Артефактор ГортаТекст

6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
100
Подробнее
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
168
Подробнее
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
170
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Весело у вас. Ладно, давай список сотрудников и человека, который организует мне их вызов по очереди на беседу.

Николай, открыв своим ключом один из кабинетов на втором этаже, пригласил вёрткого паренька по имени Петя, вручил ему и мне по копии списка сотрудников и отправился по своим делам, вызвав ещё одного охранника для сопровождения моих ребят, которые уже поднялись с оборудованием в офис. Проконтролировав, что группа начала свою работу с приёмной, и попросив Петю пригласить первого сотрудника, я подошёл к окну выделенного мне кабинета, чтобы немного собраться с мыслями перед предстоящей работой.

Итак, что мы имеем? А имеем заказчика, который находится как в политическом, так и в экономическом клинче с известными в городе группировками. Если вчерашняя утечка в Интернет связана с доставкой неизвестного груза в офис заказчика, то налицо попытка очернить источник компромата. Если груз – компромат. Если источник утечки – в офисе. Если он технический. Нет, так я ни к чему не приду. Ладно, начну общаться и восстанавливать по разговорам описание нескольких последних дней, там и решу, в каком направлении копать дальше.

Мои размышления были прерваны щелчком рации.

– Олег, это Леонов. К центральному входу подъехали два затонированных микроавтобуса. Вот блин! Выгружаются люди в масках с автоматами… Есть пара гранатомётов! Уходите!

– Какие на фиг гранатомёты в центре города?

– Капец… – донёсся голос Леонова и одновременно звон разбитых стёкол и грохот близкого разрыва.

Успев отвернуться буквально в последнюю секунду, я был отброшен ударной волной в центр кабинета. Отряхнув голову от осколков стекла, я обернулся к окну, за которым рассеивались облака дыма. С улицы донёсся треск автоматных очередей. «Профессионально лупят, по два-три патрона», – пронеслось в голове. Вспомнив наставления нашего инструктора по боевой подготовке ещё по конторе: «При боевых действиях в условиях города старайтесь избежать блокировки в ограниченном пространстве, по максимуму перемещайтесь, стараясь занять выгодные позиции…», я, пригнувшись, выхватил из наплечной кобуры свой «форт», передёрнул затвор и вышел из кабинета в коридор. Рация молчала. Сделав пару попыток связаться с Леоновым, я пошёл к приёмной, в которой сейчас работали мои ребята. Столкнувшись с парой сотрудников офиса, пребывавших в слегка заторможенном состоянии, я отправил их к чёрному входу. Мимо, крикнув мне что-то вроде «Теракт, в сторону!», в направлении лестницы на главный вход протопали трое мужчин с беджиками сотрудников охраны. Судя по приглушённому звуку выстрелов, нападавшие переместились на первый этаж. Дойдя до приёмной, с ходу распахнул дверь и скомандовал своим ребятам, уже деловито подтаскивавшим офисный шкаф к окну:

– Всё бросили, уходим к лестнице чёрного входа.

– Олег, а оборудование? – выдал один из них.

– Всё оставьте, быстро на выход, – в нетерпении бросил я, сделав красноречивый жест рукой.

Возле двери в кабинет заказчика замер в бронежилете с пистолетом в руке один из бодигардов, прижимая свободную руку к уху с гарнитурой рации. В этот момент из кабинета высунулся второй бодигард, также вооружённый пистолетом, и, получив короткую команду от первого, двинулся в коридор. Вслед за ним появился сам заказчик, закутанный в небывалого размера чёрный бронежилет, надетый прямо поверх бирюзового цвета рубашки. На его красном лице царило паническое выражение. Более не задерживаясь в приёмной, я выскочил в коридор за своими коллегами. На фоне нарастающей стрельбы с первого этажа в коридоре разгорался хаос от бесцельно мечущихся людей и хлопанья дверей. Откуда-то отчётливо потянуло дымом. Вслед за грохотом нового разрыва гранаты, потрясшего здание, с лестничной клетки к центральному входу выплеснулась очередная порция стекла и бетона. Трое из людей, рвавшихся к лестнице, были мгновенно прошиты разнокалиберными осколками и безвольными куклами отброшены ударной волной обратно на площадку перед лестницей. Подталкивая своего замешкавшегося коллегу в спину в сторону лестницы чёрного входа, я услышал нарастающий треск стрельбы. «Зачищают первый этаж, значит, скоро появятся на лестнице», – промелькнула мысль.

