Подпишись на меняТекст

7
Отзывы
Читать фрагмент
Эта и ещё две книги за 299 в месяцПодробнее
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
(2020)Подпишись на меня (#1) / Follow Me Back by A.V. Geiger | Гейгер А. В.
(2020)Подпишись на меня (#1) \/ Follow Me Back by A.V. Geiger | Гейгер А. В.
(2020)Подпишись на меня (#1) / Follow Me Back by A.V. Geiger | Гейгер А. В.
Бумажная версия
336
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Посвящается Дэвиду.

Благодаря тебе я вспоминаю,

как дышать полной грудью.


Допрос (Фрагмент 1)

31 декабря 2016 г., 20:42
Дело № 124.678.21–001
Официальная стенограмма допроса
– Начальная страница 1 —

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Мистер Торн, приносим свои извинения за задержку. Мы бы хотели задать вам несколько вопросов.

ТОРН: Где Тесса?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Я лейтенант Чарльз Фостер. Это детектив Теренс Ньюман. Для протокола: сегодня 31 декабря, время 20:42. Этот допрос будет записан.

ТОРН: Она здесь? Она в этом здании?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Мистер Торн, пожалуйста, сядьте. Идет расследование уголовного преступления.

ТОРН: Где она?!

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Мы не имеем права обсуждать это, пока вы не дадите показания.

ТОРН: Она хотя бы в безопасности? Это вы мне сказать можете?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Послушайте, чем быстрее вы начнете с нами сотрудничать, тем быстрее мы сможем во всем разобраться.

ТОРН: Ладно, хорошо. Что вам рассказать?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Спасибо. Назовите для протокола ваше полное имя, дату рождения и род деятельности.

ТОРН: Эрик Тейлор Торн. Дата рождения: 18 марта 1998 года. Что там третье?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Род деятельности.

ТОРН: Хм… даже и не знаю. Выбирайте сами. Певец. Автор песен. Актер. Модель нижнего белья. Профессиональная медиа-проститутка – это можно считать родом деятельности?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Мистер Торн, успокойтесь. Все в порядке. Это займет всего несколько минут.

ТОРН: Мне понадобится адвокат?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Вы имеете право позвонить адвокату в любое время.

ТОРН: Я арестован?

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Мы просто зададим вам несколько вопросов. Как я сказал, чем быстрее вы дадите показания, тем скорее…

ТОРН: Ясно. Проехали. Спрашивайте.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Начнем сначала.

ТОРН: Сначала… А когда все началось? В тот день, когда я подписал контракт? Или когда впервые взял в руки гитару? Мне тогда было четыре года.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Речь пойдет о Тессе Харт. Расскажите, как вы с мисс Харт начали общаться?

ТОРН: В «Твиттере». С лета. Кажется, с августа. Хотя началось все еще раньше. Даже до того, как я создал аккаунт… [пауза]

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Продолжайте.

ТОРН: Думаю… [пауза] Думаю, эту историю нужно начать с того, что произошло в июне с Дорианом Кромвелем. Ну, вы знаете, парень из бойз-бэнда.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Вы хотите сказать, что это дело каким-то образом связано с тем, что произошло с Дорианом Кромвелем?

ТОРН: Нет, не совсем. Прошу прощения, я несу какую-то чушь. Я просто хотел сказать, что это же было во всех новостях. А потом еще и суд над этой девушкой, наделавшей дел. И все из-за того, что он на нее подписался.

СЛЕДОВАТЕЛЬ: Боюсь, я все еще не понимаю, к чему вы клоните. Как дело Дориана Кромвеля связано с вашими отношениями с Тессой Харт?

ТОРН: Забавно. Как только я узнал об этой истории, я все понял. Нутром чувствовал, что с ним могло произойти. Люди говорят, что никогда не забудут, где были в день, когда был убит Кеннеди. Или одиннадцатого сентября. Вот и у меня было примерно то же самое. Я ехал по скоростной автомагистрали Санта-Моники, с опущенным верхом, слушал по радио хит-парад. Прямо во время двенадцатого номера ведущий прервал трансляцию. Я даже не обратил на это внимания, но это было странно. Ну, понимаете, случилось что-то из ряда вон выходящее, раз они прервали эфир прямо посреди песни. Тогда они еще не знали, что именно произошло. Для того чтобы во всем разобраться, им понадобилось несколько дней. Чтобы узнать про ту фанатку. Но тогда они еще не подозревали, что это убийство. Знали только, что это был Дориан Кромвель. Так они и сказали. Слово в слово. «Дориан Кромвель, лидер группы Fourth Dimension, сегодня утром был обнаружен мертвым в Лондоне. Тело певца лежало лицом вниз на поверхности воды в реке Темзе».

