Уведомления

Мои книги

0

Охота на вепря

Текст
30
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Последняя электричка только что прибывшая из города медленно тронулась от платформы маленькой поселковой железнодорожной станции, оставив в одиночестве на перроне молодую светловолосую девушку. Ее выбеленные гидроперитом прямые волосы, были аккуратно перехвачены сзади блестящей металлической заколкой. Стройную девичью фигуру подчеркивало немного укороченное летнее белое платье, на котором резко контрастировали алые маки, а на ногах, немного не попадая в тон одежде, были обуты светло-бежевые летние туфли без каблуков.

Под тусклым светом одинокого электрического фонаря, стоящего рядом с железнодорожной платформой, девушка еще раз мельком заглянула в свой цветастый, исписанный иностранными надписями целлофановый пакет и, убедившись, что все документы были на месте, сделала уверенный шаг по направлению к темнеющим впереди деревьям.

Эту молоденькую девушку звали Нина Кольцова, и ей было всего семнадцать лет. Настроение сейчас у нее было просто прекрасное. Еще бы, только сегодня утром она обнаружила себя в списке поступивших в педагогический институт, куда стремилась попасть, как только впервые переступила порог родной школы. Нина с детства мечтала, что она, как и мама, всю жизнь будет учить детей в школе, преподавая им различные предметы. А потому, когда сегодня утром, 28 июля 1989 года, прочитав приказ о зачислении в институт, она увидела в этом списке свою фамилию, будущая студентка в тоже мгновение оказалась на «седьмом небе» от счастья.

Эта эйфория сохранялась у неё и до сих пор. Возможно поэтому, несмотря на поздний час и потеряв всякую осторожность, девушка все же решила сократить путь, пойдя домой самой кратчайшей дорогой. Идти по главной улице поселка, тянувшейся длинной дугой вдоль всего населенного пункта, ей сейчас совершенно не хотелось – этот путь был длинным и долгим. А поскольку переполненная эмоциями девушка жаждала лишь одного – как можно скорее обрадовать маму новостью о поступлении в институт, то решив сэкономить время, Кольцова смело шагнула в темноту небольшой лесополосы расположенной вдоль железнодорожных путей. К тому же она это проделывала уже множество раз, да и саму тропинку через лесок знала почти наизусть.

Пройдя по лесной дорожке в глубину темных зарослей деревьев уже довольно далеко, Нина внезапно ощутила какое-то внутреннее беспокойство. Откуда-то из глубин сознания одна за другой к девушке стали приходить тревожные мысли, что возможно она совершает роковую ошибку, а внутренний голос чуть слышно подсказывал: «Идея опасна»». Ведь в отличие от обычной ситуации, когда она ходила этим маршрутом днем, сейчас было позднее время суток – приближалась полночь. Луна на небе еще не взошла, и потому в лесополосе стояла такая кромешная тьма, что буквально на расстоянии вытянутой руки было невозможно ничего разглядеть. Лишь чернота деревьев и кустарников окружала Нину со всех сторон, и в этой черноте то тут, то там, словно нанесенные кистью таинственного художника, вырисовывались размытые пятна всевозможных оттенков серого цвета.

Однако ни внутреннее беспокойство, ни непроглядная темень ночного леса так и не смогли остановить будущую студентку в ее намерении сократить путь. Упрямо вытянув вперед левую руку и немного склонив голову вниз, дабы защитить лицо от случайного попадания веток, Нина смело шла вперед.

Внезапно она услышала отчетливый хруст веток справа, а следом за этим в лесной тишине раздались чьи-то тяжёлые и, как показалось ей вначале, крадущиеся шаги. Мгновенно остановившись и замерев на месте, Нина теперь боялась даже пошелохнуться. Она буквально всем телом ощущала, что там за ближайшими деревьями в непроглядной темноте ночного леса кто-то есть. Ей было очень хорошо слышно его хрипловатое дыхание и приглушенные гортанные рыки, а еще какие-то странные, чем-то похожие на тихое бормотание звуки.