– Быстрее, быстрее! – крикнул я своим ребятам.

Сзади, прикрываемый со спины бодигардами, пыхтел заказчик.

Выстрелы раздались уже на лестничной клетке. Наша группа быстро приближалась к нужному повороту на противоположную лестницу. Полуобернувшись, я, как в замедленной съёмке, увидел вылетающий из дыма на противоположном конце коридора кругляш ручной гранаты. Толкнув своего коллегу, который бежал чуть впереди меня в сторону поворота, я рывком метнулся за большой бак с питьевой водой, стоявший в конце коридора. Граната разорвалась, не коснувшись пола, посреди мечущихся по коридору людей. Противно взвизгнуло возле левого уха, ощутимый рывок за левое плечо – и меня развернуло спиной к стене за баком с водой. На мгновение скосив глаза, я понял, что осколок всего лишь вырвал из плеча пиджака клок материала, не ранив меня. Заказчик, залитый кровью, барахтался посреди коридора под накрывшими его телами бодигардов. Один из пистолетов бодигардов отбросило к баку. Подхватив его с пола и слегка оглушённый близким разрывом, я рывком поднялся и метнулся за поворот коридора. Сзади простучала автоматная очередь. Пули с резким хлопком пробили картину, висящую на стене. «Всё, накрылся заказчик», – с каким-то безразличием подумалось мне.

Ребята уже начали спускаться по лестнице, ошалело глядя перед собой. Я метнулся к лестнице, догоняя ребят. Один из них уже достиг выхода и взялся за ручку металлопластиковой двери чёрного входа, когда снаружи раздались автоматные очереди и несколько пуль прошили его насквозь. Перепрыгивая через ступеньки, я достиг промежуточного лестничного пролёта и, увидев, как мой товарищ опускается на кафель, а входная дверь плавно открывается, вскинул руку и сделал в расширяющуюся щель дверного проёма три выстрела из «форта». Резким взмахом руки указал всем оставшимся наверх, на третий этаж, и, резко развернувшись, показал пример ускоренного подъёма по лестнице. Поравнявшись с коридором второго этажа, я отступил в сторону, пропуская своих товарищей, а сам опустился на колено и вытянул руку с пистолетом в сторону коридора, из которого мы вырвались буквально минуту назад.

Стрельба в нём прекратилась: видимо, нападавшие решили, что мы отступили на первый этаж. Когда последний из нашей группы проскочил мимо меня, из-за поворота в коридор высунулось чьё-то лицо в маске. Сделав, как мне показалось, два выстрела прямо в его расширяющиеся от испуга глаза, я побежал наверх. Сзади раздался полный боли нечеловеческий вопль, который был перекрыт несколькими автоматными очередями. Пули взвизгнули над моей головой и с треском вонзились в металлопластиковую раму окна с торчащими зубьями стекла.

Проскочив последний пролёт, мы выскочили к входу в галерею. Проход был перегорожен охранниками хранилища импровизированной баррикадой из офисных столов и стульев. Сзади уже раздавался топот ног по лестнице, поэтому, не теряя времени, мы быстро перебрались через баррикаду, по-быстрому обменявшись с двумя залёгшими здесь охранниками информацией о приближении нападавших и о судьбе их шефа. За матово блестевшим металлом хранилища располагались многочисленные стеклянные стеллажи с разными изделиями из камня и бронзы, между ними на специальных колоннах высились статуэтки античных богов и каменных изваяний. Не успевая добраться до противоположной двери, мы заняли ближайшие укрытия. Я едва успел заскочить за колонну с каменной статуэткой, как на входе в галерею застучали выстрелы из автоматов. В ответ охранники сделали несколько выстрелов из пистолетов – и тут им прилетело.

