Институт Бессмертия ЧеловекаТекст

Читать 30 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Институт Бессмертия Человека | Мухин Юрий Игнатьевич
Институт Бессмертия Человека | Мухин Юрий Игнатьевич
Институт Бессмертия Человека | Мухин Юрий Игнатьевич
Бумажная версия
264
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Мухин Ю.И., 2017

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

Предисловие

Весной 2015 года, еще до того, как я был арестован и сначала посажен в Бутырскую тюрьму, я подводил итоги своим работам по исследованию того, чем является жизнь, в том числе и жизнь человека, подводил итоги поиску смысла нашей жизни. И методом исключения пришел к выводу, что исследования жизни необходимо ставить на правильную основу, правильную с точки зрения получения научных (истинных) результатов. Короче, нужно создать учреждение, которое бы занималось научными (методологически правильными) исследованиями этой проблемы – нужен Институт Жизни. Соответственно, я написал обоснование этого вывода, которое и даю в предисловии. Дело вот в чем.

Официальная (оплачиваемая обществом) наука зашла в тупик в вопросе, чем является человек: она считает человеком только тело человека – только вещество, составляющее его тело. Проводимые официальной наукой все более тонкие и микроскопические исследования всего лишь вскрывают строение деталей тела живого существа, но никак не приводят к пониманию того, как эти сложные химические вещества, из которых построено тело, могут хранить информацию, могут мыслить и испытывать эмоции. Но раз официальная наука сознание человека в теле не находит, то вывод один: мы – наша память, мыслительный аппарат, способность к эмоциям – и при жизни тела находимся вне тела, то есть вне того вещества, из которого тело состоит. А человеку, снявшему шоры официоза с глаз, совершенно очевидно, что и построить тело живого организма по законам только химии, и обеспечить его функционирование сами по себе молекулы вещества тоже не могут. Тело живого организма невозможно создать без участия осмысленной силы извне тела, – силы, действующей еще по не известным нам законам.

Но если человек и его тело – это два самостоятельных объекта, то сразу же возникает вопрос: что происходит с человеком после смерти его тела? До сих пор нет никаких надежных доказательств тому, что со смертью тела действительно умрет и сам человек, а доказательства того, что человек действительно не умирает, официальной наукой на сегодняшний день просто игнорируются. Официальная наука в своем тупике, отбрасывая все уже имеющиеся факты, продолжает утверждать, что человек – это только вещество, а вещество со смертью тела разлагается, следовательно, и человек исчезает.

Хорошо, если бы это было так и если бы это было чем-то большим, нежели объяснение учеными своей исследовательской беспомощности. Но если это не так, если человек и его тело – это два отдельных объекта, и если человек не умирает, то требуется понять – одинакова ли будет судьба всех людей после смерти их тела, или посмертная судьба человека будет зависеть от того, как человек жил до смерти своего тела? А это, как вы понимаете, вопрос всех человеческих вопросов. Это вам не вера в то, что, ставя свечки или совершая пятикратный намаз, вы решите все проблемы своей будущей жизни. Разумеется, что после смерти тела каждый из нас сможет узнать, продолжается ли жизнь или закончилась, но уже невозможно будет ничего изменить.

Этот вопрос очень и очень серьезен. Это важнейший вопрос для всего человечества. И надо всеми силами браться за его изучение для получения на этот суммарный вопрос внятных ответов – действительно ли мы умираем или все же продолжаем жить?!

Вести изучение этого вопроса необходимо так, как это делается в науке:

– выдвигаются гипотезы;

– продумываются эксперименты по их подтверждению или опровержению;

– проводятся эксперименты и изучаются их результаты;

– по результатам экспериментов корректируются гипотезы и продумываются новые эксперименты.

И так до тех пор, пока не будет надежно установлена истина.

