Уведомления

Мои книги

0

Дом с привидениями в подарок

Текст
3
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Ольховская В., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Пролог

Странно так: в темноте, в момент абсолютного страха, все казалось чужим и незнакомым. Он вырос в этих местах, к каждому дереву привык, и даже то, что на два года уезжал в город, не могло повлиять на него. Детские воспоминания – самые крепкие!

Тем не менее теперь он едва ли понимал, куда движется. Все тропинки казались одинаковыми, совсем небольшой лес – каким-то безликим. Черное ночное небо и земля сливались воедино, и Жак чувствовал себя потерявшимся в пространстве.

Его преследователи не отставали. Они не кричали ему, вообще звуков не издавали, просто бежали следом. Никто не приказывал ему остановиться, как это часто показывают в фильмах, – это же реальность, они знают, что он и не подумает останавливаться.

Про себя Жак повторял слова короткой молитвы, которой его научил друг. Простой зов о помощи, который должен был помочь! Например, поразить его преследователей пламенем или что-то вроде того… В момент страха во что только не поверишь!

Но чуда не происходило. Они бежали так же, как и он: быстро, неумолимо, даже не думая отставать. Им было проще, ведь они не выбирали направление, просто следовали за ним. А он постоянно рисковал заблудиться.

Радовало лишь то, что расстояние между ними оставалось стабильным. А значит, у него еще есть шанс! Скрыться от них, конечно, не удастся, но если он доберется до деревни, ему помогут!

Он на это надеялся, верил, потому что молитва должна была принести какой-то результат! Но, увы, не принесла. Он услышал странный хлопок за спиной, почувствовал резкую боль в плече…

«Пистолет с глушителем! – догадался он, уже падая на влажную после недавнего дождя землю. – Они пришли подготовленными, твари!»

Сомнений не оставалось: это не какие-то грабители, случайно позарившиеся на его машину. Они намеренно охотились за ним.

Ему не дали возможности подняться: подхватили под руки, потащили в глубь леса. Он пытался кричать, но ему бесцеремонно заклеили рот скотчем. Все попытки Жака вырваться казались трепыханием пойманной рыбешки в их руках.

Он почувствовал, что плачет. Сейчас он не стыдился этого, потому что все его жизненные принципы, все ценности вдруг теряли свою актуальность. Он ведь так надеялся, что вера защитит его! Все, что он делал, было правильно с самого начала, и это обеспечивало ему индульгенцию. Он не обязан был принимать какие-то мучения, никто его об этом не предупреждал!

Жак хотел сказать им все это. Что он ошибся, поверил не тем словам, что раскаивается. Что готов сотрудничать, только бы ему дали второй шанс и не делали ему больно! Но никто его слушать не собирался: его рот оставался заклеенным.

Нет, ну не убьют же они его? Не должны! Такая возможность вообще никогда не обсуждалась! Все пошло неправильно, но где именно он допустил ошибку, мужчина сказать не мог.

Его притащили на какую-то поляну. Там было довольно много людей, но рассмотреть их всех Жак не мог: его постоянно толкали, дергали, да и света не хватало. Он чувствовал, что его привязывают, снова попытался вырваться и снова потерпел предсказуемую неудачу.

И за что ему это?..

Наконец они отступили, оставив мужчину привязанным к столбу. Осмотревшись по сторонам, Жак почувствовал, как кровь в его венах застывает от ужаса. Это же костер! Его привязали к столбу, со всех сторон обложенному дровами и хворостом. Вокруг костра была вырыта довольно широкая канава, призванная остановить лесной пожар. Они все продумали, они готовились к этому!

Он отчаянно замотал головой, пытаясь крикнуть, чтобы они остановились и дали ему шанс объясниться. А они просто смотрели…

– Не надо. Ты уже все сказал, время слов прошло.

На их лицах были маски. Разные… У кого-то – платки, намотанные до самых глаз. У кого-то – закрывающие все лицо балаклавы. Некоторые даже пришли в масках, расписанных под лики демонов.