Ужас холодным дыханием стал медленно окутывать хрупкое тело семнадцатилетней девушки, все туже и туже стягиваясь ледяным узлом на шее. Внезапно Нина ощутила, как в горле возник комок, во рту пересохло, а тело стала бить противная мелкая дрожь. Спустя еще буквально пару секунд, уже находясь практически на грани обморока, девушка вновь услышала этот звук. После чего не более чем в десяти метрах левее и уже с противоположной стороны тропинки раздался громкий треск в кустах. Этот звук ломающихся веток за мгновенье трансформировался в воображении девушки в яркий образ, как кто-то огромный и явно очень тяжелый напролом сквозь кусты пробирается в ее сторону.

«Это – дикие кабаны!», – догадка, как вспышка, озарила юное сознание.

Ей сразу же вспомнились рассказы соседки тети Зины, которая совсем недавно жаловалась ее матери, что в этом году дикие свиньи совсем потеряли страх перед людьми и стали смело заходить по ночам в огороды к селянам. А причиной тому был охраняемый государством кабаний лесной заказник, располагавшийся совсем недалеко, в каких-то семи-восьми километрах от поселка.

«Бежать! Нужно бежать!», – единственное решение, которое пришло сейчас ей в голову.

Собрав всю волю в кулак, не разбирая перед собой дороги, девушка бросилась вперед, с максимальной скоростью на какую только была способна в условиях ночного леса.

Однако почти сразу же ей не повезло. Не пробежав и двадцати метров, она зацепилась ногой за торчащий из земли толстый корень и, споткнувшись, со всего маха грохнулась наземь, растянувшись во весь рост на мягкой лесной подстилке. Ее новая заколка сорвалась с волос и, улетев вперед, с характерным металлическим звоном ударилась о стоящий невдалеке пень. Еще лежа на земле, девушка ощутила, как сильно заболели ободранные коленки, а во рту мгновенно появился соленый привкус крови из разбитой нижней губы.

Но все это длилось лишь мгновение, поскольку уже в следующую секунду Нина явственно услышала, что хруст веток слева заметно усилился, а топот шагов ускорился – кто-то очень быстро приближался к ней. Мгновенно забыв о боли в ободранных коленках, вскочив на ноги и отбросив в сторону пакет с документами, чтобы тот не мешал ей бежать, что было сил, Нина рванула в темноту ночного леса.

Она бежала так быстро, как только могла. Ветки с силой хлестали по лицу и телу, разрывая местами в клочья тонкое летнее платье. Не останавливаясь ни на секунду и продолжая бежать, чтобы хоть как-то защитить от веток свое лицо, беглянка выставила перед собой обе руки. Однако и это не сильно помогало – теперь уже обе кисти были ободраны в кровь и расцарапаны, вызывая жгучую боль при каждом прикосновении. Нина терпела боль и, стиснув зубы, продолжала бежать, стараясь не обращать внимания на подобные мелочи, так как прекрасно понимала, что сейчас идет гонка со смертью. Проиграть было нельзя, поскольку догони ее разъяренное животное и это стало бы финальной точкой для новоявленной студентки.

Хорошо зная местный лесок, Нина быстро сориентировалась, даже в темноте разобравшись, в каком направлении находится родной дом.

Вот именно туда она сейчас и держала путь.

Все еще продолжая мчаться сквозь заросли кустов и деревьев, до несчастной девушки постепенно стала доходить мысль, что треск кустов позади и топот преследования прекратились. Выбежав из лесополосы на участок покошенного луга, Нина решила остановиться на пару секунд, чтобы перевести дух и восстановить дыхание. Тяжело дыша всей грудью, она быстро оглянулась назад, всматриваясь в темноту лесной чащи.

«Никого… – мелькнула в голове спасительная мысль. – Кажется, мне удалось оторваться от преследования».

