так, голограмма. Лучше лектора нет и не будет, так зачем же пропадать матерьялу? Голограмма ездит в метро, стоит в очередях, расписывается в ведомости. Сквозь голограмму вальяжно проходит кот. Только тсс! никому об этом, ты слышишь? – А ты, Диана, как об этом узнала? – Я просто хорошо разбираюсь в людях. В людях, духах и призраках. Умею читать их мысли, видеть их прошлое.