Зона Посещения. Калибр памятиТекст

Из серии: Радиант Пильмана #13
Читать 100 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© С. Вольнов, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Посвящается способным гнуться, но не сломаться…



«Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас…»

Очень наивные слова


«Чтобы стать по-настоящему жизнеспособным, необходимо приспосабливаться к любой среде…»

Очень мудрые слова


«Не важно, что думает о себе человек. Главное, что о нём думают окружающие. Даже если они ошибаются…»

Очень полезные слова

Вместо пролога

…Он снова оглянулся и настороженно всмотрелся в лесную чащу. Никакого результата от этого взгляда по-прежнему не было. Преследователи маскировались, сливаясь с зарослями, и продолжали уверенно идти за ним. Ему никак не удавалось оторваться от погони.

Человек, одетый в грязную пятнистую куртку с капюшоном, сделал глубокий вдох и моргнул, стряхнув пот с ресниц. Затем в очередной раз перебежал к следующему дереву. Ещё парочка рывков, и он окажется на опушке…

Неподалёку раздался отчётливый треск сломанной ветки, и в небо, серое, затянутое плотными тучами, взмыла стая ворон. Птицы, рассерженно каркая, наматывали круги над верхушками деревьев. Они будто переговаривались, сетуя о том, что вот ведь, сидели себе, никому не мешали, и вдруг кто-то нагло вторгся, напугал их, вынудил покинуть облюбованные посадочные места.

«Действительно, разве это правильно с их точки зрения? Нет, конечно… Но здесь, похоже, таких понятий – правильно и неправильно – просто не существует. Здесь и земные природные законы не обязательно работают как надо… Хотя нет – один действует исправно, без исключений. Один-единственный закон. Подлости…»

Прижавшийся к стволу дерева человек, отогнав непрошеные и лишние сейчас мысли, несколько секунд всматривался в густой подлесок. В том направлении, откуда донёсся звук сухой ветки, треснувшей под подошвой крадущегося врага. Но глаза не сумели распознать точное местонахождение закамуфлированных преследователей. К сожалению или к счастью? Точного ответа человек, прильнувший к древесной коре, не знал. Впрочем, этот вопрос и не был для него главным.

«…Пять!» – отсчитал он, беззвучно шевеля губами, и плавным, кошачьим движением переместился за очередное дерево. «Ещё один раз остался!» – не забыл мысленно подметить. Дальше, за следующим толстым стволом, покрытым заплесневелой буро-зелёной корой, пространство уже было открытым. Спасительные заросли заканчивались…

И в этот миг участок леса, расположенный метрах в пятнадцати слева, буквально зашевелился: кусты затрещали, трава всколыхнулась, из почвы забили фонтанчики пыли; стволы, раненные пулями, брызнули кусочками древесины. Упорные преследователи открыли профилактическую стрельбу – не прицельно, просто чтобы беглец, удирающий от них, не расслаблялся.

«Везёт некоторым! – с понятной завистью отметил человек. – Когда же и у меня случится немереный боезапас?!» Этот вопрос в здешних условиях был, конечно, по умолчанию безответным. Одним из тех, что неизбежно возникали у каждого, угодившего в тиски между желаемым и действительным. Самым популярным из них традиционно являлся отчаянный: доберусь ли я до утра живым?.. Почти так же часто возникал и недоумённый: за что я вообще сюда попал?!

Настороженные до предела уши беглеца сумели различить характерные звуки перезарядки оружия, и он тотчас коршуном метнулся к следующему дереву. Совершив последний рывок и вновь слившись с древесным стволом, что-то извлёк из специального мешочка, прикреплённого к поясу. Фигурка, напоминавшая игрушечного человечка, была слеплена из камешков различных форм и цветов. Беглец лихорадочно потёр кончиками пальцев ножки фигурки и сунул штуковину в нагрудный карман куртки. Затем изо всех сил побежал к хижине, видавшей виды. Откуда здесь, на опушке дикого леса, взялось это подобие дома – оставалось загадкой. Одной из бесчисленных, разгадывать которые не стоило и пытаться…

До стены оставалось ещё немалое расстояние, когда убегающий ощутил серию коротких тычков в спину. Началось воздействие композиции камешков, которую он достал из поясного мешочка. Эти подталкивающие «пинки» главным образом пришлись по бёдрам и пояснице. Они словно приподымали человека, когда он отрывал ноги от земли, и уже на лету придавали ему дополнительное ускорение. Благодаря этому бегущий длинными скользящими прыжками гораздо быстрее достиг цели – подобия дверного проёма.