«Писец», – констатировал я, глядя, как очередная граната приземляется среди столов баррикады, и вжимаясь всем телом в колонну. Взрыв гранаты разметал обломки мебели и изломанные тела охранников, вслед за ним несколько автоматных очередей прошили стекла выставочных стеллажей, осыпая осколками калёного стекла спрятавшиеся за ними фигурки людей. Кто-то громко вскрикнул от боли. Опершись рукой на подножие статуэтки, я сделал несколько выстрелов в направлении выхода из галереи, намереваясь хоть немного задержать нападавших.

«Судя по тому, как они легко используют гранаты, времени на аккуратное вскрытие хранилища терять не будут. Будут подрывать. Дёшево и сердито. Но перед этим зачистят от нас галерею. Вот и всё, стрельба из резинострела задержит их ещё минуту, а потом прилетит опять – и каюк…» – перезаряжая «форт», подумал я.

Очередная пуля из автоматной очереди от входа в галерею разбила каменную статуэтку, стоявшую на невысокой колонне, за которой я пытался укрыться…

Рост

Через двое суток после переноса

Двое суток прошло в обсуждении истории Горта, известной Хранителю. Из четырёх материков, которые я видел на сфере Горта, хорошо исследованным оказался только один, тот, на котором мы сейчас и находились. Как сказал О'Нос, торговцами неоднократно делались попытки достигнуть других материков, но никто из них не вернулся. Самые же искусные маги также пытались, используя телепортацию, перенестись через океан на ближайший материк. Но, по утверждению Хранителя, опять же ни одна попытка не увенчалась успехом. Территория других материков была закрыта чем-то вроде магических щитов, которые не позволяли магам перенестись по известным координатам. Эти координаты были указаны на сферах Горта, которые попали в руки магов Свободных территорий после вскрытия древнего кургана. Несмотря на то что сферы выглядели достаточно просто, на них были нанесены неизвестные ранее материки, кроме этого, сферы ощутимо «фонили» магической Силой. Они практически не поддавались никакому влиянию, ни магическому, ни физическому. Исследуя их, маги ценой неимоверных усилий и затрат магической Силы смогли разбить одну из сфер и обнаружили внутри неизвестный ранее магический материал, который позднее назвали феррон. Весь спектр применения феррона так и не был до конца исследован, кроме того, что ранее мне перечислил Хранитель. Было доказано, что феррон является своеобразным аккумулятором магической Силы, однако это свойство проявлялось только при взаимодействии феррона и человека, обладающего магическими способностями.

 

Раньше маги использовали только те резервы Силы, которые мог накопить их организм. По сути, они были привязаны к территориям, где скопление магических линий образовывали Источники Силы. В этих местах маги строили себе башни. Чем ближе маг находился к Источнику, тем быстрее он мог восполнить магический резерв и, соответственно, использовать больше магических плетений. На территориях, бедных Источниками, маги были ограничены в использовании плетений, их резервы быстро истощались, а восстановление было очень долговременным. Теперь же, после находки феррона, у магов открывались блестящие возможности. Хотя для того, чтобы синтезировать немного феррона, у сильнейших магов Свободных территорий ушло несколько десятков лет, и только перед войной на основе полученного феррона были сделаны несколько видов хранов: одни для личностей-духов, другие служили носителями больших объёмов информации, слепки которой маги также научились сбрасывать на храны. После начала войны сферы были отданы Хранителям лабораторий.