И лишь один человек обошелся без маски. А действительно, какой толк скрывать свое лицо перед тем, кого все равно ожидает казнь? Он лишь накинул капюшон, маскирующий его черты тенями. Но все равно Жак узнал его…

А лучше бы не узнавал!

– Ты же мертв, Уилл… – попытался произнести он, однако заклеенный рот не позволял вырываться словам.

Этот мужчина был мертв, давно! Его закопали в землю! Мог ли он быть настолько силен, что выбрался оттуда, с того света, чтобы перегрызть им глотки?! Если так, то надежды нет ни для кого, бегство не поможет…

Мужчина в капюшоне улыбался, словно подтверждая худшие из догадок Жака. Пленник перестал дергаться и сопротивляться, он просто повис в удерживающих его веревках. Он даже не смотрел на своих пленителей, только вниз, на землю. Не молился, даже ни о чем не думал.

Когда они плеснули зажигательную смесь на дрова и на его одежду, Жак и не дернулся. Сознание словно плыло в пустоте. Он не питал иллюзий насчет собственного будущего и прекрасно знал, что произойдет дальше.

Но какой смысл сопротивляться, если за ними всеми начал охоту демон?

Часть I
Ведьмы среди нас

Глава 1

Ехать в другую страну, чтобы получить наследство человека, с которым тебе и встретиться-то не довелось… Пожалуй, не самый редкий случай. По крайней мере, сценаристы очень любят такой поворот сюжета: внезапно свалившийся на главного героя подарок двоюродного дедушки, о котором этот герой и знать не знал!

В случае Виктории Сальери не было даже отдаленного, позабытого в семейных альбомах родства. Она прекрасно знала, что «благодетельница» не приходилась ей никем – ни родственницей, ни подругой, ни знакомой. Да и сама Сильвия Карье полностью осознавала, что отдает свои миллионы абсолютно незнакомому человеку.

Но так сложились обстоятельства. В некотором смысле выбора не было у обеих женщин.

Сильвия Карье, известный дизайнер и гениальный создатель ювелирных украшений, всю свою жизнь посвятила обожаемому сыночку Антонио. Мужа она тоже любила, но меньше, к невестке относилась с неприязнью и лишь внучке передала часть такой же пламенной, безотчетной любви. Естественно, долгие годы ей казалось немыслимым, что она передаст свое состояние и созданный ею модный дом кому-то другому! А уж тем более неизвестной ей русской девушке. Но… все поменялось так быстро, что она даже вряд ли заметила переходный момент, своеобразную точку невозврата.

Она не знала, когда и почему ее сын увлекся сатанизмом. Матери, подобные ей, просто неспособны увидеть это в своих детях. Ее Антонио? Сектант и убийца? Быть не может! Когда ее мужа жестоко убили, она подозревала кого угодно, только не свою кровиночку. Когда невестка почувствовала неладное, Сильвия лишь посмеялась над ней.

А потом Антонио расправился и с женой, и с дочерью, принес их в жертву. Сильвия видела результат собственными глазами и игнорировать истину больше не могла. В то же время любовь не поддается логике и морали. Она так и не решилась рассказать обо всем полиции. Антонио, сначала подумывавший избавиться и от нее, решил, что она сломалась.

Но Сильвия скорее затаилась, решая, как быть дальше. Когда врачи сообщили ей, что у нее рак и жить ей осталось совсем немного, она поняла, что должна сделать. Она собрала целую пачку документов, доказывавших вину Антонио, и спрятала их в коробке с лучшим из изготовленных ею украшений – колье «Белый пион». Антонио узнал об этом, но было слишком поздно: украшение отправилось в Россию.

По иронии судьбы, оно досталось как раз Вике. Другая девушка еще могла бы решить, что это розыгрыш, и просто выбросить бумаги. Вика же почувствовала: за всем этим скрывается что-то серьезное, страшное. Вместе с новой подругой, Агнией Тумановой, она постепенно узнавала историю погибшей невестки Сильвии.