Внутри строения обитала темнота, пахло сыростью, плесенью и гниением разлагающейся плоти. Идеальное местечко для логова какой-нибудь жуткой твари. И эта самая жуткая тварь, по безотказно действующему закону подлости, уже поджидала незваного гостя.

Две мерцающие точки, похожие на загоревшиеся хищным огнём волчьи глаза, светились в глубине… Наполнявшая помещение смрадная атмосфера сыграла на стороне твари. От режущей вони глаза человека заслезились, и он был вынужден инстинктивно зажмуриться. Всего лишь на долю секунды. Но этого краткого мгновения вполне хватило.

Подняв веки, незваный гость уже не засёк светившихся огоньков. В следующее мгновение что-то изменилось. То ли произошло резкое движение густого воздуха, то ли… Человек не глядя, навскидку, выпустил автоматную очередь. Не было никакого смысла что-то пытаться рассмотреть там, где ни черта не видно. В патовой ситуации остаётся надеяться лишь на чутьё и, конечно же, удачу.

* * *

В лицо человеку хлестала обжигающая кровь, утробный крик боли вонзался в уши, терзая барабанные перепонки… Оборвался этот вопль агонии одновременно с последним выстрелом. Жуткий монстр издох. Огненноглазому не повезло самую малость – воспользовавшись невольной заминкой визитёра, зверь успел подкрасться к нему почти вплотную. Но человек этот имел навык, которому люто позавидовали бы многие. Он чуял смертельную опасность на миг раньше, чем она появлялась.

Почти перерубленное пополам щедрой очередью из старого, но всё ещё безотказного автомата звериное туловище рухнуло на пол. Прямо в грязищу, что за долгое время скопилась на досках. К ней уже прибавилась свежая кровь и вывалившиеся внутренности…

Человек, расстрелявший зверя, удовлетворённо произнёс вслух: «Ага!» – и без промедления поднялся на чердак строения. Сделал он это, воспользовавшись до странности чистой, новенькой, будто только что установленной лестницей. Можно было задать вопрос, откуда она в этой удручающей дыре взялась, такая девственная… Однако не имело смысла задавать его, по умолчанию безответный. В ненормальном пространстве, где иногда воскресают мертвецы и обычные люди, бывает, становятся способны повелевать стихиями, бесполезное занятие – сушить голову попытками понять, зачем оно так, а не иначе. Пользуйся тем, что есть, и радуйся, если оно тебе на руку.

Наверху преследуемый рукавом куртки вытер кровь и пот, залившие лицо в результате схватки, молниеносной, но отобравшей у него много нервов. И встал так, чтобы его нельзя было заметить снизу. Сам же он с этой позиции помещение под собой мог просматривать и контролировать без проблем. Снаружи послышался быстро приближавшийся топот многих подошв, человек в куртке с капюшоном плотно сжал губы и приготовился к бою. Патронов у него оставалось совсем немного, поэтому спастись можно было, лишь следуя принципу: ни одного выстрела мимо цели.

Посланцы смерти, упорно идущие по его следу, неотвратимо приближались.

* * *

…Мальчик открыл глаза и увидел потолок детской. Сон ушёл как-то сразу, мгновенно исчез. Проснувшись, ребёнок долго смотрел на облака, солнышко и птичек, которыми был разрисован потолок. Рисунки эти он, скорее, помнил и угадывал, чем действительно видел в сумраке.

Лёжа с открытыми глазами, мальчик думал о том, что просто не понимает, отчего вдруг проснулся. Ему приснились картинки, оставившие после себя ощущение страха, но что же его испугало именно в этом сне? Ведь похожие сны он видел и раньше. Не первый раз воевал он после того, как засыпал. Для серьёзных шестилетних мужчин такие боевые сновидения вообще привычное дело. Что же настолько страшное случилось именно в этом сне?.. Ответа на вопрос мальчик сейчас не нашёл. «Ну и ладно», – подумал он и лёг на бочок, отвернув лицо от нарисованного небушка, угадываемого в сумраке.

