Мои книги

0

Смерть или новая жизнь

Текст
0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Смерть или новая жизнь
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Возвращение в школу… 38 лет спустя

Школа – ты дом, милый дом, мой родной…

Я приду, я вернусь за тобой…

Решил написать очерк о русской средней школе №3 г. Степанакерта, где в своё время учился, и в один прекрасный январский день я пошёл туда, чтобы собрать материал, сделать пару снимков. Получилось так, что мне посчастливилось посидеть на уроке физики, чему я был очень рад, т.к. исполнилась моя давняя мечта – посетить школу, проникнуться атмосферойюности. И вот настал волнительный, счастливый миг, которого я ждал очень много лет!


Когда вошел в школу, у меня было ощущение, что попал в сказочный мир, до того было всё красиво, хотя я и слышал, что школа отремонтирована, но не предполагал, что до такой степени всё прекрасно.

Попросив мою коллегу по НПОшной работе Анаит Товмасян, педагога по физике, и получив разрешение, я сидел у неё на уроке. Почти все 45 минут у меня было чувство нереальности, не верилось, что мечта сбылась, и я был приятно удивлён, узнав, что нахожусь в 10-Б классе – класс, в котором я учился…

Начал осматриваться: новенькие, не привычные для моего поколения парты, доска какая-то другая, нет влажной тряпки, которую мы, дежурные по классу, постоянно мочили, выжимали и приносили в класс, чтобы вытирать школьную доску. Вместо тряпки были две губки – влажная и сухая. И меня поразил мел, который писал не скрипя, царапая доску…

А ученики… Их открытые лица, весёлые с огоньком глаза, в которых играют чёртики, красивые парни и девушки, не одетые в единую "инкубаторскую" форму. Сразу подумалось: как хорошо, что у нас в Арцахе нет единой школьной формы, смывающей индивидуальность человека, когда все дети похожи друг на друга.

Впервые в жизни эти школьные 45 минут для меня прошли незаметно. Невольно мои глаза постоянно следили за стрелкой на часах на стене, и так хотелось, чтобы они шли медленней, так не хотелось услышать звонка на перемену, звонка, оповещавшего, что урок завершён. Наверное, я был единственным в классе, кто не хотел, чтобы звонок зазвенел…

Пишу, и у меня ощущение, что это было во сне – хорошем, добром сне, когда не хочется просыпаться, понимая, что, открыв глаза, пойму, что закончился этот удивительный, прекрасный сон, в котором я могу уже никогда не быть…


Январь 2013г.

Вика

Много замыслов в сердце человека, но состоится

только определённое Господом.

(Притч. 19: 21)


Мысли, мысли… Генерал становится генералом благодаря личному составу – солдатам и офицерам. Любое государство держится исключительно на своём народе, который является его основой, фундаментом. Каждый человек для меня индивидуален, и чем он проще, тем он ценен для меня. У каждого человека свой путь, начертанный свыше, и он не знает, что ждёт его впереди, какая у него будет жизнь, что ожидает его детей, как сложится их судьба, и много чего человек не знает, начиная жить, строя себе планы на будущее. Однако человек предполагает, а Бог располагает…

Мысли, мысли…

По дороге в село Чапар Мартакертского района я позвонил Вике Саркисян, моему френду по фейсбуку, которая работает секретарём в сельской администрации. Она в своё время окончила факультет туризма в Европейской региональной академии в Ереване.

Вика встретила меня в центре села. В её кабинете вместе с другими сотрудницами мы выпили кофе, и я попросил, чтобы она начала знакомить меня с селом. Дорога Степанакерт -Чапар – Степанакерт занимает почти четыре часа езды, поэтому я решил время не терять. Зашли мы в детсад – красивое современное здание, детишки играли в группах, повара готовили обед. Поговорил с заведующей Лусине Гаспарян и узнал, что это детское заведение функционирует с 2007 года, и в детсаду 23 детей. В среднем в год поступают по 3–4 ребёнка, но в этом году всем на радость – 12 детей.



Недалеко строится школа, идут отделочные работы. Вика показала мне классы. В это время подошла директор школы Ирина Севумян. Я поговорил с ней и в разговоре узнал, что строительство школы завершится в текущем году, и 1сентября будет её открытие. В школе учатся 52 ученика. Сначала было мало детей, но с каждым годом число детей, поступающих в школу, увеличивается.