Между тем Антонио сумел вычислить, кому досталась заветная коробка. Ему нужно было вернуть ее любой ценой. Во-первых, компромат, собранный на него родной матерью, мог отправить его за решетку до конца жизни. Во-вторых, Сильвия составила завещание так, что все средства, принадлежавшие ей и ее покойному мужу, достанутся обладателю колье «Белый пион», кем бы он ни был.

Антонио и его «единомышленники» по секте пытались поймать Вику, но напрасно: девушка каждый раз ускользала от них. Правда, сама Вика подозревала в нападениях совершенно другого человека, и это несколько усложнило ситуацию. Наконец разъяренный Антонио отправился за ней лично. Вике удалось спастись, а ее преследователь был ранен.

Его жизни это ранение не угрожало, но на этом свете он все равно не задержался. От него избавились его же друзья-сатанисты, решившие, что он может сдать их властям. А Вика тем временем отправилась на встречу с адвокатом Сильвии, от которого и узнала о наследстве.

Тот первый визит во Францию был коротким. Девушка еще приходила в себя после пережитого, посещать дом семейства Карье ей совсем не хотелось. Но постепенно Агнии и Марку удалось уговорить ее осмотреть усадьбу. Тем более что с местом проведения собственной свадьбы она до сих пор не определилась, может, этот вариант окажется не худшим!

По крайней мере, так думала Агния. А Вика точно знала, что не будет устраивать свою свадьбу там, где уже была разрушена чужая семья. Но от поездки все равно не отказалась: ведь Франция одной усадьбой не ограничивается! К тому же ей самой было любопытно, как выглядит жилище знаменитой Сильвии Карье.

В дверь ее спальни постучали. Секундой позже в комнату заглянул Марк:

– Ты как, готовишься? Машина будет через час.

– Я помню, – улыбнулась в ответ девушка. – Чемоданы уже собраны, я так… думаю просто.

– Надеюсь, не о чем-нибудь депрессивном? Об этом нельзя! Все будет хорошо, вот увидишь!

Он всегда мог поднять ей настроение. Всегда. Для этого Марку не нужно было даже особенно напрягаться, хватало того, что он рядом. Сейчас ей сложно было представить свою жизнь без него, без этой связи между ними и чувств… А ведь когда-то она готова была объявить, что отношения – явление чисто прагматическое, романтизировать их не надо.

 

Собственно, она так ко всей своей жизни относилась. Распланировала ее заранее, чуть ли не со школьных лет: выбрала для себя профессию переводчика, успешно отучилась, стала подыскивать место работы. Самым удачным вариантом неожиданно оказалось международное брачное агентство, но чтобы устроиться туда, необходимо было состоять в официальном браке – такие требования выдвинуло потенциальное начальство. Вика, у которой тогда не было даже жениха, не расстроилась. Она попросила неделю отсрочки и потащила в загс старого друга – итальянца Алессандро Сальери, ведущего хиппующий образ жизни.

В принципе, ее все устраивало – пока не грянул гром. Вика обнаружила, что за ней начал охоту самый настоящий маньяк. А помочь оказалось некому! Родителей она втягивать боялась, подружки могли разве что посочувствовать, законный супруг не собирался вылезать из кальянных паров очередной вечеринки.

Тогда в ее жизни появился Марк. Он не оставил ее, несмотря на угрозу собственной жизни, а девушка впервые почувствовала, что влюбилась. Правда, тогда счастье длилось недолго: Вике сообщили, что Марк, постоянно проживающий в Германии, женат, да еще и сынишку воспитывает. Отнимать у ребенка отца Вика не собиралась, поэтому сама прекратила отношения, ничего не объясняя.

Марк пытался выяснить, что на нее нашло, а она избегала встреч. В итоге, как показалось Вике, он смирился… Однако она его серьезно недооценила. С помощью Матиаса Штайна, старого друга и владельца немецкого брачного агентства, Марк организовал совместный проект с работодателем Вики. Пять русских невест отправились на Рождество в Германию, а Вику назначили их сопровождающей.