Только вот не получалось у него опять заснуть. Мальчик зевал, старательно прикрывал веки, пытаясь их сомкнуть. Глаза упрямо открывались. Прекратив наконец эти безуспешные попытки, разбуженный страхом мальчик поднялся с кровати.

Спать ему совсем-совсем расхотелось. Может, попить водички? Вдруг нагуляешь сон за то время, пока спустишься в гостиную, через неё сходишь на кухню и обратно…

На цыпочках подойдя к двери своей комнаты, мальчик аккуратно приоткрыл её и, когда появилась щель достаточного размера, протиснулся в коридор.

– …тогда надо совсем заканчивать с этим… – донёсся снизу женский голос.

Это было неожиданностью. Чтобы лучше слышать, мальчик подался вперёд, к лестнице, ведущей на первый этаж, в большую гостиную.

– Совсем заканчивать? – переспросил мужской голос. – Шутка такая, да? Ну, ты иногда и впрямь самая что ни на есть…

– Не упрямься! – потребовала женщина. – Как же ты не понимаешь!

– Вот я-то как раз всё правильно понимаю. Надо их обязательно уводить отсюда…

– Уводить?! – вскрикнула женщина. – Ради чего? И какой ценой?

– Я уверен, что за безопасность мира эта цена адекватна, и…

– Адекватная, да! – гораздо тише, но по-прежнему нервно произнесла женщина. – Только у нас между тем ребёнок случился. Ты не забыл об этом?

 

– Да знаю я! – вспылил и мужчина. – Чего ты опять начинаешь? Я помню, кто первым подал идею жить вместе и осесть…

– Я-то ничего, – прозвучал спокойный ответ. Судя по голосу, женщина взяла себя в руки. – Это ты у нас самый умный, всё лучше других знаешь.

– А вот не надо заводить эту старую песню! Я прекрасно понимаю степень риска и соображаю, что делать. Тебе ли не знать, что я далеко не вчера ходил первый раз…

– А что твой сын скоро забудет, как папа выглядит? Это понимаешь? – спросила женщина. – На рожон лезешь, как глупый пацан!

– Чего ты от меня вообще хочешь? – В голосе мужчины нарастало раздражение. – Чтобы я послал всех к чёрту и никого не водил? Мол, отвалите-ка вы куда подальше, а то жена меня уже запилила! Сама-то она уже не проводит, наоборот, привратницей заделалась, теперь и меня не пуска…

– Приближается новая перемена, которую я давно чуяла. – Женщина проигнорировала выпады в свой адрес. – Там всё меняется, становится чем-то совершенно иным, а значит, изменятся и желания – вместе с самими желающими… А если больше не сможешь вернуться? Об этом ты подумал?

– Если не я это сделаю, тогда кто? Не ты же… – Мужчина не стал дожидаться ответа и продолжил: – Куда тебе-то вести, мамочка наша, раз уж теперь привязана к дому и воротам?

– Другие, вот кто. Не всегда ж тебе срываться по первому зову! И без нас найдётся кому вести. Эх-хе-хе-е-е… – Женщина устало, протяжно вздохнула и добавила: – На каждое желание найдётся свой охотник… Но откуда у тебя взялась святая уверенность, что охотником в этом случае обязательно должен стать именно ты? Что это твой путь? Нужный проход, тот самый…

– Это моё. Я чую, – убеждённо ответил мужчина.

– Я не могу потерять любимого ещё раз. Жизнь, конечно, слишком длинна для одной любви… но для двух утрат любви… – в голосе женщины появились тоскливые ноты, – ох-хо-хо, не хватит даже такой длинной жизни, как у нас, и…

– В любом случае их я уведу, – перебил её мужчина. – Пойми же, я чувствую, этих нельзя оставлять здесь и сейчас, надо провести обязательно. А дальше посмотрим…

Услышав этот разговор, мальчик очень-очень расстроился. Вот зачем, зачем мама и папа ругаются? Разве они не понимают, что ссориться – нехорошо?

Сын не захотел больше слушать. Опустив голову, понурившись, он вернулся в свою комнату. О том, что хотелось попить водички, и думать забыл. Не надо сейчас спускаться вниз. Ещё отругают за то, что не спит. Когда родители начинают говорить всякие непонятные слова и ссорятся, лучше им на глаза не попадаться. Это бывает редко, но бывает.

Жалко, что бывает.

