Предсказание будущего. Будет ли жизнь после 2012 года?Текст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Введение

В этой книге автор возвращается к своей излюбленной теме: тайнам и загадкам подсознания. Удивительные и необъяснимые с позиции рациональной логики совпадения чисел, дат, мыслей и информационных потоков, постоянно мелькающих в СМИ, могут дать нам неизмеримо больше информации о существующем мире. Эта книга как нельзя лучше указывает нам на то, куда же в действительности движется мир.

Предсказание будущего всегда было прерогативой жреческого клана. Однако в нашем быстро меняющемся мире способность к предсказанию может открыться у каждого. Стоит только уловить алгоритм происходящего. Природные катаклизмы, экстраординарные общественные и социальные события не просто намекают, а явственно указывают на то, что ждет человечество впереди. В результате будущее предстает перед нами, как открытая книга, которую можно с увлечением читать. Тайное становится явным и доступным для нашего осмысления.

Мир един в своих разнообразных проявлениях. Мысли, высказанные по тому или иному информационному поводу, незначительные суждения, высказанные вслух, становятся предвестниками грядущих изменений. Так давайте же пользоваться тем, что выносит на поверхность наше подсознание! Поступая так, мы уподобляемся древним жрецам и магам, способным в малом и незначительном разглядеть всеобщее и глобальное.

Как мысли влияют на катаклизмы. «Гибель Японии»

Вот и бабахнуло в Японии. Рвануло, так сказать, на голом месте. Кое-кто говорил, что Япония держится стабильно, что у нее хорошая экономика и политика. Но ведь рвануло-таки. 11 марта 2011 года на севере и востоке Японии произошло сильнейшее землетрясение, самое мощное за 140 лет наблюдений. Погибли сотни людей, тысячи пропали без вести. Возник пожар на АЭС. Огромная волна цунами смыла в море машины, дома, людей. Запылали пожары. Прервано автомобильное, железнодорожное сообщение.

Можно и нужно сочувствовать японцам, выражать соболезнования, предлагать помощь, но лично у меня параллельно с этим в памяти всплывают определенные ассоциации. Помнит ли читатель фильм Сиро Моритами «Гибель Японии»? Этот фильм с успехом демонстрировался в кинотеатрах нашей страны в канун перестройки. Сюжет весьма драматичен: некий ученый выяснил, что Японии грозит гибель. В результате сложных тектонических процессов вся страна должна уйти под воду. Рискуя потерять научный авторитет, ученый бьет во все колокола, но, как это обычно бывает, к нему не прислушиваются. Однако вскоре события начинают развиваться самым невероятным образом: мощнейшие землетрясения потрясают страну, и Япония погружается в воду. И вот где-то на земле, наверное в бескрайних просторах Маньчжурии или Сибири, едет поезд с японскими беженцами. Они выжили, но лишились родины и всего своего быта. На такой пессимистической ноте фильм заканчивается.

Казалось бы, зачем снимать такие фильмы-страшилки с указанием конкретной страны и конкретного народа? Кинематограф любит абстракции – снимали бы лучше о марсианах и гибели инопланетной цивилизации, как это принято в Голливуде. Нет, в сюжете участвуют конкретный народ и конкретная страна. Неприятная ассоциация может возникнуть у зрителя. Может, но не возникает…

Мы живем в непростое время. Реальность переплелась с искусством, а искусство – с реальностью. С гулким шумом события нашего мира отражаются в кинематографе, и, что самое удивительное, наоборот, события кинематографа отражаются в реальности. Людям свойственно предвидеть события, чувствовать недалекое будущее. Так было всегда. Другое дело, сейчас нам гораздо труднее прислушиваться к собственной интуиции, чем пару сотен лет назад. А все из-за того, что технический прогресс заставляет наш разум работать с куда большим информационным потоком, нежели раньше. Так что порой и сами провидцы не подозревают о том, сколь точны их прогнозы. Если не в конкретике, так в принципе. Между тем существует и тайная, едва уловимая периферией сознания связь между событиями, судьбами и катастрофами.

Еще русский писатель Борис Пильняк, побывав в Японии в конце 1920-х годов, писал, что весь современный японский быт связан с землетрясениями. «Оттого японская культура трансформировалась в нервы и волю японского народа». Можно, конечно, не соглашаться с трактовкой писателя, но по существу он прав.

Японская культура как-то примирилась с постоянной угрозой гибели и разрушения. В коллективном бессознательном народа утвердилось философское отношение к потрясениям и землетрясениям. Японцы верят в бессмертие души, и эта вера позволяет им преодолевать последствия стихии. Таким образом, установилась связь между мыслями людей и катаклизмами. Между тем это утверждение может быть осмыслено и с другой стороны. Мысли людей тоже могут влиять на стихию аналогично тому, как стихия влияет на мысли.

