Мой БабаянТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Мой Бабаян
Мой Бабаян
Мой Бабаян
Бумажная версия
664
Подробнее
Мой бабаян
Мой бабаян
Бумажная версия
890
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 2

«Импровизация – это эксперимент над своими возможностями и терпением публики. Научиться чувствовать края, через которые может перелиться волна глупостей, можно, но не сразу».

Никогда не считал поиск партнера правильным и логичным мероприятием вообще и через сайты в принципе. Сводит нас судьба, даря нам незабываемые минуты первых случайностей, а не алгоритмический расчет ограниченного круга ограниченных людей. Тем свойственно выдавать свои критерии необъективной оценки – словно сумасбродным императорам и императрицам, милующим и жестоко критикующим согласно врученной этим сайтом картине мира.

Но приложение «Леденец», ненавязчиво отрекламированное на разных сайтах, сообщало о лучшей жизни в крепком тандеме с избранницей, которую можно легко, подчеркиваю «легко», найти здесь. «Леденец» – не настоящее название, но оно четко вписывается в формат приложения – там точно все отсасывают.

Алгоритм работы приложения построен таким образом, что полноценно общаться и просматривать интересующие анкеты можно только пополнив баланс своего аккаунта. Так что и мальчики, и девочки, единожды пополнив копилку «Леденца», должны были это действие производить регулярно, так как приложение разными ухищрениями тебя к этому провоцировало. «Получи доступ к анкетам твоего региона», «Получи премиум-аккаунт», «Получи безлимит» и пр.– последовательность, черт ее дери.

На мгновение поддавшись идее быстрого разрешения одиночества, решил, что, возможно, не прав, и стоит дать шанс такому способу поиска пары для себя. А что, проще задать параметры – возраст, пол, город и приложение выдаст всех, кто попадает под этот ценз, – чем бегать по Москве и искать очередную Алену.

Как оказалось, по мнению программистов, мне должны нравиться страшные, очень страшные женщины. Большие, объемные барышни занимали весь экран, с трудом влезая в его границы. Пошло вываливающиеся груди, развратно расставленные ноги, позы, полные эротики, разрывали мой телефон и мозг. Себя никогда не считал красавцем, но и ущербным тоже. Поэтому пришлось самому отбирать приглянувшихся особ не среди «рекомендованных» приложением, а гуляя по анкетам.

Действовать нужно быстро, иначе от постоянного лицезрения сей «неземной» красоты придется либо съесть конскую дозу мышьяка, либо привыкнуть и полюбить эту веселую пампушку с розовыми щеками, голубыми глазами в кожаном платье и плетью наперевес.

Расчет был прост: составить ряд шаблонов и разослать их потенциально приглянувшимся особам. А далее, если это не фейковая страничка, то действовать согласно законам импровизации.

Шаблон N1

Добрый день! Потерял самую суть существования: свои грезы и мечты. Скорее всего, украла вот эта мадемуазель, фото прикладываю. Если что-то будет известно, то дайте знать. (Прикладываю фото той барышни, к которой было направлено сообщение).

Шаблон N2

Все остальные – просто люди. Верни мой сон и аппетит. Номер телефона такой…

Шаблон №3

Вы меня, конечно, простите, но так хорошо выглядеть нельзя. Этот букет вам, и не ходите здесь больше без него. (В конце букет и смайл).

Делаю рассылку по пятидесяти кандидатурам и получаю аналитику.

А она была такова:

«Шаблон №1» получил отклик у пятнадцати процентов респондентов, «шаблон №2» нашел отклик у примерно тех же пятнадцати процентов соискательниц, и «шаблон №3» – победитель в номинации «томный вечер у камина» – набрал без малого семьдесят процентов.

Секрет заключался в том, что в первых двух шаблонах была просьба, девушки видели, что от них ждет автор строк, и им становилось неинтересно. Таких «пришли свой номерок» или «фото без трусиков» тысячи. В инете ищут любовь социопаты, скрывающие своих тараканов за экранами. Поэтому нужно резко от них отличаться. И сделать это нужно не то что с первых сообщений, а с первых букв! Иначе провал и годы в поисках.

Правильно выверенный алгоритм действий дал свой результат в первый же день. С десяток «звезд» этого приложения, имеющие самый высокий рейтинг по просмотрам, ответили на мое сообщение.

«как оригинально»

«ну, здравствуй»

«неплохо»

«Добрый день!»