Встречи с Марком она не ожидала, поэтому и разговора избежать не сумела. И не зря. Выяснилось, что с женой мужчина развелся за два года до знакомства с Викой, а ребенок вообще не от него. Из всей семьи у него осталась только племянница, Ева. Которая и стала причиной его развода.

Вообще, изначально семейство Азаровых, перебравшееся в Германию, было довольно дружным: отец, мать, старшая дочь и младший сын. Но долго идиллия не продлилась: сестра Марка Елена сочла, что родители сломали ей жизнь, столь стремительно сменив место жительства. Нелепая подростковая обида оказалась настолько сильной, что Лена ушла из дома, едва достигнув совершеннолетия. Больше их с братом пути не пересекались. Точнее, иногда она звонила домой, чтобы сообщить, что жива и здорова. Но чем она живет, есть ли у нее семья – таких сведений из женщины было не вытянуть. Отец и мать ушли из жизни, так и не дождавшись ее возвращения.

Да и Марк потерял всякую надежду на встречу… А потом ему сообщили, что Лена умерла. По официальной версии, ее зарезала собственная четырнадцатилетняя дочь, когда мамаша пребывала в состоянии наркотического опьянения. Ева родилась с серьезными психическими отклонениями, она была и не на такое способна. Марку настоятельно рекомендовали оставить ее в больнице, откуда девочку позже передали бы в специализированный интернат.

Но Марк уперся. Он чувствовал огромную вину перед погибшей сестрой, понимал, что Ева – его единственная родственница. Поэтому он оформил опекунство.

Его супруге это совсем не понравилось. Мало того, что психопатку в дом привел, так еще и деньги на нее стал тратить, а не на ее сыночка, которого она нагуляла неизвестно от кого. Марк старался найти компромисс, нанял для Евы сиделку, снял отдельный дом. Но жена все равно была недовольна и при первой же возможности променяла его на соотечественника побогаче.

Это предательство Марк воспринял болезненно. Он не спешил с новыми отношениями, снова жениться вообще не собирался. Встреча с Викой стала для него переломной.

– Может, отменим поездку? – предложил он. – Мне кажется, ты не хочешь…

– Хочу, – заверила его Вика. – Даже очень! Просто я устала что-то в последнее время… Но в этом плане поездка даже на пользу мне. Можем спуститься вниз, чтобы ты лично видел, что суицидальных наклонностей я по-прежнему не испытываю!

– Ну и шуточки у тебя…

Он приобнял девушку за талию и вместе с ней спустился вниз, в гостиную. Там, свернувшись в кресле, уже ждала Ева.

Нельзя было отрицать, как сильно она изменилась за месяцы их знакомства. Первые шестнадцать лет своей жизни Ева практически не разговаривала с окружающими, не показывала свои эмоции и предпочитала сторониться других людей. Что происходит у нее в голове, оставалось загадкой даже для самых близких людей. Марк узнал о том, что она свободно понимает речь, лишь через два года после того, как стал ее опекуном.

А Ева всего лишь жила в своем мире – со своими правилами и ценностями. В принципе, она любила и мать, и дядю, просто не считала нужным это показывать. Ее непосредственное окружение до поры до времени не вызывало у девочки никакого интереса.

Потом случилась эта история с маньяком. Ева, с которой Марк общался по видеосвязи, живо заинтересовалась ситуацией и дала пару дельных советов. Позже она помогла Вике спастись от пришедших за ней похитителей.

Также оказалось, что свою мать Ева не только не забыла, но и не оставила стремления отомстить за нее. Она уговорила дядю встретить ее семнадцатый день рождения в Генуе. Марк, не заподозривший подвоха, согласился. Вика сомневалась, но достойной причины отказать не могла.

А в Генуе находился дом Луки Аворио – человека, который и заставил Елену работать на подпольную организацию, угрожая расправой над ее дочерью. Непосредственно к убийству он не имел никакого отношения, но препятствовал нормальному расследованию и всю вину свалил на Еву. Девочка такого не простила.