1
Проекция

12 августа 2016 года

– Вы не одержимы. Вы проецируете.

– Проецирую?

Тесса взглянула на доктора из-под пышной копны своих каштановых волос. Последние полчаса она заплетала и расплетала длинную косу, а сейчас неуверенно смотрела на своего психотерапевта, доктора Риган.

– Это распространенный защитный механизм, – сказала доктор Риган, восседающая в другом конце комнаты. Говорила она, как обычно, бесстрастно, словно была не человеком, а генератором белого шума, но при этом она поежилась, как будто ей стало неудобно. Она сидела, скрестив лодыжки, на низком розовом кресле-мешке, изо всех сил стараясь вести себя профессионально. Обычно она проводила консультации только у себя в офисе, но для Тессы сделала исключение.

Тесса, опустив взгляд на колени женщины, заметила собравшиеся в складочку колготки и поняла, что не может ей не восхищаться. Чтобы носить капроновые колготки в жаркое техасское лето, требуется недюжинная сила духа. Сама Тесса была одета в майку-безрукавку и короткие шорты, едва прикрывавшие ее стройные бедра.

– Проекция, – сказала доктор Риган. – Мы используем этот термин, когда человек приписывает свои мысли и чувства другому человеку, в вашем случае – знаменитости.

– Но я никогда не видела Эрика Торна лично. Я не была ни на одном его концерте.

Доктор Риган взяла дневник Тессы и открыла его в самом начале. Она никак не прокомментировала нацарапанные на обложке рисунки: множество сердечек, лесные зверушки и человеческие лица без глаз.

«Да ну ее, эту проекцию», – подумала Тесса, сморщив нос.

Возможно, им следует обсудить тот факт, что ей очень не нравится, что люди с нарисованных ей же самой каракулей будут смотреть на нее.

Доктор Риган показала одну из ранних записей в дневнике:

– Расскажите мне об этом. Что заинтересовало вас настолько, что вы даже написали о нем в дневнике?

– Об Эрике? – Тесса взяла у нее тетрадь на спирали и пробежалась глазами по странице. – Я смотрела канал TMZ. Эрик гулял по Нью-Йорку с какой-то актрисой из «Милых обманщиц»[1]. Так что, естественно, все подумали, что это было свидание.

– Но запись в дневнике не об этом.

– Конечно, нет. Вы смотрели TMZ? Это же как фанфики[2], только более неправдоподобные.

Одна из бровей доктора Риган дернулась вверх. Никогда прежде на ее лице не появлялось более эмоционального выражения лица.

– Расскажите, что вы написали вместо этого, – сказала она, поправив свои роговые очки.

Тесса прижала колени к груди. Она вспомнила, как застыла, не в силах сдвинуться с места, посмотрев зернистое видео, снятое папарацци. Эрик и та девушка… на свидание это было не похоже. Даже близко. На видео он быстро шел, а потом украдкой оглянулся через плечо и ускорил шаг. Затем картинка увеличилась, и показалось, что его пронзительные голубые глаза смотрят на нее прямо через экран. А выражение его лица…

– Он не был похож на счастливого парня, у которого недавно появилась девушка, – сказала Тесса психологу. – Ну, мне так показалось.

– Что именно вам показалось?

Тесса закрыла глаза.

– Что он безумно напуган.

– Хорошо, Тесса, – доктор Риган наградила ее кивком. – Как вы думаете, что это может говорить о вашем собственном душевном состоянии?

– Вы хотите сказать, что я это придумала? Что это не он, а я безумно напугана?

Сосредоточенно слушавшая ее доктор Риган наклонилась вперед и убрала с лица прядь седеющих волос.

– Думаю, это вполне реально, – медленно сказала Тесса. – Это одна из тех вещей, которых я боюсь больше всего. Что я иду по дороге в каком-нибудь крупном городе и не имею понятия, следят за мной или нет…

Доктор Риган забрала у нее дневник и захлопнула тетрадь.