Три первых ответа можно отсеивать – скорее всего, пустая трата времени. Либо вам делают одолжение своим общением – что хуже всего, – либо по другую сторону сидит эмансипированный мизантроп в женском обличье и питается уничтожением мужского эго.

Остается примерно одна четвертая часть – те, с кем адекватно можно вести планомерный диалог, приводящий к интересному общению.

Теперь нужен шаблон второго уровня на короткие «Добрый день!» или «Очень приятно, спасибо». Он должен содержать немного аккуратного сомнения: «а не бот ли приложения мне отвечает, затягивая в игру с пополнением баланса?» – или, что еще хуже, под личиной милой девочки может скрываться злобный онанюга педерастической наклонности. Так что вполне уместна просьба: «Не пойми меня неправильно, но могу попросить тебя прислать реальное фото не из твоего альбома в приложении? Ты мне действительно понравилась, но после недели общения получить фото с мохнатым елдаком совсем не хочется». И вот те, что прислали фото – разумеется, «сделанные по-быстрому», – и есть потенциальные девушки для свидания. Этот этап занял еще день, поскольку сделать «по-быстрому» фото занятие не быстрое. Девушкам нужно сделать мейкап, найти правильный ракурс, а это примерно сто двадцать неудачных фото, и потом, если решится, то отправит.

И вот, первое свидание.

Свидание №1

Кучерявая Сесиль

«Занятое сердце – как выключенный мозг. Туда не достучишься и не дозвонишься. При всей явной деятельности там словно никого нет».

Встреча была назначена на восемь вечера пятницы. Самое волнительное – когда ждешь в машине явно запаздывающую подругу, возникает мысль: а не окажется ли она страшнее своих аккуратно сделанных фото? Мужикам, понятное дело, стесняться нечего. Что есть – продемонстрировал миру: нос-картошка – пожалуйста, торчащие блины ушей – держите. Мужик берет харизмой, наглостью, обходительностью, романтикой, чуткостью, ну, если есть, то и умом. Потому мы не беспокоимся за свои прелестные фото. Они у нас все хоть сегодня на обложки женских журналов. А вот с фото девушек все обстоит коварнее. Эти профессионалы света и ракурса умеют скрывать недостатки, сменив угол съемки, чем создают множество неудобств и для себя, в том числе при встрече. Обман – он и в Африке обман.

Сесиль – выдуманное имя, взамен Кати. Севшая в авто на полчаса позже оговоренного времени, она была еще лучше, чем на фото ее аккаунта, и излучала столько радости и секса, что можно было никуда не ехать, а предаться соблазнам прямо на месте. Милая и энергичная девушка светилась позитивом, он из нее просто вываливался. Волнистые волосы, Сена, Париж, Сесиль, ммм… – она была воздушна. Но мою эйфорию прервал резко ударивший в нос аромат, больше походивший на одеколон. Гиперактивная брюнетка с волнистыми волосами очень сильно пахла каким-то парфюмом.

– Привет! Катя!

– Узнал, Алексей! В жизни ты куда приятнее, чем на фото. Признавайся, – улыбаясь прямо в глаза, продолжал я, – где твои тараканы? Скажи, разбиваешь сердца влюбившимся по уши? Сердцеедка – не лучшее хобби, скажу тебе.

– Неет! – засмеявшись, ответила Катя. – Очень люблю рисовать! Какие у тебя увлечения?

– Лечу маленьким собачкам их маленькие лапки, – мурлыкал я, продолжая все так же улыбаться и смотреть в огромные карие глаза Кати.

– Будьте серьезнее, Алексей!

– Как раз сегодня хочется побыть дурачком в вашей компании.

– Вы хотели бы уравновесить наши интеллекты? – смеясь, ответила брюнетка.

– Хотел бы оценить свои шансы.

В этот момент у меня сперло дыхание и жутко запершило в горле от разъедающего слизистую парфюма Катерины – по всей видимости, бабушкиного «Красного Октября». Такого количества ароматного удовольствия пережить я не мог. Глаза налились кровью и вот-вот должны были лопнуть. Кашель перерос в череду удушения и был чреват асфиксией. Было бы нелепо умереть на первом свидании. Хотя это был плюс для Сесиль. Она бы в своем аккаунте так и написала: «Обворожительна и опасна». Или вот так: «Мужчины просто умирают от моей красоты». Шутки шутками, а окно я все же приоткрыл.