Чего она не знала, так это того, что когда-то именно Аворио разлучил ее родителей. Отец Евы вовсе не был «случайным партнером», которого ее мать благополучно забыла. На одной из секретных баз Лена Азарова встретила талантливого хирурга Эрика Тайлера, который, как и она, был втянут в проект обманом. Любовь молодых людей была стремительной и противоречащей всем правилам. Вскоре Лена забеременела, оба планировали прекратить работу на мафию.

Но Аворио не мог потерять двух высококлассных специалистов, поэтому с помощью шантажа разлучил их. Эрик остался при нем ассистентом, Лена отправилась на базу в Германии. При этом хирургу было сказано, что у него родился сын – и сразу же умер. Эрик, как решил Аворио, сдался и теперь был готов безропотно выполнить любой приказ. На самом же деле Тайлер просто выжидал, стал двойным агентом, помогавшим властям разоблачать тайные химические лаборатории организации. Все эти годы он жил лишь надеждой снова встретиться с Леной и рассказать ей правду.

А вместо этого в Генуе он пересекся с Евой. Сходство отца и дочери было очевидным, сроки тоже совпадали – сомневаться ни в чем не приходилось. В тот момент обычно спокойный Тайлер и потерял контроль, поддавшись жажде мести. За это он чуть не поплатился жизнью.

Прощать его Ева не спешила. Пока он отлеживался в итальянской больнице, девочка вернулась в Москву. Но Эрик последовал за ней. Возвращаться к шпионской деятельности он не собирался, планируя вместо этого открыть частную клинику и использовать немногие удачные разработки мафии для лечения людей.

Благодаря его упрямству и серьезной поддержке со стороны Вики наладить контакт все же удалось. Подтверждением этого стала недавняя совместная поездка отца и дочери в Германию, где они обнаружили послание от Лены, которое та оставила незадолго до своей смерти.

У ног Евы мирно дремал пес, который стороннему наблюдателю наверняка показался бы слишком опасным для дома животным. Голова крупной овчарки была вся в шрамах, а когда собака бодрствовала, становилось видно, что один глаз затянут белой пленкой. Узнай врачи, что Еве доверили мощного пса, истерики не избежать. Однако Вика не видела в этом ничего страшного: Хан свою хрупкую, воздушную хозяйку обожал и подчинялся каждому ее слову.

А все потому, что Ева когда-то спасла ему жизнь – животные такого не забывают. Вместе с Максимом Лисицыным, другом их семьи, девочку похитила его сводная сестра Нина. Собственно, нужен ей был один Максим, которого она считала причиной всех своих бед, Ева же оказалась рядом по чистой случайности. Однако для Нины эта случайность стала роковой.

Лисицына планировала поиздеваться над мальчишкой, а потом убить его, чтобы стать единственной наследницей состояния их отца, которого она же и отправила на тот свет. Однако все пошло не так. Ева с легкостью разгадывала психологические головоломки, портила ловушки и в конечном счете умудрилась обвести саму Нину вокруг пальца.

Хан в то время был служебной собакой местного егеря. Егеря убили люди Нины, а пса серьезно ранили. Он бы замерз среди снегов, если бы его не обнаружила Ева. Тело пса было нашпиговано дробью, особенно пострадала морда. Как девушке удалось выходить его в таких условиях практически без лекарств, поражались даже опытные ветеринары. Хан же о причинах не думал, он просто платил своей хозяйке безусловной преданностью.

Да и Ева не спешила расставаться с ним и даже отказалась без него лететь во Францию, что добавило им проблем с авиаперевозкой животного. Радовало хотя бы то, что в Германию она овчарку тоже таскала, так что документы были оформлены заранее.

– Ты уверена, что он никого в аэропорту не съест? – поинтересовалась Вика, кивая на пса.

– Не успеет, – философски рассудила Ева. – Полет недостаточно длинный, чтобы он хотя бы клетку прогрыз.

– Ты не считаешь, что перелет станет для него слишком большой травмой?