– Отлично. Продолжайте.

– Но это был не единственный раз, – сказала Тесса, размышляя вслух. – Каждый раз, когда он смотрит в камеру, видно, что ему очень страшно.

– И чего же он боится?

– Ему как будто кажется, что его кто-то преследует. Преследует или… – Тесса осеклась, пытаясь подобрать нужное слово. Ее взгляд скользнул по обложке дневника и остановился на рисунке бегущего олененка. – Может быть, охотится за ним? Не знаю.

– Это очень интересно, Тесса.

– Правда? Вам интересно? – Тесса не смогла сдержать смех.

«Интересно».

Это, наверное, одно из тех загадочных слов, которые психотерапевты используют, когда у пациента появляется навязчивая идея.

Каждый раз, когда она садилась медитировать, все заканчивалось тем, что она писала истории про Эрика Торна. Все придуманные Тессой сюжеты, тщательнейшим образом проработанные, занимали уже два дневника.

– Это не нормально, да?

Доктор Риган вытащила желтый блокнот и набросала в нем какую-то заметку.

– Может быть, вам комфортнее анализировать то, что вас беспокоит, проецируя это на другого человека. На самом деле, это может быть полезно, пока вы понимаете, что делаете. Попробуйте подумать, как ваши теории об этой знаменитости могут быть связаны с тем, что произошло в июне.

 

Тесса закряхтела и еще крепче обняла ноги. В июне она была в Новом Орлеане, на восьминедельной программе для творчески одаренных подростков, на отделении для писателей. Она должна была провести там восемь недель, но через четыре недели примчалась домой, в безопасную спальню, в которой прошло ее детство. Лето уже почти закончилось, а она все еще не могла заставить себя говорить о причинах своего отъезда.

– Нет… вы же сказали, что не обязательно… только когда я буду готова…

– Хорошо, Тесса, – доктор Риган подняла руку в успокаивающем жесте. – Просто не забывайте про дыхание.

Тесса сглотнула. Она могла оказаться во власти поднимающейся в ней тревоги, но сосредоточилась на том, что лучше всего помогало ей отвлечься.

«Эрик. Эрик Торн».

Тесса повторяла его имя у себя в голове, делая глубокий вдох. Чтобы выполнить это упражнение на релаксацию, нужно было сосчитать до пяти и выдохнуть, но она немного изменила способ его выполнения.

«Эрик раз… Эрик два… Эрик Торн…»

Тесса смотрела, как медленно поднимается и опускается ее грудь, пока не почувствовала, как напряжение в плечах ушло.

– Хорошо, Тесса, – сказала доктор Риган. – Если так вам будет максимально комфортно, мы можем продолжить нашу беседу, сосредоточившись на Эрике Торне.

– Я просто не понимаю, почему я выбрала его. Почему именно Эрик Торн?

– Давайте вы ответите на этот вопрос. Как считаете, почему вы сфокусировали внимание именно на нем?

Тесса почувствовала, как пылают ее щеки. Она была фанаткой этого музыканта уже несколько лет, с тех пор как вышел его дебютный альбом, но с недавних пор ее увлечение перешло на новый уровень. Оно уже не ограничивалось только рассказами, которые она записывала в своем дневнике. Каждый раз, когда она находила его новую фотографию, у нее появлялось непреодолимое желание сохранить ее у себя в галерее. На фотографиях, хранившихся в ее закромах, было больше Эрика Торна, чем любого ее знакомого из реальной жизни. Тесса сняла со светло-желтых стен все снимки, которые раньше украшали ее спальню, но концертную афишу Эрика Торна оставила на почетном месте над своей кроватью.

– Не знаю, – сказала Тесса. – Может быть, все дело в том, что он красавчик?

Она оглянулась и посмотрела на постер: Эрик выступает на сцене, через его рельефный торс перекинут ремень электрогитары. Голова его откинута назад, глаза закрыты, он полностью погружен в музыку…

Доктор Риган поверх очков посмотрела на покрытый по́том торс Эрика.

– Думаю, дело не только в этом, – сказала она. – Предлагаю вам подумать над истинной причиной к нашему следующему занятию. А теперь расскажите об упражнениях на десенсибилизацию[3]. Как все прошло на этой неделе?