Были и другие здания: «красивый» мемориальный комплекс, где почему-то не было ни имён, ни фотографий 27 парней-чапарцев, погибших в Карабахской войне, и 60 сельчан – в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Такое я видел впервые, а прошёл я немало «вёрст» как в Арцахе, так и вне нашего края…

Начал делать фотографии улиц села, домов. Были дома, разрушенные во время войны, были отстроенные, был чей-то прекрасный дом, одним словом, контрасты. Всё это я фотографировал, смотрел, запоминал, чтобы потом переложить на «бумагу», но… в душе чувствую, что мне чего-то не хватает, и от этого мне было дискомфортно…

Было время обеда, и Вика пригласила меня к себе домой, сказав, что её родители слышали от неё обо мне и ждут нас. Отказываться было бы невежливо с моей стороны, и через десять минут я сидел на диване и разговаривал с д.Рачиком, 82-летним отцом Вики, невысоким мужчиной с острым, колючим взглядом. Катя, мама Вики, накрывала на стол, самой Вики вначале не было видно, но её голос был слышен во дворе. На минуту выйдя на балкон, я увидел интересную картину: куры и цыплята кружились вокруг Вики, которая горстями кидала им зерно. Недалеко, ожидая своей очереди приёма пищи, полулежала крупная собака, а на её спине уютно расположилась… кошка. Потом Вика мне объяснила, что Полкан и Киска дружат и ни разу не «поругались» за время совместного их проживания.

Пока Вика кормила живность, я вернулся в дом, и мы продолжили разговор с отцом Вики. Я слушал д.Рачика, и перед глазами, как кадры фильма, пронеслось всё то, что мне он говорил: молодой парнишка Рачик, житель Чапара, пошёл учиться в Степанакертский сельхозтехникум на ветврача.

Потом служба в Советской армии, после – учёба в Ереванском зооветинституте. После окончания института – работа в Кафане (Армения), женитьба на красавице Кате, рождение двух дочерей и переезд в Саратовскую область РСФСР, где он окончил Тимирязевскую академию. Там же родилась третья дочь. Потом было возвращение в Армению, где в 1979 году родился сын Вахтанг, на радость отцу и всему роду Саркисянов – родился мальчик, продолжатель рода…

Но жизнь вносит свои коррективы: началось Карабахское движение, обстановка в с.Чапар накалилась до предела – обстрелы со стороны азербайджанского села (местности) Агдабан, появились первые погибшие среди мирного населения. Образовался сельский отряд самообороны. Рачик не выдерживает и возвращается в родное село. Вахтанга не смогли удержать, он едет с отцом в Карабах. Оружие ему никто не доверял, старшие постоянно его прогоняли домой, но он нёс им пищу, воду, постоянно находился с ними в окопах, не раз попадал под обстрелы. И 23 сентября 1991 года в возрасте 12 лет он погибает… В окопе, кроме Вахтанга, были двое его двоюродных братьев, и во время обстрела все они получили ранения. Подоспевший Рачик обнял раненого сына, и второе, смертельное ранение, Вахтанг получил уже на руках своего отца…

В 1992 году рождается Вика, а в 1994 году Катя с детьми переехала в Чапар.Все три старшие сёстры Вики сейчас живут в Ереване, а она с родителями здесь, в селе.

Слушаю д.Рачика, в глазах защипало, в горле появился ком, сам от себя не ожидал, что может быть такое со мной…

Красивый мальчик Вахтанг с фотографии смотрит на меня. Я не удержался: «Д.Рачик, да как же Вы разрешили мальчику?..» Он тихим голосом отвечает: «Его никто не смог удержать, он был не по годам крупным мальчиком, был непоседой, знал, что, если азербайджанцы войдут в село, первый дом, который будет на их пути – это наш дом… его никто не мог удержать…»

Сижу на диване у Вики дома, пьём чай, и вдруг меня осенило: да ведь Вика незапланированный ребёнок в этой семье, если бы не случилась беда с Вахтангом, её не было бы…

Вижу, как Катя и д.Рачик обращались с ней – она для них и сын и дочь, она для них «кукла-игрушка», она их отдушина, она их помощь, и Вика это понимает. Мы тепло попрощались, я поблагодарил хозяев за гостеприимство. По дороге Вика вдруг мне говорит: «Не жалею, что приехала в село из Еревана, я родителей никогда не брошу…»

Смотрю я на симпатичную, невысокую, смуглую девушку и понимаю, что Вика, её родители, их история – это то, что мне надо было увидеть, услышать и понять, что из себя представляет село Чапар и её жители, которые живут в простых деревенских домах, живут небогато, живут так, как могут, но живут чисто и по жизни идут правильной дорогой, и дай им Бог…


P. S. д.Рачик и Катя не работают, получают пенсию, занимаются хозяйством. В селе Чапар 74 дома, жителей около 300 человек.

