Аутентичность: Как быть собойТекст

11
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Аутентичность: Как быть собой
Аутентичность: Как быть собой
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 638 510,40
Аутентичность: Как быть собой
Аутентичность: Как быть собой
Аутентичность: Как быть собой
Аудиокнига
Читает Василий Мичков
339
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Аутентичность. Как быть собой | Джозеф Стивен
Аутентичность. Как быть собой | Джозеф Стивен
Аутентичность. Как быть собой | Джозеф Стивен
Бумажная версия
214
Подробнее
Аутентичность. Как быть собой | Джозеф Стивен
Аутентичность. Как быть собой | Джозеф Стивен
Бумажная версия
384
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Переводчик А. Самарин

Редактор А. Рябов

Руководитель проекта О. Равданис

Корректоры Е. Аксёнова, О. Улантикова

Компьютерная верстка А. Абрамов

Дизайн обложки Ю. Буга

Иллюстрация на обложке www.shutterstock.com


© Stephen Joseph, 2016

This edition published by arrangement with The Science Factory, Louisa Pritchard Associates and The Van Lear Agency LLC

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2017


Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

* * *

Об авторе

В сферу научных интересов профессора Стивена Джозефа входят исследования в области человеческого счастья и благополучия. Он приобрел международную известность как ведущий эксперт в позитивной психологии, выступил редактором революционной книги «Позитивная психология на практике: Как помочь человеку стать здоровее и преуспеть в работе, учебе и повседневной жизни» (Positive Psychology in Practice: Promoting human flourishing in work, health, education and everyday life).

Стивен Джозеф учился в Лондонской школе экономики и политических наук, а затем в Королевском колледже Лондона, где получил докторскую степень за исследование в сфере психологических травм. Его предыдущая книга – «Что нас не убивает. Новая психология посттравматического роста» – переведена на многие языки мира[1]. Джозеф – профессиональный коуч и психолог, применяющий в своей работе идеи позитивной психологии. Он помогает людям справляться с различными сложностями и находить новые, аутентичные пути личностного и профессионального развития.

http://www.authenticityformula.com

Памяти Карла Роджерса (1902–1987), который показал нам, что только в хороших отношениях проще всего стать собой



Благодарности

На меня оказали влияние многие ученые, но я особенно благодарен Абрахаму Маслоу и Карлу Роджерсу. Увы, их уже нет с нами, но мы навсегда запомним их важнейшие работы и исследования в области гуманистической психологии.

Я в долгу и перед ныне здравствующими специалистами, чьи идеи очень помогли мне в работе. В их число входят Эдвард Деси, Тим Кассер, Кристин Нефф, Ричард Райан, Вероника Хута и Кен Шелдон. От всей души благодарю их, а также всех тех ученых, которых я упомянул в этой книге.

Большое спасибо Майклу Балиоусису, Алексу Вуду, Алексу Линли и Джону Малтби, с которыми мы разрабатывали шкалу аутентичности. Я счастлив, что нам выпала возможность сотрудничать. Без их помощи в сборе сведений и анализе статистики проект не имел бы такого успеха.

Процесс создания этой книги захватил меня с головой. Я хотел бы поблагодарить своего агента Питера Таллака, который помог мне добиться публикации и понять, какой именно должна быть эта книга. Спасибо моему редактору Энн Лоуренс из издательства Little, Brown за поддержку и уверенность и за то, что помогла этой книге выйти на новый уровень. Спасибо Джиллиан Стюарт, руководителю проектов издательства Little, Brown, за контроль финальных стадий публикации, а также Джен Катлер за мастерскую редактуру и корректуру.

И конечно, огромное спасибо всем тем людям, чьими историями я поделился с читателем в этой книге. Многих из них я имел честь консультировать в течение нескольких лет. Спасибо и всем тем, кто принимал участие в моих экспериментах и исследованиях, а также во всех исследованиях, которые упоминаются в этой книге. Только благодаря тому, что так много людей готовы нам помочь, поучаствовать в экспериментах и опросах и пройти тесты, мы знаем, что делаем.

Я благодарю коллег и друзей, которые читали и комментировали черновики моей книги. Особая благодарность Шиан Клиффорд, вдохновлявшей и поддерживавшей меня. Мне очень помогла и поддержка таких людей, как Сол Беккер, Лиз Блейки, Лора Блэки, Дэвид Браун, Линдси Купер, Мик Купер, Зои Шольера, Кейт Хайес, Никки Хитчкотт, Роб Хупер, Крис Льюис, Линн Маккормак, Дэвид Мёрфи, Стив Регель, Кристиан ван Ньювербург и Пит Уилкинс. И наконец, не могу не поблагодарить Ванессу Марки за ее бесконечную поддержку и любовь и за нашу многолетнюю дружбу.