Тесса прикусила заусенец на большом пальце. Пока она колебалась, ее психотерапевт вещала, заполняя тишину:

– На прошлой неделе вы смогли провести полчаса внизу, в гостиной с вашей матерью и парнем, Скоттом.

– Да, – пробормотала Тесса.

– А на этой неделе вы должны были попытаться прикоснуться к ручке входной двери.

– У меня не получилось, – Тесса потянула заусенец зубами. Она знала, что не справилась с заданием. Ей понадобилось больше месяца занятий с психотерапевтом, чтобы просто набраться смелости и высунуть нос из своей комнаты. Последние же несколько дней и вовсе казались огромным шагом назад. – На этой неделе на меня столько всего навалилось. Это…из-за того, что со мной происходит… Так глупо.

Доктор Риган нахмурилась.

– Что происходит?

– Ничего. Просто кое-что случилось в «Твиттере».

Психотерапевт перестала делать пометки в своем блокноте и подняла голову.

– У вас есть аккаунт в «Твиттере»?

– Простите, – сказала Тесса. До этого она не упоминала на сеансах психотерапии о своем аккаунте в «Твиттере». Ей казалось, что это неважно. В настоящее время она очень редко что-либо там публиковала. Но на последней неделе «Твиттер» каким-то образом захватил большую часть ее мыслей. – Я знаю, что вы сейчас скажете. Возможно, мне стоит удалить аккаунт, чтобы лучше сосредоточиться на занятиях.

– Нет, Тесса, это только сильнее вас изолирует, – доктор Риган с бешеной скоростью строчила в блокноте. – Любое бытовое общение потенциально может пойти на пользу терапии.

– Правда? – Тесса бросила скептический взгляд на свой телефон в красном кожаном чехле. Она положила его на прикроватную тумбочку экраном вниз, чтобы во время часового занятия с психотерапевтом не отвлекаться на новые оповещения.

Доктор Риган кивнула.

– Разумеется, наша цель – добиться того, чтобы вы лично взаимодействовали с людьми. Но социальные сети могут стать первым шагом к достижению этой цели.

– Хорошо. Ну, я, вообще-то, в основном этим всю неделю и занималась, так что…

– У вас есть подписчики? Люди, с которыми вы взаимодействуете?

Тесса засмеялась. Что за вопрос? Несколько дней назад ответ был бы таким: пара сотен человек, которые в большинстве своем игнорировали ее существование. Но сегодня, когда Тесса проверила свой аккаунт в последний раз, у нее было тридцать тысяч подписчиков. При мысли об этом у нее все еще немного кружилась голова. «Тридцать тысяч подписчиков». Каждый ее пост в «Твиттере» читает тридцать тысяч человек! При мысли об этом ей казалось, что ее чувства колеблются туда-сюда, словно маятник, между ужасом и иррациональным желанием большего. Ей не терпелось снова проверить телефон. Сколько человек подписалось на нее с тех пор, как они с доктором Риган начали сеанс?

– Все это… чересчур быстро, – сказала она, глядя на экран телефона.

Тесса Х @TessaHeartsEric

Читатели: 30.1К

Она показала телефон психотерапевту.

– Очень интересно, – доктор Риган задумчиво прижала ручку к губам и записала что-то в блокноте.

– На этой неделе у меня стало так много подписчиков! Аккаунт словно надули.

– Что случилось?

Тесса опустила голову. Чтобы не смотреть на доктора Риган, она теребила потрепанный край одеяла.

– Я написала рассказ. Об Эрике. На прошлых выходных я выложила его в сеть, – Тесса потянула за нитку и смотрела, как распускается ряд. – Я назвала его «Одержимая». Такая шутка над самой собой, понимаете?

– И что было дальше?

– Я придумала хэштег #ОдержимаяЭрикомТорном. Вы же знаете, что такое хэштег?