Грустный, удручённый всем услышанным мальчик залез под одеяло и закрыл глаза. Желание… Желание… Желание… Любимое слово родителей, раз они так часто его говорят.

«Интересно, а чего желает мама? Чего желает папа? Надо сегодня утром спросить у них, – решил сын и мысленно спросил у себя: – А чего желаю я?»

Ответ на этот вопрос он хорошо знал, искать не пришлось. Мальчик хотел быть таким же добрым и любящим, как мама. И таким же сильным, храбрым, умным, всё-всё знающим, как папа. И помогать людям выходить на правильную дорогу, как делает он.

А ещё сын хотел, чтобы у него на руке тоже был рисуночек с буковками… У папы рядом с ладошкой есть, и ему хочется.

00. Иначе

Дан задумчиво смотрел назад. Огни заставы быстро удалялись, прямо на глазах превращаясь в искорки. Командиру группы специальных операций наблюдать такое зрелище было привычным занятием. При различных форс-мажорах, которые на границе случались не так уж и редко, именно ему приходилось выезжать, а чаще вылетать в точки противостояния. С целью ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Но сегодня всё было как-то… иначе.

Неприятности начались с самого утра. Один из нарядов ночной смены охранения, который по расписанию должен был вернуться к семи часам, появился после десяти. В неполном составе, понеся серьёзные потери в стычке с нарушителями, пытавшимися пробиться наружу через спонтанную «сбой-калитку». Прореха ненадолго возникла на участке ответственности «стодвенадцатки», и ею попытались воспользоваться выродки. Кто-то из нелюдей, пожизненно заключённых внутри Зоны, оказался поблизости и почуял «дырку в заборе».

Вот же чёрт побери, пару лет назад подобных сбоев системы не было и в помине, а потом они появились, и за последние месяцы сплошные проколы то тут, то там. Реальность Зоны по инерции не прекращает попыток одолеть защиту людей, ищет всё новые пути распространения анормальной заразы. Вот теперь она вроде научилась надрывать заградительную сеть, без специального разрешения не пропускавшую всё живое.

И пока что технари ничего не могут поделать с глючными сбоями Периметра. А ещё не удаётся пресечь расползание упорных слухов, что несанкционированные «окна» давным-давно случаются внутри самого Трота. В отличие от линии Периметра, где такие казусы начали происходить относительно недавно. Если признать правду, что просачивание далеко не вчера началось, это же сколько неучтённых перемещений могло произойти, страшно даже представить…

Среди погибших оказался хороший товарищ Дана. Прапорщик Тунцов, пограничник-ветеран, молоденьким «салабоном» служивший в те времена, когда Трот был фактически открытым. Ещё до катастрофических событий, из-за которых было принято решение снова полностью заблокировать российскую Зону Посещения… Кому Лёнчик теперь будет служить – известно разве что Всевышнему. Если этот якобы творец где-то ещё остался в пределах досягаемости. А то складывается стойкое впечатление, что покинул нафиг своё творение. Оттеснённый пришлыми силами, свалившимися со звёзд, бросил земной мир на произвол чужих богов.

Примерно так мыслил бы капитан Данилов, если бы не прозрел в своё время, если бы оставался на прежней стороне…

Позднее, уже после обеда, выяснилось, что из строя выбыли двое из группы Дана. Будучи в увольнительной, бойцы попёрлись аж в райцентр оттянуться в каком-то клубешнике и траванулись наркотой. Идиоты! В контингенте заставы и без того негусто стойких адаптантов, способных преодолевать Периметр туда-обратно и возвращаться в добром здравии, не затронутыми зонным влиянием, а эти болваны в госпиталь на реабилитацию загремели! Теперь минимум пару недель не появятся в расположении.

И чтобы житуха уж вовсе не казалась райской, с базы юго-западного погранотряда поступила информация о возможном несанкционированном использовании одного из штатных «окон». Пробой сквозь Периметр, опять же расположенный здесь, на участке 112-й заставы. Для проникновения в Зону неким нарушителем предположительно был откупорен и задействован постоянный пограничный переход… Вот ведь! Кому-то неймётся вырваться наружу из ямы Трота, а кого-то хлебом не корми, дай только в неё свалиться!

Теперь, вечером, в командном корпусе заставы экстренный аврал: штабисты суетятся, что-то придумывают, но толку никакого. Там пока что никто и приблизительно не понимает, как разгребать инцидент.