Введение
«Но главное: будь верен сам себе»[2]

В заголовок вынесена цитата из шекспировского «Гамлета», из эпизода, в котором Полоний призывает своего сына Лаэрта никогда и ни в чем себя не обманывать{1}[3]. На протяжении вот уже многих веков философы и ученые рассуждают о том, что значит «быть собой» и как сохранить верность себе. Как ни странно, только каких-нибудь десять лет назад психологи наконец прислушались к мудрому шекспировскому совету и начали серьезно исследовать эту проблему{2}.

В 1990-х годах, когда я получал специальность психотерапевта, в поздних работах Карла Роджерса, одного из величайших психотерапевтов и психологов XX века, я впервые столкнулся с проблемой аутентичности. По мнению Роджерса, аутентичность – это умение быть творцом собственной жизни, сложный феномен, предполагающий стремление определять и удовлетворять свои нужды и в то же время умение гармонично сосуществовать с другими, отвечая и их потребностям. Таким образом, аутентичность подразумевает понимание себя, способность верно определять свое эмоциональное состояние и возможность открыто его выражать при взаимодействии с другими. Как считал Роджерс, для человека первостепенно умение жить гармоничной жизнью, у которой есть цель и смысл, и черпать аутентичность в каждом ее миге.

Как психотерапевт, Роджерс полагал, что люди, которым требуется помощь, чаще всего отличаются дефицитом аутентичности. По его мнению, эмоциональная подавленность – это симптом нарушения гармонии внутри человека, крик о помощи, свидетельство того, что нужно стать аутентичнее{3}.

Чтобы помочь своим пациентам, Роджерс разработал новый метод психотерапии – так называемую клиент-центрированную терапию. Метод основывается на идее о принятии личности: люди, чувствующие, что их принимают такими, какие они есть, перестают притворяться перед собой и ближними, не стремятся казаться теми, кем не являются, – вместо этого они начинают прислушиваться к внутреннему голосу, и их решения становятся более аутентичными. И тогда их жизнь кардинально меняется, наполняется смыслом, обретает цель{4}.

 

Начав преподавать психологию в университете, я заинтересовался идеями Карла Роджерса, но меня очень удивило, как мало исследований на эту тему. Увы, после смерти ученого в 1987 году его глубокие и детальные теории стали забываться. По крайней мере так было, пока на горизонте не появились специалисты по позитивной психологии. Вернувшись к этим идеям, опередившим свое время, они сделали модным изучение счастья.

Ранее большинство психологов интересовалось только «мрачной стороной» человеческой жизни – депрессией, тревогой и всем тем, что угнетает людей. Для многих ученых хорошее психологическое самочувствие определялось просто отсутствием отклонений, связанных с депрессией, навязчивыми состояниями и другими патологиями. И только некоторые решились переступить черту и проанализировать состояние счастья и удовлетворения{5}.

В то время, когда я стал интересоваться идеями Карла Роджерса, у меня появился новый талантливый студент. Алекс Линли тогда только получил диплом психолога. Под моим началом он готовился к защите диссертации{6}. Алекса очень увлекала позитивная психология, которая в тот период только зарождалась и начинала интересовать ученых. Он считал, что у теории аутентичности большой потенциал. Нам захотелось выяснить, нельзя ли измерить степень аутентичности и является ли она путем к счастливой и осмысленной жизни. Мы составили список важных, с нашей точки зрения, вопросов. Затем в сотрудничестве с другими студентами и коллегами – Алексом Вудом, Джоном Малтби и Майклом Балиоусисом – мы разработали первый психометрический тест на основе теории аутентичности Карла Роджерса – так называемую шкалу аутентичности{7}.

Задавшись вопросом, приносит ли аутентичность счастье, мы обнаружили, что именно в ней заключается главное отличие счастливого человека от несчастного. Шкала аутентичности, которая сегодня используется многими учеными по всему миру, помогла нам проложить путь к научному изучению аутентичности и доказала, что аутентичная жизнь – это кратчайший путь к счастью.