– Концепция мне знакома, – доктор Риган говорила совершенно невозмутимо, но по ее глазам было видно, что история ее позабавила. Тесса прикусила губу. Вообще-то, она считала, что человек в таком возрасте, как доктор Риган, не знает даже, как скачать приложение на телефон, но, видимо, она недооценивала своего психотерапевта. Со смущенной усмешкой Тесса продолжила:

– Я пыталась сделать так, чтобы рассказ прочитали другие фанаты. Поэтому написала несколько твитов, прикрепила к ним его сексуальные фотки и ссылку на мой рассказ. И каким-то образом… рассказ взорвал сеть. Все случилось так быстро. Сначала меня ретвитнул один из самых больших фан-аккаунтов Эрика Торна. А потом – @Relatable. А потом – @Flirtationship. А потом… Я забыла. @GirlPosts? Или @SoDamnTrue? Ну, имеется в виду, большие аккаунты, которые все читают. А потом мой рассказ распространился по всему Интернету. Кажется, в среду он попал в топ актуальных тем. Или в четверг? Вот, смотрите, – Тесса провела пальцем по экрану телефона и снова протянула его доктору Риган. – Видите? Тут все актуальные хэштеги по всему миру.

В этом списке, все еще на третьем месте, были слова, которые Тесса впервые набрала на телефоне шесть дней назад. И сейчас этот хэштег поддержало такое количество голосов, какое она не могла представить даже в самых смелых мечтах:

#ОдержимаяЭрикомТорном

Твитов: 21,8 млн

2
#ОдержимаяЭрикомТорном

Эрик зашел в «Твиттер» и нашел список актуальных тем.

#ОдержимаяЭрикомТорном

Твитов: 21,8 млн

– Черт, – тихо выругался он, бросив телефон на кровать. Все еще на третьем месте. Да сколько можно-то? Неужели эти навязчивые «паразиты» не могут быть одержимыми кем-нибудь другим?

Ну, по крайней мере, он больше не на первом месте.

Он откинулся на обитое бархатом изголовье гостиничной кровати, раздраженно смахнул с лица прядь темно-каштановых волос и поморщился, почувствовав на волосах оставшийся со вчерашнего дня гель. Наверное, все-таки стоило принять душ перед тем, как ложиться спать. Вчера он снова шестнадцать часов подряд давал интервью, и, когда он вернулся к себе в номер, сил у него оставалось ровно на то, чтобы сбросить с себя одежду и уснуть прямо на нерасправленной кровати. А сейчас идти в душ уже нет смысла: через двадцать минут начнется утренняя тренировка, и тренер душу из него вытрясет, если он опоздает. С другой стороны, его парикмахер закатит скандал, если он сядет к нему в кресло с клубком потных, склеенных гелем сосулек вместо волос. Может быть, все-таки стоит по-быстрому принять душ…

За дверью спальни раздался тихий скрип. Эрик тут же замер и напрягся. В его роскошном номере кто-то был. Горничные? Нет. Они понимали, что можно делать, а что нельзя. Он забыл закрыть дверь, прежде чем вырубился вчера ночью? Но тогда это может быть только…

Он откинулся на подушки, и тут ручка двери, ведущей в спальню, повернулась.

– Кто здесь? – Его губы сложились в слова, но воздуха в легких было недостаточно, и он не смог выдавить из себя ни звука. Он схватил простыню, чтобы прикрыться – из одежды на нем были только вчерашние трусы-боксеры, – и быстро осмотрел комнату. Что можно использовать как оружие? Прикроватную лампу? Но в номере только настенные бра. Пепельниц тоже нет.

«Черт!»

Может быть, вон та ваза…

– Эй, парень, ты одет?

При звуке знакомого голоса Эрик зажмурился и ослабил мертвую хватку на простыне. В комнату неторопливо зашел его менеджер, Мори.

– Чувак! – воскликнул Эрик, сердце колотилось у него в груди, как птица в клетке. – Хоть бы постучал!

– Прости, парень. Ты спал? – Мори, похоже, проснулся несколько часов назад. Эрик уже и не помнил, когда на нем были плохо отполированные туфли и не дизайнерские костюмы. Его можно было смело помещать на обложку журнала GQ – возможно, он мог бы попасть туда своими усилиями, если бы не его низкий рост, лишний вес и отсутствие волос.

– Нет, не спал, – сказал Эрик. – Не в этом дело. Это моя спальня!

Мори окинул хорошо обставленную спальню оценивающим взглядом.

– Формально этот номер оплатил твой лейбл, – сказал он, проводя рукой по одеялу. – Это египетский хлопок? Вероятно, плотностью в восемьсот нитей. Хорошо спалось? – менеджер не стал говорить, во сколько обошелся этот номер, и Эрик знал, что спрашивать смысла нет.