Да уж, заварилась кашенция та ещё, крутая, шрапнельная. По всем показаниям датчиков проход не использовался. Но безопасники твердят, что дырка в сети защиты приоткрылась, и перемещение состоялось – у них, дескать, агентурные разработки. Значит, помог нарушителю кто-то из своих, пограничных? Пропустил и зачистил данные приборов активации и слежения…

Что ни говори, события дня как бы пытались подсказать, что будет иначе, не как обычно, но капитан Данилов, к своей великой досаде, подсказки сразу не услышал.

Обуянный служебным рвением, он настолько сильно возжаждал изловить предполагаемого перемещенца, что с воодушевлением приступил к исполнению приказа командования и в буквальном смысле первым забрался в транспортный винтокрыл. И лишь в брюхе летательного аппарата Дана начало беспокоить ощущение какой-то «неправильности» происходящего сегодня. Это бередящее ощущение поневоле вогнало в задумчивость.

– Порядок, командир?! – из-за рокота турбины особо любопытному лейтенанту Шалиновскому пришлось свой вопрос прокричать. Защитных наголовников с коммуникаторами они ещё не надевали.

– Да! Просто не выспался! – ответил Дан.

Соврал. Не потому, что ни с кем не хотел делиться тревожным ощущением. Дело совсем в другом: подчинённые должны быть уверены, что летят на самое обычное задание. В противном случае они тоже будут думать лишнее и волноваться. В общем, делать то, чем бойцам заниматься не положено.

Дан глянул на часы. Согласно информации безопасников, проход должен был пропустить нарушителя около получаса назад.

– Далеко не уйдёт, – буркнул Дан себе под нос.

Лидер группы сосредоточился и в уме стал прикидывать наиболее оптимальные схемы поиска.

Инфопанель над десантным люком, горевшая весёленьким сиреневым светом, потемнела и стала хмуро-фиолетовой, предупреждая о приближении кромки первого круга. Но граница и без того напомнила о себе знакомым ощущением, волной озноба, окатившей тело на секунду и схлынувшей. Это потому что у Дана высокая степень адаптивного иммунитета, и его организму почти не угрожает смена жизненной реальности. По крайней мере разница между Большой землёй и внешним кругом Трота точно не…

Сооружённый ещё при Союзе железобетонный исполинский Вал, впоследствии нашпигованный достижениями современной технологии, остался где-то там, внизу, позади; теперь и незримая линия начала территории собственно первого круга проплыла внизу; ещё несколько минут погружения в ночь, и наконец инфопанель вспыхнула ярко-синим, что означало «прибытие на место»[1].

Буквально через секунду личный состав уже был готов к спуску. Оснащённый функцией распознавания «свой-чужой» винтокрыл мог беспрепятственно пролетать над Периметром, и потому его не уничтожал карающий огонь. Только «свои» имели право пересекать границу.

Снова первым, нарушив установленный порядок, вниз пошёл командир. Уж очень ему не терпелось приступить к поиску.

Как только рифлёные подошвы ботинок коснулись поросшей травой почвы, Дан, чтобы не угодить под тяжёлую обувь уже спускавшихся по тросам подчинённых, сразу же отскочил в сторону. Ровно через восемь секунд шестеро мощных, экипированных и вооружённых до зубов бойцов стояли на окраине леса. Ещё раз, следуя предписаниям, они произвели инспекцию снаряжения и оружия, затем перегруппировались в «солнышко» и скрытно, не производя ни звука, двинулись.

Пятеро взяли на себя по отдельному сектору обзора, шестой же крался вслед за ними. В его задачу входил контроль происходящего в тылу, за собственной спиной, а следовательно, и за спинами товарищей. Вот отчего и прозвано было такое построение «солнышком»: замыкающий сзади – светило, идущие впереди – лучи.

 
* * *

Первое, что он почувствовал, очнувшись, вынырнув из беспамятства, – тяжесть в груди. Человек судорожно открывал рот, будто вытащенная из воды и брошенная на песок рыба. В широко распахнутых глазах заметались «мушки» разных цветов, мышцы одеревенели… Наконец воздух со свистом засосало в глотку, а уже оттуда – в трахею и лёгкие. Стоило организму получить необходимый ему кислород, и человеку сразу полегчало. Жжение в груди, звон в ушах, ломота в мышцах… Сейчас всё это вызывало животную, неподдельную радость. Наверное, такой же восторг от вдоха испытывает новорожденный.