– Немного душновато, – оправдывался, виновато улыбаясь. И буквально засунул в образовавшуюся скромную щель нос, пока Сесиль ковырялась в своей сумочке, – видимо, искала, чем еще можно побрызгать. Как жаль, что не взял сигарет, а то можно было бы оправданно открыть окно полностью, не оскорбив девушку. Да что там окно, можно было бы все окна открыть, беспокоясь за ее здоровье, – пассивное курение гораздо вреднее, чем активное, и куда опаснее одеколона. Но сигарет не было.

– Едем в ресторан?

– Хорошо, – ответила веселая Сесиль.

– Давай тогда в ближайший, – я чувствовал, что уже умираю.

– Есть итальяяянскииий, – растягивая слова, Сесиль вытягивала воспоминания из отравленного интоксикацией мозга, – но он на Профсоюзной.

– Давай, что ближе! – переживая, что не доживу, торопил ее.

– Есть торговый центр, быть может, там? – виновато ответила брюнетка.

– По-любому, там есть все то, что нам нужно. Стол и стулья, – набрав воздуха, ответил шутя, выдавливая улыбку.

Торговый центр был спасительным оазисом от этой капсулы без кислорода. В горле быстро пересохло и жутко хотелось пить. Видимо, организм быстро отреагировал на отравление и старался через почки вывести «Красный Октябрь». Нужно было срочно долить баки жидкостью. Еще на парковке мне мерещилась пара светлого пива. Два вытянутых стакана с золотым напитком, украшенным белыми шапками из пенных облаков, миражом маячили на поворотах. Я невольно сглотнул. Сесиль что-то минут десять рассказывала, но ее уже не слышал. Мы быстро поднялись.

– Здравствуйте! Могу вам предло… – начала было девочка на ресепшене. Но поняв, что на нее никакого внимания не обращают, побежала за нами.

 

Выбрав свободное место, я сразу окрикнул официанта:

– Воды! – прозвучало надрывно и умоляюще. Парень в корпоративной одежде кивнул и удалился.

– Рассказывай! – переключила мое внимание на себя Сесиль.

– Как все это время жил без тебя? – продолжил ее вопрос. – Ходил-бродил, думал с «Москва-Сити» спрыгнуть, но там вход платный на смотровую площадку, а я человек жадный, потому и передумал.

– Это очень смешно! – заливалась смехом Сесиль.

– Потом устроился ветеринаром в ветклинику «Дог-Дог», может, слышала?

– Нет. У меня нет питомцев, да и на районе не обращала внимания, – ответила брюнетка.

Волосы густой копной красиво лежали с правой стороны, оголяя плавный переход шеи. Мочку уха аккуратно украшала серьга с фианитом. Странно, почему такую прелесть не успел никто завернуть в золото и бриллианты? Еще когда заходили в ресторан, обратил внимание на ее талию и приличных размеров, именно приличных, то есть размеров, вызывающих приятные фантазии, ягодицы, спрятанные в штаны с высокой талией.

Вешая пальто, Сесиль невольно продемонстрировала грудь третьего размера. «Хоть бы они не напоминали сдутые шарики», – помолился про себя. Нет ничего хуже обманутых ожиданий! Вот так смотришь на формы, представляешь, как лежат в твоей руке, как упруги и свежи. А потом бац, а там пушап. Здесь подстава такая, что если открыл подарочек, то нужно доделывать начатое до конца. Вроде как взялся за грудь – делай что-нибудь. И это нечестно по отношению к мужчинам. Какой расчет? Самочка заманит в свои силки на пышные формы кобелька, а потом будь что будет? Сами потом расстраиваются. Отношения не начинают со лжи! – прямо захотелось вставить избитую фразочку из мыльного телесериальчика о разбитом счастье.

– Ты смотришь на мою грудь? – удивленно, но уверенно спросила Сесиль.

– Нет, просто ты чем-то испачкалась, – попытался я оправдать свою оплошность.

– Видимо, влезла… – она опустила глаза, рассматривая пятно, – в интригу по уши! – продолжала все заносчивее акцентировать на себе внимание обижающаяся Сесиль.

– Давай так, – я поднял ладонь, останавливая поток негатива. – Ты действительно выглядишь хорошо. Ты привлекательна и наверняка приложила для этого немало усилий. Мой застывший взгляд ни о чем не говорит, думал вовсе не о сиськах! – ее это слово почему-то рассмешило.