Разумеется, что этими исследованиями должны были бы заняться ученые официальной науки, но они получают деньги за принятые в науке и уже давно нелепые утверждения, скажем, о том, что вся информация о строении и постройке тела человека и о том, как тело функционирует, заложена в ДНК хромосом. При этом игнорируются не только вопросы достаточности размеров ДНК для хранения такого объема информации (есть ли возможность ее считывать с хромосом, передавать и принимать), но даже то, что ДНК человека по своему строению на 75 % идентична ДНК червя и на 50 % – ДНК банана! Нет сомнений, что в обозримом будущем официальная наука и дальше собирается получать деньги за утверждения, что человек думает перекрытием аксонов в головном мозге и шнырянием ионов натрия туда-сюда через мембраны. Все это – под прикрытием дыма понятий, не несущих физического содержания, типа «иммунитет». Поэтому наивно и бессмысленно ожидать от официальной науки какого-либо прорыва в вопросе о том, что есть жизнь и что есть человек как физические объекты.

Поэтому данным вопросом надо заняться всему обществу, тем более что об условиях жизни человека после смерти тела в настоящее время ничего достоверно не известно, следовательно, личное участие в исследовании этого вопроса и в поиске истины, вполне возможно, может повлиять на посмертную судьбу человека. Да, разумеется, вопрос о том, с какой целью законы природы привели к созданию жизни и человека, долго останется без надлежаще подтвержденного ответа. Но не вызывает сомнений то, что законы природы привели к созданию человека не для того, чтобы человек в своей жизни в теле сожрал все, что сумеет, и развлекся, как сумеет, а потом подох навсегда и без последствий для себя.

Вот для этого нужен Научно-исследовательский общественный Институт Жизни.

Это должно быть объединение людей, как индивидуумов, так и организаций, которые:

– знакомятся с гипотезами о природе жизни и человека и выдвигают их;

– выдвигают идеи экспериментов;

– финансируют проведение экспериментов;

– знакомятся с результатами экспериментов.

В первую очередь необходимо найти те свойства физического мира, которые природа использовала для создания жизни и человека. Найти для того, чтобы сконструировать приборы для изучения человека и его среды обитания как при жизни тела, так и после смерти тела.

К примеру. Есть сведения невнятного происхождения, что после смерти тела живого существа притяжение трупа к центру Земли (вес) изменяется, то есть в момент смерти нечто покидает тело. Необходимо произвести эти замеры параллельно разными независимыми исследователями, как над подопытными животными, так и над умирающими людьми (второе непросто, но осуществимо). Необходимо надежно установить, так ли это. По тем же соображениям и такими же параллельными исследованиями необходимо воспроизвести или провести заново на новых основаниях эксперименты по получению «фантомных» фотографий организмов, сфотографированных по методу В. Кирлиана. Или, к примеру, развить опыты лауреата Нобелевской премии 2008 года Люка Монтанье и еще более ранние эксперименты Цзян Каньчжэна по телепортации ДНК из одного организма в другой. И любые другие эксперименты по теме Института. Проводить и те эксперименты, сведения о которых уже есть, но нет уверенности в воспроизводимости их результатов, и те, которые будут придуманы по ходу работы Института.

Параллельно разрабатывать и проводить эксперименты по выяснению физики тех сил, которые используют знахари и гипнотизеры в своей работе и пр. пр. пр.

И таким образом накапливать, обсуждать и систематизировать знания, которые бы могли дать ответ на вопрос, чем в физическом смысле является жизнь и как на нее можно воздействовать.

В рамках Института разрабатывать гипотезы, которые уместно исследовать к текущему моменту, и предлагать исследователям, как профессионалам, так и любителям, разработать план эксперимента, который эти исследователи могут провести для подтверждения или опровержения принятой гипотезы. Экспериментаторы представят свой план эксперимента Институту вместе со сметой расходов по его проведению. И если возражений не будет, то общество, заинтересованное в познании жизни, в рамках Института соберет на этот эксперимент деньги и получит от экспериментаторов его результаты для обсуждения и совершенствования гипотез.

То есть экспериментаторы будут работать за деньги и по договору с Институтом Жизни, а Институт возьмет на себя теоретическое осмысление постановки задач и получаемых результатов.