Человек дышал жадно. Будто ему сказали, что воздух вот-вот закончится и перед смертью осталось только одно – надышаться, и уже совершенно не колышет утверждение, что это невозможно.

Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем понял наконец, что лежит на чём-то сыром и мягком и при этом смотрит в небо, испещрённое яркими звёздами. От осознания этого факта его встряхнуло так, что он резко подскочил, прикусив язык, поднялся на ноги и растерянно огляделся.

Ничего необычного человек не заметил, кругом ночной лес. В общем-то для большинства нормальных людей оказаться ночью посреди леса далеко не обычное времяпрепровождение, но этот человек воспринял случившееся очень спокойно. Как будто ему ночной лес давно был привычен, только вот он не мог вспомнить, почему так вышло.

Воздух… Далеко не с первого вдоха растерянный человек обратил внимание на странные запахи. Окружающая атмосфера сильно отдавала озоном, а когда подул ветерок, к озоновому запаху примешался смрад гнили.

Человек поморщился и, прислонившись к стволу ближайшего дерева, попытался вспомнить, как же тут оказался. Впрочем, полностью отрешиться от окружающей среды он себе не позволил. Его чувства оставались «здесь и сейчас»: зрение, слух, обоняние, осязание напряжённо изучали обстановку…

Как ни старался, ничего конкретно он вспомнить не смог. Озарения не случилось.

Осознав это, человек решил, что пора бы испугаться всерьёз. Ещё бы! Очнуться в лесу и не помнить, как оказался в ночи среди деревьев, не понимать, кто ты есть, и не быть в курсе, что вообще происходит…

Но, к своему удивлению, он легко, даже слишком легко принял сам факт потери памяти.

Почему так? То ли ему по жизни плевать на всё, то ли амнезия случается не впервой, то ли психика попросту крайне устойчива к стрессам разного рода.

Растерянность он испытал, да, но страха, в принципе нормального для городского жителя, вдруг заброшенного в ночной лес, почему-то нет и в помине…

Теряясь в догадках и пытаясь понять причины лёгкости смирения с текущей ситуацией, человек машинально сунул руки в карманы куртки. Правый карман был пуст, а вот в левом – неполная пачка сигарет и зажигалка. Человек обрадовался, достал пачку, сунул в зубы сигарету и чиркнул зажигалкой. После нескольких затяжек он понял, что курит давно – курильщик со стажем делает глубокие и частые тяги. Именно так и он хватал порции дыма.

Затушив окурок о кору дерева, человек сунул руки в карманы, отлепился от ствола и неторопливым, можно сказать, прогулочным шагом отправился куда глаза глядят.

– Я почти счастлив, – пробормотал он сам себе вслух. – Ни задач, ни проблем… Ничего не помню! Если б ещё не гнилой запах, было бы…

Что именно было бы – осталось для него загадкой, потому как сзади оглушительно грохнуло. Человек резко обернулся и обомлел – позади заполыхало ярким белым светом.

Вот теперь он не на шутку перепугался!

Сообразив, что надо бы немедленно делать ноги, человек уже собрался было побить мировой рекорд по бегу, но не успел даже стартовать. Перед глазами внезапно появился сжатый кулак, и эти сомкнутые для удара невесть откуда возникшие пальцы летели прямо в его лицо…

Что произошло дальше, он и сам понял не сразу.

Удара не случилось. Человек неожиданно для самого себя резко отклонил туловище назад, из-за чего кулак всего лишь рассёк воздух в том месте, где мгновением ранее находилась его голова. Схватив чужую руку за запястье и предплечье, он потянул её на себя, одновременно поднимая кверху свой левый локоть.

Напавший на него, увлекаемый своей собственной рукой, зажатой в тиски хватки, подался по направлению к человеку, и в следующую секунду правый глаз ударившего по инерции «насел» на локоть несостоявшейся мишени для атаки кулака.

Сила и скорость этого «наседания» получились до того большими, что и обладателю локтя, и обладателю глаза впору было узреть натуральные искры, вылетевшие из точки соприкосновения.

Кулачный боец мог бы закричать от дикой боли, мгновенно распространившейся от поражённого глаза до шеи, но человек, не пожелавший стать мальчиком для битья, тотчас зажал ему рот, будто категорически не желая услышать страдальческий крик.