– Да, конечно, не о них! Все вы одинаковы! – продолжала заводиться брюнетка.

– Думал: почему такая привлекательная девочка ищет спутника в интернете? – старался взвешивать каждое слово, аккуратно перемещаясь по минному полю взрывного нрава Сесиль. – Это эксперимент? Или, скорее всего, у тебя есть кто-то. Потому на активность в реале у тебя нет времени?

– С чего ты взял? – она опустила глаза чуть влево. – Просто я – занятой человек, – быстро ответила Сесиль, качая головой из стороны в сторону, так, как будто придавала вес своим словам, но тут же их и отрицала.

– Хотя бы потому, что ты не особо заинтересована в нашей встрече, ищешь конфликта и тебя совсем не волнует – обидит ли твое поведение сегодняшнего кавалера или нет, ведь у тебя есть основной. Вы с ним поругались – так понимаю?

Сесиль сглотнула и увела глаза. Так удачно мне давно не удавалось попасть в цель.

– Ладно, не грузись. Давай немного выпьем. У меня тоже не все шито-крыто, – Сесиль сверкнула глазами. – Нет, я свободен, но лучше бы не был, если понимаешь. Последнее время совсем тоска. Чего-то не хватает.

– Давай, только немного, – поставила условие остывшая девушка.

– Официант, виски! – произнес с апломбом, придавая театрального пафоса сказанному.

– Ты не работаешь в ветклинике? – считывая меня, пыталась предположить брюнетка.

На стол официант учтиво поставил два виски по сорок и колу.

– Давай сыграем в игру. Ты отгадаешь, кто я по профессии, и тогда тебе не придется платить за ужин.

– Что?

– А ты думала, наша встреча бесплатна? Мне казалось, четко дал понять расценки?! – с серьезным видом удивился ее вопросу.

Глаза Сесиль округлились. Я жутко захохотал, не выдержав ее наивности.

– Извини, мне показалось это очень смешным. Это действительно было смешно. Твои и без того большие глаза стали просто огромными, как в японском аниме.

– Это смешно, и я тебе почти поверила, – раскрываясь, засмеялась Сесиль. – Мужской эскорт. Знаешь ли, Москва – все возможно.

– У тебя красивые глаза, черты лица. Ты имеешь восточные примеси?

– Нет, у меня фамилия русская.

– Ты врешь. Кто смущается своих корней? Видимо, тот, кто не знает, какой реакции от собеседника ждать. Сам похож на таджика, когда не моюсь и не бреюсь. А когда отращиваю противные длинные усы и ехидно так улыбаюсь, оставляя вместо глаз щелочки, то похож на казаха. А ты еврейских кровей.

– Ты мне надоел! – шутя, обиделась Сесиль.

– По линии матери?

– Нет, по линии отца.

– Значит, тебе, исходя из еврейских убеждений, ничего еврейского не передалось. По их мнению, еврейство передается только по женской линии.

– Глупость, но это так. Даже претендовать на гражданство не могу.

– С одной стороны, это предрассудок. Но с другой: продиктованная необходимость вечно скитающегося народа, теряющего мужчин в рабстве и в войнах. Носителями генофонда приняли считать женщин, иначе бы вымерли как нация.

– Логично. Любовь к арифметике передалась от отца, есть разряд по шахматам. Рисую.

– Точно еврейка. Ни одного вида тяжелого труда не назвала. Нет любви к земляным работам, и родина, видимо, где-то там.

– Родина у всех где-то там. Точнее, там, где лучше.

– Звучит пошло. А как же связь поколений? Привязанность к земле?

– Привяжусь к ней, когда двину кони! – звонко подметила Сесиль и захохотала. Ей понравилось такое резкое и такое мрачное уточнение.

За беседой мы незаметно уговорили двести грамм виски. Салаты сменились горячими блюдами. Сесиль все больше таяла, становясь по-дружески открытой. Душевность, острый ум придавали ей особый шарм, который лишь подчеркивал ее природную красоту. Она была совсем юной девочкой, ей было меньше, чем указала в анкете, всего-то двадцать один год. Но опыт был достаточным, чтобы подметить мой взгляд на ее груди и тут же обобщить, что все мужики – козлы.

– Он тебе изменил? – спросил, поднимая шот с виски.

Поднесенный к ее рту прозрачный стеклянный друг на мгновение остановился – она думала, говорить или нет. Глухо угукнув в него, проглотила уже не обжигающую солодовую прелесть. Сесиль смотрела в блюдо с остатками мраморной говядины и куда-то уносилась.