До войны Свободные территории представляли собой нечто подобное средневековой республике. Как я понял, они образовались после того, как несколько могущественных магов, чьи башни были расположены на территории десятка баронств, договорились между собой и баронами о совместных усилиях по защите территорий баронств от постоянных вторжений со стороны других государств. Постепенно военный союз стал и политическим, совет баронов управлял общественной и экономической жизнью Свободных территорий, а маги вели магические исследования и обеспечивали магическую защиту. Имея несколько крупных морских портов, плодородную почву и горы с множеством полезных ископаемых, при умеренных налогах и стабильной защите от набегов Свободные территории стали быстро богатеть. Естественно, это вызвало зависть окружающих их со всех сторон государств – королевств, княжеств и кочевников. Однако все их попытки завоевать Свободные территории успешно отражались объединённой армией баронств при поддержке магов, которые на своей территории были очень сильны. После того как самые рьяные захватчики крепко получили по зубам, несколько десятков лет на Свободные территории никто не решался нападать. За это время бурно развились торговля и ремёсла, люди, бежавшие из соседних государств, постоянно увеличивали население Свободных территорий. Магическое искусство также активно развивалось, что привело к значительным достижениям и открытию феррона.

В это же время Ном, правитель соседнего королевства, не оставлял надежды расквитаться со Свободными территориями. Путём нехитрых комбинаций он смог женить своего наследника на единственной дочери правителя соседнего королевства. После «скоропалительной и неожиданной» болезни этот правитель умер, и сын Нома захватил в соседнем королевстве власть. Через некоторое время преодолев сопротивление элиты дворянства этого королевства, а попросту разными путями практически уничтожив её, сын Нома присоединил своё королевство к королевству отца под его верховной властью. Затем объединённые вооружённые силы этих королевств захватили несколько более мелких княжеств, и король Ном объявил о создании империи Ном и себя, соответственно, императором.

Руководители Свободных территорий смотрели на все эти события сквозь пальцы – нас не касается, и ладно. Что и привело к поражению в следующей войне. Также неожиданным для магов Свободных территорий оказалось появление в империи Ном некромантов. Магия смерти ранее была повсеместно запрещена, и считалось, что магов этой специализации на материке нет. Как оказалось, зря. Появление некромантов в империи Ном было внезапным, Хранитель предполагал, что они пришли извне, либо из другой реальности (существование которых к тому времени уже было доказанным), либо с другого материка, что более вероятно. Для некромантов было необязательным нахождение возле Источников магической Силы. Они черпали её, проводя чудовищные обряды умерщвления сотен и тысяч людей, противников императора Нома, которых после его захватнических войн было более чем достаточно. Столкнувшись с некромантами сразу после нападения на Свободные территории, маги оказались неготовыми эффективно противодействовать им. Армия Свободных территорий была разбита, а выжившие маги собрались возле главного Источника, чтобы нанести объединённые удары по армии и столице империи Ном. Что было дальше и сработал ли план магов, Хранитель не знал. Война для него и других Хранителей, с которыми О'Нос смог связаться, закончилась сокрушительным ударом по Свободным территориям, выжегшим всё живое на поверхности и вызвавшим целый ряд глобальных землетрясений и разрушений…

На исходе второго дня О'Нос сообщил мне, что мой магический резерв достаточно наполнился для проведения пересадки мне феррона. К этому времени я уже основательно проголодался и хотел пить, несмотря на то что Хранитель утверждал, что он в полной мере поддерживает жизнедеятельность моего организма. Хммм… от этого привычка есть и пить у меня не пропала.

Не видя смысла более оттягивать время, я дал согласие на операцию.

Лаборатория сияла чистотой. Помощники-тараканы за первые сутки буквально вылизали всё помещение до зеркальной чистоты и теперь изредка пробегали через лабораторию по только Хранителю ведомым делам. Я достаточно быстро привык к их суете поблизости и практически перестал обращать на них внимание. Было о чём другом подумать…

По взмаху руки Хранителя в центре помещения из сгустившегося воздуха материализовалось некое подобие больничного лежака, ну, того, который для психов, с зажимами для рук и ног.