Стояла почти абсолютная тишина, которую не нарушали даже крики ночных птиц. Все вокруг словно замерло, и лишь на темном небе из-за туч в этот момент стала медленно выплывать полная луна. Своим неярким рассеянным светом она тускло осветила окружающее пространство: и лес, и луг, и видневшиеся невдалеке крыши поселковых домов. Осматривая знакомые окрестности в лунном свете, девушка с радостью отметила, что находится уже совсем рядом от своей конечной цели. До родного дома оставалось совсем немного, каких-то двести метров, если идти напрямик. С облегчением выдохнув, обессилевшая от пережитой только что погони, ночная путница заспешила домой, торопливо зашагав через луг.

Быстро двигаясь вперед, девушка при этом не забывала внимательно смотреть себе под ноги, чтобы вновь случайно не споткнуться обо что-нибудь в темноте. Когда-то этот участок луга использовался для нужд совхоза и поэтому периодически был вспахан, но затем, по каким-то неясным причинам его забросили, и с тех пор повсюду встречались заросшие травой разнокалиберные ямки и бугры.

Осторожно ступая среди них, Нина на секунду оторвала взгляд от поверхности земли и мелком глянула в направлении приближающегося поселка.

«Скорее бы попасть домой…», – подумала девушка и вдруг осеклась на полуслове, так как впереди она увидела нечто, заставившее ее внезапно остановиться.

А вслед за этим Нину с головой накрыла новая волна дикого ужаса. Впереди буквально в десяти метрах от нее, рядом с большим и раскидистым кустом, виднелся темный силуэт какого-то огромного животного. Но даже не это испугало Нину, а то, что светясь в темноте желтоватым огнем, на нее в упор смотрели два больших зловещих глаза, по высоте располагавшиеся практически на уровне груди девушки. В этих двух светящихся точках отчетливо читалась безумная ярость и звериный гнев.

Путь к дому был отрезан.

Издав пронзительный крик, беглянка метнулась обратно в сторону леса. Однако на этот раз, далеко убежать ей уже не удалось. Не пробежав и пары десятков шагов, Нина ощутила, как сокрушительный удар в спину чудовищной силы отбросил ее словно тряпичную куклу далеко вперед, заставив на огромной скорости врезаться в стоящее впереди большое старое дерево.

В ту же секунду Нину пронзила дикая звенящая боль немыслимой силы. Эта боль, словно непрерываемый поток электрического тока, мгновенно залил все ее естество, заставляя звенеть каждую клеточку молодого тела, которое в отчаянии кричало в окружающее пространство: «Это – конец!!!». И не найдя иного выхода, как перегруженная электрическая цепь выбивает предохранители, так и разрываемое на части сознание девушки, не в силах справляться с лавиной болевой информации, мгновенно погасло подобно выключенной лампочке компьютерного монитора.

 

Все это произошло за какие-то мгновения и стало последним, что видела и чувствовала в своей совсем еще недолгой жизни Нина Кольцова.

Глава 2

«Зззз… зззз… зззз… зззз», – громкий и настойчивый звук заливал всё пространство комнаты. С трудом разомкнув сильно отекшие за ночь веки, и не проснувшись еще окончательно, Василий Кутепов пустым стеклянным взглядом уставился на источник звука. Это был красный дисковый телефон, ручка которого была небрежно замотана синей изолентой. Настырный аппарат продолжал трезвонить.

С огромным трудом подняв с дивана свое крупное и грузное тело, мужчина медленно двинулся в направлении стола, где находился телефон. Подняв телефонную трубку, он нехотя поднес ее к уху.

– Участковый, старший лейтенант Кутепов слушает, – произнес милиционер тихо охрипшим голосом.

– Вася, это я – Оля Сырцева, твоя кума! У нас беда! Ниночку Кольцову, учительницы нашей дочку в лесу кабаны насмерть загрызли! – раздался в динамике женский крик, чередующийся с едва сдерживаемыми рыданиями.