– То есть теперь мы даже не будем притворяться, что у меня есть личная жизнь?

Мори ткнул ногой в валяющуюся на ковре ручной работы груду грязной одежды.

– Повесь носок на дверную ручку, если у тебя тут будет девушка, – сказал он с озорным блеском в глазах. Эрик ничего не ответил. Он ударил кулаком по одной из мягких подушек.

– Да ладно, парень. Веселей. Я пошутил!

– Обхохочешься, Мори.

– Расслабься! В следующий раз я постучу. Обещаю.

– Спасибо. А теперь, можно, я оденусь? – Эрик плотнее завернулся в простыню, но его менеджер не понял намека.

– Что? – спросил Эрик. – Тебе что-то нужно?

Мори потянулся к сотовому телефону Эрика.

– Да, я только что проверял соцсети. Хэштег #ОдержимаяЭрикомТорном за ночь сместился на третье место, так что они хотят, чтобы ты хотя бы попытался…

– Нет! – Эрик отшвырнул телефон подальше, пока тот не оказался в лапах его менеджера.

– Они просто хотят, чтобы ты устроил небольшую акцию, – сказал Мори. – Подпишись на несколько фанатских аккаунтов. Ты знаешь, что делать.

Эрику показалось, что его сейчас вырвет. Серьезно? Он не ослышался? В лейбле вообще смотрят новости?

Эрик закрыл лицо руками. Он знал, что ведет себя как заезженная пластинка, без конца твердит об этом убийстве и расследовании, но у него никак не получалось выбросить из головы эту ужасную историю. А при словах его менеджера все ужасные подробности этой истории снова всплыли у него в голове. Подписаться на фанатов… Эрик тихо застонал.

Мори закатил глаза.

 

– Да ради всего святого, – сказал он. – Дай угадаю. Дориан Кромвель?

– Мори, ты не понимаешь? С ним именно это и случилось! Он тоже подписывался на фанатов!

– Парень, я понимаю, ты напуган, но…

– Он подписался на какую-то одержимую им девчонку, и ее унесло. Она убедила себя, что они родственные души, несчастные влюбленные. И другая чушь в таком духе. И вот она узнала, где он остановился, ждала, когда он выйдет из отеля. А что произошло, когда стало ясно, что он не воспринимает это так же? – Эрик откинул голову и провел рукой по шее.

– Послушай меня, парень, – Мори подошел к кровати и по-отечески положил Эрику руку на плечо. – У той девушки были проблемы. Ты ведь это осознаешь? Ее посадили. Это один случай на миллион…

– Понимаешь, в чем дело, переубедить меня было бы гораздо проще, если бы в «Твиттере» на меня не было подписано четырнадцать миллионов человек.

– Эрик…

– Так что, по такой логике, на меня подписано всего лишь четырнадцать потенциальных убийц с топорами. Всего лишь.

Мори рассмеялся.

– Тебе нужно перестать смотреть новости, дружище, и попытаться показать своим читателям, как ты им признателен. Вот, – сказал Мори, постукивая по телефону. – Устрой эту акцию, начни на них подписываться. На кого именно, можешь сам выбрать. Но обязательно подпишись вот на нее.

Эрик посмотрел на аккаунт, который открыл Мори.

Тесса Х @TessaHeartsEric

Читатели: 30,1 тыс.

– Почему на нее? – спросил Эрик. Он просмотрел ее последние твиты – к каждой записи были прикреплены его фото с голым торсом, ссылка на какой-то сайт с названием Wattpad и хэштег #ОдержимаяЭрикомТорном.

– Она задала этот тренд. Написала о тебе фанфик и назвала его «Одержимая».

– О, превосходно, – фыркнул Эрик. – Очень разумно.

Мори отмахнулся от сочившегося в его голосе сарказма, не сводя глаз с экрана.

– Вообще-то он весьма неплох, гораздо лучше обычной писанины на эту тему. Лейбл сейчас подумывает о том, чтобы опубликовать его и продавать вместе со следующим эксклюзивным изданием альбома…

Эрик засунул палец в рот и сделал вид, что его тошнит.

– Пока что они просто следят за ситуацией. Но если ты подпишешься на нее, эта история произведет фурор…

– Именно поэтому я не стану этого делать! – Эрик выхватил телефон. – Я не буду провоцировать этих одержимых, а то они совсем с ума сойдут.