– Ложись, – приказал О'Нос.

– Хранитель, к чему мне готовиться? – не удержался я от вопроса.

– После начала переноса ты заснёшь, а когда проснёшься, уже всё будет нормально.

По ещё одному взмаху руки Хранителя моя одежда растворилась в воздухе. Слегка потупив взор и инстинктивно прикрыв руками своё достоинство, я подошёл к лежаку и, кряхтя, улегся на него.

Щёлкнули зажимы на руках и ногах, шея, живот и лоб были перетянуты широкими кожаными ремнями, надёжно зафиксировав меня на лежаке.

– Хранитель, можно ещё один вопрос?

– Да, но только один. Мне необходимо сосредоточиться, – ответил О'Нос.

– Хранитель, а от чего умер ученик, тот, который смог попасть в лабораторию после начала войны?

– А ты не так прост, Рост, – скаламбурил Хранитель и, слабо улыбнувшись, ответил: – Он умер в ходе переноса ему феррона. У него были слабые магические способности, было необходимо их усилить. Операция прошла неудачно. Но в этот раз всё получится, я долго готовился к этому и уверен, смогу достигнуть положительного результата. И более не отвлекай меня, это в твоих интересах, – закончил Хранитель и, было видно, напрягся.

Лапки помощников прошуршали по каменному полу, процокали по металлическим ножкам лежака. Что-то кольнуло мои запястья. Хранитель подошёл поближе и простёр над моей грудью руки. В сгустившемся воздухе над его руками материализовался ранее виденный мной кусочек феррона, из которого начали вырастать нити тоненьких щупалец. Когда феррон полностью покрылся медленно шевелящимися в воздухе щупальцами, Хранитель плавно убрал свои руки. Феррон стал опускаться на мою грудь, а моё сердце замерло от нехорошего предчувствия. По мере приближения феррона в центре грудной клетки стал нарастать обжигающий холод, раздался едва слышимый треск лопнувшей кожи на груди. Буквально чувствуя, как кожа на груди раздвинулась в стороны, я полностью перестал дышать. Феррон наконец достиг моей грудной клетки, я ощутил резкое прикосновение обжигающего льда и отрубился.

Несколько раз, рывками приходя в сознание, я то чувствовал на своём горячем лбу холодную руку Хранителя, то слышал его неразборчивый шёпот и каждый раз снова терял сознание от новой волны боли. Боль просто выкручивала моё тело, вспышки жара сменялись обжигающими волнами холода. В один из сознательных моментов, весь скручиваемый судорогами, я смог с неимоверным трудом приоткрыть веко правого глаза и, прежде чем снова нырнуть в спасительную волну темноты, увидел гротескную картину висящей надо мной сферы Горта и беззвучно пронизывающие меня молнии энергии, причудливо избивающие моё тело и пространство над ним.

Поисковик Рон

За день до выхода в Потерянные земли

Проснувшись с утра и утолив мучавшую его жажду, Рон сделал попытку задуматься о планах на сегодняшний день. Сосредоточиться не удавалось, в голову лезли воспоминания вчерашнего вечера. Отдохнули на славу. Его команда из пяти поисковиков проводила последний свободный вечер в нормальных условиях перед очередным выходом в Потерянные земли. Идти не хотелось, хотя к опасности и лишениям все уже давно привыкли. Самый молодой из их команды, Синий Глаз, прозванный так за постоянно украшенную синяками физиономию, ходил в Потерянные земли уже третий год. Сам Рон занимался поиском и добычей артефактов уже добрый десяток лет. Несмотря на то что команда каждый раз тщательно готовилась к выходу, прорабатывала маршрут и не жалела средств на защитные амулеты, оружие и снаряжение, потери всё равно были. Обидно и больно, оттого что потери невосполнимые. Только в прошлый выход Рон потерял двух ветеранов, каждый из которых ходил в Потерянные земли не менее семи лет. Сэм Ложка попал в западню, устроенную лагерами возле одной развалины времён Свободных территорий, когда-то бывшей башней мага.