– Что? – довольно глупо и нелепо произнес участковый, до которого с похмелья, видимо, плохо доходил смысл услышанного в телефонной трубке.

– Приезжай, скорее! Ой, беда-беда… – продолжала причитать женщина на том конце телефонного провода.

– Скоро буду. Ждите, – буркнул мужчина в трубку и положил ее на место.

Он стоял на середине жилой комнаты, и его ещё довольно прилично покачивало из стороны в сторону. Голова после вчерашней попойки с соседом трещала и гудела на все мыслимые и немыслимые лады. Понимание, только что услышанного в телефонной трубке, ему сейчас давалось с большим трудом. Собравшись с мыслями, мужчина предпринял еще одну попытку сконцентрироваться на произошедшем событии.

«Итак… кабаны загрызли человека. Это иногда случается… Редко, правда, но бывает…», – так довольно примитивно начали движение мысли в голове у ещё не протрезвевшего участкового.

Но затем, постепенно набирая обороты, до милиционера стал доходить во всем своем трагизме смысл только что услышанного.

«Господи, да это же серьезное происшествие – человек погиб! Так… первым делом, мне требуется срочно приходить в себя. Иначе, если так и дальше пойдет, то выгонят меня из милиции ко всем чертям. И будут правы на сто процентов…», – уже намного более критично рассудил Василий.

Он вспомнил, что раньше в его родном поселке Аниканово, откуда он был родом, уже бывали случаи нападения диких животных на человека. Правда, это было еще до его рождения, где-то в начале 50-х годов. И насколько он мог вспомнить, было даже несколько подобных случаев в течение года. Как рассказывала позднее его мать – об этих событиях даже писали в центральных газетах. Завелся тогда у них в округе вепрь, кабан-секач или «лесной убийца» как прозвали его в народе.

«Значит, история вновь повторяется. Всё в этой жизни повторяется…», – уже почти на философской ноте рассудил участковый.

Мужчина все так же не спеша подошел к грязному умывальнику на кухне и взглянул на себя в старенькое зеркало. Увиденное в нем отражение отнюдь не добавило ему хорошего настроения. Из зеркала на участкового смотрело опухшее и сильно помятое лицо уже явно не очень-то молодого мужчины. Трёхдневная щетина на толстых щеках торчала во все стороны, а взлохмаченные короткие волосы клоками торчали по всей голове.

«Сам уже как вепрь стал», – первая мысль, которая пришла ему в голову.

Дальнейший осмотр показал, что верхняя губа довольно сильно разбита. Кровь на ране уже запеклась кровь толстой коркой, а сама губа выглядела отекшей и реагировала болью при малейшем касании. Завершив осмотр губы, участковый открыл рот и тут же ахнул – справа отсутствовал верхний клык, словно его никогда там и не было. На этом месте теперь виднелся темный кровяной сгусток, который заполнил собой всю лунку, когда-то присутствующего здесь здорового зуба.

Кутепов оторвал взгляд от полости рта и, глядя в зеркальное отражение своих серо-голубых глаз, зло произнес:

– Ну, Колька, кранты тебе настали! Это, милый мой, не алкашам деревенским морды воротить. Ты, на кого руку поднял!? Ты на представителя закона покусился! – с негодованием громко произнес Василий, мысленно представляя, что он обращается к своему оппоненту.

Воспоминания словно через невидимую пелену стали медленно всплывать в его воспаленном и утомленном алкоголем сознании. Начало вчерашней попойки Кутепов помнил довольно хорошо. Накануне около семи часов вечера они с соседом Николаем и его кумом решили немного выпить по случаю отсутствия соседской жены Тамары. Как раз перед этим, женщина устроилась кухонным работником с постоянным проживанием на третью смену в соседний пионерский лагерь, который находился недалеко от их поселка. Колькин кум по такому торжественному случаю выгнал отборный самогон – благо брага уже давно своё отбурлила. Ну и, соответственно, Николай пригласил в гости участкового принять активное участие в данном дегустационном мероприятии: и как соседа, и как представителя местной власти. Однако едва трехлитровая стеклянная банка сего знатного продукта была наполовину опорожнена, случился внезапный конфуз. Будучи уже в изрядном подпитии, сосед Колька стал приставать к Василию со своею домашней закуской. А закуской, помимо свежих овощей, лука и хлеба, было, в том числе, и соленое сало.