– Меньшей, чем расставание на несколько недель. Он никому не верит. Только мне. И я его понимаю. Потому что тоже никому не верю. Но я и себе не верю.

Поехать во Францию с Марком и Евой казалось логичным решением. Они все-таки семья, с ними это действительно будет отпуск! Но вот четвертый участник их поездки для Вики стал полной неожиданностью.

– Спасибо еще раз, что согласились взять меня с собой, – сказал Максим, настраивая кодовый замок на чемодане. – Знаю, что паразитирую… Но я правда признателен!

– Перестань благодарить! – отмахнулся Марк. – Нам несложно, я рад, что ты составил нам компанию. Ты ведь нас в своем доме когда-то принимал! Свои люди.

Узнав об их готовящейся поездке во Францию, Максим принялся настойчиво уговаривать их взять его с собой.

Марк отличался искренней добротой и прямолинейностью, поэтому скрытых причин искать не стал и согласился. Вика тоже не видела оснований для отказа, вместе действительно веселее, да и мальчишке отдых полноценный не повредит: он ведь сразу после похищения к работе приступил, в себя толком не пришел. Пусть отдохнет!

И это все вроде замечательно, но Вику не покидало чувство, что он что-то не договаривает. Когда она пыталась расспросить его о причинах внезапно вспыхнувшей любви к Франции, Максим отшучивался и отводил взгляд.

Девушка могла бы настаивать и дальше, но решила от этой идеи отказаться. Пусть делает что хочет, хуже от этого не будет! Интриги и зловещие замыслы обычно вынашивает Ева, вот о ком реально надо беспокоиться! А этот пусть в себя приходит после недавних потрясений.

С ними изначально собирался и Эрик, но не смог. Ему нужно было всерьез заняться организационными вопросами, связанными с клиникой. Это ничего… с ним и со всеми остальными они все равно увидятся очень скоро, они ведь решили, что свадьба в любом случае состоится в мае.

– Ты вообще хоть раз во Франции был? – поинтересовался Марк, обращаясь к Максиму.

Вопрос был обоснованным, потому что вырос Лисицын в обеспеченной семье. Да и парень подтвердил их догадки:

– Был. Но не в доме с привидениями!

– Ай, да ну тебя! – возмутилась Вика. – Мне и так не по себе, что мы в дом сатаниста едем, а тут еще ты глупости говоришь!

– Это не дом сатаниста, а дом его матери, – напомнил Марк.

– Да, но, судя по письмам, там какие-то ритуалы проводились!

– И что? Собралась кучка безумных фанатиков и постояла кружком в подвале! Вик, ну я тебя прошу, не реагируй на всякий бред! Это всего лишь дом, вот увидишь!

– Я-то увижу, но только потому, что любопытство во мне сильнее здравого смысла!

– Здравый смысл – зло, – усмехнулась Ева. – Сковывает мышление. Увидишь призрака – будешь свободней.

– Ты издеваешься?!

– Да.

Спор мог бы и продолжаться, если бы с улицы не донесся сигнал автомобиля – за ними приехало такси. Сейчас они все выезжали из дома друзей, но к моменту возвращения должен был завершиться ремонт в их собственном доме. Это Вику радовало, потому что французскую усадьбу она как постоянное место жительства даже не рассматривала.

Водитель такси хоть и был предупрежден о наличии у клиентов собаки, но реальная картина его все же впечатлила. Несмотря на равнодушный вид Хана, он старался не приближаться к овчарке, а потом и вовсе дожидался, пока они закончат погрузку, в своем кресле.

 

Прикидывая, не забыла ли она чего, Вика старалась не думать о том, что они не купили обратные билеты. Потому что не знали, сколько времени пробудут там. Марку казалось, что это хорошая идея – просто насладиться отдыхом. Да и Вика его изначально поддерживала.

А вот теперь начинала сомневаться…

* * *

Еще в молодости Луи Жире знал, что выживать адвокату тяжело. Не работать, а именно выживать. По крайней мере, если заниматься этим всерьез, а не довольствоваться разводами и мелкими финансовыми махинациями.