В конце 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия люди, жившие в старом селе Чапар, спустились в новое село, которое было более удобным для проживания. В том старом селе, в начале прошлого века, жил и мой дед с семьёй, когда вынужденно переехал из с.Мецшен Шушинского района, спасаясь от резни…

Ходил я по улицам этого села и… Всё, решил поставить точку над этим морально трудным для меня очерком.


Июль 2014 г.

«Сбежали из Баку, но снова смотрим Баку…»

Давно я не ездил в сторону села Сарнахпюр Аскеранского района и поэтому обрадовался, узнав от моего друга о возможности такой поездки… Проехав Аскеран, мы попали в плотный туман. Стало ясно: если так будет продолжаться, я не смогу фотографировать ни село, ни его окрестности. Как только туман немного рассеялся, я быстренько сделал несколько снимков.



Глава общины, Эдуард Габриелян, мужчина в возрасте, голубоглазый, сухощавый, с заскоруз-лыми, мозолистыми руками, встретил нас у себя в кабинете. Мы разговорились, и я узнал очень много интересного о селе: как живут люди, какие у них проблемы и т.д. Однако обо всём по порядку.

 

Во время Союза в Сарнахпюре (он тогда назывался Агбулаг) проживало около 180 человек и было 58 домов. Теперь в селе 105 жителей и 28 домов.

Сельчане в основном занимаются земледелием и животноводством. Сам Эдуард (Эдик), уроженец этого села, с 1992-го года является главой общины. А до 1988-го года Эдик проживал в Баку.

«Когда мы переехали из Баку в Сарнахпюр, председателем колхоза был Славик Мирзоян. Он предложил мне поработать механиком. Тогда у нас было много машин, комбайнов, тракторов и всё, что нужно для колхоза…

10 мая 1992-го года азербайджанцы напали на нас, мы оставили наше село и поднялись в соседнее село Даграз. Однако через месяц они и это село взяли. Во время нападения на Сарнахпюр Славик Мирзоян пропал без вести, о нём мы до сих пор ничего не знаем. В этой войне у нас погибло 12 человек – четверо из них были уроженцами нашего села. Еще четверо пропали без вести. В Великую Отечественную войну не вернулось 56 сельчан.

Два раза я был ранен, во второй раз тяжело. Отвезли в Ереван, долго лечили… Но я выжил. Сын тоже был ранен, он инвалид 2-ой группы», – дымя сигаретой, рассказывает мне Эдик.

В разговоре с ним я понял, что передо мной сидит неисправимый оптимист, для которого, несмотря ни на что, стакан всегда наполовину полный. Хотя есть трудности: нет магазина, до недавнего времени была проблема с питьевой водой (родник часто пересыхал), село находится вдали от столицы и райцентра, дороги не ахти какие…

Закуривая очередную сигарету, Эдик говорит: «Хотелось бы, чтобы к семьям погибших и инвалидам отношение было лучше. Завтра, если начнётся война, несмотря на возраст, мы должны защитить наши семьи, нашу землю».

После долгой паузы он продолжает: «Фактически в селе нет нуждающихся людей: у каждого есть земля, скот. Сажай, выращивай, держи скот, потом продавай, живи на здоровье. Только надо работать – не сидеть сложа руки и жаловаться на жизнь».

Тут Эдик сказал такое, что хоть стой, хоть падай… Оказывается, уже 25 лет как сарнахпюрцы не имеют возможности смотреть карабахское телевидение, не знают, что в Карабахе творится. Все новости, касающиеся Карабаха, они узнают через ереванские программы. Есть «тарелки», сельчане смотрят программы со всего мира, кроме своей страны. «Сбежали из Баку, но снова смотрим Баку. Смотрим концерты, а когда начинаются новости – выключаем…» – говорит с улыбкой Эдик. Потом, когда мы были дома у Эдика, я убедился в этом: бакинские каналы доступны без помех, по радио льётся азербайджанская музыка, хотя со стороны Азербайджана глушат теле и радиоканалы, чтобы армяне не видели и не слышали их…