В первые дни января 2011 года кабинет министров Японии подал в отставку. Это произошло после того, как премьер-министр сделал заявление о серьезных перестановках в кабинете. С этого политического потрясения начался новый год. Существует поверье, не только у русских, но и японцев: как встретишь Новый год, так его и проведешь.

7 марта 2011 года, накануне землетрясения, министр иностранных дел подал в отставку из-за скандала. Выяснилось, что во время избирательной кампании он получал небольшие пожертвования от иностранки, проживающей в Японии много лет, а это запрещено законодательством. Не бог весть какое прегрешение, но закон есть закон. К тому же дают о себе знать этика и менталитет японцев, которые всегда с трепетом относились к понятиям чести и доблести. Честь мундира здесь не исключение. Поэтому решение об отставке здесь можно воспринимать в качестве образа харакири. Коллективное бессознательное японского народа так это и восприняло.

Аналогичная ситуация произошла накануне землетрясения 11 марта 2011 года, но уже с премьером Японии. Его фонд также был замечен в получении пожертвований из-за границы. Но на этот раз премьер заявил, что свою должность покидать не намерен. Принцип самурайской чести не сработал, а сработал пресловутый рационализм. Внутри кабинета назрел политический разлом. И в самый разгар кризиса пресса, объясняя японскому народу поступок премьера, сообщила, что его миссия заключается в том, чтобы уберечь правящую партию от раскола и принять бюджет страны. Поэтому в данном случае ему было позволительно руководствоваться соображениями целесообразности, а не этики. Однако, как мы видим, природа распорядилась иначе. Наверное, природа была обеими руками за «этику» и за «честь самурая». Тектонические волнения произошли внезапно на севере Японии. All марта произошло землетрясение магнитудой почти 9 балов. Таких сильных толчков не было 140 лет.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос: могут ли политические деятели своими мыслями и деяниями влиять на природу? Есть ли прямая взаимосвязь между человеческими поступками и тем, как на это отзывается планета? Думаю, что есть. Что бы там ни говорили сейсмологи о предсказуемости землетрясений научными методами, землетрясение можно предсказывать по поведению политиков.

Может, на этот раз и обошлось в глобальном масштабе, но не следует забывать о том, что, возможно, нам еще предстоит пережить. Это еще не «Гибель Японии», снятая несколько десятилетий назад. Однако АЭС в Японии все-таки заполыхали. Пожар на атомных станциях удалось потушить, но, как бы то ни было, в людях зародился вполне естественный вопрос: что это было? Призрак надвигающейся катастрофы? Первый звонок? Предупреждение? Последствия такой катастрофы трудно даже представить. Это можно сравнить разве что с «Гибелью Японии».

Вы помните фильм «Китайский синдром» об аварии на атомной станции в Китае? Сюжет таков: журналисты снимают репортаж об АЭС, и во время съемок происходит серьезная авария. Журналисты пытаются дать в эфир материал, отснятый ими, но им это не удается сделать. Влиятельные люди против того, чтобы правда об аварии на АЭС стала достоянием гласности. Этот фильм был снят американцами в 1979 году за шесть лет до Чернобыля. У нас в стране этот фильм показали накануне Чернобыля. И как тут не подумать, что киношники могут иногда попасть пальцем в небо! Есть странные совпадения, вы не находите?

Еще одно странное совпадение призывает нас призадуматься о числах. 11 марта 2011 года произошло землетрясение в Японии, а финансовый центр в Нью-Йорке был атакован 11 сентября 2001 года. Ровно девять с половиной лет отделяют эти события друг от друга. Почти круглая дата. Вам не приходилось задумываться о том, что бывают роковые даты? И что печальные события могут «приурочиваться» к той или иной печальной дате?

С другой стороны, хорошие события «приурочиваются» к радостным датам. Вспомним хотя бы в качестве примера веселый праздник – Новый год. Он несет людям массу приятных впечатлений, счастья и любви. Новый год – всегда положительная дата, и она не перестает быть таковой, даже если с ней совпадет что-нибудь неприятное. Помните, как раз 31 декабря 2011 года в Москве, по сообщению журналистов, в стрелковом клубе взорвалась смертница? Местные жители подумали, что это фейерверк. Ни у кого и в мыслях не было, что смертница может взорваться в такой день где-нибудь в толпе народа. Планы «черных сил» омрачить веселый праздник традиционно проваливаются. Но есть даты, когда теракты могут удаваться с большой долей вероятности. 24 января 2011 года в зале международных вылетов в Домодедове раздался взрыв. Множество людей погибло, десятки были ранены. Смертник привел в действие взрывное устройство аналогичное тому, которое было в руках террористки, которая погибла в стрелковом клубе в ночь на 31 декабря. Но почему 24 января? Быть может, потому, что в Великобритании в этот день отмечают день памяти жертв геноцида во Второй мировой войне? Нам не дано предугадать то, какими сложными путями коллективные мысли движутся от головы к голове, от нации к нации, от этноса к этносу. В Великобритании скорбят по убиенным. А отзвук этой скорби оказывается в Москве. Ну не странно ли?