Рон вывел к ней группу, тщательно изучив старую карту, добытую им в Потерянных землях год назад и оберегавшуюся как самое настоящее сокровище. Ведь с её помощью его команда за последний год уже нашла несколько погребённых под слоем пепла и обугленной земли забытых хранилищ. Было найдено немало артефактов и амулетов, продав которые его команда сумела хорошо обеспечить своих близких и в достатке прожить этот год, значительно сократив количество выходов в Потерянные земли.

Лагеры, эти злобные и коварные порождения Потерянных земель, умнели с каждым годом. Ещё десять лет назад, когда Рон только стал поисковиком, лагеров достаточно легко было уничтожить, имея определённый опыт и зная точки смертельных ударов. Первый раз, когда команда поисковиков, в которой Рон был тогда на правах «принеси-подай», столкнулась с лагерами, он был потрясён их внешним видом, неукротимой яростью и силой. Около двух с половиной метров высотой, лагеры, покрытые крепкой мелкой чешуёй, которую практически не пробивало обычное оружие, имели три пары когтистых лап и мерзкую клыкастую морду, усыпанную наростами острых шипов. Сбиваясь в небольшие стаи по пять – восемь особей и будучи полуразумными, они охотились на поисковиков, как на самую доступную добычу в Потерянных землях. Старые поисковики, которым удалось выжить и отойти от дел, поговаривали, что лагеры – это переродившиеся потомки жителей Потерянных земель, которые практически все погибли во времена войны империи Нома с магами Свободных территорий. Так же они объясняли и происхождение оборотней и вампиров, о которых до этой войны никто и не знал. И это только самые многочисленные опасности Потерянных земель, а ведь были ещё и зомби, которых тоже было в Потерянных землях в достаточном количестве. Последствия некромантского проклятия, накрывшего когда-то благословенные Свободные территории, продолжали исправно поднимать усопших буквально в течение суток и давать мертвецам какое-то подобие жизни. Жизни без мозгов и с единственной целью – сожрать всех живых людей в пределах досягаемости. Как все эти порождения магической катастрофы существовали на одной, хоть и обширной территории, невозможно было объяснить. А ведь практически каждый выход Рон становился свидетелем или объектом атаки ранее не встречавшихся тварей. Даже насекомые не были безобидны в Потерянных землях, чего уже говорить о крылатых тварях и многочисленных видах ползучих гадов, в изобилии водившихся в развалинах и пещерах Хребта Мёртвых, навеки отгородившего территорию Потерянных земель от остального мира. Все эти твари при случае пожирали друг друга и никогда не упускали возможности напасть на команды поисковиков, проникающие в Потерянные земли для поиска артефактов, оставшихся от некогда самого развитого государства на материке.

В тот раз, когда команда нашла развалины башни мага и раскопала вход в подземелье, Сэм Ложка успел сделать только несколько шагов в полумрак тоннеля, едва освещаемый тусклым светом отсыревшего факела. Лагер спрыгнул откуда-то сверху, сразу пронзив длинными когтями грудь поисковика. Сэм только успел вскрикнуть, после чего его рука, сжимавшая короткий клинок, безвольно опустилась. Ренин Длинный, постоянный напарник Сэма, всегда прикрывавший его спину и вошедший в тоннель вторым, метнулся к своему другу и тут же был пронзён когтями двух лагеров, которые скрывались в узких нишах по обе стороны тоннеля. В обоих случаях кольчуги поисковиков не смогли защитить людей от нечеловеческой мощи лагеров.