Он подготовился ко всем подводным камням профессии и ничего не боялся. Жире просто научился защищаться, каким бы ни был враг. Конкуренты предсказывали, что с таким подходом он больше сорока лет на этом свете не проживет. Однако недавно мсье Жире отпраздновал шестьдесят второй день рождения, был вполне бодр и счастлив.

Правда, причин для беспокойства меньше не становилось. Вон, недавно одна из его богатейших клиенток, Сильвия Карье, проблем подкинула… Такое завещание составила, что на бред похоже! С выполнением ее последней воли было немало хлопот, хотя от нее такого следовало ожидать – она же наполовину итальянка, кровь горячая, а решения далеко не всегда разумные.

Жире мог бы и отказать ей. Он же не ручная собачонка и не личный раб, чтобы каждую прихоть выполнять! Тем не менее он очень точно соблюдал ее указания. Потому что уважал ее. К своему солидному возрасту Жире успел усвоить, что людей, достойных уважения, гораздо меньше, чем людей с большими деньгами.

Да и сыночка ее он недолюбливал. Избалованный мажор, который все в жизни перепробовал и вместо того, чтобы достойно продолжать дело своих родителей, сатанизмом увлекся! Это ж надо додуматься было! А когда выяснилось, что Антонио лично убил жену и дочь, ситуация приобрела еще более мрачный оттенок.

Поэтому Жире был рад тому, что наследство в итоге досталось русской девушке, с которой Сильвия и знакома-то не была. Это лучше, чем передать деньги Антонио и его дружкам! Правда, адвокат предполагал, что секта так просто не успокоится, поэтому сам бдительности не терял. Но… если мстить и будут, то ему, он же их всего лишил. Вряд ли они станут приставать к новоиспеченной наследнице.

Даже осознавая опасность ситуации, адвокат все равно не собирался до конца дней отсиживаться дома. Поэтому на очередную встречу коллег, проходившую в виде конференции в Марселе, он поехал без лишних сомнений. Он и раньше ничего не боялся, и сейчас не собирался.

Здесь собралась элита юридического мира Франции, и многих он знал лично. Несмотря на то что все друг другу улыбались, никаких иллюзий Жире не питал. В их профессии дружба – явление крайне редкое. Хорошо, если вражды нет или прямой конкуренции! Тогда обычно соблюдается вежливый нейтралитет. Если сохранять его не получается, то принято держаться на расстоянии друг от друга.

С Селиной Дюпуи было именно так. Когда-то он уверенно и нагло перешел ей дорогу, и молодая адвокатша этого не простила. Жире находил это смешным, однако не позволял себе наивно недооценивать ее, потому что она женщина или потому что ей всего тридцать три. Он прожил так долго лишь потому, что всегда отдавал должное своим конкурентам.

Теперь же мадам Дюпуи уверенно двигалась к нему. Улыбалась весьма приветливо и смотрела ему в глаза. Это не сулило ничего хорошего.

– Добрый вечер, – кивнула она. – Как вам встреча? На мой взгляд, скука смертная!

– Как обычно. Но вино весьма недурное, а что нужно старику вроде меня?

– Вечно вы на себя наговариваете! – рассмеялась она. Селина не была красивой, но компенсировала это очевидной ухоженностью. – Какой вы старик! Нет, только дурак в это поверит.

– Значит, я дурак, ведь я в это верю, – смиренно опустил голову Жире.

– К счастью, ваши клиенты гораздо прозорливей! Ведь иначе они не поручали бы вам такие сложные дела. Собственно, об этом я и хотела поговорить…

Он прекрасно знал, что у нее есть цель, просто так она подходить не станет. Тем не менее Жире был удивлен. Профессионалы ее уровня редко позволяют себе подобную прямолинейность.

– О клиентах? Дорогая моя, вы шутите!

– Ну почему же? О чем еще нам говорить, как не о наших дорогих клиентах!