 

Сталкиваясь с некоторыми вещами, мы понимаем, что не в силах повлиять на работу их тонкого и непонятного нам механизма. Мы оказываемся в роли постоянного свидетеля. И, оказавшись в этой роли, можно быть уверенным только в том, что нельзя ничего отрицать в этом сложном мире. Связь между мыслями и событиями может быть явной, а может быть скрытой.

Угадать будущие события или резонировать вместе с ними?

Если послушать сводку последних известий, то складывается впечатление, что 11 марта 2011 года – «нервический» день не только в Японии, но и в России. В этот день на западе Москвы прогремели два взрыва. Как раз напротив дома, который был построен по заказу ФСБ. К счастью, никто не пострадал. МВД расценило эти взрывы как обычное хулиганство. Симптоматично, однако. Если следовать статистике, то хулиганство чаще всего присуще молодым. Молодые люди чем-то недовольны? Чем могут быть недовольны молодые? Обычно это трактуют так: у них нет социального лифта, они выучились, а высокооплачиваемую работу найти не могут. Зачем тогда их учить, если нельзя устроить на работу? Логика здесь, конечно, есть, но нездоровая.

По-моему, молодежь протестует потому, что не может не протестовать. Во все времена молодежь – это наиболее нестабильная группа общества, которая жаждет потрясений. Молодежь учится, а потом с высоты своих знаний взирает на окружающую действительность и находит в ней массу недостатков. У молодежи возникает желание все переустроить по-своему. Однако среднее и старшее поколения не желают, как правило, кардинальных перемен. И их можно понять.

Налицо типичный конфликт поколений. Помните Мао, который высказался о том, что каждому поколению нужна своя собственная война? Довольно циничное высказывание, однако похоже, что и в нем есть доля истины. Молодежь бунтует, потому что хочет перемен. Вспомните, что пел Цой в одной из своих песен: «Перемен, перемен, перемен!» В стародавние времена молодежь отправлялась в зарубежные походы. Там она проявляла свою доблесть, отвагу и силу, возвращалась с награбленным добром и невестами. Теперь молодежи все сложнее удовлетворить свою страсть к разрушениям и переустройствам. Общественная масса стала колоссальной по своей численности, а мир в сравнении с ней – маленьким и очень хрупким. «Хулиганов» не желают терпеть не только в своем отечестве, но и на чужбине. Вот молодежь и бунтует – ей негде развернуться. Как раз разрушительному катаклизму в Японии предшествовал молодежный взрыв на Ближнем Востоке и в арабских странах. Сами юные бунтари не вполне могут отдать себе отчет в том, что же их не устраивает. Перечень их требований очень противоречив и эмоционален. Хосни Мубарек правил в Египте тридцать два года без ярких мятежей и бунтов. И тут вдруг взрыв социальный активности молодежи. «Марш миллионов» смел президента со своего поста. По слухам, Мубарек, записывая свое последнее обращение к нации, терял сознание два раза. Да, несладко лидеру страны сознавать, что миллионная толпа желает его скорейшего ухода из политики и из жизни. Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти. По крайней мере, время этого мавра закончилось.

Событиям в Египте предшествовал молодежный бунт в Тунисе, который в конечном итоге привел к бегству из страны президента. В Тунисе все началось с самосожжения 26-летнего торговца помидорами, который имел университетский диплом, но был вынужден торговать овощами. После того как его бизнес разорился, он решил демонстративно свести счеты с жизнью. Эта акция небывалым эхом отозвалась в молодежной среде. На улицы вышло множество юнцов. Власти пробовали увещевать, разгонять и даже стрелять, но молодежные выступления все нарастали. В конце концов, 14 января 2011 года президент Туниса Бен Али сбежал из страны спустя всего несколько часов после того, как обратился к нации с призывом соблюдать спокойствие. В Тунисе в результате уличных беспорядков погибло несколько десятков человек, банды мародеров грабили дома, поджигали машины, в небе над городами патрулировали вертолеты. Казалось бы, Тунис вполне себе благополучная страна по сравнению с другими. В ней развит туристический бизнес. Но молодежи нужны перемены, она не желает их ждать до глубокой старости. Они нужны здесь и сейчас!