Скажем, вот такой конкретный пример. На сегодня гравитационная постоянная G, определенная даже на сверхточных крутильных весах, от серии экспериментов к серии экспериментов по ее определению меняется уже в четвертом знаке, а среднеквадратичные отклонения ее величины от замера к замеру в десять тысяч раз превышают точность весов. Это значит, что в ход замеров вмешивается сила, которую экспериментаторы не учитывают, и такой силой может быть жизнь – сами экспериментаторы, люди и растения вокруг установки. Так вот, Институт закажет проведение экспериментов по проверке гипотезы о влиянии жизни на замеры. Крутильные весы есть в МГУ (были), в США, особо точные есть в Германии и Франции. И с работающими на этих весах исследователями можно заключить договор на проверку этой гипотезы. Скажем, исследователи максимально уберут все живое вокруг весов, обозначат мешками с песком будущий фактор жизни и дистанционно проведут замеры G, затем уберут мешки и на их место введут группу людей, по массе одинаковую с массой мешков, и снова проведут замеры. Если будет установлена зависимость G от жизни (будет установлено, что эти люди своим присутствием влияют на замеры G), то это будет огромный прорыв в понимании того, чем является жизнь – будет найдена связь жизни с гравитационными или межатомными силами. А Институт Жизни осмыслит результаты и на их основе усовершенствует гипотезы, после чего закажет новые эксперименты по проверке уже новых гипотез.

Разумеется, Институту нужны штатные сотрудники, в перспективе – оплачиваемые. Директор и главбух (поскольку будет движение денег), заместители директора, юрист, заведующие отделениями физики, химии, биологии, медицины, компьютерных технологий (поскольку есть гипотезы, что живой организм по своему строению в существенной степени аналогичен строению компьютера).

 

Программисты для создания и поддержания работы сайта Института и переводчики могут работать по договорам.

Все люди, участвующие в оплате экспериментов, являются членами Института с правом выдвигать гипотезы, давать комментарии, использовать результаты экспериментов по своему усмотрению, давать оценку экспериментам и гипотезам.

О юристе. Нужен юрист, чтобы продумал, как удобнее организовать Институт (в виде общественной, или некоммерческой организации, или иным способом), подготовил документы для официального учреждения.

Я вывесил на своем сайте это предложение для обсуждения, а сам уехал в Крым, в Севастополь, в котором мы с женой предполагали дать нашей внучке отдохнуть на Черноморском пляже. Однако в мою жизнь вмешалась фашистская мразь – я был арестован.

Чтобы не отвлекаться, скажу об этом кратко.

Те, кто интересуются политикой, меня поймут и подтвердят, что, действительно, с момента принятия как бы действующей Конституции в 1993 году в самой России еще не было ни единого общероссийского референдума, хотя в этой Конституции уже в статье 3 внятно указано: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». И не было потому, что:

– вопреки вписанным в Конституцию РФ правам граждан;

– вопреки как бы имеющемуся и уже трижды измененному закону о референдуме;

– вопреки статье 141 УК РФ, которая как бы защищает право народа на участие в референдуме;

– вопреки тому, что воспрепятствование референдуму и в России как бы считается экстремизмом,

любые реальные попытки организации референдума в России рассматриваются Кремлем как угроза своей фашистской власти и устраняются откровенным террором силовых структур России.

Соответственно, в июле 2015 года были арестованы организаторы референдума по принятию закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России» – я, Ю. Мухин, В. Парфенов, А. Соколов; к концу года был арестован и К. Барабаш. На момент написания этих строк в Тверском суде рассматривается наше дело, я нахожусь под домашним арестом, а мои товарищи, Барабаш, Парфенов и Соколов, уже второй год сидят в СИЗО.

Как видите, по мнению Кремля, российский народ – это быдло, которое не имеет права изъявлять свою волю даже на как бы разрешенном Конституцией референдуме!

Причем Кремль даже не скрывает и не маскирует расправу за попытку организовать референдум чем-либо иным: в постановлении о возбуждении против меня уголовного дела от 22 июля 2015 года по признакам части 1 статьи 2822 УК РФ без каких-либо стеснений и прямо написано, что уголовное дело против нас возбуждено за «создание инициативных групп по проведению референдума; последующее проведение референдума с целью внесения изменений в Конституцию РФ об ответственности высших органов власти перед народом; пропаганда идеи принятия закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России»».(чтобы вы не искали, часть 1 статьи 2822 УК РФ: «Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, за исключением организаций, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации признаны террористическими, – наказывается …лишением свободы на срок от шести до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет»).

Заметьте, что ни в постановлении о возбуждении уголовного дела, ни в решениях судов и документах прокуратуры нет ни слова ни о какой иной деятельности, тем более противоправной, – только о создании инициативной группы по проведению референдума.