– Главное, не думай о нем плохо!

На этой фразе Сесиль подняла на меня удивленные глаза. И уже было хотела отстоять позицию оскорбленной мадемуазель. Но я тут же продолжил.

– Думай о нем ужасно! Например, так: к тридцати пяти у него обмякнет хрен и единственное, кого он сможет радовать, так это губку Боба. Или так: полысеет, все пассии, что набивались к нему в подружки, предпочтут совершенно других ребят, и он останется в гордом одиночестве. Начнет в голове перебирать всех, кому доставил кучу неприятностей и боли. И вспомнит, разумеется, тебя, такую легкую, такую сексуально-вызывающую, бескорыстно к нему привязанную. Решит, что сейчас самое время все исправить, и наберет. Нет, эта гадкая трусливая обезьяна напишет тебе семь лет спустя банальное «Привет! Как дела?». Тошнотность этого тривиального сообщения в том, что автор поленился подумать над более глубокой мыслью. Ему кажется, что больше и не понадобится, чтобы оценить его уровень отношения к тебе. Похоже на кость, брошенную небрежно между делом. Но ты будешь вить веревки постепенно из этого балбеса, наслаждаясь каждым мгновением, подшатывая и без того опрокинутое эго изменника. Твой ответ будет «это, собственно, кто?». «Как так?» – подумает…

– Как его, кстати, зовут?

– Захар! – блестя радостными глазами, произнесла Сесиль, упиваясь рассказом.

– Захар?! Ты слишком оригинальна! Не могу удержаться, секунду, – словно в ожидании чиха отвернул голову на бок, прикрыв глаза и приоткрыв рот, – момент, вот… сейчас… заржу! Как можно общаться с Захаром и называть его имя друзьям?! Они наверняка все как один катались по полу. Захар из Обломова – смотри, как символично сложилось.

– У меня и в мыслях не было проводить такую параллель. Но действительно вышло глупо. Ребус, – смеялась брюнетка, перекидывая волнистые локоны то с одного, то с другого плеча.

– Захааааар! – крикнул в сторону официанта.

Парень азиатской внешности примчался на пьяный клич самого хохочущего столика. Улыбаясь, поинтересовался:

– Еще виски?

– Вам с таким именем, – продолжал я литературную тему, смотря на официанта, – нужно говорить «Чего изволите—с-с-с». Не обижайтесь, просто мы обсуждаем литературных, карикатурных и вялых персонажей, чья роль в любом произведении – мимолетное присутствие в жизни главного героя или героини. Как вы считаете, стоило ли Анне Карениной пробовать на вкус сначала причиндал Вронского, а потом рельс?

– Я не знаю… – уже краснея, произнес растерянный Захар-официант.

– Вот и я не знаю, сколько можно терпеть ЕГЭ-шный беспредел, принижающий достояние былой республики. Виски, голубчик! – я посмотрел на одобряющую мой выбор хохочущую Сесиль и театрально продублировал: – Виски!

Сесиль смотрела сверкающими от радости глазами. Она была пьяна и свободна от камня, тяготившего ее столько времени. Девочки вообще впечатлительные создания, способные на уровне глубокой драмы переживать сломанный ноготь, а измены так вообще на уровне смерти. Так что конская доза эндорфина с моим участием ей однозначно была прописана.

– Так на чем остановились? Захар! Получив оскорбительный ответ «кто это?», он поймет, что номер его удален, а на память, как ни странно, ты одиннадцать цифр не помнишь, и немного поникнет. «Это же я…». Ты его называла как-то любовно?

Сесиль задумалась.

– Нет, ну не Зайка же?! Слишком много пошлостей за вечер!

– Нет, Котя, – сдерживая улыбку, прошептала Сесиль.

– Давай так: я этого не слышал, а ты сказала что-нибудь более творчески неожиданное. Слякоть, Перхоть, Членорогий тоже подойдет.

– Серуша! – поддержала игру кареглазая.

– Хорошо. «Это же я, Серуша». «Какой Серуша? Извините, мы знакомы?». Тут эта бестолочь не выдержит и захочет позвонить, чтобы, как он думает, родным голосом напомнить тебе о Его Величестве. «Здравствуй, Катя!», – застрекочет чудо из прошлого, – кто это?». «Это я, Захар», «Неожиданно, давай тебе перезвоню». Вот здесь начнется самая сладкая месть. Разумеется, он назначит свидание, ну так, просто поболтать, все же не посторонние люди. Ты нехотя, но согласишься на встречу где-нибудь поближе к дому. В день встречи намарафетишься, наденешь новое платье, подчеркивающее твою точеную фигуру и неожиданно открывающее твой притягательный бюст.