– Съешь сальца. Ну, съешь, хотя бы кусочек, моего домашнего сала, – приставал Николай к участковому, хотя при этом отлично знал, что Кутепов с детства не ест свинины.

И тому была веская причина. Когда Василий был ещё маленьким мальчиком, его родная бабка всегда держала в хозяйстве свинью, а то и не одну – на откорм и убой. Но ребенок, в силу своего малого возраста, тогда еще не знал этого, и так случилось, что волею судьбы мальчик сдружился с бабкиным поросенком по кличке Борька. Да еще как сдружился! Поросенок был смышленый, а маленький Вася приносил тому из дома объедки, подкармливая своего нового друга. Эта дружба мальчика со свиньей продолжалась до самого Нового года. А на Новый год Борька оказался главным блюдом на праздничном столе у бабки. Для мальчика это стало полнейшим психологическим шоком – тот новогодний праздник ребенок встретил в истерике. Это так сильно врезалось в память малыша, что даже теперь, будучи уже взрослым мужчиной, Кутепов принципиально не любил это ключевое событие года. А так же с той поры Василий категорически отвергал свинину во всех ее проявлениях, чем немало удивлял окружающих его сельских жителей.

Сосед Николай, хотя и знал всю эту историю, все равно шутки ради решил позабавиться, пристав к участковому с домашним салом. Терпение пьяного милиционера в какой-то момент лопнуло, и получил тогда Колька от Кутепова кулаком с правой руки точно в левый глаз. А поскольку приставучий сосед был сам довольно сильно пьян, то статус участкового не смог спасти Василия от получения ответной сдачи. Судя по отсутствующему зубу, эта сдача была явно неравноценной. Что было дальше в тот вечер – участковый не помнил. Да, если уж говорить начистоту, то не слишком-то он и хотел сейчас вспоминать о вчерашнем инциденте.

– Ну, подожди, Николай. Как только разберусь с убийством, то тогда я и к тебе приду за расчётом, – обозлено думал Василий, торопливо бреясь на скорую руку, чтобы хоть как-то привести себя в человеческий вид.

Уже через пятнадцать минут, вместо завтрака выпив пол-литра крепкого помидорного рассола, милиционер сел за руль видавшего виды, битого, ржавого и давно не крашенного милицейского уазика. С третьей попытки, наконец-то, заведя мотор, местный блюститель закона выехал на место преступления в соседний поселок.

Глава 3

Место преступления участковый обнаружил без особого труда. Уже издали по толпе селян, плотными рядами стоявших у самого края лесополосы в конце поселка, можно было понять, где именно оно произошло.

Покинув машину, Василий прямиком направился в ту сторону. Даже не подойдя еще достаточно близко к месту преступления, участковому стал понятен весь ужас произошедшего здесь события.

На фоне яркой летней зелени, прямо под стволом старого раскидистого дерева, практически у самого края лесополосы, на земле виднелось бело-красное, отдалённо напоминающее человеческое тело, бесформенное пятно.

«Соберись!» – строго сам себе скомандовал старший лейтенант.

И вытянувшись для солидности во весь свой немалый рост, Василий ступил вперед уверенной походкой представителя власти. В свои тридцать четыре года Кутепов имел довольно плотную комплекцию, и при весе около ста двадцати килограмм, а росте в сто девяносто сантиметров, выглядел в глазах окружающих весьма внушительно.