Мори ничего не ответил. Он просто пожал плечами и отвернулся, разглядывая кончики своих ботинок. Эрик уже достаточно долго с ним работал, чтобы понять, что означает этот жест. Он сколько угодно может кипеть от злости, но когда речь заходила об указаниях его лейбла, особого выбора у него не было.

Эрик ущипнул себя за переносицу. Он чувствовал, как у него начинается давящая головная боль. В последнее время голова у него болела довольно часто – особенно когда в комнате с ним находился его менеджер.

– Есть ответ от лейбла по поводу усиления охраны?

– Давай решать одну проблему за раз, ладно?

– Ты вообще с ними говорил? – спросил Эрик.

– Парень, ты – самый выгодный их проект. Обещаю, они не допустят, чтобы тебя порубил на куски серийный убийца… – Мори глянул на него с хитрой ухмылкой. – Пока продажи билетов на твои концерты держатся на высоком уровне.

Эрик закатил глаза.

– Отлично, Мори. Я так рад, что ты доволен. А сейчас ты решил, что можешь спустить все на тормозах плохим стенд-ап номером?

– Эй, здоровяк! – Мори развел руками. – Я спросил. Они ответили.

– И?

– И твой посредник дал добро. Но потом об этом пронюхали в пиар-отделе и сказали твердое «нет».

«Пиар-отдел», – подумал Эрик.

Он должен был догадаться. Ведь всегда дело доходит до этих любителей легкой наживы. Гениям, которые работают в его лейбле, было плевать, что он может погибнуть.

Нет, скорее всего, они решат, что это счастливая случайность. Следует вспомнить Дориана Кромвеля: когда это случилось, Fourth Dimension почти канули в небытие. Последний альбом продавался плохо, но когда прогремела история об убийстве Кромвеля, продажи взлетели вверх. Пиарщики лейбла Дориана, возможно, одновременно вскочили и закричали от счастья, когда услышали эту новость. Возможно, это они запустили хэштег #ПокойсясмиромДориан, просто чтобы еще немного подстегнуть это безумие. Ведь плохого пиара не бывает, верно?

Эрик сжал зубы. Спорить было бессмысленно. Он знал, что скажут пиарщики – и что скажет Мори, – если Эрик посмеет начать жаловаться: что он должен быть польщен. Весь «Твиттер» им одержим. В прямом смысле. Ему следует принять это как комплимент.

«Ага, – подумал Эрик, с мрачным видом посмотрев в глаза Мори. – Дориан, возможно, был весьма доволен, но только пока та фанатка не перерезала ему горло».

– Просто подпишись на нескольких человек, – уговаривал Мори. – Ты уже миллион раз это делал.

Эрик покачал головой.

– Эрик, если ты этого не сделаешь, лейбл отберет твой аккаунт в «Твиттере» и отдаст его кому-нибудь из пиар-отдела. Тогда ты ничего не сможешь контролировать.

– Они этого не сделают.

– Ты помнишь, что написано в твоем контракте.

Точно. Контракт. Эрик скрестил руки на груди. Честно говоря, его менеджер был не из робкого десятка, раз поднял эту тему. Эрик несколько месяцев не отставал от Мори, чтобы пересмотреть это жалкое подобие договора. Подписание этого документа было, пожалуй, самой большой ошибкой в его карьере.

Мори откашлялся.

– Я знаю, о чем ты хочешь спросить, Эрик, и мой ответ такой: я делаю все, что в моих силах.

– И сколько тебе еще нужно времени?

Мори не ответил. Он повернулся к висевшему напротив кровати зеркалу в золотой раме и поправил галстук. На секунду Эрику показалось, что он его не услышал, но Мори одернул воротник и тихо заговорил:

– Послушай меня, парень. Они же не вчера родились.

Эрик вгляделся в отражение глаз своего менеджера.

– Что это значит?

– Это значит, что они понимают, что ты недоволен. И видят, что ты пытаешься сделать. Пока твои родители являются одной из сторон, заключивших контракт, они держат тебя за яйца. Они уничтожат все сбережения твоей семьи, вот так просто, – Мори щелкнул пальцами для пущего эффекта, – если ты попытаешься уйти.

– Но я уже совершеннолетний! Мне восемнадцать!