Однако я осознал важность аутентичности не только в стерильном мире лаборатории. В то время я вступил в новую должность – соуправляющего Центром травмы, реабилитации и личностного роста, где мы с коллегой Стивом Регелем исследовали удивительные изменения, происходящие с теми, кто получил психологические травмы. Большинство наших пациентов страдало от посттравматического стресса, но, что интересно, немало людей рассказывали и о том, что столкновение со смертью пробудило в них новые возможности и помогло отыскать в себе новые силы. Современные позитивные психологи называют такие изменения посттравматическим ростом{8}. Когда я получше его изучил, я понял, что всех пациентов роднило желание жить так, чтобы сохранять верность себе. Люди пересматривали всю свою жизнь и свои достижения, благодаря чему начинали жить гармоничнее. Посттравматический рост – это, на мой взгляд, иллюстрация того, что несчастье катализирует в людях желание существовать более аутентично{9}.

Стремление к аутентичности не лишит нашу жизнь боли, страха, печали и горя, но подарит нам цель и позволит жить более осмысленно, особенно если придется столкнуться со страданиями. Травматический опыт учит нас тому, что жизнь коротка и ценна, поэтому нужно, чтобы у нас в приоритете оказалось то, что действительно важно. Если нам повезет, мы проживем всю жизнь без травм, но зачастую отсутствие бед превращает нас в лунатиков, которые идут по жизни вслепую и все никак не проснутся и не вспомнят о том, что же на самом деле значимо. Как ни трагично, многим из нас сперва приходится осознать смертность, свою или чужую, – только тогда мы просыпаемся и понимаем, что думали совсем не о том, о чем нужно. В свете трагедии и потери мы начинаем ценить то, что у нас есть, и делаем шаг навстречу аутентичности.

Я все думал, как передать эту мудрость моим пациентам. Нужно ли ждать, пока придет беда и сама преподаст им этот ценнейший урок? Или же можно прямо сейчас пойти по дороге аутентичности? Как оказалось, это возможно. Если мы захотим, мы научимся мудрости у других и проснемся для настоящей, осмысленной, аутентичной жизни.

Бронни Вэр, медсестра из Австралии, обнаружила, что на пороге смерти люди чаще всего жалеют, что так и не обрели смелости сохранять верность себе в жизни{10}. Я и сам недавно стал свидетелем тому же, когда у моего отца диагностировали рак. Обессиленный, прикованный к постели, однажды он посмотрел на меня и сказал: «Я всю жизнь волновался из-за ерунды. Нужно жить так, как тебе нравится, ведь смерть приходит так быстро…» Через несколько дней его состояние ухудшилось, и его увезли в больницу. Когда его вынесли на улицу, впервые за несколько недель, он с огромной радостью вдохнул свежий осенний воздух – я это запомнил на всю жизнь.

Когда папу хоронили, я вспомнил его рассказы о том, как он мечтал стать саксофонистом. Ему очень нравился джаз. Но всю свою жизнь он посвятил работе, которую ненавидел. Я попросил присутствующих вообразить, что в каком-нибудь тайном джаз-клубе появился новый саксофонист. Когда представляешь, что дорогой тебе человек не умер, а просто переехал и теперь живет новой жизнью, которая ему больше по душе, становится легче.

Я понял, что стремление к аутентичности роднит всех, кто обращается за помощью к психологам. Я встречал многих людей, которые жалели о принятых решениях и хотели бы жить в другом месте, иначе построить карьеру, найти себе другого спутника жизни. Нередко такие мысли захватывают человека без остатка, и он начинает думать, не поздно ли что-то менять. Подавленность, вызванная тем, что мы обманываем сами себя, провоцирует множество отклонений, с которыми потом приходится бороться психотерапевтам и психологам. Но аутентичность нужна не только тем, кому требуется психологическая помощь, – она необходима всем.

Мы все задумываемся о том, как складывается наша жизнь и каким путем нам стоит пойти. Наши решения зависят от того, что для нас важно в конкретный момент. Но все меняется. Человек, поставивший карьеру превыше всего, впоследствии обнаруживает, что ему не хватает крепких отношений. Человек, выбравший отношения, понимает, что не реализовался в карьере. Правильный выбор важен для оздоровления, укрепления отношений, построения карьеры и переоценки жизни. В этой книге я докажу, что сначала нужно узнать себя, научиться отвечать за себя и быть собой. Это и есть формула аутентичности.


Во взаимодействии любого рода – между родителями и детьми, преподавателями и учениками, начальством и подчиненными, между коллегами, друзьями или сексуальными партнерами – аутентичность является одним из главных факторов, как и умение четко сформулировать для ближнего, что нам важно. Я буду рассматривать аутентичность через призму учения древнегреческого философа Аристотеля, идеи гуманистических психологов середины XX века, таких как Карл Роджерс и Абрахам Маслоу, и обращусь к результатам исследований современных позитивных психологов.