Интересно, к примеру, что на Украине статья 157 Криминального кодекса Украины предусматривает от 3 до 7 лет лишения свободы за «препятствование деятельности…инициативной группы референдума», а в России, как вы видите из приведенного выше постановления о возбуждении уголовного дела, организация инициативных групп по проведению референдума – это ««расшатывание» политической обстановки в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также смены существующей власти нелегальным путем». Вдумайтесь: по закону в России референдумы как бы разрешены. Но в России не действуют ни Конституция, ни законы, – только беззаконный произвол Кремля и его холуев, назначенных Путиным судьями, прокурорами и следователями. И по установленной Кремлем судебной практике в России, как видите, референдум – это «смена власти нелегальным путем», кроме, разумеется, смены власти в Крыму.

Я два года пытался привлечь к нашему делу внимание режима Кремля и писал всем – и Генеральному прокурору, и Председателю СК РФ, и Директору ФСБ, и Администрации Президента РФ, и депутатам Госдумы, и Уполномоченному по правам человека, писал в суды всех уровней. Бесполезно!

Но вернемся к теме. Началось обсуждение моего предложения создать Институт Жизни, а я начал реагировать на критические замечания и обстоятельства, связанные с этой темой.

В результате получилась эта книга.

Глава 1
Надежды на религию и науку

Религия ненужных

Когда речь заходит о Душе человека, о ее бессмертии, то все, естественно, обращаются в сторону религии, поскольку уверены, что Душа – это сугубо поповская тема. Кроме того, призывают в помощь «науку», поскольку считается, что обретающие в науке люди знают истину по всем вопросам. Давайте и я начну с религии и науки.

Тюрьма тяготит бездельем, для меня особенно тяжелым. Будь я романистом или фантастом, придумывал бы тексты «из головы», но публицисту нужен доступ к источникам фактов, а этого доступа в тюрьме нет. Поэтому не обессудьте – что мог исследовать, то и исследовал.

В библиотеках камер («хат»), похоже, обязательны книги по православию. Что тут сказать? Тюрьма как место для вербовки паствы, конечно, достаточно удобное, и попы, казалось бы, не теряются. Но все это сугубо с православным формализмом и показухой – наклеили на стены иконок, наложили на полочку под иконками книг и умыли руки после этих тяжких и праведных миссионерских трудов. Посему в Бутырке особых успехов у православия я не замечал, особенно на фоне торжества мусульманства с его пятикратным в сутки намазом со всеми атрибутами, требуемыми Кораном. До суда – в изоляторе временного содержания на Петровке и в автозаках при переездах к судам и обратно – я еще видел отчаянно крестящихся православных (трех), обвиняемых в мошенничестве. Но в камерах Бутырки я уже не видел ни одного православного, ни одного перекрестившегося, и эти книги по православию ни одного арестанта, кроме меня, не интересовали (судя по их сохранности, эти книги вообще никогда и никто не раскрывал с тех пор, как они появились в Бутырке). А я прочел сразу две, и тут нет ничего личного – просто ничего иного для чтения в этой общей камере не было.

Одна книга была мемуарами – «Воспоминания: первые сорок лет моей жизни» протоиерея Михаила Труханова, а вторая книга была воспоминаниями современников и поклонников «о божьем человеке» – «О жизни схиархимандрита Виталия». Судя по всему, и Михаил Труханов, и Виталий были реально верующими людьми, посему и возникло желание вновь вернуться к теме о том, что религиозная вера (как, впрочем, и любая) – это большая ошибка, атрофирующая и умственные способности, и моральные качества человека, превращающая сознание человека в кашу.

А это вредно.

Люди – это высшее достижение Природы, по крайней мере, в районе нашей Солнечной системы. Но этим достижением Природы является не создание Природой нашего тела (оно есть и у животных, данных нам в пищу), а создание нашего разума. Именно наш разум является для Природы ценностью – это важно понимать. И если мы свой разум превращаем в кашу, не способную познавать действительность, то это явно противоприродное деяние, и за такое пренебрежение к своим целям Природа, безусловно, отомстит после смерти тела. То, что люди этой мести не видят, ничего не значит, – люди и электрических полей не видят, но результат их действия знают и видят, потому что хотят это узнать и увидеть. А что будет человеку за пренебрежение целями Природы, люди узнавать не хотят, посему и этих результатов не видят. Но это к слову.