Администрация села и школа находятся в одном здании. Мы зашли в учительскую, где находились директор и одна учительница. Директор школы Шогер Григорян имеет 15-летний стаж преподавательской работы и три года является директором школы. Сама школа-четырёхлетка небольшая: одиннадцать учеников, пять преподавателей. После её окончания дети продолжают учёбу в соседнем селе Нахичеваник. В настоящее время восемь детей из Сарнахпюра учатся там. Президент Карабаха подарил селу машину, которая каждый день отвозит учеников из Сарнахпюра в Нахичеваникскую среднюю школу и привозит обратно домой. В этом году в первый класс поступил один ученик, в прошлом году первоклассников было четверо, в следующем – снова будет четверо учеников… Я сделал несколько снимков в школе и небольшой клип урока…

Судьба у Эдика похожа на судьбы десятков тысяч армян, в своё время переехавших из Карабаха в Баку, Сумгаит и другие города Азербайджана: работа, женитьба, дети… Потом, после 1988-го года, – вынужденный переезд. Кто уехал в страны ближнего и дальнего зарубежья, кто вернулся на историческую родину – в Нагорный Карабах.

Пришло время обеда, и Эдик настоял, чтобы мы зашли к нему домой…

В 1966-ом году Эдик женился в Баку на красавице Розалии, у них родились мальчик и девочка.Супруга работала в дамской парикмахерской, сам Эдик – в первом автобусном парке «Интурист», где обслуживали только иностранных туристов. Дочь пошла по стопам матери, а сын поступил в Бакинское Высшее военно-морское училище. Жизнь была безбедная, жили в достатке.

Супруга Эдика накрывала на стол, одновременно слушая своего мужа. Эдик рассказал, как после событий в Сумгаите к ним начали поступать телефонные звонки с угрозами и настойчивыми предложениями уехать.

«Мы не выдержали и выехали из Баку в течение одного дня, 14 декабря 1988-го года. Ни вещей мы не смогли взять с собой, ни квартиру обменять. Незадолго до отъезда мы сделали прекрасный ремонт… Мой товарищ-азербайджанец помог нам выехать из Баку. Я считаю, что он спас мою семью. Ключ от квартиры отдали русской соседке, живущей этажом выше, и уехали. Не жалею, что вещи, имущество оставили, главное, что мы живы-здоровы. Единственное, что осталось от бакинской жизни – это “Волга ГАЗ-24”, которую друзья переправили в Туркмению», – говорит Эдик, вспоминая прежнюю жизнь в Баку. Закурив очередную сигарету, он переходит к настоящему: «Жаль, что каждый день погибают молодые парни на фронте… У нас есть много проблем, многое ещё надо сделать, но я думаю, в Карабахе у нас всё будет хорошо, мы будем жить здесь, только должны трудиться, много работать…»

Хозяйка пригласила нас к столу, угостила разными сладостями, фруктами, а потом подала горячее блюдо.

Розалия Самсоновна – коренная бакинка, родилась и всю жизнь прожила в этом городе. Её соседом был будущий известный шансонье Борис Давидян (Бока). Много лет Бока был неравнодушен к Розе, ухаживал за ней, каждый вечер стоял у подъезда, дожидался её…Тогда Боку практически мало кто знал. Он пел в клубе, на 12-ой Нагорной. Но старший брат Розы, с которым дружил Бока, помешал развитию дальнейших отношений… А потом на свет появилась песня «Роза», которую написал Бока…Я спросил Розалию Самсоновну, не ей ли посвящена эта песня? Мой вопрос вызвал лёгкий румянец на её щёках – она не стала подтверждать мою «версию», но и не опровергла её. Уже потом я узнал, что Бока действительно посвятил песню «Роза» красавице-соседке, в которую был влюблён без памяти…Глядя на симпатичную, стройную Розалию Самсоновну, я понимал, почему Бока «дежурил» у её подъезда, ухаживал, а потом посвятил прекрасную песню своей безответной любви…

В разговоре со мной и глава сельской общины, и директор школы несколько раз упомянули имя благотворителя и мецената Саркисяна Сергея Темуровича, уроженца этого села, проживающего в Москве. Очень много он делает для школы, которую окончили он и его покойная супруга Жасмен. Он отремонтировал школу, каждый год для всех детей покупает сумки, школьные принадлежности и одежду. Всем школьникам на 1 сентября выдаёт по 40 тысяч драмов и больше. На средства г-на Саркисяна в Сарнахпюре пробурили артезианскую скважину, решив проблему с водой.

Я погуглил и прочитал много интересного об этом человеке. Оказывается, г-н Саркисян относился к категории людей, о которых в советское время не писалось и мало говорилось. Их имена, как правило, были засекречены. Вот коротко о Сергее Темуровиче Саркисяне: заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, доктор философских наук, действительный член РАЕН, действительный член МААНОИ, профессор, разработчик метода научного исследования при анализе причинно-следственных связей для решения прикладных задач экологии. Трудовая и научная деятельность Сергея Саркисяна преимущественно связана с электротехнической и электронной промышленностью СССР, а затем и РФ. Генерал-лейтенант.