– И про туфельки на высоком каблуке не забудь! – вставила Сесиль важную деталь своего будущего образа мстителя-карателя.

– И, конечно, шпильки. Легкость движений, огромные карие глаза, свежесть во всем сделают его рабом у твоих ног. Он вроде бы начнет вести себя как прежде: немного дерзко и вызывающе. «Старые понты для малолеток», – подумаешь ты. Но скажешь: «Ты не изменился» и улыбнешься плешивому. Он начнет постепенно подходить к тому, что допустил в своей жизни много ошибок, но главная была в том, что отпустил тебя. «Это не была ошибка – ты спас меня. Вот смотрю и понимаю, как мне повезло встретиться с таким имбецилом так рано, а то бы свадьба, дети, так и жили бы всю жизнь: ты гулять, а я в слезы и пеленки. Так что рада, что дождалась такого унизительного, но вдохновляющего момента. Прав был Бауэр». Он расплачется и расплатится за счет. А ты красиво уйдешь, сверкая образом королевы-победительницы. Враг повержен, королевство спасено.

– Вот именно так и хочу! – бодро, словно забыв о проблемах, сказала Сесиль.

– Время позднее, пока тебя провожу, пока доберусь. Поехали?

– Поехали! – поставила точку в ужине брюнетка и собралась в уборную.

– Слушай, ты надолго?

– Нет, – удивленная таким вопросом, ответила Сесиль.

– Только не пользуйся своим парфюмом, он перебивает твой куда более приятный аромат, – улыбнулся. – Жду на парковке, – подмигнул ей.

Сесиль скрылась в коридоре ресторана.

Эта девочка меня все больше очаровывает. Что-то в ней есть из картин Климта. Какая-то женственность и беззащитность.

Добрались до ее дома так же быстро, как от него до торгового центра.

– Ты запомнил адрес?

– Еще помню твое увлечение, имя матери, день рождения, имя бывшего неудачника, попытки перебраться на историческую родину и что у тебя карие глаза, – невольно потянулся к ней через подлокотник.

Она мгновенно отреагировала, подавшись всем телом навстречу. Тонна губной помады вымазала мое лицо, сделав из меня клоуна-маньяка, задыхающегося от желания обладать этой недотрогой. Возбуждение усугубилось оставшимися промилями. Рука жадно упала на ее грудь, бедра.

 

– Ты заводишь круче любого допинга!

Она молчала и тянула к себе, забирая все то, что сегодня принадлежало ей по праву. Но добравшись до туго застегнутой пуговицы, держащей ее взаперти брюк, я получил «нет».

– Как «нет», когда конкретное «да»? – видел, что она меня хочет не меньше, чем я ее.

– Мы с тобой толком не знакомы.

– Ты была с ним знакома лучше и дольше, а свинью он все же подложил, – обернул ее аргумент в другую сторону.

Она закрылась, скрестив руки на груди, и, отстранившись, уселась удобнее в пассажирском кресле. У Сесиль не осталось трезвых аргументов, кроме женской обиды на что-то.

– Извини, не хотел теребить рану, но ты как-то неожиданно для меня вдруг стала желанна. Ладно, не бери в голову. Ты должна понять: не время определяет, доверять партнеру или нет. А его отношение к тебе вообще. Если Захар не считается с тобой, не живет ради тебя, то его отношение вряд ли что-то изменит в будущем. Хотя, может, и была романтика и десять первых свиданий, – тут я вышел из машины, закурив.

Забавная и красивая чертовка! Осчастливит и замучает своего избранника. Как только поймет, что с ее далеко не кротким и властным характером нужно выбирать ребят помоложе, менее наглых и в меру опытных, вот тогда все у нее будет хорошо.

Такая девочка понравилась бы моему бате. Фигуристая, с естественно-розовыми щеками, дурная, но совсем чуть-чуть, чтобы можно было исправить и любить. Но мне нравится в ней только сегодняшний день. То, какая она злая и ничего с этим сделать не может. В клетку к пуме лучше не лезть.