Благополучие в жизни подразумевает, что мы полностью реализуем свой потенциал. У каждого есть уникальный набор сильных черт, талантов, возможностей. Как растение, которое начинает цвести, если ему достаточно воды и света, мы тоже расцветаем, если наши базовые потребности удовлетворяются. Тогда мы обретаем свободу для роста и развития нужную, чтобы достичь своего личного максимума, своего личного совершенства.

Чем больше у нас возможностей быть собой, тем счастливее мы становимся. И чем мы счастливее, тем активнее помогаем совершенствоваться ближним. Но если наш потенциал не реализуется и из-за этого в нас растет недовольство собой и крепнет бессилие, мы живем и действуем миру во вред. К нехватке аутентичности можно свести не все психологические проблемы, однако многие, а то и большинство.

При первой встрече, когда люди узнают, что я психотерапевт и психолог, они чаще всего спрашивают, как у меня получается выслушивать столько жалоб и трагичных историй. Порой это действительно трудно, но гораздо чаще такая работа придает мне сил и желания двигаться к осмысленной и аутентичной жизни{11}. У своих пациентов я научился тому, что жизнь можно круто изменить в один момент, стоит только захотеть.

Мои пациенты и научная работа вдохновили меня на аутентичную жизнь. А вас, надеюсь, вдохновит моя книга.

Как пользоваться этой книгой

Некоторое время назад аутентичность стала популярной темой среди позитивных психологов, которые поняли, что это не просто «приятная опция», а краеугольный камень благополучия. Я помещу изучение аутентичности в контекст последних научных достижений в области позитивной психологии.

По ходу дела мы изучим отговорки и защитные механизмы, которые мешают нам достичь аутентичности и не дают узнать правду о себе. Довольно трудно сформулировать, что же такое аутентичность, – куда проще сказать, чем она не является. Когда в нас включаются защитные механизмы, мы по определению ее теряем. Если мы разберемся с принципом работы этих механизмов, мы научимся быть творцами собственной жизни.

 

Возможно, чтение этой книги пробудит в вас жажду аутентичности. В книге есть соответствующие упражнения. Они разработаны для того, чтобы помочь вам заглянуть внутрь себя, и содержат полезные советы. По ходу повествования я привожу примеры из своей практики. Все упоминаемые люди реальны, но детали их жизни изменены в той степени, чтобы пациентов нельзя было узнать. В некоторых случаях несколько историй соединены в одну.

Считайте, что это начало захватывающего приключения, отнеситесь к упражнениям со всей серьезностью и основательно обдумайте вопросы, которые найдете в книге. Возможно, для некоторых упражнений и для фиксации своих наблюдений вам понадобится блокнот. На мой взгляд, записывать ответы особенно полезно, потому что, когда мы пишем, мы полностью сосредотачиваемся на том, что делаем. Если мы сидим и думаем о чем-нибудь, наше внимание рассеивается и мы теряем ход мысли. Записывание помогает сохранить сосредоточенность и не утратить мысли, которые легко забываются. К тому же, когда фиксируешь свои мысли и чувства, проще отследить повторяющиеся темы и идеи.

Вот что я предлагаю в этой книге. Казалось бы, не так много, но этого достаточно, чтобы вдохновить вас на перемены. И если это действительно случится, значит, моя книга написана не зря.

Глава 1
Формула аутентичности

Нередко поводом к пересмотру жизни становится приближение юбилея – тридцати-, сорока-, пятидесяти-, шестидесятилетия. Незадолго до этого значимого события мы начинаем обдумывать прожитое, задаемся вопросом, как же мы стали теми, кем стали, – ведь в юности нам хотелось совершенно иного. Порой мы мечтаем о смене работы, расставании с партнером, путешествии по миру и т. д. – мечтаем жить новой, полной жизнью. Но мало кто воплощает эти мечты в реальность.

Гораздо чаще бывает так: вы сидите за своим столом и работаете, как вдруг над вами возникает начальник и просит подготовить отчеты к завтрашнему совещанию. У вас сердце сжимается. Вы уже ему говорили, что отчеты пока не готовы, но тон начальника неумолим, а по собственному опыту вы знаете, что в такие моменты спорить с ним совершенно бесполезно. Вы понимаете, что придется отменить все планы на вечер и плотно засесть за работу. И вот в вагоне метро по пути домой вы всё спрашиваете себя, что же произошло с вашей жизнью и юношескими надеждами. Что случилось с мечтой стать архитектором, художником, модным дизайнером, написать роман, поучаствовать в «Тур де Франс», научиться играть на флейте и т. д.?