Просмотрев откровения этих образцово-святых православных, я сначала задался вопросом: а зачем им нужен Бог? Кем является Бог по представлениям даже не православной массовки, а этих «святых» людей, обладающих, по причине своей святости, наиболее полными знаниями о Нем? На словах авторы этих книг награждают Бога самыми превосходными свойствами – Бог всемогущ, Бог – это любовь! Но на проверку конкретными делами получается, что Бог для этих «святых» был неким холуем для мелких бытовых услуг, причем был таким тупым рабом, которому наша обычная речь не понятна, посему с Богом нужно говорить древними по форме словами и заумью по смыслу. Мало этого, с одного раза Бог ничего понять не способен, поэтому Ему нужно повторять и повторять одно и то же непрерывно, чтобы Бог сумел запомнить и хоть что-то полезное сделать для молящегося верующего.

Вот образец общения с Богом образцового православного – монаха Виталия, – на тот момент жившего в «пустыни» (отдаленных горных районах Кавказа) в коллективе еще нескольких монахов-отшельников.

«Келейное их правило начиналось в 4 часа утра и продолжалось до одиннадцати. Затем исполнялись необходимые дела, обедали, и около четырех часов начиналось вечернее правило. В течение суток прочитывалось: Псалтырь, две главы Евангелия и две главы Апостольских посланий, Акафисты Спасителю и Божьей Матери, по четкам читали Пятисотницу».

Но вот спросим себя: зачем этим монахам нужно было убивать собственную жизнь бессмысленным минимум двенадцатичасовым бормотанием текстов? Это вопрос? А ведь получается, что в понимании этих монахов Бог, во-первых, никогда не слыхал про Евангелие и прочие святые тексты, поэтому монахам обязательно надо было эти тексты Богу гундосить. Во-вторых, Бог такой тупой, что без постоянного повторения Он из этих текстов ничего не запомнит, в любом случае, часов через пять уже забудет. Вот святые люди и вдалбливают, и вдалбливают Богу в голову свои бормотания, чтобы Он, бедный, совсем ориентировки не потерял и оставался в мало-мальски рабочем состоянии. А то ведь православным Бог нужен непрерывно, поскольку при любой жизненной трудности православный тут же Бога на помощь зовет. Вот, к примеру.

«На Прощеное Воскресение было у отца Серафима «великое утешение», и брат Виталий вместе с другими чадами батюшки был на этом ужине. Когда все уже насытились, хозяйка дома вдруг обнаружила, что целый казан молочной рисовой каши остался несъеденным. «Батюшка! – умоляющим тоном обратилась она к отцу Серафиму, – ну, не выбрасывать же столько каши на улицу!»

Отец Серафим, окинув всех взглядом, остановился на Виталии. Тот, как истинный послушник, сложив руки, сказал: «Благословите, отче!»

– Бог благословит, иди съешь! – ответил старец.

– Ну, наверное, лопнет Виталий, – подумали многие, – или заворот кишок будет. Ну как это можно после такого ужина съесть еще три литра каши?»

Однако напрасно сомневались эти чада отца Серафима в могуществе Бога – в смысле пожрать Бог православных всемогущ: «Но вскоре явился брат Виталий, бодрый и радостный, а когда его спросили, как он себя чувствует, ответил: «За послушание съел и почти ничего не почувствовал, будто и не ел!»

Православным этот подвиг явно подтверждает святость Виталия – иначе как без Бога да столько сожрать без последствий для себя? Да и вообще вызывает удивление, как тщательно православные приспосабливают Бога в домашнем хозяйстве.

«Отец Виталий всегда требовал, чтобы ничего не делалось без его благословения. Те, кто жил у него на послушании, так и поступали:

– Отец Виталий, благослови воду налить.

– Бог благословит.

– Отец Виталий, благослови картошку почистить.

– Бог благословит.

Так через освящение всякого дела воспитывалось постоянное памятование о Боге. Если кто-то не испрашивал благословения, батюшка отчитывал за это…»

И уж если дело было серьезнее, нежели чистка картошки, то, понятно, без Бога вообще было никак нельзя.