Дав отпор, он не стал ждать, когда противник очухается и попытается взять реванш. Воспользовавшись моментом, нанёс рубящий удар ребром ладони по переносице. Хруст ломающихся хрящей сообщил, что в ближайшее время ничей кулак повторно не прилетит наверняка.

Что самое воодушевляющее, от растерянности не осталось и намёка!

Осмотрев поверженного противника, человек завладел его оружием. Непонятно почему, но это была… самая настоящая дубина! Никакого ножа и тем более пистолета не нашлось. Причём одежда, которая прикрывала телеса нападавшего, очень смахивала на бутафорский костюмчик. Этакая кожано-меховая «от кутюр», пошитая для съёмок фильма про какое-нибудь мало цивилизованное племя…

Интересно, если бы этот одичавший тип не кулаком замахнулся, а битой, удалось бы избежать первого удара, способного отправить в нокаут? И как следствие стать добычей. Пленником в лучшем случае или тушкой, насаженной на вертел, – в худшем.

Осознание, что он способен за себя постоять, придало человеку определённую уверенность: несмотря на отсутствие внятного объяснения, что он вообще тут делает, есть шансы выкрутиться из передряги.

Взвесив в руке палку, заметно утолщавшуюся к одному из концов, он огляделся, выбрал направление и зашагал прочь, подальше от места схватки. Успел пройти метров двадцать, когда откуда-то справа до него донёсся сначала звук выстрела, а потом громкий мужской крик. Человек счёл правильным отскочить за ближайшее толстое дерево слева по ходу движения, перевёл дух и осторожно выглянул из-за ствола.

Свет, вспыхнувший там, откуда человек шёл, уже погас, и, напряжённо всматриваясь в тёмные заросли, он вдруг явственно ощутил близкое присутствие живого существа.

* * *

Клутер, опытный и бесстрашный, привычно воспринял треск воздуха и яркое, молочного оттенка полыхание. Его более молодые напарники, схоронившиеся в кустах неподалёку, замерли, когда услышали треск и увидели свет, но справились с испугом, выскочили из скрывавшей их растительности и помчались между древесных стволов. Заметили, понял Клутер и поднялся из углубления в почве, послужившего ему укрытием.

Он увидел обнадёживающую картину, когда догнал своих товарищей. На небольшой прогалине, полностью свободной от деревьев и кустов, стояла женщина. В темноте Клутеру не удалось толком рассмотреть её. Но перепутать он никак не мог.

Женщина!

Охотник даже перестал дышать, чтобы не обнаружить своё присутствие раньше времени.

Вот что называется везением!

Женская фигурка застыла без движения и выглядела такой хрупкой и беззащитной посреди холодного ночного леса… Однако Клутеру и в голову не взбрело бы укутать это милое существо в тёплый мех и напоить травяным настоем. Он, так же как и его сотоварищи, поднял и выставил перед собой ударное оружие.

– Стоять! Руки вверх! – не выдержав, крикнул один из его напарников, выскочил на поляну и для пущей убедительности широко взмахнул дубиной. Вот дурак молодой, поспешил…

Женщина не подчинилась; наоборот, дёрнулась, отмерла и задвигалась. Ей понадобилось лишь мгновение, чтобы оценить ситуацию… Она резко присела, одновременно заводя руки за спину.

Они не видели её рук всего лишь мгновение. Но женщине этого оказалось достаточно, чтобы вооружиться. Обратно руки показались не пустыми. Заметив в её ладонях блеснувший металл, оба товарища Клутера, издав боевой клич, бросились на поляну.

Женщина неожиданно повела себя странно… Она вскрикнула и резко, конвульсивно содрогнулась. Её правая рука обмякла, повисла плетью и выронила пистолет. Но другая рука не опустилась, и её пальцы успели сжаться… Раздался выстрел. И если бы не эта короткая, последовавшая за вскриком судорога, то выпущенная пуля, возможно, поразила бы коренастую фигуру, увешанную амулетами. Левая рука сместилась вверх и влево перед тем, как выстрелить, и женщина промахнулась.

Товарищ Клутера, заходивший справа, пробормотал ругательство и, подскочив к женщине, замахнулся дубиной.

– Стой!!! – выкрикнул Клутер. Наверное, на весь лес.