И тут вы понимаете, что у вас есть выбор: продолжить жить как жили или шагнуть навстречу переменам. Но каким именно переменам? Мечтаете ли вы о побеге в новую жизнь? Или задаетесь мучительными вопросами: «Как же я справлюсь? Смогу ли достаточно зарабатывать? А что будет с моими детьми?» Задача радикально изменить свою жизнь кажется непосильной. И тогда вы, возможно, берете журнал или газету и забываетесь, погружаясь в чтение спортивных новостей либо скандальных историй из жизни звезд, а может, наливаете себе бокал вина и расслабляетесь за просмотром любимого сериала.

Но иногда человек не хватается за журнал, не включает телевизор, не наливает себе вина. Внутри что-то вдруг проясняется, и он решает отныне жить иначе. При этом не всегда понимает, как именно иначе, но твердо знает, что нужно что-то менять. Как психолог, чаще всего я слышу от пациентов, что им очень хочется сохранять верность себе. И вот что я понял: человек перестает двигаться вперед тогда, когда решает, будто для сохранения этой самой верности он обязан сию секунду определиться, чего он хочет в итоге достичь, и четко понимать, что для этого делать. А поскольку определиться он не может, то бездействует. Но для того чтобы остаться верным себе, совсем не обязательно быстро формулировать конкретные долгосрочные цели. Верность себе зависит от сегодняшних действий, мыслей и чувств. С течением времени вы гораздо отчетливее увидите путь, который откроется перед вами.

Для того, чтобы жить полной, достойной и радостной жизнью, нужно идти правильным путем.

1Рус. изд.: Джозеф С. Что нас не убивает. Новая психология посттравматического роста / Пер. с англ. И. Ющенко. – М.: Карьера-Пресс, 2015. – Прим. ред.
2У. Шекспир «Гамлет». Акт I. Сцена 3. Пер. М. Лозинского. – Прим. пер.
1Существует множество интерпретаций этой цитаты, но чаще всего ее понимают именно так.
3Сноски с надстрочными цифрами отсылают к примечаниям автора в конце книги. – Прим. ред.
2До недавнего времени проблемой аутентичности занимались мало. В 2002 году Сьюзан Хартер, один из крупнейших специалистов в данной области, сказала: «На настоящий момент у нас нет полноценного корпуса текстов об аутентичном поведении; мы знаем крайне мало». Подробнее см.: Harter, S. (2002), 'Authenticity', in C.R. Snyder, S.J. Lopez (eds), Handbook of Positive Psychology, New York: Oxford University Press (p. 382–94).
3См.: Schmid, P.F. (2005), 'Authenticity and alienation: Towards an understanding of the person beyond the categories of order and disorder', in S. Joseph, R. Worsley (eds), Person-centred Psychopathology: A positive psychology of mental health, Ross-on-Wye: PCCS books (p. 75–90).
4Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Пер. с англ. М.М. Исениной; общ. ред. и предисл. Е.И. Исениной. – М.: Прогресс: Универс, 1994.
5См.: Joseph, S., Lewis, C. (1998), 'The Depression – Happiness Scale: Reliability and validity of a bipolar self-report scale', Journal of Clinical Psychology, 54, 537–44.
  Алекс Линли стал одним из ведущих специалистов в области позитивной психологии и основал Центр прикладной позитивной психологии (Centre of Applied Positive Psychology, CAPP). Сайт: http://www.cappeu.com/About.
7См.: Wood, A.M., Linley, P.A., Maltby, J., Baliousis, M., Joseph, S. (2008), 'The authentic personality: A theoretical and empirical conceptualization and the development of the authenticity scale', Journal of Counselling Psychology, 55, 385–99. Вопросы теста приведены в главе 7.
8Термин «посттравматический рост» предложен в середине 1990-х годов американскими учеными Лоренсом Кэлхуном и Ричардом Тедески.
9Подробнее см.: Джозеф С. Что нас не убивает. Новая психология посттравматического роста / Пер. с англ. И. Ющенко. – М.: Карьера-Пресс, 2015.
  См.: http://bronnieware.com/regrets-of-the-dying/.
11Исследования показывают, что работа с пациентами, пережившими психологическую травму, полезна и для самих психологов. См.: Linley, P.A., Joseph, S., Loumidis, K. (2005), 'Trauma work, sense of coherence, and positive and negative changes in therapists', Psychotherapy and Psychosomatics, 74, 185–88.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»