«Однажды отец Виталий нашел большой запутанный моток ниток и дал распутать своей схимнице. Та билась-билась и бросила: «Лучше выбросить!» Мне стало жаль огорченного старца, и я поднял клубок, чтобы помочь. Путаю-путаю, а сам стараюсь никакого недоброго помысла не допустить, чтобы старец меня не обличил. Отец Виталий забрал у меня еще более запутанный клубок и, не глядя, быстренько размотал его. Затем обратился к схимнице: «Если бы ты молилась, то смогла бы распутать…»

 

Надо сказать, что Бог монаха Виталия любил и помогал ему не только нитки распутывать. Даже после достаточно ранней смерти Виталия Бог в память об этом святом человеке помогал православным. К примеру.

«Когда надо было уезжать – билетов не было. Тогда поезда через Сухуми не ходили – шла война. Я пошла в кассу – билетов нет. Что делать? Тогда я пошла на могилку батюшки и говорю: «Батюшка, люди хотят уехать и не могут, как же быть?» Прочитала молитву, взяла мысленное благословение и вместо Дидубе, где находились железнодорожные кассы, пошла на площадь Ленина. Думаю: зачем я сюда иду? Там встречаю кассиршу, которая мне говорит: «Дестина, где ты ходишь? Билеты есть! Для тебя берегу!»».

Что касается того, чтобы достать железнодорожные билеты, то тут затраханный молитвами Бог православных был еще так сяк силен – мог и достать. Но вот излечить от болезней для Него уже проблема: того же монаха Виталия самые лучшие врачи лечили, кучу денег извели, но не помогло. Правда, православному не надо отчаиваться – если и не здоровьем, то деньгами на лечение Бог, может быть, и поможет: «После смерти отца Виталия заболел юноша Мераби. Врачи сказали, что жизнь его на волоске, нужно срочно удалять почку. А у родителей его тяжелое материальное положение. Я втайне молилась, просила Небесные силы, Отцов и отца Виталия спасти юношу. Является мне во сне отец Виталий и говорит: «Ищи бумаги». Я спрашиваю: «Какие бумаги?». – «Отца Иннокентия», – отвечает он. Проснувшись, я позвонила в Москву отцу Иннокентию: «Прошу вас, спасите юношу. Мне отец Виталий велел вам позвонить». И вот чудо – отцы собрали помощь – три миллиона, необходимых на операцию. И до сего дня присылают из Москвы лекарства этому юноше».

Заканчивая об отце Виталии (в жизни явно косившего под юродивого), хочу отметить, так сказать, официальные причины такой любви к нему Бога. В легендах о нем Виталий был исключительно бескорыстным и якобы все, что у него было, раздавал нуждающимся, да и просто так раздавал. Правда, за свою монашескую жизнь Виталий и на коробок спичек не заработал, и щедро раздавал то, что ему обильно приносили верующие, пораженные его святостью. Как говорится, «как пришло, так и ушло». А мог бы не раздавать, но раз раздавал, то воистину святой.

Второй святой отец, Михаил Труханов, тоже смотрел на Бога как на слугу для разрешения собственных бытовых вопросов не при помощи труда, а при помощи молитвы. И все удачные случаи работы Бога на Труханова, разумеется, пошли у этого ученого-богослова в копилку доказательств существования Бога. К примеру, в декабре 1941 года (немцы все еще у Москвы) православному Михаилу, скрывшемуся от войны в тылу – в ГУЛАГе, – в лагерной больничке очень кушать хотелось. И Михаил, понятное дело, тут же прицепился к Богу и начал усиленно и непрерывно читать «Отче наш», поскольку в этой молитве есть слова «Хлеб наш насущный дашь нам днесь». И – что бы вы думали – к вечеру в больницу явилась православная сердобольная женщина и принесла Михаилу две пайки хлеба по 200 грамм! А на фронте и в оккупированных областях, напомню, в это время гибли десятки тысяч человек в день, но православному Михаилу до них не было никакого дела, он был истинным православным, и для него главным было пожрать.