– И ты уже почти свободен, – Мори поднял руку, показывая, чтобы он замолчал. – Просто потерпи еще немного. Еще два альбома, и все. Сможешь играть инди. Сможешь оставить карьеру. Сможешь делать все, что твоей душе угодно.

Плечи Эрика поникли.

– Максимум три года, – сказал Мори. – Два с половиной, если мы подсуетимся.

– А, то есть, меня могут освободить за хорошее поведение?

Мори засмеялся.

– Если это тюрьма, парень, то я тоже в такую хочу, – он еще раз осмотрел роскошный номер. – Ты же этого хотел, Эрик. Ты же делал все возможное, чтобы тебя заметили. Помнишь? Что стало с тем прыщавым парнем, который выкладывал каверы на YouTube?

– Я знаю, Мори, – сказал Эрик. – Я просто не до конца понимал, на что подписываюсь.

Мори сел на край кровати и толкнул его в плечо.

– Давай, вставай. Иди на тренировку. Тебе станет лучше. Подписками займешься после.

При напоминании об этом Эрик застонал. Тренировка… Как будто в этом отношении у него тоже есть выбор. Три часа в день кардио- и силовых тренировок под наблюдением личного тренера, которого выбрал его лейбл. Все это было прописано в его контракте. И вот, полюбуйтесь – теперь фотографии его идеальных грудных мышц и пресса прикреплены к каждому из этих твитов с хэштегом #ОдержимаяЭрикомТорном.

– Ладно, – проворчал он. – Просто оставь меня в покое на несколько минут. Хоть это я могу получить?

– Разумеется, – Мори встал и пошел к двери. –  Кстати, от тебя разит, как от бомжа. Ты в душе-то был?

– В контракте ничего не сказано о том, как от меня должно пахнуть, – сухо сказал Эрик. Он обмотался простыней на манер тоги и пошел вслед за менеджером к двери, ведущей из номера.

– Вообще-то сказано, друг мой, – сказал Мори через плечо. – Не хочется тебя разочаровывать.

– Что? С каких пор?

– Раздел о личной гигиене.

– Это просто смешно. Как будто кто-то сможет учуять, как от меня пахнет, через «Твиттер»!

Мори ничего не сказал. Он уже прижал к уху телефон, небрежно махнул Эрику и вышел из комнаты.

Эрик высунул голову из двери в номер и окинул взглядом коридор. Пусто, только горничная катит хозяйственную тележку. Она заметила Эрика, и тот напрягся, увидев, что она расширила глаза, узнав его.

«Фанатка», – понял он, когда ее лицо стало пунцовым.

Эрик отвернулся, молясь, чтобы она не подняла шум. Она же не будет кричать? Или, что еще хуже, не станет вытаскивать мобильник, чтобы снять видео, которое потом можно будет продать TMZ? Но горничная скромно опустила глаза и скрылась за углом вслед за тележкой. Эрик выдохнул. На мгновение ему захотелось последовать за ней. Может быть, ему стоит предложить ей автограф? Раньше это приносило ему такое удовольствие. Он потратит всего секунду времени – а фанат потом будет радоваться весь день…

Но это было в начале его карьеры – когда у него были тысячи подписчиков в «Твиттере», а не миллионы. Сейчас он не смел выходить из своей безопасной комнаты. Пиарщики… Фотографы… Четырнадцатилетние девочки с ножами…

Эрик быстро повесил на дверную ручку табличку «Не беспокоить», щелкнул тяжелым замком и дважды проверил, что дверь прочно заперта. Потом он побрел к двери в ванную и включил душ.

– «Раздел о личной гигиене», – пробормотал он себе под нос.

Пока нагревалась вода, он снова включил телефон.

«Твиттер».

Актуальные темы.

#ОдержимаяЭрикомТорном

Твитов: 21,9 млн

С того момента, как он проснулся, прошло полчаса, а к этому хору уже присоединились голоса еще ста тысяч человек.

1«Милые обманщицы» – американская телевизионная молодежная драма, основанная на одноименной серии романов писательницы Сары Шепард.
2Фанфики – любительские произведения, написанные по мотивам популярных оригинальных литературных произведений или кинофильмов.
3Десенсибилизация – ряд техник в психотерапии, направленных на уменьшение эмоциональных всплесков.

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»