При виде подошедшего милиционера, люди стали быстро и молча расступаться в разные стороны, пропуская его к месту преступления. Кутепов слышал, как тихо, стараясь сильно не шуметь, селяне переговариваются между собой, обсуждая сегодняшнее убийство, а так же, отдельно, и личность самого участкового. Ведь ни для кого не было большим секретом, что старший лейтенант милиции Василий Иванович Кутепов довольно часто прикладывается к бутылке, что уже наглядно стало отражаться и на его внешнем виде.

Участковый видел, как где-то невдалеке справа рыдала и громко кричала не своим голосом мать погибшей девушки, все еще пытаясь вырваться из рук, крепко держащих ее односельчан. Поэтому стараясь несколько абстрагироваться от ситуации и не позволяя себе эмоционально подходить к выполнению служебных обязанностей, конкретно сейчас Василий сконцентрировался лишь непосредственно на месте преступления и обстоятельствах данного происшествия.

Пойдя поближе, милиционер первым делом отметил, что труп, лежащей на земле, был сильно обезображен. При первичном осмотре было выявлено, что погибшая лежала на спине, головой по направлению к лесополосе. Тонкие руки девушки были раскинуты в разные стороны, а правая нога неестественно вывернута в правом коленном суставе, словно кто-то огромной массы, наступил ей на колено и всем своим весом раздавил его. Это предположение могло быть недалеко от истины, так как на обширно размозженной коже в области коленного сустава довольно четко отпечатался след от крупного кабаньего копыта. Светлые волосы убитой были растрепаны и залиты кровью, которая успев свернуться, окрасила их в неприятный красно-коричневый оттенок. На теменной области головы виднелась обширная зияющая рана с размозженными рваными краями. Как предположил участковый, повреждение возникло, вероятно, вследствие сильного удара головой о твердую поверхность дерева, на коре которого, так же имелся обширный кровавый след.

Тонкое летнее платье было разодрано в клочья, оголяя неприкрытую наготу обезображенного нежного девичьего тела. Брюшная полость убитой была грубо вспорота, в результате чего внутренности вывалились наружу и лежали теперь рядом с телом погибшей на зеленой траве. Вокруг жужжали и кружили в непрерывном хороводе свой жуткий некротический танец вездесущие мухи, которые уже с раннего утра облепили со всех сторон ночную жертву.

Кутепов старался бесстрастно фиксировать и запоминать все особенности расположения ран, чтобы затем максимально точно отразить их в протоколе. Поэтому на мрачную картину с мухами, задержав дыхание, он постарался посмотреть, как можно меньше, ровно насколько у него хватило сил. После чего он на минуту быстро отвернулся и постарался привести свое дыхание в норму.

Отдышавшись, участковый вернулся к продолжению осмотра места происшествия. Сфокусировав взгляд на поверхностных ранах, милиционер отметил, что на теле и конечностях жертвы имеются множественные хаотично расположенные рвано-укушенные раны неодинакового размера и глубины. Причём в некоторых местах довольно обширные куски человеческой плоти были буквально вырваны из тела несчастной чьими-то крепкими и острыми зубами.

Участковый как мог стойко переносил эту часть работы. Лишь иногда волны тошноты внезапно подкатывали к горлу мужчины, но в эти секунды Василий упрямо старался убедить самого себя, что это всего лишь последствия вчерашней пьянки и не более того.

«Несомненно, все это очень похоже на нападение крупного дикого животного и вероятнее всего кабана. Сбив девушку мощным ударом в спину, он, по всей видимости, навалился на неё всем телом, а затем вспорол живот жертвы острыми клыками. Очень похоже… Ну, а уже затем нанес множественные укусы по всему телу. Пока что все складывается довольно очевидно», – начал выстраивать версию случившегося Кутепов.

Вокруг лежащей на земле мертвой девушки были отчетливо видны следы кабаньих копыт. Судя по их размеру, все они принадлежали одному и очень крупному животному. Кроме следов животного, все вокруг так же было истоптано и множественными человеческими следами.