Она смеялась, но ее глаза оставались серьезными и настороженными. Жире никак не мог взять в толк, что с ней происходит.

– Мы с вами можем говорить о чем угодно! – отозвался он. – О сегодняшней погоде, о том, какой нудный попался оратор на утреннем семинаре, о ценах на недвижимость и проблемах миграции. Но только не о клиентах. Селина, что происходит?

По большому счету, он сейчас тоже нарушил этикет, но ему было плевать. Она ведет себя странно, и плести словесные кружева Жире не намерен был.

– Ничего не происходит… Жизнь и работа, как обычно! Думала, двум старым знакомым будет интересно обсудить дела, с которыми они сталкивались. Особенно если это очень похожие дела.

– Да? И с какими же похожими делами мы сталкивались?

Вопрос не был формальностью, Жире действительно интересовал ответ. Он, как ни старался, не мог припомнить, где пересекались их пути после дела, на котором и произошел конфликт. Не то чтобы он намеренно избегал ее, просто так получалось. Он в последнее время вообще с коллегами не взаимодействовал…

К счастью, тут Селина темнить не стала:

– Вы ведь работали с завещанием Сильвии Карье, не так ли?

– Я работал с ней и при жизни.

– Повезло вам, это была уникальная личность! А вот мне с ней познакомиться, увы, не довелось. Зато я знала ее сына Антонио, он обратился ко мне год назад…

Этого только не хватало! Разговор нравился Жире все меньше. Он видел, что на шее его собеседницы висит католический крестик…

– Поздравляю, но при чем здесь я? С мсье Карье я как раз не сотрудничал. Не могу сказать, что сожалею об этом.

– Да и я с ним близко знакома не была. Он обратился ко мне с очень странной просьбой… Он оставил мне свое завещание. Я была крайне удивлена! Ведь мсье Карье был молод и, в отличие от своей матушки, ничем серьезным не болел. А не так давно, всего два месяца назад, он погиб. Да еще в Москве! Представляете? Разве не оттуда родом та девушка, которая получила имущество Сильвии Карье?

– Вы всерьез ожидаете, что я буду это обсуждать?

– Нет так нет… но совпадение удивительное!

В совпадения Жире не верил, он прекрасно знал, зачем Антонио направился в Москву. А Селины это как раз не касалось.

Адвоката напрягало совсем другое…

При всем своем фанатизме, в карьере Антонио особо не продвинулся. Он управлял фирмой отца, жил в родительском доме на родительские же деньги, да и то знал, что по завещанию ему это не принадлежит и вот-вот достанется другому человеку. Ничего своего Антонио Карье не нажил, только чужое испортил.

И о каком завещании тогда может идти речь?!

* * *

Максим старался держаться как можно более естественно. Получалось неплохо: он в этом деле наловчился, когда начал управлять компанией отца. Иначе нельзя, руководители филиалов и так не слишком рады, что приходится подчиняться, по сути, мальчишке.

Но до идеального самоконтроля ему было далеко. Все время пути он то и дело поглядывал на Еву. А вот она свои эмоции вообще никак не выдавала: в машине смотрела в окно, в самолете – в иллюминатор. При прохождении таможенного контроля улыбалась, отвечала на все вопросы и выглядела вполне нормальной.

Поначалу это удивило Максима, но потом он случайно услышал, как Вика говорила Марку:

– Правильно все-таки сделали, что взяли с собой ее псину. Без Хана она бы не была такой шелковой!

– Ну, зато теперь мы знаем, что чувство благодарности ей не чуждо…

С собакой все оказалось не слишком сложно. Максим опасался, что придется долго ждать, но нет. Судя по всему, четвероногие пассажиры путешествовали через этот аэропорт довольно часто, сотрудники точно знали, что и как делать.

Франция встретила их теплом, сравнимым, пожалуй, с летним. Это не могло не радовать, от дождей Максим устал. Он планировал наблюдать за Евой и дальше, но переоценил свои силы и уснул уже на пути в усадьбу.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»