После Туниса, Египта и Алжира, где также начались беспорядки, настала очередь Ливии. Муамар Каддафи правил в этой североафриканской стране сорок два года. Правил до тех пор, пока пламя молодежных революций не докатилось и до его страны. «Во всем виновата Аль-Каида, – заявил Каддафи, – это ее агенты проникли в страну из Египта, Алжира, Туниса, подмешали наркотики в кофе и молоко нашей молодежи, раздали ребятам автоматы и пулеметы; им сказали, что они на пути в рай и все такое… ребята обрадовались».

При всей наивности таких заявлений с Каддафи можно согласиться в одном: в страну проникли не агенты, а миазмы молодежных бунтов. Они завладели головами юнцов, и те сами взялись за оружие. Подобные мысли достаточно быстро укореняются в головах подростков. И в итоге мы имеем действительно мощную и страшную силу, соизмеримую с Аль-Каидой.

В результате в Ливии вспыхнула гражданская война, которая явилась логическим продолжением молодежных выступлений в других арабских странах. В качестве реакции на происходящее Запад занял двусмысленную позицию. Конечно, он осуждал Каддафи, Мубарека и Бен Али, ведь эти лидеры применили оружие и военную силу против своего народа. Запад всегда выступал за демократию, за народ. Но режимы, установившиеся на Арабском Востоке, до этого вполне устраивали Запад и являлись гарантией стабильности. Как там все сложится в дальнейшем – Запад не знает. Перемены вызывают у него закономерные опасения. К власти могут прийти исламские радикалы, а это сильно встревожит и Израиль. Кроме того, нефть течет рекой в страны Запада, и ставить под угрозу свое благополучие ради «принципов» демократии Запад не хочет. Но роль демократов Запад вынужден играть до конца. Он осуждает насилие против своего народа, даже грозит военным вторжением, но вторгаться в действительности не спешит. Запад можно понять.

Труднее понять причины того, почему столь внезапно вспыхнули арабские революции. Специалисты лишь разводят руками. У них нет информации. Вероятно, не все события в нашем прагматичном и цивилизованном мире могут быть спрогнозированы и разрешены мирным путем. Здесь мы сталкиваемся с вопросом об аналитике и предсказаниях будущего. Можно ли предсказать конфликты, аналогичные существующему? Скорее всего, это нельзя сделать, опираясь лишь на научный опыт и обобщение фактов. Всегда есть элемент неожиданности, всегда может случиться нечто, чего никто не мог предположить. И это при условии, что технологичность и всеобщий прогресс современной цивилизации порой творят чудеса. Несмотря на все это, мир не перестает быть хрупким, непредсказуемым, опасным.

11 сентября 2001 года перед властями США встала похожая проблема. Никто не ожидал, что можно нанести такой удар в самом сердце Нью-Йорка. Реальность превысила порог ожидаемого. После драматических событий 11 сентября специальные службы в правительстве собрали сценаристов Голливуда и поставили перед ними задачу: написать сценарии будущего, самые фантастические и отвязные. Эти сценарии хорошо оплачивались и складировались для последующего аналитического осмысления. Кое-кто в правительстве вовремя заметил, что некоторые американские боевики, написанные по сценариям Голливуда, в той или иной степени воспроизвели события на Манхэттене. Как раз это и натолкнуло на мысль о том, что сценарии можно использовать не только в кинематографе. Опираясь на этот материал, можно будет отчасти предсказывать будущее. Весьма ненаучный подход, надо заметить. Но как ни странно, он работает.

Чиновники имели возможность убедиться в правильности такого метода, проанализировав все нереализованные сценарии фильмов. Выясняется, что некоторые сценарии, отвергнутые в свое время кинорежиссерами, с удивительными подробностями воспроизводили события на Манхэттене. Помимо прочего оказалось, что и художники и музыканты, а не только сценаристы также могут предсказывать будущее. Так, за две недели до роковых событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йор-ке вышел альбом одной рок-группы, на обложке которого была изображена следующая картинка: самолет врезается в одну из башен-близнецов Всемирного торгового центра. Причем самолет врезался с той самой стороны, с которой две недели спустя врезался в эту башню реальный самолет. Музыкантов и художника, рисовавшего дизайн обложки альбома, вызвали в ФБР, их долго опрашивали, пытаясь выяснить, не связаны ли они с Аль-Каидой, не были ли они посвящены в планы террористов. Оказалось, что нет…

Надо признать, что некоторые деятели могут интуитивно угадывать события, предвидя их довольно точно. При этом они сами не отдают себе отчета в том, что занимаются прогнозами. Я и сам читал статью в «Комсомольской правде» за два дня до 11 сентября об исламском экстремизме, где было написано, что экстремисты намереваются атаковать Америку, что крупные американские города уже давно находятся у них под прицелом. Такая статья появилась за день до обозначенных событий. И это не было случайностью. Однако видеть злой умысел в написании этой статьи вряд ли уместно. Журналисты угадали, предвидели, так сказать.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»