Вкратце о нем. Михаила Труханова (тогда еще не попа, но уже полностью православного) арестовали и дали 8 лет лагерей в феврале 1941 года. О причине ареста он, разумеется, темнит. Потом еще срок добавили, а окончательно реабилитировали в «хрущевскую оттепель» 1956 года. И вот этот период жизни в заключении, в котором Михаил спрятался от фронта в лагерях, был у Михаила самым ярким – отцу Михаилу в своей жизни и вспомнить было бы нечего, если бы его не посадили. А так он вспоминает, как вымаливал у Бога пожрать. И что в его книге поражает, так это то, что он молился не о победе над немцами, не о спасении соотечественников в огне войны и даже не о своих близких: скажем, ни разу не вспоминает в молитвах о своем старшем брате. Он молился только о себе любимом, о насыщении собственного брюха.

И Бог ему в критические моменты помогал обеспечить брюхо, правда, время от времени. Вот, к примеру, в 1949 году Михаил Труханов был на вольном поселении, физическим трудом заниматься не хотел, а халява не подворачивалась. И начал Михаил усиленно молить Бога подбросить ему деньжат. В конце концов Богу его нытье надоело, и приятель Михаила принес ему 25 рублей. И святой отец пишет: «Я от радости даже заплакал. Мне крайне нужны были деньги. На следующий день рано утром, перед отъездом хозяйки в город, я должен был по договоренности уплатить ей за квартиру двадцать рублей. Да и хлеба-то у меня уже и накануне не было (купить не на что было)».

И снова подчеркну, что в обеих книгах вспоминают православные только вот о таких чудесах Божьих. Сегодня попы блеют, что Русь, дескать, существовала благодаря православию. Но вот они – святые люди православия, лучшие люди! У одного, отца Михаила, во всех мемуарах ни единой мысли о России, о народе, о благополучии народа и страны. Только о собственном брюхе. И у второго, в жизнеописании монаха Виталия, то же самое. Виталий жил на Кавказе, в 90-х там начались войны, а у «святого человека» ни на грамм беспокойства об этом; в это время, судя по воспоминаниям о нем, Виталию были ближе мысли о том, какие вкусные пироги с мясом он ел.

Но монах Виталий был существом убогим, а отец Михаил имел почти полное высшее техническое образование, имел высшее религиозное образование, был кандидатом богословских наук. Он, так сказать, профессионал. Этим Михаил Труханов сам по себе и интересен.

Посему именно у Труханова я пытался понять, как православные представляют себе своего Бога – кто Он и что Он такое для них? То, что для православных Бог – это слуга для решения бытовых вопросов, я уже показал – это само собой. Но ведь у них должно быть определение Бога и для посторонних – нужно же чем-то пудрить мозги тем, кто еще не начал носить дань попам.

Так вот, в своих воспоминаниях отец Михаил дает единственное определение Бога – это Любовь. Такое определение, понятное дело, никому ничего не объясняет, понять из него сущность Бога невозможно, поскольку это, по сути, не более чем бла-бла-бла. Однако этим бла-бла-бла православные охотно пользуются и считают его чем-то имеющим некий определенный смысл. Сам отец Михаил, судя по нему, считает такое определение наиболее точным.

Но сказав «а», нужно говорить и «б». Сообщив, что Бог – это любовь, нужно объяснить, что такое любовь. И кандидат богословских наук это объясняет: «…любовь есть благостное расположение сердца человеческого». Поскольку другого определения любви у отца Михаила нет, то примем это «бла-бла-бла ни о чем» за основу и с его помощью попытаемся понять, что такое Бог и радость православных от веры в Бога.

«Но наша человеческая любовь есть лишь слабое отражение всесвятящейся любви Божественной в нас. Если в человеке воспламеняется любовь ко Христу Богу, то радость его кто передаст? Любить того, Кто есть Любовь! Любить саму Любовь! Тут в человеке и мысль замирает, и язык немеет – не в силах выразить радость блаженства переживаемой любви в сопребывании с Богом, который есть любовь».

Теперь если вместо понятия «любовь» давать его определение по отцу Михаилу, то это восторженное бла-бла-бла о любви к Богу будет выглядеть так: «Благостное расположение сердца к любимому человеку это всего лишь слабое отражение благостного расположения сердца, которое православный испытывает к Христу, а Христос и сам является благостным расположением сердца». «Благостное расположение сердца к благостному расположению сердца» – тут у меня, действительно, и мысль замирает, и слов нет.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»