Октябрь 2015 г.

Нет у Бога без вести пропавших, все они стоят в одном строю…

Даже самой немыслимой дали

Отдалённее в мире есть даль.

Василий Казанцев

(«Без вести пропавшим»)


30 августа будет отмечаться Международный день без вести пропавших. По всему миру идут многочисленные конфликты, сопровождающиеся кровопролитными войнами, во время которых погибают люди, разрушаются города, дети остаются сиротами. Сотни тысяч людей во время войн пропадают без вести, и это самое страшное, что может случиться с человеком. Семье говорят, пишут, объявляют, что их родной пропал без вести. Не дай Бог никому такой участи. Неопределённость – самое жуткое состояние для родных…



Аня родилась в Степанакерте и по окончании средней школы поступила в музучилище, а после окончания этого музыкального заведения-в Степанакертский пединститут. Всё шло так, как и должно идти у молодой девушки: в 1988 году встретила Романа, полюбили друг друга, сыграли свадьбу. Муж работал строителем, Аня педагогом, жили себе, не тужили. В 1989 году родился сын Мгер, в 1991 году – дочь Гоар. А потом началась война…

Роман, как и всё мужское население Карабаха, воевал. Беда пришла 3 августа 1992 года, когда ей сообщили, что её супруг Роман пропал без вести недалеко от села Магавуз Мартакертского района.

Время для Ани остановилось…

Хорошо, что мать была рядом, помогала дочери как морально, так и материально. Хотя надо отметить, что Аня получала детские пособия, получает до сих пор пенсию. В своё время ей оказала помощь известная армянская благотворительная организация. Но всё это, естественно, не заменит её супруга…

Сидим с Аней в офисе, разговариваем, внучка, кудряшка Бетти, непоседа, что-то рисует, что-то рвёт, играется…

Вспоминаю годы войны, когда Аня приходила ко мне вместе с матерью, чтобы узнать, нет ли известий о Романе. Все тогда приходили в Госкомиссию Карабаха по вопросам военнопленных и поиску без вести пропавших, и кому возможно было – помогли, кому не смогли – на всё воля Божья. Мы не Боги, не можем знать судьбу каждого пропавшего без вести, хотя старались, искали, находили живого или мёртвого, проводили обмен…

Когда Рома пропал без вести, дети были очень маленькие и отца, естественно, не помнили. «Когда дети были маленькими, баловались, я им говорила, вот сейчас придёт папа и сделает вам замечание, и они сразу становились послушными.

Повзрослев, дети постоянно говорили об отце, они верят, что он придёт домой, он вернётся… Верю и я, что в один прекрасный день Рома постучится в дверь, хотя прошло очень много лет…» – говорит Аня, потупив глаза.

Во время апрельской войны 2016 года Мгер служил в Армии обороны (АО) Арцаха контрактником. Аня боялась за сына, и что ей пришлось пережить, один Бог знает. Она боялась, что беда может ещё раз прийти в её в дом. И поэтому, когда сын решил работать по своей гражданской специальности (экономист) и уволился из АО, она обрадовалась…

Хотя семья Ани живёт в трёхкомнатной квартире – она, сын, дочь, зять и двое внуков –она не жалуется. «Главное, что мы всё вместе», – с улыбкой говорит она.

С первых дней, как миссия Международного Комитета Красного Креста (МККК) начала работать в нашем регионе, она занималась поиском без вести пропавших параллельно с Госкомиссиями по вопросам военнопленных конфликтующих сторон. Естественно, есть у них своя база данных. Судя по данным МККК, в Карабахской войне 4496 человек пропали без вести.

Ситуация на 15 декабря 2015 года: в Ереванском представительстве МККК зарегистрировано 405 пропавших без вести, в миссии в Нагорном Карабахе – 372, а в Азербайджане – 3719 человек. Естественно, эти цифры не отражают всю картину, т.к. это список тех без вести пропавших, с родными которых МККК находится в контакте.

С прошлого года в Нагорном Карабахе МККК начал сбор образцов ДНК у родственников без вести пропавших. Считаю, что это крайне необходимая работа на этом этапе. Ведь до сих пор в тех местах, где шли кровопролитные бои, находятся места захоронений, и непонятно, кому принадлежат находящиеся там останки. Вот в таких случаях работа, проводимая МККК, имеет большую значимость…


Август 2016 г.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»