 

Остальных поисковиков спасло только то, что лагеров было всего трое. Будь их хотя бы пять, живым из команды не вернулся бы никто. Когда остальные члены отряда во главе с Роном набросились на лагеров, Сэм Ложка был уже мёртв. Лагер одним мощным рывком практически разорвал Сэма на две части, обильно окропив человеческой кровью всё вокруг. Рон, успев уклониться от удара смертоносной верхней конечности лагера, удерживающего Ренина на когтях другой лапы, сумел точным ударом своего клинка пронзить лагера под мышкой – одно из немногих мест, в котором можно было пробить чешуйчатую шкуру монстра. Ударом небольшого щита Рон сумел выбить лапу монстра из тела Ренина. Ещё один взмах клинка – и поражённое в глаз чудовище неуверенно покачнулось на четырёх нижних конечностях и начало заваливаться назад, на уже приблизившегося лагера, разорвавшего Сэма. Подоспевшая помощь в лице ещё троих поисковиков из команды сумела завалить лагера, удерживающего Ренина длинными когтями. В это время Рон активировал амулет Трёх лезвий и направил его на первого монстра. Лезвия амулета, невидимые до встречи с препятствием и горизонтально прошедшие на равной высоте друг от друга, буквально перерубили бывшего уже на расстоянии вытянутой руки лагера на четыре части.

Переполненные адреналином поисковики по команде Рона подхватили Ренина и вытащили его из тоннеля в лагерь, где один член отряда охранял походные мешки и другое имущество команды. У входа в тоннель Рон оставил амулет файербола, активировав его на взрыв. Артефакт не подвёл. Как только команда убралась на безопасное расстояние, прозвучал взрыв, и с таким трудом расчищенный вход в тоннель был качественно завален обломками породы и сыпучим грунтом.

– Братцы, а ведь это была засада, – отдышавшись, выдавил Рон, пока Пучок, штатный лекарь команды поисковиков, осматривал Ренина. – Как Длинный?

– Ранения очень серьёзные, – тяжело произнёс Пучок, – пробиты лёгкие. Амулет жизни едва поддерживает его. Даже с вашими амулетами, если мы не доставим его в течение двух суток к городскому магу, он умрёт.

– Тогда не будем терять время, – отрезал Рон, – быстро дайте все свои амулеты жизни. Пучок, когда мы сможем выступить?

– Дайте мне пятнадцать минут.

– Хорошо, быстро все собираемся, выступаем через пятнадцать минут, – скомандовал Рон.

Через пятнадцать минут отряд выдвинулся в обратный путь. Наплевав на собственную безопасность, поисковики как можно быстрее устремились к городу. Но они не успели. Не успели буквально на несколько часов.

Уже перед городскими воротами Пучок, в очередной раз проверив состояние Ренина, остановил отряд и сообщил, что Длинный умер.

Скрипя зубами от бессилия, Рон завёл команду в город. Городские стражники, увидев, в каком состоянии возвращается команда, безмолвно проводили глазами поредевший отряд, не взяв положенной мзды за проход.

Вечером Рон с амулетами поисковиков отправился к городскому магу. За ним увязались Пучок и Стрела, ещё один из ветеранов команды. Отшвырнув охранника, пытавшегося перегородить Рону вход в лавку городского мага, поисковики буквально ворвались внутрь помещения. Посетитель, скользнув взглядом по перекошенным лицам поисковиков, поспешил ретироваться из помещения. Услышав, как за ним захлопнулась дверь, Рон выгреб из холщового мешочка амулеты и швырнул их на стол перед магом.

– Почему амулеты жизни разрядились раньше, чем ты обещал? Почему поисковые амулеты не сработали на лагеров? – не сдерживая ярость, прорычал Рон и, шагнув к магу, левой рукой схватил его за шею, а правой выхватил из-за пояса короткий кинжал. – Из-за тебя мы потеряли сегодня наших друзей, – прошипел Рон.

Сделав быстрый пас рукой, извивающийся маг активировал какое-то защитное плетение, которое отбросило и впечатало поисковиков в стену. Дом ощутимо содрогнулся.