 

«Судя по имеющимся человеческим следам, людей здесь прошло уже так же немало. Да и чему тут удивляться, вон, сколько местных зевак собралось, – подумал старший лейтенант. – Что ж, похоже, все тут становиться ясным – на лицо факт нападение диких кабанов, несчастный случай. Так… надо бы еще все вокруг осмотреть, да позвонить в райотдел. Будут они следственно-оперативную группу с криминалистом присылать или нет?.. Майора Кошкина потом не поймешь…».

Приняв такое решение, Василий отошел в сторону, поскольку почувствовал, что на него накатывает очередная волна похмельного синдрома, а вот показывать свое самочувствие посторонним людям он никак не желал.

Совместив личную необходимость в уединении с требованиями осмотра места преступления, участковый решил пройтись до станции и осмотреть окрестности, для чего направился по тропинке вглубь лесополосы.

Едва углубившись в лесок, его внимание сразу же привлекли множественные следы кабаньих копыт, которые здесь очень хорошо отпечатались на мягкой лесной почве. Кроме следов на земле в большом количестве имелся и свежий кабаний помет.

Пройдя еще метров сто пятьдесят, участковый обнаружил бесхозно валявшийся рядом с тропинкой большой цветастый целлофановый пакет с ручками. Он поднял его с земли и заглянул вовнутрь. В нем обнаружились ручка, тетрадки и документы на имя убитой девушки.

Тщательно осмотрев место находки, Василий отметил, что немного в стороне от тропинки трава была сильно примята и на ней имелись две поверхностные, но достаточно широкие борозды.

«Возможно, что здесь она шла и, видимо, споткнувшись, упала. Но почему тогда она бросила пакет с документами? Нет, что-то в моем рассуждении не так… Скорее всего, в этот момент девушка уже от кого-то убегала. Значит, кабанов она встретила еще раньше и ближе к железнодорожной станции», – рассудил участковый.

Еще раз, обойдя по кругу это место, он сделал еще одну находку, обнаружив в траве около старого трухлявого пня металлическую заколку. Василий нагнулся, пытаясь поднять ее с земли, но вместо этого по неосторожности угодил рукой во что-то мягкое. В траве в тесной близости от женского аксессуара была навалена в самом неприглядном виде большая куча кабаньих экскрементов.

«И все-таки это были кабаны, проклятые! Будь они не ладны…», – не на шутку разозлился милиционер, с остервенением вытирая руку об высокую траву. А завершив эти вынужденные действия, Кутепов принял окончательное решение – все это несчастный случай и дальше искать здесь нечего.

Обратный путь участковый шел уже более расслаблено, рассматривая окружающий его лес уже совершенно невнимательно. Вернувшись обратно к исходной точке и подойдя к старому вязу, под которым лежал труп Нины Кольцовой, участковый уже хотел было начать писать протокол осмотра места происшествия, но внезапно его внимание привлек какой-то подозрительный белый предмет, торчащий прямо из коры старого дерева. Нагнувшись, Василий крепко зажал его пальцами и, с силой потянув на себя, извлек из древесины. Извлеченный предмет оказался довольно крупным обломком кабаньего клыка. В этом участковый ничуть не сомневался, потому как уж с кем, а со свиньями, он имел дело с самого раннего детства. Единственное, что смутило милиционера, был размер найденного обломка. Это была, несомненно, концевая часть кабаньего клыка, но судя по его диаметру можно было предположить, что хозяином являлся очень крупный зверь, намного больше обычных местных кабанов.

– Ничего себе кабанчик, – непроизвольно воскликнул вслух, удивленный милиционер.

Достав из кожаного милицейского полевого планшета лист чистой бумаги, он аккуратно завернул в него обломок клыка и положил бумажный сверток в карман своего служебного кителя. Эта находка могла стать важной уликой и вещественным доказательством нападения дикого животного на человека.

Закончив осмотр и завершив описание места преступления в протоколе, Кутепов приступил к опросу возможных свидетелей происшествия.