Его товарищ так и застыл с поднятым кверху оружием, чем не замедлила воспользоваться женщина. Увернувшись, она выгнулась, изловчилась и ударила ногой в пах подскочившему. Товарищ Клутера коротко ойкнул, выронил дубину, рухнул на траву, сжался в клубок и тоненько заскулил… Совсем неопытный.

Второй, что заходил с другого боку, тоже попытался ухватить добычу своей ручищей. Женщина снова уклонилась и, поднырнув под конечность, ногтями вцепилась в физиономию другому товарищу Клутера. От боли тот отпрянул назад… и его ступня угодила в небольшую ямку. Споткнувшись, напарник потерял равновесие и начал падать…

Потерять-то потерял, да вот дубиной махнуть успел. Размашисто, чуть было не испортил товарный вид…

Женщине повезло, что удар пришёлся по касательной. Иначе она не отделалась бы царапинами на боку. Яростно зашипев, добыча развернулась на месте – наверняка успела засечь появление всех мужчин и сейчас искала последнего из них, третьего.

В подобных случаях Клутер обычно не стремился действовать аккуратно. Вот и в этот раз он просто взял и без церемоний свалил женщину с ног. Пусть радуется, что не врезал изо всех сил.

– Давай верёвку! – потребовал Клутер.

– Щас, щас! – протараторил его оступившийся напарник, копаясь в походном мешке.

Когда он достал путы, Клутер выхватил из его рук моток стеблевой плетёнки, присев на одно колено, завёл за спину руки женщины, валяющейся без сознания, и крепко связал их.

– О, Брунт встал! – сказал товарищ, подымаясь на ноги и набрасывая лямку походного мешка на плечо.

– Лучше бы мозги у него встали, – буркнул Клутер, – на место.

Он тоже поднялся на ноги, бросил взгляд по сторонам и спросил напарников:

– Вайднам-то куда подевался?

1  Эта книга является продолжением «сталкерского» цикла Сергея А. Вольнова и напрямую взаимосвязана с остальными романами о российской Зоне Посещения: Сергея А. Вольнова и Владимира Колчина «В спящем режиме» и «Плата за выход», Сергея А. Вольнова и Евгения Смагина «Заложники небес», Сергея А. Вольнова «Должник», которые необходимо обязательно прочитать для понимания сути происходящего (все – серия СТАЛКЕР, цикл [Зона Посещения]). Также для улавливания смысла всех деталей происходящего понадобится узнать содержание романа Сергея А. Вольнова «Прыжок в секунду [Зона будущего]» и ознакомиться с героями и событиями романов об Ареале Визита: Сергея А. Вольнова и Евгения Смагина «Предел желания [Радиант Пильмана]», «Испытание силой [Зона Посещения]» (все – серия СТАЛКЕР издательства АСТ). У читателей, не знакомых с общей предысторией событий, к тому же имеется возможность в подробностях узнать всё, что происходило с героями ещё раньше, из книг Сергея А. Вольнова «Ловчий желаний», «Zona Incognita» и «Режим Бога» (серия «S.T.A.L.K.E.R.» издательства АСТ). Смысл появления некоторых персонажей и поворотов сюжета книги «Рождённые помнить» без знакомства с изначальной трилогией понять невозможно… И, конечно, всем, кто ещё не успел, непременно следует прочесть повесть братьев Стругацких «Пикник на обочине». Чтобы не теряться в догадках по поводу некоторых фактов и обстоятельств. Да и просто потому, что это легендарное произведение более чем заслуживает прочтения. (Хронологический порядок публикации и чтения книг цикла: 1. «Ловчий желаний»; 2. «Zona Incognita»; 3. «Режим Бога»; 4. «Предел желания»; 5. «Прыжок в секунду»; 6. «В спящем режиме»; 7. «Плата за выход»; 8. «Испытание силой»; 9. «Заложники небес»; 10. «Должник»; 11. «Рождённые помнить», 12…) (Прим. автора.)
С этой книгой читают:
Сага смерти. Сеть Антимира
Андрей Левицкий
169
Стражи Армады. Предел везения
Владимир Андрейченко
199
Квест на выживание
Андрей Левицкий
99,90
Сага смерти. Петля Антимира
Андрей Левицкий
149
Чистилище
Сергей Тармашев
199
Развернуть
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»