Сползая на пол, Рон очумело помотал головой, приходя в себя. Потянулся и, нащупав висящий на поясе короткий арбалет, который был предусмотрительно заряжен болтом со специальным покрытием, направил его на мага.

– Ты думаешь, магия тебя спасёт? – прохрипел Рон, прицелившись растирающему себе шею магу прямо в голову.

– Остановись, – просипел маг, – моей вины в смерти ваших товарищей нет. Поисковые амулеты иногда не срабатывали и раньше, есть несколько видов лагеров, обладающих совершенной мимикрией как от визуального обнаружения, так и от магического. А амулеты жизни, видимо, исчерпали свой магический резерв из-за тяжести ранений. Я заряжал их добросовестно, спроси у Пучка.

– Да, Рон, – подтвердил Пучок, приподнимаясь с пола, – я всегда тщательно проверяю амулеты жизни перед выходом в Потерянные земли, ты ведь сам это знаешь. А про таких лагеров я слышал. Просто они нам ещё не попадались…

Прошло две недели. За это время поисковики похоронили Ренина и передали его вдове и родным Сэма Ложки свои последние сбережения. Денег осталось только на зарядку амулетов и покупку еды в дорогу, поэтому два дня назад команда решила предпринять очередной выход. Вчера вечером Рон, взяв взаймы у знакомого поисковика золотой, устроил по заведённому в их команде обычаю последний ужин в трактире. Ели мало, пили много, пока тревожные мысли не покинули головы членов команды.

Отбросив тяжёлые воспоминания, Рон быстро собрался и пошёл к Пучку. В этот раз он решил забрать амулеты вместе с ним. Пучок уже ждал старшего команды, и они отправились к городскому магу.

Городской маг О'Тил

За неделю до встречи с магом Свободных территорий

Городской маг О'Тил повидал на своём веку разных поисковиков. За двадцать с лишним лет работы в этом городе он сумел накопить немного деньжат и выгодно приобрести несколько артефактов и магических книг магов Свободных территорий. О'Тил реально оценивал свои магические способности и считал, что правильно решил двадцать лет назад отправиться в маленький приграничный городок, где по сей день являлся единственным магом. Место гарнизонного мага так и оставалось незанятым всё это время, поэтому О'Тил неплохо зарабатывал, обеспечивая поисковиков и городскую стражу магической Силой для зарядки амулетов и оказывая не требующие высокой квалификации магические услуги для небольшого населения городка. Знания древних магических артефактов, которые О'Тил зазубривал в магической академии, позволили городскому магу по дешёвке перехватывать у поисковиков некоторые ценные артефакты, пользуясь тем, что скупщики нечасто наведывались в приграничный город, а предпочитали приобретать найденные поисковиками артефакты в лавках в более крупных, удалённых от границы, а значит, и более безопасных городах. Самую хорошую цену давали в столице королевства, но поисковики практически никогда не отправлялись туда самостоятельно для продажи артефактов. Хватало опасностей и при их поиске, что уже говорить о многочисленных разбойниках, постоянно нападавших на дорогах даже на крупные торговые караваны, снаряжение которых съедало немалые деньги.

Знал О'Тил и то, что ему нельзя больше оставаться в этом городе. Выходец из знатного рода, он был вынужден в юности поступить в магическую академию за счёт королевства, так как его дед отказался оплатить его обучение. Последние пятнадцать лет он фактически отдавал весь свой заработок на погашение немалого по нынешним временам долга за своё обучение. Будь у него магических способностей побольше, он смог бы рассчитаться значительно быстрее, да что говорить, мог бы пойти на службу в один из крупных гарнизонов, где постоянно требовались маги, или даже рискнуть отправиться с поисковиками за артефактами магов Свободных территорий. Но если как маг О'Тил был слаб, то как воин он не удался вообще. В магической академии воинских наук не преподавали, а на использование боевых плетений у О'Тила просто не хватало магического резерва.

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»