Первым, с чего начал милиционер, был вопрос к присутствующим здесь людям, о том, кто обнаружил труп. Оказалось, что тело обнаружила соседка погибшей, пенсионерка Зинаида Михайловна Зорина, которая сегодня рано утром, спеша на первую утреннюю электричку в областной центр, решила немного подсократить свой путь до станции. Она пошла напрямик через луг к лесополосе, где сразу же у края леса и обнаружила погибшую девушку.

– Зинаида Михайловна, это Вы первой обнаружили труп? А когда Вы увидели тело, то ничего здесь не трогали? – довольно стандартно начал опрос свидетельницы участковый.

– Что Вы, что Вы, Василий Иванович! Я, как только увидела эту страсть, так сама чуть концы не отдала, – запричитала пенсионерка. – Не знаю, как обратно до дома добралась. И сразу же всё мужу рассказала, а он тут же к председателю нашему побежал в сельсовет. Того на месте не оказалось, но зато была его помощница – секретарь Оля Сырцева. Она и позвонила Вам по телефону…

– Понятно, – произнес Кутепов и, обернувшись к окружавшим его селянам, поинтересовался.

– Может быть, кто-то еще что видел или слышал? Может вчера поздно вечером, ночью или сегодня рано утром? – задал он громко вопрос, обращаясь ко всем присутствующим жителям поселка.

Но ответа так и не получил – все, как будто, в рот набрали воды.

« Ну, нет, так нет», – подумал Василий и уже собирался продолжить писать протокол, как внезапно, откуда-то из-за спин собравшихся, раздался скрипучий старческий голосок.

После чего сквозь толпу протиснулся небольшого росточка, сухонький, но еще довольно крепкий дедок. На нем были надеты видавшая виды голубая засаленная спортивная кепка и затертый до дыр синий спортивный костюм с эмблемой общества «Динамо».

– Мне есть, что Вам доложить, товарищ милиционер. Зовут меня – Кузьма Петрович Галанов и живу я вот в том доме, – при этом старик указал рукой на соседний дом, следующий по улице за домом погибшей. – Я к старости стал плохо спать по ночам. Бывает, если погода хорошая, то ночью и во двор к себе выхожу: воздухом подышать, птичек послушать или шорохи какие ночные зверины. Ночью издалека всё хорошо слышно… Даже то, как наши деревенские девчата с ребятами в леске озорничают. Я все слышу!

Начав свой рассказ, дед почему-то повернулся к односельчанам с хитрой улыбкой.

– Так вот, вчера еще с вечера, едва только стало смеркаться, по всей нашей округе кто-то стал на машине ездить. Туда-сюда, туда- сюда. Но, что примечательно, я любую машину в нашем посёлке могу по звуку мотора определить. Слух у меня – музыкальный, а вот вижу я плохо, совсем слепой стал к старости… Ну, да ладно. Так вот, эта машина была не местная – точно говорю. А уже после, как только стало светать, я еще раз выходил во двор – «по-ветру» так сказать… Ну да ладно, не об этом сейчас. Так вот я ее опять услышал, но звук, правда, был уже далеко и она удалялся. А машина эта марки «УАЗ» – это точно. Вот как Вы сейчас подъезжали, такой же звук мотора был. Почти что один в один, – старик заулыбался беззубым ртом и важно замолчал.

– Спасибо, Кузьма Петрович, только что мне с этой информации? Какая польза, если погибшую кабаны растерзали? – несколько растерянно спросил участковый.

– Ну, не знаю, это Вам решать. А я лишь только докладываю, что слышал этой ночью, – смутился старик, нахмурив седые брови. – Да, и вот еще что, вспомнил. Перед тем как уазику уехать, грузовик ещё какой-то, кажется ГАЗ-53, к тому месту подъезжал и останавливался. Постоял с минутку, и дальше поехал. А уазик после этого сразу завелся и уехал прочь.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»