Бывшая или настоящая подруга Захара смотрела в упор, не отводя глаз все время, что я был на улице и курил. Наверное, мысленно сбивала меня трамваем, а потом мои останки доедали бездомные голодные псы, стирая мое присутствие в ее жизни. Дурацкая правда никому не нужна. Но не принять ее Сесиль теперь уже не может. Открыв водительскую дверь, увидел: Сесиль явно приготовила речь и готова вывалить весь чан на меня. Ну нет! Такого удовольствия, пожалуй, ей не доставлю. Закрыл дверь, увидев округлившиеся глаза моей спутницы, – она не понимала, что происходит. Сел на задний диван.

– Что ты там делаешь? – требовательно спросила она, обернувшись ко мне и поджав под себя ноги.

– Что можно делать на диване? Сижу, отдыхаю, смотрю мелодраму.

– Не с моим ли участием? – начала заводиться брюнетка.

– Скорее свою мелодраму. Еще позавчера думал, как скучна и однобока жизнь: работа, дом, стакан. А сегодня поцеловал королеву бала и пощупал ее за грудь. Но также сегодня понял парадоксальность биографии этой королевы. Вроде умная, амбициозная, не лишенная чувства юмора, привлекательная секс-бомба, никак не может определить для себя перспективы. И они точно не рядом с обсосом, принижающим ее. Даже обидно.

Тут я осекся, обратив внимание, что на ней нет обуви, а взгляд хищный и игривый. Кошка стала совсем дикой и опасной. Подвинулся чуть левее, приглашая занять место рядом. Хищница не раздумывая перепрыгнула через барьер. Она кусала и царапала. В какой-то момент почувствовал, как со спины слезает кожа. Лишь бы ничего не откусывала, остальное заживет. В возне на сером широком сидении было не понять, кто хозяин, кто – победитель. Как только мои руки приближались к заветной пуговке, так тут же ею они выворачивались – брюки Сесиль все так же были под запретом.

– Нельзя вызвать джина и не загадать ему желание, – досада от недоступности горячей девочки меня удручала. Что за дурацкая игра «пожамкай, но не войди»?

– Не переживай, мы его выпустим.

Сесиль облокотила меня с силой на спинку дивана и, смотря прямо в глаза, расстегнула мои джинсы. Она с каким-то остервенением взялась за меня – и тут стало страшно: оторвет.

– Ты его хочешь задушить? Это не подлая кобра, скорее домашний удав. Возьми его чуть мягче, обещаю, он не уползет.

Сесиль послушно исполнила просьбу и стала нежна.

Не то чтобы меня устраивала любовь в одни ворота, но отказываться от такого внимания совсем не хотелось. Так бывает, чуткие девушки иногда готовы жертвовать собой ради мужчин. Но это была не жертва. Сесиль меня благодарила за ту свободу, которая так ею была желаема, но так недосягаема. Она, как маленькая девочка, потерявшаяся в большом замке, не знала, какую дверь выбрать, чтобы покинуть это мрачное место с привидениями и паутинами под названием «Захар». Мне было не сложно опрокинуть кулисы, обличив актера, игравшего роль ее принца. Жалкий упырь, мучавший бедную Сесиль. Теперь она вооружена коварной правдой и, как героиня фильма «Леденец», будет обличать негодяев и вершить добро. Такая мысль о взаимообмене вполне оправданно сделалась основной, и я расслабился под ритмичные движения красивых рук.

– Думаю, нам с тобой уже не придется встретиться, – заключила Сесиль, поцеловав меня напоследок. – Мне искренне приятно было это знакомство. И удачи тебе.

Сесиль неторопливо натянула обувь на свои маленькие ножки, накинула курточку и выскочила, улыбнувшись на прощание. Закончил Бауэр, а облегченная вышла она, полная новых начинаний.

Нетрудно понять, куда движется такой пройдоха, как я, и что наши дороги лежат в разные страны. У нее на горизонте маячит Фемелилэнд, а мне дорога в Развраткантри. Как все же иногда бывает просто сказать себе «да» после стольких «нет». И почему «нет», когда именно «да»? Да – нужно быть реалисткой, да – его не исправить и да – счастье не за горами и не так тяжело, как казалось.

По металлу глухо застучали капли дождя. Провернул ключ доброго мерина, и он затарахтел дизелем. Упершись в одну точку перед собой, обнял руль и смотрел на водяные борозды, рассекавшие стекло. Ночь, улица, фонарь…

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»